Бронетанковые и механизированные войска



Бронетанковые и механизированные войска

oboznik.ru - Бронетанковые и механизированные войска
#война#войска#история

Бронетанковые и механизированные войска (до декабря 1942 г. — автобронетанковые) являлись основной ударной силой Сухопутных войск. Наряду с ростом количества выпускаемых машин непрерывно улучшалось и их качество. В течение всей войны велась настойчивая работа по достижению превосходства советской бронетехники над соответствующей техникой противника. В сложной обстановке начального периода войны требовалось выбрать главное направление, определить, каким должен быть основной тип танка, тем более что ориентация на легкий танк Т-50 как основной оказалась несостоятельной. Ставка была сделана на средний танк Т-34, который отвечал основным требованиям боевых задач в наступлении и обороне — борьбе с танками противника, пехотой и артиллерией, противотанковыми средствами, был относительно прост в эксплуатации и, что очень важно, в конструкции и изготовлении, создавая тем самым условия для быстрого развертывания массового производства.

Танк Т-34 оказался единственным типом танка, который, будучи создан еще в довоенный период, морально не устарел в течение всей войны. Один из генералов вермахта после войны писал: «Русские танки Т-34… показали нашим привыкшим к победам танкистам свое превосходство в вооружении, броне и маневренности. Танк Т-34 произвел сенсацию. Этот 26-тонный русский танк был вооружен 76,2-мм пушкой (калибр 41,5), снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5–2 тыс. м, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка Т-34. Толщина лобовой брони немецких танков равнялась 40 мм, бортовой — 14 мм. Русский танк Т-34 нес лобовую броню толщиной 70 мм и бортовую — 45 мм, причем эффективность прямых попаданий в него снижалась еще и за счет сильного наклона его броневых плит» . Вместе с тем в 1941 г. недостатки танка Т-34 нередко брали верх над его достоинствами. Однако с начала войны советские танкисты стали совершенствовать способы применения танков, удачным примером чему служат боевые действия 4-й танковой бригады.

В ходе битвы под Москвой бригада (с 11 ноября 1941 г. — 1-я гвардейская танковая бригада) под командованием М. Е. Катукова в боях под Орлом и Мценском успешно сражалась против частей и соединений 2-й немецкой танковой группы Г. Гудериана. Успех бригады обеспечивали действия из засад с короткими внезапными контратаками ударной группы при хорошо организованной разведке . Как вспоминал сам М. Е. Катуков: «Только наша гвардейская танковая бригада за две недели немецкого наступления уничтожила 106 вражеских танков, 16 тяжелых и 37 противотанковых орудий, 16 минометов, 3 минометные батареи, 8 тягачей, 55 автомобилей, 51 мотоцикл, до трех полков противника, разбила 13 дзотов, 27 пулеметных гнезд. Теперь сопоставим потери гитлеровцев с уроном, понесенным нашей бригадой. За две боевые недели у нас вышло из строя 33 танка, то есть в 3 раза меньше. Причем безвозвратно мы потеряли 7 машин. Они сгорели. Остальные 26, подбитые, поврежденные, пришли сами или были вытянуты тягачами на сборный пункт, а затем отремонтированы, восстановлены и возвращены на передний край обороны».

Секретом успеха бригады стали умелые действия всего личного состава, высокий профессионализм и максимальное использование преимущества Т-34 перед немецкими танками. Высокие качества танка Т-34 и рост мастерства его применения советскими танкистами подтверждает и командующий 2-й немецкой танковой группой (5 октября 1941 г. группа была преобразована во 2-ю танковую армию) генерал Г. Гудериан: «Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Превосходство материальной части наших танковых сил, имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех» . В танковых дивизиях вермахта в первом периоде Великой Отечественной войны основной машиной легкой танковой роты был танк Т-III, а средней — Т-IV . Однако уже в ноябре 1941 г. управление вооружения сухопутных войск дало фирмам «Даймлер-Бенц АГ» и МАN задание на проектирование нового среднего танка, минимальная толщина лобовой брони которого определялась в 60 мм, бортов и кормы — по 40 мм.

Танк должен был вооружаться 75-мм танковой пушкой. В результате прототип МАN был утвержден для запуска в серийное производство и получил обозначение «PzKpfw V Пантера» (Т-V) 125 . В 1943 г. перед руководством танковой промышленности и конструкторами среднего танка Т-34 и танковых пушек остро встал вопрос о необходимости кардинальной модернизации танка, в первую очередь, увеличения его огневой мощи 126 . Решение это было запоздалым. Курская битва отчетливо показала, что средние танки Т-34 существенно уступали новым немецким танкам «Пантера», «Тигр», штурмовому орудию «Фердинанд». Успех достигался лишь за счет численного превосходства над противником, так как только в тех случаях, когда Т-34 приближался к новым немецким танкам на короткое расстояние, огонь его пушки становился эффективным. Обновленный танк Т-34-85 был принят на вооружение 23 января 1944 г.

На танк была поставлена более мощная пушка — 85-мм С-53, для чего пришлось изменить конструкцию корпуса и башни. На этом танке башня стала трехместной, а экипаж увеличился до пяти человек. Появились новые приборы наблюдения, радиостанции стали устанавливаться на все танки, а не только на командирские, были усовершенствованы конструкция башни, способ боеукладки, вентиляция боевого отсека, введены боевые шашки, пять запасных траков крепились на верхнем лобовом листе корпуса. После этих и других усовершенствований танк Т-34-85 действительно стал образцом для своего времени. Английский писатель Д. Орджилл, автор ряда книг по развитию бронетанкового вооружения и техники, в конце 1960-х гг. писал: «T-34 с удельной мощностью 18 л. с./т занимает почетную ступень рекордсмена в истории мирового танкостроения. За последние двадцать лет мало какой из сошедших с конвейера танков не обязан чем-то творческому мышлению Михаила Кошкина в 1939 г. Т-34 по-прежнему достаточно хорош, чтобы снова вступить в бой» .

Правомерно привести используемый в литературе о танках тезис: достижения и слава танка Т-34 определяются тем, что он вовремя был задуман русскими, спроектирован русскими инженерами, изготовлен на русских заводах из имеющихся в России материалов, был пригоден для обслуживания его русскими техниками и предназначен для применения русскими солдатами в бою. Все это позволило танку Т-34 остаться в истории одним из символов Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Как отмечал главный конструктор Уральского танкового завода военных лет А. А. Морозов: «Счастье танка Т-34, его неординарная судьба в решающей мере определяется именно тем, что он попал в руки таких людей. Мастерство, отвага, находчивость и смекалка советского воина, помноженные на высокие тактико-технические параметры машины, обеспечили танку Т-34 то место, которое он по праву занимает в истории Второй мировой войны» . Простота, надежность, удобство в эксплуатации, высокая ремонтопригодность, достаточная бронезащита, хорошая маневренность и мощное вооружение стали причинами популярности Т-34-85 у танкистов. Однако становилось ясно, что возможности модернизации танка исчерпаны, поэтому в ноябре 1943 г. были отработаны ориентировочные тактико-технические требования к новому танку, изготовлены несколько опытных образцов с различными типами вооружения, а 23 ноября 1944 г. новый танк Т-44 с 85-мм пушкой был принят на вооружение .

Тяжелые танки КВ-1 и КВ-2 получили боевое крещение в первых сражениях Великой Отечественной войны (если не считать экспериментального применения КВ в Советскофинляндской войне 1939–1940 гг.). Они показали, что в наиболее характерных боевых ситуациях бронирование танков КВ обеспечивает их защиту от всех бронебойных снарядов противотанковых и танковых пушек, имевшихся в то время в вермахте 131 . Танки КВ-2, по существу, являлись тяжелыми САУ, поскольку предназначались в основном для борьбы с долговременными огневыми точками противника, их лобовую броню не пробивали снаряды ни одного немецкого танка, а снаряд КВ-2, стоило ему попасть в любой немецкий танк, почти гарантированно выводил его из строя. Правда, огонь КВ-2 могли вести только с места.

По свидетельству М. Е. Катукова немцы боялись танков Т-34 и КВ, за каждый сожженный Т-34 немецкое командование предоставляло солдатам две недели отпуска, а за KB — три недели 132 . В ходе боевых действий выявилась необходимость повысить подвижность тяжелых танков и устранить ряд их конструктивных недоработок. За счет уменьшения толщины брони и сокращения размеров корпуса вес танка КВ-1 был снижен на 5 тонн, в результате чего максимальная скорость его движения возросла до 42 км/ч, повысились проходимость и маневренность танка . Важную роль имело более рациональное размещение членов экипажа и распределение функциональных обязанностей между ними.

Новый танк КВ, ведущим конструктором которого был Н. Ф. Шамшурин, получил наименование КВ-1с («с» — скоростной). Создание КВ-1с было оправданно в условиях неудачного первого этапа войны, однако это, по существу, приблизило КВ к средним танкам. Армия так и не получила полноценного (по более поздним стандартам) тяжелого танка, который бы резко отличался от средних по боевой мощи. Таким шагом могло бы стать вооружение танка 85-мм пушкой, но дальше экспериментов дело не пошло, так как обычные 76-мм танковые пушки в 1941–1942 гг. без труда боролись с любой немецкой бронетехникой, и причин для усиления вооружения руководство не видело.

А между тем в Германии с августа 1942 г. начал серийно выпускаться тяжелый танк «Т-VIH Тигр» . Танк имел сварной корпус коробчатого сечения с вертикальным расположением лобовых и бортовых листов толщиной 80–100 мм. В башне монтировалась мощная полуавтоматическая зенитная пушка калибра 88-мм с длиной ствола 56 калибров, ее бронебойный снаряд с дистанции 1000 м пробивал 115-мм броню, а подкалиберный с дистанции 500 м — 180-мм. Надо признать, что немецким конструкторам удалось добиться высоких боевых характеристик своих танков. Мощное вооружение, отличные оптика и средства связи, надежные ходовые части и двигатели, эргономичные условия работы экипажа — все это в купе с отличной боевой подготовкой танкистов позволяло немцам всю войну обходиться меньшим количеством танков и штурмовых орудий, чем их противникам, и наносить весьма ощутимые потери 135 . В СССР в начале войны велись работы по созданию тяжелого танка КВ-3 с бронированием лобовой части корпуса и башни 115–120 мм, которую надо было приспособить под установку 107-мм пушки 136 . Когда ходовая часть и шасси были уже почти готовы, из АБТУ поступило распоряжение свернуть работы ввиду чрезмерной, как посчитали, мощности пушки ЗИС-6.

Новый советский тяжелый танк в 1941 г. так и не появился, что можно отнести к просчетам заказчиков советских танков, так как после появления немецких танков «Пантера» и «Тигр» через два года СССР был вынужден создавать новый тяжелый танк по бронированию (120-мм лобовая броня, 90-мм бортовая) и вооружению (85-мм пушка на ранних машинах, 122-мм на поздних, близкая по характеристикам бронепробиваемости к 107-мм ЗИС-6), практически аналогичный КВ-3. В конце лета 1943 г. на тяжелые танки стали устанавливать литые башни с увеличенной толщиной брони, а вместо 76-мм начали монтировать более мощную 85-мм пушку Ф. Ф. Петрова. Танку была присвоена марка КВ-5, его масса возросла до 46 тонн, а экипаж сократился до четырех человек.

Однако после появления у вермахта танков «Тигр» с 88-мм пушкой дальнейшее развитие КВ стало бесперспективным. Новые немецкие танки могли расстреливать КВ с безопасной дистанции. Кроме того, к лету 1943 г. основу противотанковой артиллерии вермахта на наиболее опасных направлениях стали составлять 75-мм ПТП и 88-мм орудия, бронебойные снаряды которых уверенно поражали КВ. Требовался новый тяжелый танк, который обеспечивал бы надежную защиту и способность противостоять новым немецким танкам «Тигр» и «Пантера». Конструирование нового тяжелого танка ИС началось еще весной 1942 г. После появления на нашем фронте новых тяжелых танков вермахта его создание было ускорено, однако до конца 1943 г. советские войска получили лишь незначительное количество образцов этого танка. Тяжелый танк ИС-2 стал заметным достижением отечественных конструкторов .

По совокупности свойств «огневая мощь — броневая защита» он вполне соответствовал сложившимся требованиям к тяжелому танку. Имея несколько меньшую по сравнению с ИС-1 массу, он обладал относительно высокой подвижностью, чему способствовала установка бортовых фрикционов двухступенчатых планетарных механизмов поворота, разработанных А. И. Благонравовым. Первые 145 единиц ИС-2 оснащались 122-мм пушкой с затвором поршневого типа, но с марта 1944 г. ИС-2 стал вооружаться новым образцом 122-мм пушки Д-25Т с полуавтоматическим клиновым затвором. По силе ударов по цели и разрушительному воздействию 122-мм пушка Д-25 являлась самой мощной из устанавливаемых на серийных танках Второй мировой войны.

Начальная скорость бронебойного снаряда составляла 781 м/с, дальность прямого выстрела по средним и тяжелым танкам — 1000–1100 м, прицельная дальность — 5000 м, дульная энергия пушки 820 т. м, в то время как у немецкого танка «Т-VIB Королевский тигр», вооруженного 88-мм пушкой, дульная энергия не превышала 520 т. м. Дальнейшей модификацией тяжелого танка был ИС-3, созданный в конце войны и принятый на вооружение в марте 1945 г. Хотя танк ИС-3 и не успел повоевать на полях сражений Великой Отечественной войны, именно ему выпала честь участвовать в совместном военном параде участников антигитлеровской коалиции в Берлине 138 . Большие углы наклона, дифференцированное бронирование, полусферическая обтекаемая башня — отличительные особенности ИС-З. По сравнению со своим предшественником ИС-3 стал качественным шагом вперед в области бронезащиты . В послевоенные годы ИС-3 долгое время рассматривался как эталон тяжелого танка.

Значительную роль в усилении Сухопутных войск в трудные дни первого периода войны сыграли легкие танки. По совокупности своих свойств советские легкие танки были в числе лучших легких боевых машин подобного типа того времени. Последним в линейке легких танков стал Т-80 с усиленный броневой защитой, увеличенным боекомплектом и более мощным, чем у предшественников, двигателем. Танк был способен вести огонь по самолетам за счет увеличенных углов возвышения пушек и пулеметов до 60 градусов и оснащения коллиматорными прицелами . При конструировании и изготовлении легких танков были реализованы такие прогрессивные технические решения, как рациональное размещение броневых листов, наличие командирских башен, торсионная подвеска катков с внутренней подвеской и прочее.

Тем не менее недостатком этих танков оставалось слабое бронирование и вооружение, что крайне негативно сказывалось на их боевых возможностях. Бронеавтомобили БА-10 и БА-20 вследствие невысокой боевой эффективности в 1941 г. были сняты с производства. Новый легкий двухосный полноприводный бронеавтомобиль начали проектировать в начале войны по инициативе В. А. Грачева 141 . В конце 1941 г. был создан БА-64, который стал первым советским серийным колесным бронеавтомобилем и единственной машиной этого класса, принятой на вооружение в СССР в годы войны . При его создании учитывался опыт боевого применения советских бронеавтомобилей в начальный период войны и опыт, полученный при изучении трофейных немецких бронеавтомобилей .

В ходе серийного производства в конструкцию БА-64 был внесен ряд существенных изменений. Развитие бронеавтомобилей вермахта продемонстрировало более впечатляющие результаты, пройдя за несколько лет путь от легких пулеметных, не имевших даже башни, до тяжелых трехи четырехосных бронемашин, вооруженных 50-мм и 75-мм орудиями и вобравших в себя все достижения передового германского автомобилестроения. Немцы первыми запустили в серию броневики с колесной формулой 8×8 (все колеса ведущие и управляемые), сначала с рамным шасси, а затем и с несущим корпусом .

Эти машины существенно усилили защищенность немецкой пехоты. К началу Великой Отечественной войны Красная армия практически не имела самоходных артиллерийских установок, что оказалось крупным просчетом в военно-технической политике. Использование самоходной артиллерии являлось необходимым условием успешного проведения как наступательных, так и оборонительных операций в качестве средства поддержки танков и пехоты. В предвоенные годы в СССР делались попытки создания САУ (опытный триплекс), однако серийно выпускаемых САУ к началу войны в Красной армии не было. В вермахте же на 22 июня 1941 г. насчитывалось 276 самоходных орудий (штурмовых орудий, истребителей танков, тяжелых пехотных орудий на танковых шасси), и с каждым месяцем их количество увеличивалось. К концу 1941 г. немцы располагали самоходными противотанковыми орудиями «Мардер-II» и «Мардер-III» 145 . В «Мардер-II» 75-мм пушка РАК-40 монтировалась на базе танка Т-II.

Та же пушка на заводах БММ (Прага) монтировалась на шасси устаревшего легкого чехословацкого танка Pz Kpfw-38(t). Немецкими конструкторами в 1942 г. был осуществлен первый опыт установки 88-мм ПТП на танковую базу — самоходная установка «Насхорн» (позднее — «Горниссе») 146 . Опыт первых боев показал, что невозможно обеспечить непрерывное сопровождение пехоты и танков огнем артиллерии на конной (механической) тяге. Изменившийся характер боя предопределял необходимость мощного подвижного орудия, неуязвимого для стрелкового огня, способного осуществлять широкий маневр на поле боя и уничтожать огневые средства и танки противника стрельбой прямой наводкой, а иногда и с закрытых позиций. Как отмечал начальник артиллерии РККА Н. Н. Воронов: «Наши наступательные операции показали, что на поле боя трудно сопровождать наступающую пехоту орудиями на прицепе, а тем более орудиями на конной тяге. Пришлось срочно браться за создание самоходных орудий» .

Накопленный опыт конструирования и создания опытных образцов (СУ-76, СУ-37, СУ-45, средних ЗСУ-8, тяжелых СУ-14, СУУ) позволил с началом войны в сжатые сроки создать эффективную систему самоходной артиллерии. В короткий срок была создана САУ ЗИС-30, представлявшая собой 57-мм противотанковую пушку ЗИС-2, установленную на гусеничный тягач «Комсомолец», которая принимала участие в боях уже в конце августа 1941 г. 148 Однако принятие на вооружение отвечающих требованиям боя современных самоходных орудий затягивалось. Основные отечественные САУ, разрабатывавшиеся в стране, представляли собой безбашенные танки, обладавшие относительно более мощным вооружением, чем танки, на базе которых они создавались. Отсутствие вращающейся башни упрощало конструкцию и способствовало тем самым увеличению общего выпуска.

Вместе с тем установка вооружения в корпусе приводила к малым углам горизонтального наведения, что наряду с отсутствием пулеметов сужало боевые возможности САУ. Отечественные САУ, как правило, вели стрельбу с коротких остановок прямой наводкой. Потребность в создании самоходных орудий была велика, однако реально ситуация с САУ начала меняться только весной 1942 г., когда пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей оборонной промышленности и войск принял решение об их разработке и производстве. ГКО 19 октября 1942 г. принял постановление о создании линейки САУ калибром от 37-мм до 122-мм. Разработка и создание опытных образцов возлагались на «Уралмаш» и завод № 592 Наркомата вооружения. На «Уралмаше» была создана специальная конструкторская группа, а руководство по разработке и изготовлению САУ осуществляли Л. И. Горлицкий и Ж. Я. Котин. К ноябрю 1942 г. был изготовлен опытный образец 122-мм САУ, проведен заводской испытательный пробег на 50 км и отстрел 20 выстрелов, после чего прошли войсковые и государственные испытания. Однако принятие на вооружение этих САУ затягивалось, поэтому ГКО, не дожидаясь окончательных результатов испытаний и учитывая обстановку на фронтах, принял постановление о начале серийного производства СУ-122 на базе Т-34 149 и СУ-76 на базе Т-70 .

Первые их образцы обладали невысокими боевыми качествами. Так, СУ-76 вследствие слабого бронирования могли использоваться только в качестве орудий сопровождения пехоты. Создание коллективом под руководством Л. С. Троянова на базе тяжелого танка КВ самоходной артиллерийской установки СУ-152 стало, как и разработка новейшего отечественного танка ИС-1, достаточно быстрым ответом на появление нового поколения немецких танков. Боевое крещение СУ-152 состоялось в Курской битве. Именно СУ-152 получила уважительное прозвище «Зверобой» за успехи в уничтожении «Тигров» и «Пантер». Иллюстрацией к оценке возможностей и степени напряженности выполненных работ является то, что самоходную систему 152-мм калибра коллективы Ф. Ф. Петрова и Ж. Я. Котина создали совместными усилиями за 25 дней.

Разработчики новых САУ проявляли находчивость и смекалку. Как отмечал Б. Л. Ванников: «Когда к 1943 году потребовалась мощная танковая и самоходная артиллерия, конструкторы и производственники-вооруженцы и танкостроители с большим успехом использовали наиболее ответственные и трудоемкие так называемые качающиеся части артиллерийских систем (ствол с люлькой) калибров 122 и 152 миллиметра, которые промышленность выпускала крупными сериями. И уже с начала 1943 года фронт получал в требуемых количествах танки и самоходные установки с мощной артиллерией и боекомплекты снарядов» 151 . СУ-122, вооруженная 122-мм гаубицей, обеспечивающей относительно небольшую начальную скорость снаряда 515 м/с, не могла эффективно противостоять новым немецким танкам. Необходимо было создать специальную противотанковую артиллерийскую систему, которой стала СУ-85, практически не отличавшаяся по своей компоновке от СУ-122, но вооруженная 85-мм пушкой с высокой баллистикой, принятая на вооружение в августе 1943 г.

Советская самоходная артиллерия в зависимости от мощности орудия, степени бронирования и веса подразделялась на три типа: легкая, средняя и тяжелая. Легкие установки типа СУ-76М (массой до 20 тонн) выполняли задачи по огневому сопровождению пехоты. Средние установки (до 40 тонн) типа СУ-100, СУ-85 сопровождали пехоту и танки. Наряду с разрушением долговременных и деревоземляных сооружений огнем прямой наводки, они являлись эффективным средством для уничтожения танков, самоходных орудий, противотанковой артиллерии противника. Усиление огневой мощи САУ среднего типа в заключительном периоде Великой Отечественной войны было достигнуто за счет применения 100-мм пушки (СУ-100) 153 , а бронезащиты — за счет увеличения толщины лобовой брони до 75 мм. Тяжелые установки (более 40 тонн) применялись для сопровождения в бою всех типов танков и пехоты. Благодаря сильному вооружению и бронированию они успешно вели борьбу с тяжелыми танками и самоходными орудиями, а также применялись для разрушения прочных оборонительных сооружений. Мощное вооружение и хорошая противоснарядная стойкость корпуса и рубки тяжелых САУ (ИСУ-152 и ИСУ-122) давали им возможность эффективно вести борьбу с немецкими танками и САУ на любых дистанциях .

Все советские САУ того времени (в отличие от сильно специализированных немецких) были универсальными машинами. СУ-100 на базе Т-34-76 стала одним из лучших самоходных орудий Второй мировой войны. Конструктивные данные САУ позволяли применять их для решения огневых задач с закрытых позиций, однако эти качества почти не использовались. В фашистской Германии в 1943 г. фирмой «Хеншель» был разработан более совершенный истребитель танков «38 Хетцер» (всего было выпущено 2849 машин, к концу войны оставалось в войсках 915, из них на восточном фронте — 726). Совершенствовались конструкция и боевая мощь истребителей танков по мере модернизации танков: истребитель танков на базе танка Т-IV с 75-мм ПТП РАК-39 (в 1943–1944 гг. выпущено 800 машин), истребитель танков «Ягдпантера» на базе танка Т-V, «Элефант» на базе танка «Т-VIН Тигр» с 88-мм полуавтоматической пушкой (выпущено 393 машины), «Ягдтигр» на базе танка «Тигр-II» со 128-мм модернизированной пушкой (выпущено 79 машин) .

Штурмовые орудия для поддержки пехоты и танков также совершенствовались по мере появления новых танков (соответствующих баз): штурмовое орудие «IV Бруммбер» со 150-мм гаубицей (с 1943 г. выпущено 700 машин), «Штурмтигр» с заряжаемой с дула 380-мм мортирой (турбореактивные снаряды) на базе танка Т-VI (с 1944 г. выпущено 18 орудий) 156 . С 1943 г. выпускались САУ «Веспе» с 105-мм гаубицей leFH-18/2 и «Хуммель» с 150-мм гаубицей sFН-18/1L/30. Боевое крещение этих САУ состоялось на Курской дуге в июле 1943 г., где они показали себя эффективным оружием. Несколько САУ «Хуммель» было захвачено Красной армией и использовалось в боях под обозначением СУ-150. В целом, развитие танков и САУ в годы Великой Отечественной войны характеризуется последовательным усилением их огневой мощи, броневой защиты, маневренности и управляемости на поле боя. Огневая мощь в основном повышалась путем увеличения калибров пушек. Усиление броневой защиты шло по линии ее дифференцированного распределения. В годы войны успешно решались конструкторские, производственные и эксплуатационные проблемы бронетанкового вооружения.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 7. Экономика и оружие
войны. — М.: Кучково поле, 2013. — 864 с., 20 л. ил., ил.



Другие новости и статьи

« ПВО в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.

Что известно о создании канала имени Москвы »

Запись создана: Среда, 15 Май 2019 в 7:25 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы