19 Ноябрь 2018

Значение развития отечественного вооружения и военной техники для достижения победы

oboznik.ru - Значение развития отечественного вооружения и военной техники  для достижения победы
#вооружение#историяроссии#история

Интенсивность и масштабы военных действий влекли за собой потребность в огромном количестве оружия и военной техники. Причем необходимо было не только обеспечить выпуск большого объема серийной продукции, восполнение боевых потерь, ремонт поврежденной техники, но и непрерывно совершенствовать вооружение, создавать новые образцы с улучшенными тактико-техническими характеристиками, которые в наибольшей степени соответствовали бы изменяющимся задачам, формам и способам ведения боевых действий.

В конструкторских бюро и исследовательских лабораториях, на промышленных предприятиях и полигонах велась непрерывная напряженная работа по поиску новых технических решений и рациональных технологий, которые обеспечивали бы массовое производство каждого из необходимых боевых средств в условиях ограниченных ресурсов и дефицита времени при непрерывном совершенствовании каждого из видов оружия.

Роль и место оружия и военной техники в достижении победы над врагом во многом определялись уровнем их развития в предвоенные годы, качественным и количественным показателями, состоянием оборонной промышленности и базовых отраслей, их мобилизационными возможностями, уровнем развития военной и военно-технической мысли, способностью использовать оборонно-промышленный потенциал для недопущения военнотехнического превосходства противника в течение всей войны и организовать своевременную и качественную поставку в войска необходимого количества вооружения.

Значение каждого из видов оружия и военной техники определялось как их ролью в достижении успеха в бою, сражении, операции, так и местом в экономике страны, которое зависело от условий, необходимых для их разработки, производства, эксплуатации и поддержания готовности к применению. С этой точки зрения выделяются наиболее инерционные в своем развитии виды оружия, дорогостоящие, материалоемкие и ресурсоемкие образцы, изменения в техническом облике и тактико-технических характеристиках которых происходят относительно медленно. Таким было прежде всего тяжелое вооружение сухопутных войск и флота. Стрелковое оружие и средства ближнего боя изменяли свои свойства, облик и характеристики перманентно, независимо от степени военной угрозы, так как всегда были необходимы для оснащения полицейских сил, внутренних войск и других сил правопорядка. По мере развития производства, технологий технической культуры в Первую мировую войну появились принципиально новые средства вооруженной борьбы: танки, подводные лодки, самолеты, средства разведки и связи, относящиеся к высокотехнологичной продукции.

В промежуток между двумя мировыми войнами танки, авиация и подводные лодки, проявившие себя в Первой мировой войне как ударные средства, оказались в центре внимания военно-технической политики основных технически развитых государств. Активное обращение к этим видам оружия ознаменовало распространение боевых действий в воздухе и под водой и существенно расширило области ведения войны в глубину территории противника. С появлением понятия «война моторов» возникли проблемы управления войсковыми структурами, способными вести боевые действия, используя перемещение крупных масс войск и техники на больших пространствах. Поэтому наряду с созданием средств поражения все больше внимания стало уделяться разведывательной аппаратуре и средствам связи.

Наконец, развитие науки и техники порождало новые виды средств вооруженной борьбы. Примером являются радиолокаторы, которые постепенно обретали свойства боевых средств. Развитие технологий позволило также придавать принципиально новые свойства известным боевым средствам, что и произошло, например, с появлением нового поколения боеприпасов. Таким образом, необходимыми факторами успешной подготовки государства к защите своих интересов вооруженным путем становились объективная оценка свойств и научное прогнозирование перспектив использования оружия. При этом следовало учитывать возможности его обретения, которые зависели от достигнутого в стране уровня научно-технической культуры, степени развития производительных сил, наличия сырьевых и человеческих ресурсов. По мере совершенствования оружия оно становилось все более сложным, ресурсоемким и дорогостоящим, поэтому решения о развитии тех или иных видов вооружений и военной техники влекли за собой изменения в распределении материальных, финансовых и людских ресурсов, приобретая все более важную роль для государственного и военного руководства. Артиллерия, сохраняя за собой репутацию «бога войны», оставалась весьма материалоемкой и относительно консервативной в конструктивном отношении продукцией.

Поэтому в операциях и сражениях Великой Отечественной войны использовались как модернизированные артиллерийские системы, применявшиеся в Первой мировой, так и новейшие образцы артиллерии, созданные на основе быстро развивающихся технологий в 1920–1930-е гг. Предпосылкой для сохранения и развития отечественной артиллерии стало то, что в Советском Союзе удалось сохранить преемственность, остаточный производственный потенциал и определенный запас артиллерийского вооружения и боеприпасов. Это позволило в дальнейшем на основе укрепления экономики создать индустриальную базу, обеспечить развитие сети научно-исследовательских учреждений, конструкторских бюро, образовательных учреждений, организовать подготовку квалифицированных кадров, обеспечив тем самым бурный рост отечественной артиллерии. Важную роль сыграло то, что события 1917 г. не парализовали работу Главного артиллерийского управления, позволив своевременно принять экстренные меры по сохранению оружия и боеприпасов и поддержанию оборонных предприятий. Примером для будущего остается отданный временным управляющим военного министерства А. А. Маниковским 30 октября 1917 г. приказ, в котором говорилось: «Прошу всем головным управлениям Военного ведомства приступить к нормальной работе по снабжению армии… Уверен, что все служащие в главных управлениях понимают, к каким ужасным последствиям не только для армии, но и для всей нашей Родины приведут сколько-нибудь длительные расстройства этого снабжения… Работа наша должна производиться вне какой бы то ни было политики, совершенно независимо от какой-либо партийности» 285 . Не менее важно было стремление сохранить профессиональные кадры артиллеристов, специалистов-практиков, ученых и конструкторов. Это сделало возможным в сжатые сроки провести инвентаризацию вооружения, выделить пригодные для длительной эксплуатации образцы и наметить пути их модернизации. Уже в первые годы строительства вооруженных сил была осознана необходимость и реализован системный подход, осуществлен переход от заказов отдельных орудий к созданию системы артиллерийского вооружения.

В стране не просто заказывались, конструировались и изготавливались артиллерийские орудия, но и последовательно осуществлялись программы: «Система развития артиллерийского вооружения на первую пятилетку», «Система артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку», «Система артиллерийского вооружения на третью пятилетку». При реализации данных программ определялись виды и типы артиллерийских орудий и тактико-технические требования к ним, устанавливались соотношения и приоритеты в разработке и производстве, решались задачи стандартизации и унификации, закладывались основы эксплуатации и боевого применения. Другим важным фактором было то, что орудия и минометы разрабатывались не только с учетом перспектив их боевого применения, но и относительно их места в организационноштатной структуре Красной армии: батальонная, полковая, дивизионная, корпусная, армейская, большой и особой мощности артиллерия.

Примером создания эффективного комплекта артиллерийского войскового формирования служит сложившийся в конце предвоенного десятилетия Комплект дивизионной артиллерии, включавший в себя 76-мм дивизионную пушку образца 1939 г. (УСВ), 122-мм гаубицу образца 1938 г. (М-30) и 152-мм гаубицу образца 1938 г. (М-10). В дальнейшем Комплект дивизионной артиллерии составили 76,2-мм пушки образца 1939 г. (УСВ), образца 1942 г. (ЗИС-3), гаубицы 122-мм образца 1938 г. (М-30), 152-мм образца 1938 г. (М-10), 152-мм образца 1943 г. (Д-1). Тем самым был подтвержден высокий модернизационный потенциал советской артиллерии. Создавая традиционно высококачественные и эффективные орудия, немцы допустили принципиальный просчет. Отступив от принципа создания сбалансированной артиллерийской системы, они оказали предпочтение гаубицам. Основу дивизионной артиллерии вермахта составили преимущественно 105-мм гаубицы: в состав полка входили три дивизиона с 105-мм гаубицами, всего 36 орудий, и одни дивизион, оснащенный 150-мм тяжелыми гаубицами, всего 12 орудий. Особенностью отечественных орудий были конструктивная простота и технологичность, обеспечившие наряду с удобством эксплуатации организацию массового производства и возможности проведения доработок, направленных на устранение недостатков в минимальное время и при ограниченных затратах. Советские конструкторы и производственники обеспечили постоянное совершенствование артиллерии в соответствии с требованиями фронта.

При проведении доработок и создании во время войны новых образцов артиллерийского вооружения советские конструкторы опередили свое время, используя принцип унификации платформ, что позволило разрабатывать новые образцы артиллерийских орудий при максимальном использовании существующей базы: в частности, лафеты — дуплексы и триплексы. Одним из первых стал полученный на Путиловском заводе опыт модернизации трехдюймовки посредством наложения 76-мм ствола пушки образца 1932 г. на лафет 122-мм гаубицы образца 1910/30 гг. Идея эта блестяще была использована В. Г. Грабиным при разработке 76-мм дивизионной пушки ЗИС-3. При ее создании была реализована идея наложения снабженного дульным тормозом ствола пушки УСВ на лафет 57-мм противотанковой пушки. Тем самым были обеспечены рекордные сроки создания, по сути, нового орудия, причем высокая технологичность пушки позволила впервые в мире внедрить поточный метод производства артиллерийских систем.

Этот опыт неоднократно использовался в течение всей войны. Например, когда потребовалось срочно решать вопрос борьбы с новыми немецкими танками, стволы относительно более мощных 122-мм орудий после несложных доработок были установлены на танки ИС и на самоходные орудия, получившие индекс ИСУ-122. Особенно полезным такой подход оказался для артиллерии большой и особой мощности ввиду материалоемкости и сложности в изготовлении базовых конструкций. Судьба отечественной артиллерии большой и особой мощности показательна тем, что ее не использовали в боевых действиях в начале войны, в то время как традиционно сильная тяжелая германская артиллерия успешно применялась, в том числе в боях под Севастополем и Ленинградом. Положительную роль в создании и совершенствовании артиллерии Красной армии сыграло квалифицированное управление, осуществляемое Главным артиллерийским управлением.

Военно-техническая политика руководства ГАУ на практике обеспечила в предвоенный период преемственность, а в течение войны эффективную работу системы заказов артиллерийского вооружения и боеприпасов, сопровождение их производства и снабжение войск. К числу просчетов в деятельности ГАУ правомерно отнести недооценку и неспособность своевременного обеспечения армии самоходными артиллерийскими установками, отставание в создании новых видов боеприпасов, развертывании производства ручных противотанковых средств. Эффективность артиллерии была неразрывно связана с развитием способов ее боевого применения, основы которых закладывались в Военной артиллерийской академии и совершенствовались в ходе войны. Получившая признание система огневого поражения, разработанная на основе анализа и обобщения боевого применения, была введена директивным письмом Ставки ВГК № 03 от 10 января 1942 г. В директиве приписывалось перейти от практики артиллерийской подготовки к практике артиллерийского наступления, которое включало собственно артиллерийскую подготовку, артиллерийскую поддержку и артиллерийское сопровождение действий пехоты и танков в глубине обороны противника, чем обеспечивалась непрерывность поддержки наступающих войск. Впервые в стратегической операции в полном объеме артиллерийское наступление было осуществлено при переходе советских войск в контрнаступление под Сталинградом.

Системное развитие советской артиллерии не сопровождалось в полной мере ее комплексным развитием вследствие отставания в оснащении войск средствами артиллерийской разведки и связью. Так, уже на первом этапе войны немцы ставили целью оснастить дивизионами артиллерийской инструментальной разведки все дивизии первой волны. Организационно-штатная структура немецких артиллерийских подразделений позволяла каждой батарее обеспечивать телефонной и радиосвязью основные и передовые (боковые) наблюдательные пункты, создавая себе предпочтительные условия для разведки, корректировки и управления огнем артиллерийских подразделений. В Красной армии дивизионы артиллерийской инструментальной разведки (АИР) и авиационные корректировочные эскадрильи стали придаваться армиям только со времени контрнаступления под Сталинградом. Масштабы применения артиллерии указывали на потребность разработки средств управления огнем, которые в отдаленном будущем должны были стать важнейшим средством и условием эффективности артиллерии.

Практически первым техническим средством управления огнем стал разработанный советскими конструкторами прибор управления артиллерийским зенитным огнем (ПУАЗО), который успешно совершенствовался во время войны. Постепенно складывалось представление об артиллерийском комплексе, объединявшем функции разведки (обнаружения), поражения и управления, первыми из которых в послевоенное время стали зенитные ракетные комплексы и системы. Развертывание активных действий в воздухе изменило отношение к борьбе с воздушным противником. Принимались меры по созданию средств борьбы со средствами воздушного нападения, то есть зенитных орудий и пулеметов. Проблемной оставалась организация системы противовоздушной обороны, потому что ее содержанием становились две трудно

совместимые задачи — оборона территории страны и оборона отдельных объектов: войсковых, промышленных, административных, путей сообщения и т. д. Поэтому уже в 1920-е гг. существовали «противовоздушная оборона страны» и «противовоздушная оборона фронтовой полосы». Таким образом, еще в те годы складывалось понятие средств войсковой ПВО и тех, которые позднее отнесли к войскам ПВО страны. Недостатки в управлении и организации противовоздушной обороны первых недель войны оказались столь серьезными, что стали предметом рассмотрения ГКО. В дальнейшем необходимость заблаговременной организации системы ПВО стала необходимой составной частью управления, о чем свидетельствовали своевременно принимаемые решения о реорганизации фронтов ПВО, проводимых по мере перемещения фронтов и изменения их конфигурации. Показательно, что в марте 1945 г., еще до начала военных действий на Востоке, были приняты решения об организации противовоздушной обороны в районах Дальнего Востока и Забайкалья. Полученные в годы Великой Отечественной войны уроки борьбы с воздушным противником послужили делу создания в Советском Союзе самой совершенной в XX в. системы ПВО, которая постепенно приобрела черты борьбы со всем разнообразием средств воздушного нападения.

Ярким примером того, как широко развернутые поисковые исследования в области средств ведения войны, действие которых основано и на известных, и нетрадиционных принципах, оказывают влияние на судьбу войны, является создание реактивных снарядов — сначала для авиации, а потом и для наземных войск. Ставшее знаковым объединение ленинградской Газодинамической лаборатории (ГДЛ) с московской Группой изучения реактивного движения (ГИРД) и создание позднее Ракетного научно-исследовательского института (РНИИ), вероятно, вызвало синергетический эффект в результате взаимодействия совокупных знаний, способностей и навыков ученых-теоретиков, ученых-прикладников, конструкторов и талантливых энтузиастов, некоторые из которых были самоучками. Широкий фронт работ не помешал концентрации усилий на отдельных направлениях, а среди руководителей оказались достаточно дальновидные и авторитетные лица, ориентированные на получение конечного результата, что сделало возможным разработку в относительно сжатые сроки авиационных ракет «воздух — воздух» и «воздух — земля», что несколько отодвинуло по времени создание реактивных снарядов для артиллерии. Оптимальным в своей простоте решением стал отказ от применяемых в классических минометах стволов и переход к использованию для метания снарядов направляющих, размещаемых на автомобильной базе, что позволило создать новый тип оружия — реактивные системы залпового огня. Была выдвинута и реализована идея создания специальных формирований, оснащенных этим видом вооружения, что позволило создать новый род войск, сыгравший немалую роль в достижении победы в Великой Отечественной войне.

Дальнейшие направления исследований отличались ясностью цели. Работа над технологиями формирования заряда, совершенствование процесса горения, улучшение аэродинамики корпуса были направлены на увеличение дальности и обеспечение кучности стрельбы. Изменение количества направляющих, повышение их надежности и качества позволяли наращивать мощность выстрелов и увеличивать огневую производительность. От выбора базы зависели маневренность машины и мобильность частей и подразделений. Все это сделало реактивные установки удобным объектом модернизации, которая продолжалась в течение всей войны. Пусковые установки устанавливались на колесных и гусеничных машинах, танковых базах, тракторах, катерах, дрезинах. Известно немало случаев, когда для стрельбы пусковые установки размещали прямо на грунт. Подобной концентрации усилий ученых, конструкторов, рабочих и военных не удалось достигнуть ни одной из воюющих стран, хотя уже к началу войны немцы располагали установками как для стрельбы химическими боеприпасами «Небельверер-41», так и для стрельбы фугасными, осколочно-фугасными и зажигательными снарядами. Созданное во второй половине 1942 г. реактивное вооружение американской и английской армий также не внесло принципиальных улучшений в этот новый вид оружия.

Появление на поле боя советского реактивного оружия осталось в истории не только как уникальное достижение его создателей и специалистов по боевому применению, но и заложило основы нового отношения к оружию и способам его применения. Простота и технологичность пусковых устройств и реактивных снарядов изменили отношение к возможностям пехотинца и оказали влияние на содержание самого боя. Параллельно с созданием пороховых ракет в ГИРД, а позднее в РНИИ велись работы по созданию крылатых ракет. С 1936 г. работы имели четкую военную направленность и исполнялись по тактико-техническому заданию, выданному Главным управлением ВВС и Управлением связи Красной армии. В 1940 г. программы по крылатым ракетам были закрыты в целях концентрации средств и усилий на имеющемся к тому времени практическом результате — пороховых реактивных снарядах. Такое решение характеризует постоянно стоящую перед разработчиками и заказчиками проблему выбора.

Принятое тогда решение оправдало себя с точки зрения достижения победы в войне, но задержало развитие оказавшегося позднее столь перспективным направления создания крылатых ракет. Появление ракет дальнего действия (немецкой баллистической ракеты Фау-2) ознаменовало переход к новому характеру и содержанию войны, к перспективе тотальной войны, когда воздействию средств поражения подвергаются вся территория и все население воюющих государств. Создание ракет дальнего действия стало также примером того, что во время войны возможно появление нового оружия, которое на определенном этапе может обрести доминирующее значение. Это подтверждается незавершенными, но реально существовавшими проектами повышения точности ракет, а также результатами опытноконструкторских работ по увеличению дальности их полета вплоть до намерений создания межконтинентальных ракет. В качестве нового перспективного средства борьбы с воздушным противником создавались опытные образцы зенитных управляемых ракет, определивших будущее направление развития средств противовоздушной обороны. После Второй мировой войны ракетное оружие стало уверенно занимать ведущее место среди средств вооруженной борьбы второй половины ХХ в.

Появление ракетного оружия, весьма сложного, дорогостоящего и материалоемкого в разработке, производстве, эксплуатации и использовании, обострило проблему выбора при определении направлений развития вооружения. Многие специалисты считают глубоко ошибочным выбранный немцами приоритет в создании баллистических ракет с точки зрения достижения успехов в войне. Так, по некоторым оценкам, расходы на германский ракетный центр в Пенемюнде были равны затратам на создание столь необходимых вермахту 10 тыс. танков, а своевременный запуск в серийное производство зенитной управляемой ракеты «Вассерфаль» обеспечивал устойчивость германской противовоздушной обороны . Ответом на создание и применение немцами ракет стали разработка и запуск в серию отечественной крылатой ракеты — самолета-снаряда 10Х конструкции В. Н. Челомея .

В дальнейшем развитие крылатых ракет в Советском Союзе прошло сложный путь, в целом уступая дорогу баллистическим ракетам сначала с ЖРД, а потом и с РДТТ, которые и составили основу ракетно-ядерного щита СССР. Результаты ведущихся в течение десятилетий научных исследований и опытно-конструкторских работ в области изучения реактивного движения и создания ракет с ЖРД обеспечили готовность советской науки и техники к быстрому освоению и внедрению в серийное производство сразу после окончания войны сначала оперативно-тактических ракет, а затем и ракет стратегического назначения, что и сделало возможным создание ракетно-ядерного щита Советского Союза. Однако именно крылатые ракеты стали предтечей беспилотных летательных аппаратов, обретающих на рубеже и в начале XXI в. все большее значение как весомый аргумент достижения военного превосходства. Весь ход Второй мировой и Великой Отечественной войн подтвердил роль танков как главной ударной силы Сухопутных войск. Период между двумя мировыми войнами стал этапом развития танковых технологий в передовых государствах мира и проверкой их возможностей в локальных войнах и военных конфликтах. Появление танков существенно изменило содержание оперативного искусства, тактики боевого применения, а также практику управления войсками. В свою очередь, расширение боевых возможностей танков и насыщение ими войск влияло на теорию военного искусства в целом. В Советском Союзе военные специалисты и политическое руководство своевременно оценили значение нового зарождающегося рода войск.

В крайне сжатые сроки в стране удалось построить и ввести в эксплуатацию танкостроительные заводы и изыскать пути к созданию и укреплению обеспечивающих их металлургических и других предприятий. В стране удалось собрать талантливые коллективы разработчиков танков, организовав конструкторские бюро, связанные непосредственно с производством, что позволило существенно ускорить запуск машин в серию. Методическим центром и местом подготовки кадров стала Военная академия механизации и моторизации Красной армии. Совокупность энергичных целенаправленных мер позволила уже в 1933 г. осуществить первую попытку обосновать на теоретическом уровне систему танкового вооружения, которая включала разведывательный общевойсковой танк, оперативный танк качественного усиления, тяжелый танк особого назначения, увязав ее с содержанием военной доктрины. В дальнейшем взгляды на систему танков, их назначение и технический облик менялись, но принцип строительства танковых войск как совокупности машин определенного назначения сохранялся. В то же время вплоть до конца войны немцы, разработав и успешно воплотив на практике передовые способы боевого применения и структуру танковых войсковых формирований, не смогли выработать единого взгляда на систему танков, ориентируясь на создание отдельных образцов с установленными свойствами.

Следствием этого стало, например, запоздалое понимание необходимости разделения назначения танков Т-III и T-IV, породившее одновременный выпуск близких по своим возможностям машин одного класса. Ориентируясь на возможности отдельных фирм, немцы создавали и успешно применяли танки с высокими техническими характеристиками, не обеспечив должного уровня унификации и условий для их массового производства. В Советском Союзе проводилась настойчивая и целеустремленная политика по созданию отвечающих требованиям времени танков в рамках формирующейся военной доктрины и представлений о системе танкового вооружения.

С этой целью удачно использовался зарубежный опыт, сопровождающийся активной политикой по закупке зарубежных образцов. Разработки, проводимые в направлении использования технических идей, заложенных в прототипе от английской компании «Виккерс», позволили накопить ценный опыт танкового строительства в процессе создания унифицированной танковой системы — триплекса (Т-26, Т-27, Т-28) 288 . Советские танки Второй мировой войны разрабатывались с учетом и под воздействием мирового опыта танкостроения, но были результатом и продуктом творческой деятельности сложившихся в Харькове, Ленинграде, Нижнем Новгороде и других городах творческих коллективов, работавших в тесном сотрудничестве со специалистами производства, умело и своевременно использовавших накапливаемый опыт боевого применения зарубежных и отечественных танков сначала на Дальнем Востоке и в Испании, а потом и на театрах Второй мировой войны.

Деятельность танкостроителей пользовалась поддержкой и постоянным вниманием военного и политического руководства страны. Так, например, решение по выбору технического облика будущего танка Т-34 (колесно-гусеничный или гусеничный вариант) принималось в результате многократных обсуждений и основывалось на позиции Автобронетанкового управления Красной армии, которое возглавлял Д. Г. Павлов , Наркомата обороны, Совнаркома. В материалах тактико-технических требований и пояснительных записках к эскизным проектам танков подчеркивалось, что наряду с требованиями выполнения тактико-технических заданий необходимо учитывать опыт эксплуатации техники в войсковых частях и производственные возможности заводов-изготовителей, что сыграло огромную роль при развертывании массового серийного производства.

Таким образом, создание современных по тому времени танков обеспечивалось сочетанием политической воли, определяемой осознанием неотвратимости надвигающейся войны, государственной поддержкой, проявляющейся в том числе в принятии необходимых мер в отношении сложных и базовых предприятий, в первую очередь металлургических, умелым подбором кадров, организацией снабжения и принятием других необходимых мер. Появление танка становилось результатом осуществляемой широким фронтом целенаправленной работы как военных (заказчиков), так и специалистов-конструкторов и технологов. Быстрые темпы реализации принимаемых решений обеспечивались не только создаваемыми условиями и организацией работ, присущим тому времени энтузиазмом исполнителей и высоким уровнем их ответственности за порученное дело, но и высоким уровнем требовательности, носящим иногда не только жесткий, но и репрессивный характер.

Огромное значение в военное время приобрели заложенные в конструкцию предпосылки развертывания массового производства танков: простота, технологичность и высокий уровень ремонтопригодности, хотя некоторые из условий компоновки танка ухудшали условия обитаемости, а в ряде случаев, например при ограничении по количеству членов экипажа танка Т-34, неудачной конструкции трансмиссии, трудности в управлении танком снижали уровень эффективности его боевого применения. Однако простота конструкции, как и приспособленность танка к восстановлению, в том числе в полевых условиях, облегчали личному составу освоение машины, что имело большое значение при относительно невысоком образовательном уровне призывного контингента. Наряду с конструктивными недостатками сказалась вынужденная поспешность запуска в серийное производство, исключившая необходимый для любой сложной техники период технической приработки. Однако, несмотря на крайне сжатые сроки разработки и периода ввода в серийное производство, удалось создать средний танк в наибольшей степени, по отношению к любым другим танкам мира, удовлетворяющий требованиям будущей войны, удачно сочетающий огневую мощь, подвижность и защищенность, обладающий оптимальными боевыми и техническими характеристиками, простотой конструкции, высокой ремонтопригодностью и предпосылкой модернизации.

Возможно, решающим, проявившимся на определенном этапе войны достоинством советских танков стал их модернизационный потенциал. Танковые сражения на Курской дуге выявили явный просчет конструкторов и руководителей танкового ведомства Красной армии в определении времени коренной модернизации танка Т-34. Ее, по мнению специалистов, необходимо было проводить еще в 1942 г., тогда новая улучшенная машина поступила бы на вооружение к весне 1943 г., что позволило бы избежать тяжелых потерь. Модернизированный танк Т-34, оснащенный 85-мм пушкой (Т-34-85), начал поступать в войска только в феврале — марте 1944 г., в период подготовки к операции «Багратион». Многие отечественные и зарубежные специалисты, историки признают эту боевую машину лучшим танком Второй мировой войны, несмотря на то что по отдельным параметрам он уступал немецким «Пантерам» и американским «Шерманам». В последующие десятилетия, когда на характер рейтингов все большее влияние оказывала политика, а в перечень сопоставляемых танков включались такие известные послевоенные модели, как «Леопард» или «Меркава», танк Т-34 все-таки сохранял свое почетное место. Тогда конструкторам удалось блестяще решить проблему оптимального сочетания мощной брони, эффективного вооружения и высокой маневренности, используя лучшие технические отечественные и зарубежные достижения того времени, адаптируя их к условиям отечественного производства, взглядам на боевое применение и эксплуатацию.

Танк Т-34, как признают зарубежные специалисты, был создан людьми, которые сумели увидеть поле боя середины XX в. лучше, чем кто-либо на Западе. Приобретенный опыт разработки и умение видеть перспективы позволили в 1943 г. сформировать требования к новому среднему танку (Т-44), а уже к 1944 г. завершить подготовку к его вооружению. Техническая идеология, заложенная в советских средних танках, определила пути развития мирового танкостроения первых послевоенных десятилетий. В Советском Союзе классическая компоновка танка Т-44 была сохранена в танке Т-54, ставшем основным танком Советской армии 1950–1960 гг.

Советские легкие танки, выпускавшиеся до 1943 г., по своим техническим характеристикам также относились к числу лучших в мире, а технологичность, быстрота изготовления на базе существующих автомобильных заводов позволили развернуть их массовое производство и частично компенсировать тяжелейшие потери в танках в первые месяцы войны. Богатый опыт был накоплен и в создании тяжелых танков. Линия разработки, заложенная в таких танках, успешно продолжалась и в послевоенное время. Она была прекращена в конце 1950-х гг. с завершением испытаний танка ИС-7. Некоторые специалисты подвергают сомнению обоснованность такого решения. Одним из просчетов в военно-технической политике военного и политического руководства стал отказ от включения в комплект войсковых формирований самоходных артиллерийских орудий, тем самым был сделан шаг к разбалансированности системы вооружения Сухопутных войск.

Создавать самоходные артиллерийские установки пришлось в ходе войны. Процесс этот оказался достаточно сложным и затянутым по времени, в очередной раз показав, насколько трудно устранять в ходе войны последствия ошибочных представлений о системе вооружения и выборе приоритетов. Другим просчетом военно-технической политики предвоенных лет стал отказ от принятия на вооружение бронетранспортеров, хотя в конце 1930-х гг. они уже состояли на вооружении армий Германии, Великобритании, США. Относительно автомобильного транспорта война показала, что автомобильная техника уже в ту пору постепенно трансформировалась из средства подвоза в составляющую общей системы наземного вооружения, обеспечивающую тактическую и оперативную готовность войск. Опыт войны продемонстрировал большое значение правильно организованного технического обеспечения всех видов военной техники и вооружения, так как огромные потери в начале войны объяснялись не только проблемами управления войсками, техническим состоянием и готовностью техники, но и неспособностью армейских служб организовать восстановление техники как в ходе сражения, когда ее своевременный возврат в строй становился порой единственным средством поддержания боеспособности подразделений, так и в период оперативных пауз.

По мере накопления ремонтных средств выстраивалась система эшелонирования ремонта с включением в состав подразделений, частей, соединений ремонтных подразделений с необходимыми средствами восстановления. Были определены этапы, места и мера ответственности служб на каждом из этапов проведения технического обслуживания и видов ремонта. Показательно, что со временем темпы восстановления соответствовали количеству вышедших из строя машин, причем основная часть, свыше 65%, осуществлялась войсковыми средствами до армии включительно. Сложившаяся во время войны система технического (материально-технического) обеспечения полностью соответствовала условиям ведения войны, изучалась и копировалась многими армиями мира и выдержала испытание временем. Стрелковое оружие всегда пользовалось особым вниманием государства, так как служило наиболее массовым средством вооружения армии, а также было необходимо для оснащения сил внутреннего порядка.

В СССР в условиях быстрого развития оборонных отраслей и всего народного хозяйства удалось перевести процессы изготовления стрелкового оружия с полукустарных методов на массовое производство, включая создание единой системы конструкторских и рабочих чертежей, внедрение разработанных технологических процессов, унификации оснастки и контрольно-измерительных инструментов. Были сделаны определенные шаги к внедрению унификации и стандартизации производства. Принятые меры позволили развернуть производство стрелкового оружия, однако были допущены серьезные просчеты в определении номенклатуры вооружения, наиболее важными из которых стали недооценка автоматического оружия, в первую очередь пистолетов-пулеметов и ручных противотанковых средств, что резко снизило огневые возможности стрелковых подразделений в начальный период войны. Необоснованным стал отказ от производства противотанковых ружей.

Огромное значение для достижения успеха в войне сыграла способность Советского Союза обеспечить свою армию и флот всеми видами боеприпасов, артиллерийских, минометных, авиационных, инженерных средств поражения, минами, гранатами и патронами различных калибров и назначения. Начало войны и весь ее ход подтвердили, что успешно вести боевые действия способно только государство, располагающее полным циклом производства боеприпасов, для изготовления которых в предвоенные годы были созданы условия для производства черных и цветных металлов, ферросплавов, никеля, цветных металлов, продуктов коксохимии, нефтехимии, основной химии и органического синтеза. Само по себе производство боеприпасов требовало не только использования сложных технологий, но и обеспечения безопасности и элементарной заботы о людях, занятых в опасном и вредном для здоровья производстве. Составной частью боеприпасов были основанные на использовании различных физических принципов взрыватели, производство которых относилось к категории высоких технологий. И хотя состояние боеприпасной отрасли оценивалось специалистами и руководством страны достаточно критически , нельзя не отметить тех усилий, которые предпринимались в стране в предвоенные годы.

В течение всей войны продолжалось конструктивное совершенствование боеприпасов за счет расширения номенклатуры и появление новых типов, таких как подкалиберные и надкалиберные снаряды, боеприпасы кумулятивного действия, реактивные авиационные и наземные снаряды, новые типы мин и другие виды, изготовление которых требовало применения все более дефицитных материалов. Возможно, одним из наиболее убедительных аргументов в пользу необходимости подготовки государства к грядущим войнам является способность страны собственными средствами производить патроны, которых в ходе Великой Отечественной войны были израсходованы сотни миллионов. Маневренный характер войны выдвинул новые требования к инженерному обеспечению боевых действий. Количество и качество инженерной техники в войсках стало одним из решающих факторов достижения успеха в бою, что, в частности, было продемонстрировано немцами в начале войны на примере действий танковых групп. В Красной армии к началу войны ощущалась большая нехватка инженерного вооружения, к тому же инженерный парк изобиловал множеством типов базовых машин, многие из которых имели невысокие транспортные характеристики. Низкой была обеспеченность средствами минирования, а также транспортными средствами. Опыт первых недель войны показал, что многие средства инженерного вооружения (например, переправочно-мостовые парки, противотанковые мины и т. п.), отличаясь хорошими тактико-техническими характеристиками, были плохо приспособлены к массовому производству в условиях военного времени из-за сложности конструкции и необходимости использования дефицитных материалов.

Начавшаяся война остро поставила вопрос о массовом производстве средств инженерного вооружения. Оборонительные действия советских войск потребовали значительного увеличения средств минно-взрывных заграждений, взрывчатых веществ и средств подрыва. Только за первые полтора года войны ГКО и СНК СССР по ходатайству Главного военноинженерного управления и начальника инженерных войск Красной армии вынесли десятки постановлений и распоряжений по вопросам производства средств инженерного вооружения .

В результате многократно вырос выпуск противотанковых и противопехотных мин, была проведена работа по расширению производства переправочных средств, развернуто производство мостостроительных, лесозаготовительных и маскировочных средств, дорожных машин, передвижных электростанций различного назначения и электроинструментов, оборудования для водоснабжения и т. д. И хотя в целом отечественная промышленность во многом благодаря достигнутому перед войной заделу справилась с производством инженерного вооружения как в количественном, так и в качественном отношении, выявилась четкая тенденция повышения значимости инженерного обеспечения для достижения успеха в войне. Наиболее успешным и результативным направлением в военно-технической политике Советского государства стала авиация, которой изначально был придан приоритет среди других видов и родов войск. Руководство страны создание авиации рассматривало как необходимое условие обеспечения безопасности государства. В результате осуществлялось целевое финансирование, принимались эффективные меры по созданию дееспособных проектных бюро и опытно-конструкторских организаций, осуществлению в целом успешной кадровой политики как в отношении специалистов — создателей самолетов, так и руководителей отрасли, учреждению гражданских и военных высших учебных заведений.

Было ускорено строительство авиационных предприятий, оснащенных по последнему слову техники с максимально возможным учетом зарубежного опыта и технологий, обеспечено должное внимание к базовым отраслям промышленности, призванным снабдить необходимыми материалами и средствами производство, что позволило стране занять свое место в ряду передовых в области авиастроения держав (Германия, Великобритания, Франция, США) и создать предпосылки для дальнейшего развития отрасли в требуемом для страны направлении. Удалось на основе трезвого анализа отдельных неудач в воздушной войне в Испании и в Советско-финляндской войне 1939–1940 гг. и на основе изучения зарубежного опыта осуществить мероприятия по реконструкции авиационной промышленности и созданию нового поколения самолетов. Со стороны политического руководства были проявлены понимание, твердая воля и определен комплекс мер, необходимых для полной реорганизации авиационной отрасли. В середине 1940 г. было принято принципиальное решение о прекращении выпуска старой продукции и освоении новой, более совершенной, сложной в изготовлении и эксплуатации. Решающее значение имело то, что этому решению предшествовала работа по выполнению утвержденной в 1939 г. ЦК ВКП(б) и Совнаркомом СССР программы реконструкции моторных авиационных заводов, а в сентябре — программы реконструкции самолетостроительных заводов .

Подготовка и наращивание возможностей промышленности стали решающим фактором в противостоянии советских и германских истребителей, обеспечив начиная с 1943 г. их численное превосходство. Важным фактором достижения успеха стала способность авиационной промышленности работать четко, ритмично, перманентно наращивая выпуск качественной продукции. Большое значение имела также удачная в кадровом и организационном отношении система управления авиационной промышленностью, дополненная жестким оперативным контролем со стороны высших органов власти. Тяжелым уроком для нашей страны стала несбалансированность в системе вооружения Красной армии средств поражения, разведки и управления. Уделяя постоянное неослабное внимание оснащению армии вооружением и техникой, военные и политические руководители государства основной упор делали на ударных средствах: танках, артиллерии, самолетах, кораблях и в значительно меньшей степени — на средствах тактической и оперативной разведки. Характерным примером является отсутствие в составе авиации самолетов-разведчиков и самолетов-корректировщиков, подобных известному немецкому самолету «ФоккеВульф-189» («рама»), наличие которого существенно повышало эффективность ведения немцами артиллерийского огня.

В предвоенные годы и в ходе войны советская авиационная промышленность и авиация приобрели достаточный опыт, чтобы планомерно совершенствовать все виды боевой техники и успешно реализовать новые направления, в первую очередь создание реактивной авиации. Советскому Союзу в предвоенные годы пришлось в очередной раз в российской истории восстанавливать флот, положение которого после завершения Гражданской войны было близким к критическому. Первая программа кораблестроения и вооружения была утверждена Советом труда и обороны уже в 1921 г., затем последовала разработка новой десятилетней Программы военного кораблестроения 1936 г., а ее переработанный вариант был принят Совнаркомом в 1937 г. Примечательно, что до 1937 г. в стране не было Наркомата Военно-морского флота, а до 1939 г. — и Наркомата судостроения. С учреждением Наркомата ВМФ заказчиками проектирования и строительства кораблей, разработки и производства систем вооружения стали центральные управления ВМФ: кораблестроения, артиллерийского, минно-подрывного и химического вооружения и связи, работой которых руководил заместитель наркома ВМФ по кораблестроению и вооружению.

С началом Второй мировой войны и усилением военной опасности для СССР в программы строительства кораблей были внесены серьезные коррективы. Постановлением Совета народных комиссаров СССР предписывалось форсировать строительство легких надводных кораблей и подводных лодок. Несмотря на серьезные трудности, продолжалась работа по обновлению корабельного состава флота. На Севере и Дальнем Востоке завершалось строительство новых судостроительных заводов, на которых закладывались надводные корабли новых проектов. Для подготовки к применению на флотах были созданы маневренные соединения: эскадры и отряды кораблей различных классов, сформированные с учетом решения предстоящих оперативных и тактических задач. На флоте были разработаны система оперативной готовности нахождения сил флота и отработанный в ходе боевой и оперативной подготовки порядок перевода флота в высшие степени готовности, что сыграло свою положительную роль в первые дни войны. Однако следовало принимать во внимание, что часть находящихся в строю кораблей была устаревших конструкций: заложены еще в императорской России и достраивались в советское время или подняты из воды, после чего восстанавливались. Основные недостатки и ошибки при проектировании и строительстве кораблей, проявившиеся во время войны, были детально проанализированы в «Отчете о работе кораблестроения ВМФ за период Отечественной войны» .

При этом к числу основных была отнесена слабая приспособленность боевых кораблей к борьбе с воздушным противником, так как предусмотренное проектами и установленное зенитное вооружение оказалось слабым как по своим огневым возможностям, так и по качеству управления огнем. Корабли были слабо защищены от электромагнитных мин, а оборудование — от воздействия помех. Эти и другие недостатки пришлось устранять уже в ходе войны путем усиления и модернизации на плавающих кораблях зенитного вооружения, укрепления броневой защиты, размагничивания кораблей, увеличения прочности корпусов и отдельных узлов, установкой новых противолодочных средств, а также за счет обеспечения кораблей новыми техническими средствами обнаружения и связи: гидроакустической аппаратурой, новой радиоаппаратурой, радиолокационными станциями, совершенствованием противопожарного оборудования и т. д. При относительно ограниченном участии в сражениях Великой Отечественной войны выявилось немало факторов, определяющих роль и место отечественного флота в обеспечении безопасности государства. Основным уроком для нашей страны стало подтверждение необходимости защиты от угроз с океанских и морских направлений с учетом нарастающих возможностей потенциального противника.

Географическое положение страны требовало при формировании политики государства учитывать его интересы как в прибрежных зонах, так и в мировом океане и определять направления строительства флота с учетом тенденций мирового кораблестроения и экономических возможностей страны. До конца 1930-х гг. основным видом связи в оперативно-стратегическом звене оставался телеграф. Военное командование в те годы делало упор на использование общегосударственной сети постоянных воздушных линий и узлов Наркомата связи СССР, значительная часть проводных и радиосредств которого использовалась в интересах вооруженных сил. Однако уже с первых дней войны стало очевидно, что сеть Наркомата связи является весьма уязвимой и не может отвечать предъявляемым военной обстановкой требованиям. Радикальный принцип ее построения выводил из строя при поражении административного центра всю связь области (края). В связи с этим пришлось принимать срочные меры по прокладке кабельных подходов к крупным городам, строительству обходных путей, в том числе и вокруг Москвы, созданию резервных и вспомогательных узлов телефонно-телеграфной связи. Недостатки в организации собственно военной связи выявились еще в Советско-финляндскую войну 1939–1940 гг., но принятых к началу войны мер по техническому перевооружению средств военной связи оказалось недостаточно. Кроме того, до начала Великой Отечественной войны военным руководством страны недооценивалась роль радиосвязи, в том числе для связи Генерального штаба со штабами фронтов: командиры и штабные работники не были обучены управлению войсками по радио, радиоданные доводились до штабов с опозданием, в войсках практически не было мобильных радиосредств 294 . Существовавшая до войны недооценка роли военной радиосвязи существенно сказалась на материально-техническом обеспечении войск радиосредствами, так как промышленное производство не было подготовлено к укомплектованию войск техническими средствами в необходимых объемах, в особенности не хватало самолетных и танковых радиостанций, а также переносных станций для сухопутных войск.

Государству пришлось принимать экстренные меры как по увеличению объемов производства существующих радиосредств, так и по разработке и ускоренному внедрению в серийное производство новейшего военного радиооборудования. В приказе народного комиссара обороны от 23 июля 1941 г. «Об улучшении работы связи в Красной армии» указывалось на недооценку штабами радиосвязи в подвижных видах современного боя. Учитывая сложившуюся в начале войны обстановку и проявившиеся недостатки в организации связи в войсках, в августе 1941 г. в Народном комиссариате обороны было сформировано Главное управление связи Красной армии, на которое возложено обеспечение связью Ставки ВГК и руководство связью вооруженных сил в целом. На дальнейшее совершенствование непрерывной системы поддержания связи и устойчивости системы управления была направлена директива Ставки ВГК от 30 мая 1942 г. «Об улучшении использования радиосвязи для обеспечения управления войсками». Начало же формированию радиоэлектроники как отрасли и становлению требуемой совокупности предприятий в области радиолокационной техники, электроники, электросвязи и радиосвязи было положено постановлением Государственного Комитета Обороны СССР «О радиолокации» от 4 июля 1943 г. Таким образом, одним из крупнейших просчетов военного командования и политического руководства страны стала техническая неподготовленность средств связи и управления к функционированию в режиме военного времени и тем более при воздействии противника.

Недостатки в качественном и количественном уровне средств связи в оперативном и тактическом звене стали одной из причин проблем в управлении частями, соединениями и объединениями и во многих случаях оказались роковыми для участвовавших в сражениях первых недель войны. Заключительный этап войны убедительно показал, что устойчивое управление войсками могло быть осуществлено только комплексным использованием всех существовавших тогда средств обмена информацией при существенном повышении роли радиосвязи и широком внедрении телефонной связи, в том числе многоканальной. Достойный вклад в достижение победы над врагом внесла отечественная наука. Предпринятые в предвоенное время меры привели не только к восстановлению, но и к развитию академических институтов, быстрому становлению отраслевых научных учреждений и стимулированию высшего образования. Позитивное значение имели меры по приближению прикладной науки к производству. Достаточно эффективной оказалась государственная политика в отношении Академии наук СССР, заключавшаяся в максимально возможном привлечении крупных ученых к решению практических задач конструирования, изготовления, требующих новых, нестандартных решений при выборе материалов, установлении технического облика, используемых физико-химических процессов, технологий производства, а также введении крупных ученых во властные структуры.

Особенно продуктивным стало создание тематических комиссий по проблемам. Эти факторы способствовали реализованному в СССР системному подходу к созданию танкового, артиллерийского, стрелкового вооружения и авиации. Все эти меры сопровождались постоянной заботой о сохранении ведущих высших учебных заведений страны. Не только прагматическое, но и символическое значение для страны, ее науки и культуры имело то, что в критические для страны годы проводились набор в аспирантуру и выборы в Академию наук. Итогом принимаемых в труднейшие годы войны усилий по сохранению научного потенциала стало то, что, несмотря на огромные материальные и людские потери, в том числе и научных работников, были сохранены интеллектуальные возможности нации, о чем свидетельствовали первые итоги перевода народного хозяйства на мирные рельсы.

В стране нашлись специалисты, способные создать, возглавить и заполнить научные школы ядерных технологий, ракетной техники, радиолокации и электроники, продолжить работу по совершенствованию авиации и всех необходимых для обеспечения обороны страны традиционных видов вооружения и военной техники. Достигшая высокого уровня развития германская наука не имела централизованной организации. Ведущие немецкие ученые работали в крупных фирмах, которые создавали им благоприятные условия для творческой деятельности, совершенствования в избранной области и реализации своих замыслов на практике: конструирования современных образцов оружия и военной техники, достижения успехов в прорывных технологиях, в частности в ракетной и атомной областях. Однако отсутствие координации и элементов централизованного управления не позволили немцам в полной мере использовать возможности оказавшегося в их распоряжении научно-технического и технологического потенциала континентальной Европы. Опыт войны показал, что элементы централизации в организации науки являются одним из необходимых условий достижения практических успехов в технике и технологиях, но до тех пор, пока не препятствуют творческому процессу и не служат тормозом для проявления и реализации нестандартных конструктивных идей. Вторая мировая война еще раз подтвердила значение образовательного уровня нации для достижения победы в войне.

Уровень образования солдат и офицеров оказывал огромное влияние на использование на фронте оружия и техники. В отдельных случаях создатели вооружения вынуждены были идти на упрощение конструктивных элементов, делая поправку на недостаточный уровень подготовки воина. В Советском Союзе, несмотря на революционные преобразования, в основном удалось сохранить вполне конкурентоспособную систему военного образования, притом что преемственность в подготовке кадров нарушалась Гражданской войной и репрессиями 1930-х гг. Однако в значительной степени руководящий состав армии формировался уже в годы войны. Великая Отечественная война, как и Вторая мировая в целом, вылилась в противостояние техники, технологий, уровня образования и науки, воплощенных в вооружении и всей совокупности боевых средств, применявшихся в военных действиях. Ход войны, ее итоги показали: несмотря на то что в распоряжении фашистской Германии оказались высокий научно-технический потенциал, военная промышленность, вооружение и военная техника почти всех государств Европы, советское оружие и советская техника выдержали испытания войной.

Основным достоинством, а по сути, преимуществом в деятельности советских конструкторов была способность обеспечить максимальную простоту конструкции и ее технологичность, что обеспечивало возможность массовости производства в условиях недостатка высокопроизводительного оборудования, инвентаря, квалифицированной рабочей силы. Простота конструкции способствовала обучению личного состава с невысоким уровнем образования и повышала возможности ремонта военной техники, в том числе в боевых условиях. Другим достоинством стало умение максимально использовать отечественные материалы. Одним из решающих преимуществ советского вооружения оставался его высокий модернизационный материал.

Самолеты, танки, корабли, стрелковое оружие успешно дорабатывались в течение всей войны, а технологии их изготовления совершенствовались в сторону сокращения трудозатрат. Успехам модернизации и созданию новой техники способствовала активная политика закупок импортной военной техники, проводимая в 1920–1930 гг., которую некоторые специалисты называли даже агрессивной. Точечная закупка танков и самолетов, других видов техники и их умелое использование с точки зрения творческого заимствования отдельных конкретных технических решений позволило, например, успешно выстроить линейку средних танков. Огромную роль в обеспечении Красной армии качественным оружием в достаточном количестве сыграла подготовка производства. Строительство новых предприятий, в том числе на востоке страны, модернизация и переоснащение старых и, наконец, совершенствование технологии и организации производства осуществлялись в таких масштабах, что промышленность оказалась способна выдержать тяжелейший период, связанный с утратой и эвакуацией предприятий в первые месяцы войны.

В высшей степени оправданным оказалось рассредоточение промышленности по территории страны. Весомую роль в техническом оснащении Красной армии сыграли поставки союзников по антигитлеровской коалиции по программе ленд-лиза, в первую очередь промышленного сырья, автомобильного транспорта, а также самолетов, танков, кораблей, зенитных орудий, ремонтных мастерских, других видов техники. Полученное вооружение, безусловно, способствовало достижению общей победы над врагом. Опыт Великой Отечественной войны предопределил послевоенное развитие вооружения и военной техники. Получили развитие средства автоматизации, радиолокации, а позднее и радиоэлектронной борьбы, что привело к созданию новой отрасли — радиоэлектроники. Однако основное влияние на послевоенное развитие вооружения и всю военно-техническую политику оказало создание ставшего в период Второй мировой войны реальностью ракетно-ядерного оружия.

Характер и итоги Великой Отечественной войны подтвердили, что создание системы вооружения и военной техники должно опираться на долгосрочные и среднесрочные прогнозы, которые включают в себя изучение геополитической обстановки и геополитических интересов государства, научно-технологический анализ с целью оценки направлений развития средств вооруженной борьбы и их места в возможном силовом противоборстве. Такой прогноз должен содержать также изучение возможности появления принципиально новых средств и методов воздействия на противника, которые на определенном отрезке времени могут приобретать доминирующее значение. В ходе Второй мировой войны такими средствами стало ракетное и ядерное оружие.

Рассмотрению различных путей развития вооружения должно сопутствовать изучение соответствующих ему организационно-штатных структур войсковых формирований, формы и способы боевого применения которых согласуются со свойствами и возможностями прогнозируемых средств ведения войны, а во многом и определяют направления их развития. Необходимой составной частью обоснования системы вооружения будущего также являются всестороннее изучение и оценка экономических возможностей государства, выполняющих роль ограничений: его производственной и хозяйственной базы, наличия сырьевых ресурсов, учета неуклонного роста стоимости вооружения и военной техники. Возрастание конструктивной сложности оружия предполагает высокий образовательный уровень населения, наличие профессиональных кадров, преемственность и непрерывность их подготовки. Неизменным остается внимание к социальным проблемам общества, обеспечению готовности населения к защите национальных интересов. Неуклонное совершенствование технических средств вооруженной борьбы и рост их разрушительной силы все в большей степени относит их к числу тех основных составляющих военной организации государства, от которых зависит его способность к предотвращению войн и вооруженных конфликтов.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 7. Экономика и оружие
войны. — М.: Кучково поле, 2013. — 864 с., 20 л. ил., ил.

Другие новости и статьи

« Об исследовании проблемы реэвакуации населения в годы Великой Отечественной войны

Расчеты между воинской частью и гражданским банно-прачечным предприятием »

Запись создана: Понедельник, 19 Ноябрь 2018 в 10:22 и находится в рубриках Вторая мировая война, Межвоенный период.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика