2 Март 2020

Оптимизация организационной структуры и функций Генерального штаба в ходе войны

oboznik.ru - Оптимизация организационной структуры  и функций Генерального штаба в ходе войны

#война#штаб#история

Генеральный штаб вступил в войну, имея организационно-штатную структуру для решения задач военного строительства и подготовки страны и вооруженных сил к войне. В предвоенное время и особенно с началом Второй мировой войны его организационная структура претерпевала неоднократные изменения, обусловленные ростом объема и сложностью задач военного строительства. Так, в октябре 1939 г. Генштаб был переведен на новую организацию, ряд его отделов развернут в управления. Однако уже после завершения Советско-финляндской войны были предприняты новые шаги по дальнейшему структурированию и повышению роли Генштаба в системе органов управления РККА. В частности, состав его самостоятельных управлений был расширен с четырех до восьми, в том числе за счет введения управлений разведывательного, устройства тыла и снабжения, по укомплектованию войск, необходимость в создании которых выявила война.

Весной 1941 г. в соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) и советского правительства от 8 марта 1941 г. в Наркомате обороны были перераспределены обязанности между заместителями наркома обороны, уточнены структура и функции Генштаба и его подразделений. Таким образом, практически до начала Великой Отечественной войны в Генеральном штабе проводились мероприятия по совершенствованию организационно-штатной структуры, уточнению его задач и функций. Вместе с тем в предвоенные годы не удавалось решить вопросы по комплектованию основных подразделений Генерального штаба высококвалифицированными кадрами.

Отрицательную роль в этот период сыграли частое переназначение начальников его основных структурных подразделений и смена начальников Генштаба. За четыре предвоенных года должность начальника Генерального штаба исполняли маршалы А. И. Егоров, Б. М. Шапошников, генералы армии К. А. Мерецков и Г. К. Жуков. Все это весьма неудовлетворительно сказалось на качестве решения стоящих перед Генеральным штабом задач, важнейшими из которых являлись: прогнозирование характера будущей войны; анализ военно-политической и стратегической обстановки; оперативно-стратегическое и мобилизационное планирование; подготовка вооруженных сил к отражению возможной агрессии; развитие военной теории и практики; решение вопросов устройства тыла и снабжения Красной армии; организация строительства укрепленных районов и прочее. Многое из вышеперечисленного Генеральный штаб успел сделать к началу войны, однако это были задачи военного строительства мирного времени. И в результате оказалось, что, готовя страну и вооруженные силы к войне, Генеральный штаб сам оказался не подготовлен к оперативному управлению ими в ходе боевых действий — ни структурно, ни функционально.

Война поставила перед органами военного управления, в том числе перед Генеральным штабом новые задачи, главной из которых было устойчивое управление войсками действующей армии. С первых дней войны стало очевидным, что с развертыванием фронтов и армий его организационная структура, ориентированная на решение задач в условиях мирного времени с опорой на управления военных округов, перестала отвечать требованиям быстро меняющейся оперативно-стратегической обстановки. Положение усугублялось тем, что на базе штабов военных округов были развернуты органы управления военного времени — полевые управления фронтов, а Генеральный штаб оставался в прежней организационной структуре. Дело в том что в начале войны Главное командование не отводило Генеральному штабу ведущей роли в управлении войсками действующей армии. Ставка Главного командования рассчитывала остановить агрессию противника силами войск приграничных округов и, несмотря на развитие событий 22 июня 1941 г., не оставила этой мысли, решив усилить командования созданных фронтов руководящим составом центрального аппарата, в том числе и за счет руководства Генерального штаба, включая его начальника. В разговоре с Г. К. Жуковым И. В. Сталин так мотивировал это решение: «Наши командующие фронтами не имеют достаточного опыта в руководстве боевыми действиями войск и, видимо, несколько растерялись. Политбюро решило послать вас на Юго-Западный фронт в качестве представителя Ставки Главного командования» .

На другие фронты также были направлены руководящие лица Наркомата обороны: первый заместитель начальника Генерального штаба Н. Ф. Ватутин — на Северо-Западный, заместитель начальника Генерального штаба В. Д. Соколовский и начальник Оперативного управления Г. К. Маландин — на Западный. Попытки Главного командования ограничиться оказанием помощи командованию фронтов выездом в действующую армию начальника и других руководителей Генерального штаба только усугубили положение дел с централизацией управления вооруженными силами, ослабили состав и возможности Генштаба. В этот период все внимание военно-политического руководства страны было приковано к событиям на фронтах. Средства Наркомата связи были направлены на установление прямого контакта должностных лиц Верховного командования с командованиями фронтов. В то же время Генеральный штаб оказался вне зоны принятия важных управленческих решений. «Генеральный штаб в самый ответственный момент оказался предоставленным самому себе, — вспоминал А. М. Василевский. — Все решения принимались наверху помимо него, и он был лишь передаточной инстанцией» .

При этом Генштаб не имел заблаговременно оборудованного пункта управления и надежно защищенных средств связи. Противник с началом военных действий сразу же вывел из строя большое количество радиостанций, узлов и линий государственной и войсковой связи. Связь Генерального штаба с фронтами оказалась неустойчивой, вследствие чего имели место частые потери управления. Таким образом, возрастающая потребность Красной армии в оперативном управлении войсками не могла быть в это время удовлетворена адекватными действиями со стороны Генерального штаба в силу неопределенности и незначительности отводимого ему места в системе стратегического руководства, несовершенства структуры и специфики управления действующей армией в условиях сложившейся обстановки на советско-германском фронте. «Прежде чем стать эффективным оперативным органом Верховного главнокомандования, — отмечал А. М. Василевский, — он прошел путь поисков своего места в стратегическом руководстве, своей организационной структуры, методов в работе» .

Военные события развивались с молниеносной быстротой. Организация и координация усилий фронтов, взаимодействия между ними, сбор данных об обстановке, доведение задач до командования и штабов оказались крайне затруднены. Несмотря на самоотверженность работников Генерального штаба, которые круглые сутки не покидали своих рабочих мест, они с трудом справлялись со сбором информации об обстановке, а иногда и плохо знали ее. В оперативной сводке Генерального штаба от 27 июня 1941 г., например, применительно к Западному фронту отмечалось: «Обстановка и положение войск на участке фронта не выяснены. Армии ведут самостоятельные бои. Их положение также не установлено» .

Приоритетность решения таких задач, как сбор и обработка данных об обстановке, выработка предложений по применению войск и своевременное доведение до них боевых задач, создание и переброска резервов, не принижала важности и остальных направлений деятельности Генерального штаба в этот период, связанных с мобилизацией, устройством тыла и снабжением Красной армии. При этом отведенная Генеральному штабу роль в системе военного управления в первые дни войны была несколько расплывчатой, неопределенной, в большей степени посреднической и, по мнению А. М. Василевского, малоэффективной. «Убежден, — писал он, — что активное использование коллектива Оперативного управления, равно как и коллективов других управлений Генштаба, принесло бы значительную пользу и, быть может, избавило бы Верховное главнокомандование от некоторых просчетов и ошибок в первые месяцы войны » . Вместе с тем следует признать, что низкая эффективность управленческой деятельности Генштаба на этом этапе войны во многом была предопределена самой его структурой, ориентированной на функционирование в мирное время. Только после неудачного стремления остановить и разгромить противника силами войск приграничных округов стало очевидным, что без опоры на центральный аппарат, в первую очередь Генеральный штаб, и без жесткой централизации управления решение многих поставленных на повестку дня задач невозможно.

Среди них на первый план выходили: создание нового стратегического фронта обороны; проведение крупных перегруппировок войск; формирование резервов и их материальнотехническое обеспечение; организация стратегического и оперативного взаимодействия; обобщение и использование опыта войны и прочее. Одновременно по итогам начального периода войны стала очевидной необходимость преобразований всего центрального аппарата военного управления с целью его адаптации к требованиям войны. Это относилось как к Наркомату обороны в целом, так и к его структурным подразделениям. 28 июля 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление № 300, которое предусматривало изменение структуры и функций Наркомата обороны, в том числе Генштаба. Согласно этому постановлению на Генеральный штаб возлагались задачи разработки проектов директив и приказов Ставки по применению вооруженных сил, организации и руководства разведкой, решения вопросов оперативной подготовки войск и штабов, сбора и обработки материалов по изучению опыта войны.

Вместе с другими органами Наркомата обороны Генеральный штаб разрабатывал и представлял в наркоматы промышленности заявки на выпуск военной продукции. В то же время Генеральный штаб освобождался от организационных функций и мобилизационных вопросов и сосредотачивал усилия на оперативно-стратегическом руководстве вооруженными силами. В соответствии с поставленными задачами претерпела изменение и структура Генерального штаба. Тем же постановлением ГКО № 300 из Генштаба передавались в другие органы: управления организационное, мобилизационное и укомплектования и устройства войск — в состав вновь созданного Главного управления формирования и укомплектования войск; управления военных сообщений, автодорожное, устройства тыла и снабжения войск (за исключением органов, организационно вошедших в Управление устройства оперативного тыла Генштаба) — в состав Главного управления тыла, а узел связи — в состав Главного управления связи Красной армии.

После реорганизации Генеральный штаб имел в своем составе шесть управлений: оперативное, разведывательное, военно-топографическое, устройства оперативного тыла, строительства укрепленных районов, шифровальной службы, а также три отдела: военно-исторический, кадров и общий . Кроме того, была создана специальная Группа офицеров Генерального штаба для связи с войсками, которая тесно взаимодействовала с Оперативным управлением. За организационными преобразованиями произошли и кадровые перестановки. В связи с назначением генерала армии Г. К. Жукова командующим резервными армиями ВяземскоРжевской линии (постановление ГКО № 325 от 29 июля 1941 г.), на базе которых в последующем был сформирован Резервный фронт с непосредственным подчинением Ставке ВГК, приказом наркома обороны № 0270 от 10 августа 1941 г. он был освобожден от должности начальника Генерального штаба Красной армии, и новым начальником Генштаба стал заместитель народного комиссара обороны Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников .

Одновременно нарком обороны И. В. Сталин утвердил «Положение о Генеральном штабе Красной армии», в котором были определены функции и задачи и уточнена его организационная структура. В соответствии с положением Генеральный штаб Красной армии являлся «центральным органом управления народного комиссара обороны Союза ССР по подготовке и использованию Вооруженных сил Союза ССР для обороны страны». Для него определялись следующие функции: разработка директив и приказов Ставки ВГК по оперативному использованию вооруженных сил и планов войны на новых возможных театрах военных действий; организация и руководство разведывательной деятельностью всех видов разведки, обработка разведывательных данных и информации нижестоящих штабов и войск; разработка вопросов противовоздушной обороны; разработка и руководство строительством укрепленных районов; руководство военно-топографической службой Красной армии и снабжение ее топографическими картами.

Кроме того, на Генеральный штаб возлагались: руководство оперативной подготовкой всех штабов, родов войск, служб и органов тыла; организация и устройство оперативного тыла действующей армии; разработка положений о вождении армейских соединений, наставлений и руководств по штабной службе; издание описаний театров военных действий; сбор и обработка материалов по изучению опыта войны и разработка приказов, директив и указаний по использованию опыта войны; руководство историческими разработками по изучению мирового опыта мировой и Гражданской войн; организация и руководство шифровальной службой КА и обеспечение скрытного управления войсками . Начальник Генерального штаба в соответствии с указаниями и решениями народного комиссара обороны должен был координировать деятельность всех управлений Наркомата обороны, давать им задания и указания. Он наделялся полномочиями подписывать вместе с Верховным главнокомандующим приказы и директивы Ставки ВГК. Изменения в структуре и функциях коснулись практически всех подразделений Генштаба. В первую очередь они затронули ведущее — Оперативное управление.

С учетом созданных 10 июля 1941 г. главных командований стратегических направлений существовавшие в управлении отделы были упразднены, а вместо них в августе 1941 г. развернуты восемь операционных направлений: Северное, Северо-Западное, Западное, Центральное, Юго-Западное, Южное, Ближневосточное и Дальневосточное. При этом сохранялись отделы оперативной подготовки, авиационный, ПВО, связи, общая часть и дополнительно включались еще четыре отдела: резервов, оргучетный, оперативных перевозок, автобронетанковый. Общая численность управления несколько сократилась за счет убытия ряда генералов и офицеров на фронты, а также существующего некомплекта личного состава, и в итоге включала 141 человека 12 . Однако переход управлений Генерального штаба к работе в условиях военного времени происходил сложно и довольно медленно. Начальники направлений (отделов) и их подчиненные, не имея инструкций и не зная своих функциональных обязанностей для работы в условиях войны, с ее началом продолжали руководить подчиненными им округами (фронтами) по прежней схеме. Тем временем обстановка на фронтах с каждым днем осложнялась и резко менялась, в результате на первый план выдвинулся сбор данных об обстановке. Анализируя работу Оперативного управления в первые два месяца войны, его начальник генерал-майор А. М. Василевский на партийном собрании 18 августа 1941 г. особое внимание обращал на неблагополучное положение дел в управлении со сбором данных об обстановке, которые не анализировались, выводов и обоснованных предложений командованию не делалось. Начальникам направлений не удавалось осуществлять строгий контроль над доведением до штабов войск и исполнение ими директив, приказов и распоряжений Ставки ВГК и Генерального штаба. Оперативные сводки с фронтов опаздывали, карты велись небрежно и не отражали всей полноты обстановки. Работа внутри направлений была недостаточно организована, взаимного информирования между направлениями и отделами не было .

Слабым местом оставалась связь, поэтому 4 сентября 1941 г. Ставка ВГК в целях обеспечения прямой телеграфной связи Верховного главнокомандования с оперативными штабами приказывала «начальнику Главного управления связи Красной армии тов. Пересыпкину по требованию начальника Генерального штаба обеспечить немедленное установление прямых телеграфных связей через штабы фронтов с каждым штабом армии», а также «организовать надежную радиосвязь Генерального штаба Красной армии со штабами армий» 15 . Большой проблемой в первые месяцы войны как для Генерального штаба, так и для Ставки ВГК был сбор разведывательной информации о противнике. Ослабленное кадровыми перетрясками еще в предвоенные годы Разведывательное управление не имело на протяжении начального периода войны постоянного начальника, а также руководителя по агентурной работе, не в полной мере справлялось с поставленными задачами. Это было обусловлено в том числе большим уроном, нанесенным советской агентурной разведывательной сети, и активным проведением немецким командованием мероприятий по дезинформации. К концу 1941 г. Разведуправление потеряло связь с агентурой в 11 европейских государствах.

В сложных условиях оперативной обстановки на фронтах и внутренней перестройки своей деятельности шло постепенное налаживание внутренних связей, совершенствование структуры и выработка стиля, методов работы Генерального штаба. При непосредственном участии Б. М. Шапошникова был установлен следующий распорядок работы сотрудников Генерального штаба, увязанный с режимом деятельности Ставки ВГК. Ежесуточно к 4.00 собиралась информация от штабов фронтов для представления Ставке первых сообщений об обстановке. Она уточнялась, и к 8.00 составлялась оперативная сводка, которая докладывалась по телефону И. В. Сталину. Одновременно в Оперативном управлении с привлечением работников других управлений Генерального штаба и Наркомата обороны готовился к 21.00 итоговый доклад начальнику Генштаба с приложением карт (за каждый фронт — масштаба 1:200 000 с обстановкой до дивизии, иногда полка включительно, и с общей обстановкой на всем советско-германском фронте — масштаба 1:1 000 000), необходимых схем, расчетов и графиков пополнения войск, сосредоточения резервов, поставок техники и прочего. В 23.00 начальник Генерального штаба или начальник Оперативного управления докладывали Ставке все эти документы вместе с последними донесениями военных советов фронтов и проектами решений Верховного главнокомандующего по сложившейся обстановке.

По результатам доклада в соответствии с указаниями Верховного главнокомандующего в направлениях Оперативного управления разрабатывались приказы, директивы и указания Ставки войскам и представлялись начальнику Генерального штаба. В последующем осуществлялся строгий контроль над своевременным доведением задач до исполнителей. «В результате реорганизации, — вспоминал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, — Генштаб стал более работоспособным, оперативным органом и смог гораздо результативнее выполнять возложенные на него задачи» 16 . Сложившиеся в Генеральном штабе в этот период режим и порядок работы в основном сохранились до конца войны. Вместе с тем они постоянно претерпевали определенные уточнения в целях улучшения деятельности коллективов управлений и отделов в зависимости от обстановки. Так, в разгар Московской битвы, когда создалась критическая для страны обстановка, по решению ГКО 16 октября 1941 г. Генеральный штаб, как и многие другие правительственные учреждения, отбыл из Москвы в Арзамас, чтобы под руководством Б. М. Шапошникова организовать в тылу страны запасной пункт управления.

В Москве для обслуживания Ставки ВГК осталась оперативная группа Генштаба под руководством генерал-майора А. М. Василевского 17 . В столице осталась и группа военных разведчиков, которые обеспечивали оперативную группу Генштаба и Ставку ВГК разведсведениями о противнике 18 . «Жизнь в оперативной группе, — по словам С. М. Штеменко, — отличалась исключительной напряженностью» 19 . Решалась судьба не только столицы, но и всей страны. Никто не жалел своих сил и делал все возможное в этих условиях. Советское правительство высоко оценило работу группы в эти тяжелые дни, и 28 октября 1941 г. постановлением СНК СССР четырем генералам и офицерам из оперативной группы, включая А. М. Василевского, были присвоены очередные воинские звания. В двадцатых числах ноября 1941 г. возвратился в Москву основной состав Генерального штаба во главе с Б. М. Шапошниковым. Работы было много. В результате крайнего переутомления Б. М. Шапошников в конце ноября почти на две недели прервал работу по болезни. Обязанности начальника исполнял его заместитель генерал-лейтенант А. М. Василевский. В этот период важно было организовать работу Генштаба так, чтобы она была эффективной. Прежде всего требовалось четко определить границы ответственности и круг функциональных обязанностей каждого направления, отдела, начальников и их подчиненных.

В ноябре 1941 г. заместителем начальника Генерального штаба была разработана и утверждена «Инструкция для начальника направления», согласно которой он нес ответственность за постоянную, полную ориентировку Ставки ВГК и начальника Генштаба по своему направлению, своевременнее доведение до войск всех директив, приказов и распоряжений Ставки ВГК и начальника Генштаба, отвечал за ход операции и ее правильное развитие. Он должен был всегда знать обстановку и положение дел на фронте (о противнике и своих войсках); разрабатывать проекты директив, приказов и распоряжений Ставки ВГК и начальника Генштаба; составлять справки, оперативные расчеты и заявки по материальному обеспечению войск; ставить задачи фронтам по разведке; активно влиять на ход операции и боя дополнительными распоряжениями на основе решений Ставки ВГК и указаний начальника Генштаба. Кроме того, ему вменялось в обязанности вести учет всех запросов фронта и армий, своевременно разрабатывать проекты ответов на них и докладывать их Ставке ВГК и начальнику Генштаба; проверять выполнение всех отданных директив, приказов и распоряжений, добиваться быстрого вручения их адресату; вести отчетную и рабочую карты; поддерживать непрерывную связь с фронтом и армиями; вести постоянный учет состава направления, обеспечивать постоянную высокую бдительность и строжайшую секретность в работе; организовать работу своих подчиненных, четко определив их обязанности, направление и порядок работы .

Таким образом, только после проведения ряда организационных мероприятий, четкого распределения функциональных обязанностей, устранения серьезных упущений, выявившихся в первые месяцы войны, Оперативное управление (в общей сложности через шесть месяцев) полностью осуществило переход к работе с мирного на военное время. Шла реорганизация и в других управлениях. От тесного взаимодействия всех структур Генерального штаба и Наркомата обороны зависел успех общей работы. На первом плане всегда была добыча данных о противнике, поэтому с первых дней войны офицеры Разведуправления прикреплялись для работы к соответствующим направлениям Оперативного управления. В тесном контакте с Оперативным управлением работал заместитель начальника Разведуправления по информации генерал-майор Л. В. Онянов. Весной 1942 г. потребовались очередные изменения в структуре и функциях Оперативного и других управлений Генштаба с учетом опыта войны.

В условиях быстро меняющейся военной обстановки по-прежнему основные направления — Северо-Западное, Западное, Центральное, Юго-Западное — не в полной мере обеспечивали руководство несколькими фронтами на одном стратегическом направлении. Было решено создать направления преимущественно каждое на фронт и исключить ряд отделов из состава управления. В мае 1942 г. такие изменения штатной структуры были внесены. Всего в мае — декабре 1942 г. были созданы и функционировали 14 направлений: Карельское, Ленинградское, СевероЗападное, Калининское, Западное, Брянское, Юго-Западное, Южное, Ближневосточное, Дальневосточное, Воронежское, Волховское, Сталинградское и Донское, а также самостоятельные отделы: информационный, оперативной связи, общий, авиационный, ПВО, склад топографических карт, библиотека, архив. Среди тех, кто добросовестно выполнял в годы войны нелегкие обязанности начальников направлений Оперативного управления, были: полковник М. А. Красковец (Карельское), генерал-майор С. И. Гунеев (Ленинградское), полковник В. А. Небучинов (Волховское), генерал-майор В. Д. Карпухин (Северо-Западное), генерал-майор Ф. И. Шевченко (Калининское), генерал-майоры С. С. Броневский, В. В. Курасов (Западное), полковник М. М. Потапов (Брянское), полковник Я. А. Куцев (Воронежское), генерал-майор К. Ф. Васильченко (Юго-Западное), полковник С. М. Енюков (Донское), генерал-майор А. А. Грызлов (Сталинградское), генерал-майор С. М. Штеменко (Закавказское) и многие другие. Исключение из Оперативного управления некоторых отделов (оргучетного, оперативных перевозок, оперативной подготовки, автобронетанкового, связи) избавляло его от решения многих несвойственных ему задач и позволяло сосредоточить основное внимание на выполнении оперативной и информационной работы в интересах Генерального штаба и Ставки ВГК 21 . Общая штатная численность управления не превышала 153 человек .

Выведение из состава Оперативного управления перечисленных отделов, в частности оргучетного, мотивировалось и рядом других причин. Как показала практика, передача в августе 1941 г. Организационного управления из Генштаба в состав Главного управления формирования и укомплектования войск Наркомата обороны была серьезной ошибкой, приведшей к снижению оперативности решения организационных вопросов в соответствии с обстановкой.

Оргучетный отдел Оперативного управления не справлялся с постоянно растущим объемом возложенных на него задач, поэтому 22 апреля 1942 г. приказом наркома обороны № 0324 на базе Оргучетного отдела Оперативного управления было сформировано Организационное управление Генерального штаба, которое возглавил генерал-лейтенант А. Г. Карпоносов. «Вопросами организационной структуры всех родов войск, — вспоминал С. М. Штеменко, — ведал генерал-лейтенант А. Г. Карпоносов. Он же планировал укомплектование фронтов, контролировал готовность резервов и наличие обученного маршевого пополнения. Кроме того, в руках его аппарата были дислокация и учет численности войск в военных округах, учет потерь на фронтах. Ему же подчинялись отделы военно-учебных заведений и оперативных перевозок. Через последний ставились задачи ВОСО на переброску войск при подготовке операций и в ходе их» 23 . Отдел перевозок, также выведенный из Оперативного управления, возглавлял полковник С. А. Красносельский, позднее — полковник И. К. Ткаченко 24 .

На базе Отдела оперативной подготовки Оперативного управления в марте 1942 г. был сформирован Информационный отдел, который возглавил генерал-майор С. П. Платонов. Он проводил ежедневное оперативное ориентирование начальников управлений и направлений Генерального штаба, готовил оперативную сводку и информационные сообщения, материал для доклада в Ставку ВГК. Как уже отмечалось, оперативные сводки Генерального штаба составлялись ежедневно по состоянию на 8.00 и 20.00, начиная с 22 июня 1941 г. и до конца войны. Представлялись они членам ГКО, Ставки ВГК, заместителям наркома обороны. Каждое направление давало Информационному отделу в оперсводку сформулированный пункт за свой фронт. Сводки подписывались начальником Оперативного управления и начальником Информационного отдела. Донесения Ставке ВГК составлялись три раза в сутки по состоянию на 4.00, 15.00 и 23.00, начиная с июля 1941 г. и до конца войны.

В них кратко излагались важные события, происходящие на фронтах. Рассылались эти донесения членам Ставки ВГК за подписью начальника Оперативного управления или его заместителей. Открытые сообщения Информбюро разрабатывались к 8.30 и 20.30 ежедневно и направлялись в Совинформбюро для последующей публикации в печати и сообщениях по радио. В них обобщалась краткая обстановка на советско-германском фронте с указанием важных событий, фактов и результатов боевых действий. Подписывались они начальником Оперативного управления. В Информационном отделе в качестве отчетно-информационных документов велись карты: оперативной обстановки на фронтах за каждый день (масштаба 1:1 000 000) и общей стратегической обстановки за 3–5 дней (масштаба 1:2 500 000). Все карты проверялись и визировались начальником отдела. Кроме того, генерал С. П. Платонов лично отвечал за подготовку карт для доклада Верховному главнокомандующему. В апреле 1942 г. в Генеральном штабе был создан Отдел по изучению опыта войны. Его возглавил генерал-майор П. П. Вечный. Собранный и обобщенный в отделе материал находил отражение во вновь разрабатываемых уставах, наставлениях и директивах Ставки ВГК, оперативно доводился до штабов и войск действующей армии и военных округов.

11 мая 1942 г. в связи с обострением болезни Б. М. Шапошникова временное исполнение обязанностей начальника Генерального штаба было возложено на начальника Оперативного управления генерал-лейтенанта А. М. Василевского, а 26 июня 1942 г. приказом Ставки ВГК он (уже в звании генерал-полковника) был утвержден в должности начальника Генштаба. Уход А. М. Василевского, по словам С. М. Штеменко, чрезвычайно тяжело сказался на работе Оперативного управления. «В течение полугода там сменилось несколько начальников. Эту должность поочередно занимали П. И. Бодин, дважды А. Н. Боголюбов, В. Д. Иванов, а между ними обязанности начальника управления временно исполняли П. Г. Тихомиров, П. П. Вечный, Ш. Н. Гениатулин» 25 . Во время пребывания А. М. Василевского на фронтах обязанности начальника Генерального штаба исполнял комиссар Ф. Е. Боков. Длительные разъезды начальника Генштаба по фронтам, смена начальников Оперативного управления нарушали ритм работы, создавали нервозную обстановку. Но постепенно установилась планомерность, и авралы стали не такими частыми. «Примерно ко второй половине 1942 г., — по утверждению С. М. Штеменко, — организационные формы Генерального штаба пришли в соответствие с содержанием его работы» 26 . К этому времени изменилось и отношение Верховного главнокомандующего к коллективу Генштаба. «Поворотной вехой перестройки Сталина, — вспоминал А. М. Василевский, — явился сентябрь 1942 г., когда создалась очень сложная обстановка, и особенно требовалось гибкое и квалифицированное руководство военными действиями. Именно в это время он стал по-другому относиться к аппарату Генштаба, командующим фронтами, вынужден опираться на коллективный опыт военачальников… С тех пор наиболее важные решения принимались при участии его заместителя, работников Генштаба, главных управлений» . Осенью 1942 г. был проведен ряд новых организационных изменений в структуре Генерального штаба. Управление укрепленных районов было реорганизовано в отдел с функциями контроля и сокращением штатной численности в три раза 28 . Управление устройства

оперативного тыла сократилось на 15 человек. В то же время были расширены штаты отделов военно-исторического и по использованию опыта войны 29 . В ноябре 1942 г. был создан Отдел специальных заданий Генерального штаба 30 , который занимался непосредственной связью с зарубежными военными миссиями. Его возглавил генерал-майор Н. В. Славин. До открытия второго фронта связь с союзниками ограничивалась взаимной информацией о ходе военных действий, обменом разведывательными данными и прочим. По рекомендации А. М. Василевского на должность начальника Оперативного управления и заместителя начальника Генштаба в декабре 1942 г. был назначен генерал-лейтенант А. И. Антонов. Познакомившись с людьми и обстановкой, он вскоре установил жесткий регламент работы Генштаба, который способствовал повышению эффективности его деятельности. В новый, 1943 г. коллектив Генштаба вступал сколоченным и опытным в решении возложенных на него задач. Однако поиск оптимизации структуры и функций продолжался и осуществлялся до конца войны, продолжая совершенствоваться в соответствии с запросами и требованиями времени и обстановки. Опыт ведения военных действий показал потребность фронтов в собственной агентурной разведке.

Поэтому в апреле 1943 г. центральные органы разведки были вновь реорганизованы. Приказом наркома обороны Управление войсковой разведки Генштаба было преобразовывано в Разведывательное управление Генерального штаба Красной армии с возложением на него руководства войсковой и агентурной разведкой фронтов, осуществления регулярной информации о действиях и намерениях врага и проведения дезинформации противника. Заместителем начальника Генштаба по разведке и начальником Разведывательного управления был назначен генерал-лейтенант Ф. Ф. Кузнецов, его заместителями — генерал-майор Л. В. Онянов и генерал-майор П. Н. Вавилов 31 . Кроме того, в аппарате начальника Генштаба была создана группа (на правах отдела) по обобщению и анализу сведений о противнике, поступающих от органов разведки и контрразведки НКО, НКВД, НКВМФ, Главного управления Смерш и партизанских штабов. В целом Генеральный штаб в годы войны справился с организацией разведки. Получаемые сведения о противнике по своему объему и содержанию позволяли ему, Верховному главнокомандованию, штабам фронтов и армий принимать верные решения, способствовавшие достижению успеха в проводимых операциях. Очередные организационные преобразования в структуре Оперативного управления Генерального штаба были проведены в июне 1943 г.

В соответствии с изменившейся оперативностратегической обстановкой на фронтах в Оперативном управлении были упразднены Сталинградское, Донское, Калининское направления и созданы новые — Центральное, Воронежское, Резервное. Общее количество направлений составляло. Кроме того, в состав управления были включены новый отдел — укрепленных районов (после реорганизации соответствующего управления) и группа особых поручений. В результате проведенных организационных мероприятий общая штатная численность Оперативного управления к осени 1943 г. возросла почти в два раза: в мае — 176 человек, в июле — 300 человек, в сентябре — 340 человек. Важным решением начальника Генерального штаба в это время стало расформирование самостоятельной Группы офицеров — представителей Генерального штаба и включение их в штат каждого направления Оперативного управления, исходя из следующего расчета: 5–10 человек на фронт и 1–2 офицера на каждую отдельную (общевойсковую) и воздушную армию 32 . С целью исключения дублирования в решении организационных вопросов 4 мая 1943 г. приказом наркома обороны Организационное управление Генерального штаба и Организационно-штатное управление Главупраформа были объединены в Главное организационное управление Генштаба, начальником которого был назначен генерал-лейтенант А. Г. Карпоносов . Главное управление состояло из двух управлений — организационно-учетного и по оперативно-организационным мероприятиям . Управления мобилизационное, комплектования и формирований, а также вооружения и материального обеспечения формирований продолжали оставаться в Главупраформе.

На Главное организационное управление Генштаба возлагались следующие задачи: подготовка предложений и директив по проведению различных организационных изменений в Красной армии; учет количества войск, их дислокации и потерь; разработка штатов, а также планов и директив по выводу соединений и частей в резерв Ставки и по межфронтовым перегруппировкам; осуществление контроля над состоянием воинских формирований, находящихся в резерве Ставки, их доукомплектованием и обеспечением и прочее 34 . Еще ранее приказом Ставки ВГК от 31 января 1943 г. Центральное управление военных сообщений было передано в подчинение начальнику Генерального штаба. Непосредственное руководство Центральным управлением военных сообщений в Генеральном штабе возлагалось на заместителя начальника Генштаба генерал-лейтенанта А. Г. Карпоносова .

С созданием Главного организационного управления вопросы, связанные с организационной структурой войск и их штатами, стали решаться только в Генеральном штабе. Постановлением ГКО от 21 июня 1943 г. № 3621 «Об установлении нового лимита штатной численности Красной армии» запрещалось другим органам центрального военного управления «проводить формирования и переформирования, вносить изменения в штаты частей и учреждений, производить их передислокацию без соответствующего оформления директивами Генерального штаба» 36 . В июне 1943 г. Управление устройства оперативного тыла Генштаба было переформировано в отдел. Офицеры отдела разрабатывали директивы, определявшие основы организации тыла в действующей армии, контролировали работу тыла фронтов и армий, в которой значительную часть занимали воинские перевозки. В декабре 1944 г. в связи с увеличением масштаба работ отдел был вновь развернут в управление.

Последний за годы войны новый штат Оперативного управления был введен в сентябре 1943 г. В течение 1943–1944 гг. и первой половины 1945 г. в него вносились лишь некоторые изменения и уточнения. Они касались главным образом наименований направлений (Прибалтийские, Украинские, Белорусские). Кроме того, создавались новые и исключались из штата выполнившие свои задачи направления (Волховское, 3-е Прибалтийское). С переносом военных действий за пределы СССР на правах самостоятельных направлений в Оперативном управлении с 24 апреля 1944 г. работали представители при 1-й польской армии (12 человек) и при румынской дивизии (девять человек). В период подготовки к военным действиям с Японией помимо имевшихся в составе Оперативного управления Ближневосточного и Дальневосточного направлений были созданы Забайкальское (с 25 февраля 1944 г.) и Приморское (с 7 июля 1945 г.) направления. Отдел ПВО был преобразован в артиллерийский. Вновь в управление включили Отдел бронетанковых войск. Количество генералов и офицеров в каждом направлении и отделе колебалось от 3–7 до 12–25 человек.

Общая численность Оперативного управления к концу войны составляла 353 человека (генералов — 46, офицеров — 289, сержантов — 10, рядовых — 8) 38 . Начиная с 1943 г. и до конца войны в Генеральном штабе действовала строго регламентированная информационная система, позволявшая оперативно влиять на все изменения в боевой обстановке и организацию оперативной подготовки войск и штабов, знакомить гражданское население с обстановкой на советско-германском фронте. 5 июня 1943 г. была издана специальная директива, определявшая, в каких инстанциях иметь полные данные об оперативной обстановке (в общевойсковых штабах всех степеней — в оперативных отделах, в Наркомате обороны — только в Оперативном управлении Генерального штаба) и о боевом и численном составе войск фронтов, округов и армий, всей Красной армии в целом (только в Оперативном и Главном организационном управлениях Генерального штаба и соответственно в оперативных отделах и отделах укомплектования штабов фронтов, округов и армий), а также порядок ведения учета и представления донесений.

В соответствии с директивой Оперативное управление разработало и разослало в войска «Табель срочных донесений по Генеральному штабу», введенный в действие с 1 августа 1943 г. и действовавший в основном до конца войны (некоторые уточнения были внесены в феврале 1945 г.). Согласно утвержденному табелю штабы действующих фронтов и отдельных армий в годы войны представляли в Оперативное управление: оперативные сводки — один раз в сутки к 8.00 за истекшие сутки по данным на 24.00 (шифром); копии журналов боевых действий с отчетной картой за истекший месяц — к 15-му числу каждого месяца (почтой); сводки о потерях противника и трофеях — три раза в месяц к 1, 10 и 20-му числам (шифром); сводки о потерях своих войск — три раза в месяц к 1, 10 и 20-му числам (шифром); донесения о военнослужащих, дезертировавших из частей фронта (армии), — ежедекадно 3, 13 и 23-го числа ежемесячно 39 . По оперативной подготовке штабы недействующих фронтов и отдельных армий представляли в Оперативное управление Генерального штаба Красной армии следующие отчетные материалы: план мероприятий по оперативной подготовке на каждый месяц с указанием тем фронтовых, армейских, корпусных и дивизионных командно-штабных учений (шифром к первому числу); результаты о выполнении месячного плана оперативной подготовки (шифром); отчет по каждому фронтовому, армейскому и корпусному командно-штабному учению с приложением задания и плана учений, карт, боевых приказов и других планирующих документов (план операции, боя, план артиллерийского наступления, план перегруппировки и прочее) и письменных материалов по разбору учений; итоговые отчеты за каждый период обучения; задания на фронтовые учения на утверждение — за десять дней до начала учения .

При разработке боевых и других документов, издании печатной продукции различного назначения важное внимание уделялось сохранению тайны и неразглашению секретных сведений. В целях улучшения руководства военной цензурой приказом заместителя наркома обороны от 18 сентября 1943 г. в состав Генерального штаба был включен Отдел военной цензуры . Особое место в работе Генерального штаба в последний период войны занимали вопросы организации связи и поддержания взаимодействия со штабами армий союзников. С образованием антигитлеровской коалиции при Генеральном штабе были аккредитованы военные миссии США, Великобритании, правительства «Сражающейся Франции», а также Норвегии, Чехословакии, Национального комитета освобождения Югославии. Советские военные миссии были учреждены при штабах союзных армий, они подчинялись Ставке ВГК через Генеральный штаб и не входили в компетенцию послов.

В полном объеме вопросы взаимодействия с союзниками стали отрабатываться со второй половины 1944 г., когда Красная армия перенесла боевые действия за пределы территории СССР, а союзники открыли второй фронт в Европе. В сентябре 1944 г. в целях улучшения работы с военными миссиями союзных армий на базе Отдела спецзаданий Генштаба и Отдела внешних сношений Наркомата обороны было создано Управление спецзаданий в составе Генерального штаба. Начальником управления и одновременно помощником начальника Генштаба стал генерал-майор Н. В. Славин, его заместителем — генерал-майор М. Н. Кутузов .

С этого времени Генштаб ежедневно информировал союзников о положении на фронте советских войск, согласовывал объекты и рубежи бомбардировок противника советской и союзной авиацией при совместных действиях и решал другие вопросы. Важной областью деятельности Генерального штаба являлось обобщение опыта войны. В целях наиболее полного использования опыта Отечественной войны в боевой подготовке Красной армии и улучшения постановки этой работы в войсках и центральных управлениях НКО приказом заместителя наркома обороны от 8 марта 1944 г. в Генштабе на базе Отдела по использованию опыта войны и Уставного отдела было сформировано Управление по использованию опыта войны Генерального штаба Красной армии .

Его деятельность была направлена на распространение боевого опыта, повышение результативности военных действий, способствовала развитию советского военного искусства. Война значительно расширила функции Генерального штаба, выдвинула новые, более сложные задачи, в решении которых он стал главным рабочим органом высшего военного руководства страны. На завершающем этапе войны, в 1944–1945 гг., Генеральный штаб имел следующую организационно-штатную структуру: управления — оперативное, разведывательное, главное организационное, военно-топографическое, 8-е, по использованию опыта войны, спецзаданий оперативного тыла; отделы — военно-исторический, кадров, военной цензуры, административно-хозяйственный и группу по анализу данных о противнике. Постоянно совершенствуя структуру Генерального штаба Красной армии, ГКО и Ставка ВГК добивались эффективного решения возложенных на него задач, несмотря на то, что на протяжении всей войны существовала проблема нехватки квалифицированных кадров. Укомплектованность Генерального штаба военнослужащими не превышала 85%, а в критические моменты 1941–1942 гг. — колебалась от 22 до 71% 44 .

При этом в целях высвобождения начальствующего состава для действующей армии неоднократно предпринимались меры по сокращению штатов центрального аппарата управления, в том числе Генштаба. Так, в соответствии с постановлением ГКО от 26 ноября 1941 г. 45 его штат к концу года должен был составлять 700 человек 46 , что означало практически троекратное сокращение. Сокращение прошло, хотя и не такое кардинальное, но уже в апреле 1942 г. нарком обороны потребовал нового сокращения штатов 47 . Весь коллектив Генерального штаба напряженно работал, не отвлекаясь на отдых. Лишь с 1 июля 1945 г. приказом заместителя наркома обороны от 29 июня 1945 г. рабочий день для всего личного состава устанавливался с 10.00 до 21.00, а для начальников управлений — с 13.00 до 2.00. Личному составу стали предоставлять один день отдыха в неделю 48 . В целом Генеральный штаб Красной армии в годы Великой Отечественной войны непрерывно совершенствовал методы работы и свою структуру, старался в полном объеме решать возложенные на него задачи. В конечном итоге, он обеспечил твердое, устойчивое, эффективное управление вооруженными силами государства и внес свой весомый вклад в достижение советским народом закономерной победы. Опыт войны показал, что структура Генерального штаба, функции, режим и методы работы еще в мирное время должны в максимальной степени соответствовать требованиям возможной будущей войны, а некоторые его подразделения (разведывательное, оперативное и мобилизационное) по возможности должны содержаться в штатах, близких к военным, и быть способными гибко и оперативно реагировать на изменяющиеся характер и условия вооруженной борьбы.

Довольно длительная перестройка всей структуры Генерального штаба в первом периоде войны под реальные условия военной действительности служит горьким уроком, о котором следует помнить. В то же время проводимые практически в течение всей войны реорганизационные преобразования, направленные на совершенствование структуры и функций Генштаба, говорят о гибком реагировании Верховного главнокомандующего, начальника Генерального штаба на вызовы времени и обстановки. Практика показала нецелесообразность частой смены руководителей его структурных подразделений, как это было, например, в 1941–1942 гг. в Оперативном управлении, а также отрицательное влияние низкой укомплектованности Генерального штаба личным составом на качество и эффективность его работы. Огромная заслуга в создании оптимальной структуры, сколоченного коллектива, организации слаженной работы Генерального штаба принадлежит его начальникам: Г. К. Жукову, Б. М. Шапошникову, А. М. Василевскому и А. И. Антонову. Находясь под пристальным вниманием Верховного главнокомандующего И. В. Сталина, каждый из них внес свою посильную лепту в общее дело превращения Генерального штаба в основной и высокоэффективный рабочий орган управления, через который Ставка ВГК осуществляла руководство вооруженными силами и привела страну к победе.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 11. Политика и стратегия Победы: стратегическое руководство страной и Вооруженными силами СССР в годы войны. — М.: Кучково поле, 2015. — 864 с., 24 л. ил., ил.

 

Другие новости и статьи

« Мистика Цусимы

Исторические изыскания Пушкина »

Запись создана: Понедельник, 2 Март 2020 в 0:16 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика