28 Май 2015

Черновики поэта

B черновиках поэта остается мастерски разработанный и отшлифованный эпизод, оспованный на анекдоте о сенаторе графе Толстом, который, увидев поутру из окна плывущего по улице военного губернатора, сперва решил, что «с ума свихнул», а потом успокоился и приступил к чаю, узнав, что это всего-навсего наводнение. Можно было бы подумать, что этот эпизод был снят только потому, что по своей игривости, более приставшей «Домику в Коломне» или «Графу Нулину», слишком разноречил с торжественно-суровым пафосом поэмы «Медный Всадник»,— можно было бы, если бы вместе с ним не был отвергнут и едва начатый и совсем не игривый эпизод о верном солдате на часах, не покинувшем свой пост даже в минуту катастрофы.

Пушкин настолько заботливо «очищает» в этом смысле поэму, добиваясь желаемого единства, что как-то уцелевшая на таком едином фоне одинокая посторонняя деталь сразу подмечается зорким глазом Белинского. Он находит, «что по этой поэме еще не был проведен окончательный резец художника», ибо осталось «упоминовение о графе Хвостове» 62, т. е. момент открытой, к тому же насмешливой полемичности. Известно, к какой нейтрально-скупой форме свелись в конце концов «родословные» мотивы. Оказавшись в соседстве с великой национальной темой, они просто меркнут. «Государственная мысль историка» задергивает их завесой безразличия: «…прозванья нам его не нужно…», хотя «оно, быть может, и блистало…» и т. д.

На поединок с Петром Евгений выходит очищенным от всяких подозрений в личном авторском пристрастии. Он выводится поэтом как сила хотя и неравная государственности дела Петра, но как равноправная величина в организации содержания поэмы .и с точки зрения законов ее формы, ее стиля. Чтобы проникнуть в этот стиль не с поверхности произведения (идя от стиха и лексико-синтаксических особенностей речи), а изнутри, от содержания художественной мысли, от метода ее раскрытия, надо прежде всего уяснить себе, какие именно силы вступают в борьбу на поле поэмы. Такой вопрос в других случаях не возникает: силы очевидны сразу. Здесь он далеко не праздный. Еще Белинский свидетельствует, что «многим» его современникам поэма казалась «каким-то странным произведением» 63. А. В. Луначарский говорит о «загадочном «Медном Всаднике».

К 1922 году, по наблюдениям исследователей, насчитывается уже не менее восьми трактовок конфликта в «Медном Всаднике», а затем их становится еще больше». Сейчас уже не стоит их перечислять. Успехи историзма и диалектики в нашей науке сняли многие ошибки и предрассудки и в этом вопросе. Точка зрения на конфликт Евгения и Петра как-то унифицировалась. Взгляд Белинского, как часто и в других вопросах, оказался много диалектичнее и историчнее, чем иные позднейшие истолкования этого конфликта. Закономерно поэтому было и новое обращение к Белинскому, к его пониманию смысла противоречия в поэме.

Другие новости и статьи

« Замысел поэта

Первая бомбежка Рейхстага состоялась 8 августа 1941 года »

Запись создана: Четверг, 28 Май 2015 в 0:51 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика