Cобрать ополчение… Взгляд из XXI века



Cобрать ополчение… Взгляд из XXI века

oboznik.ru - Cобрать ополчение… Взгляд из XXI века

Редкий нижегородец не слышал о пламенном призыве Минина «заложить жён и детей», чтобы собрать необходимые для ополчения средства. Мы уже и не пытаемся понять смысл такого «заклада», повторяя раз за разом хрестоматийную формулу. Но не случайно же она появилась! Как вообще собирались деньги?

Земскому старосте выпал исторический шанс — Козьма Минин оказался в точке совпадения интересов «именитых» и торговых людей, государства и отдельного человека.

Банальный вопрос – кошелек или жизнь – был задан народу и государству. Хотя государства на тот момент фактически уже не было, соответственно и финансовая сфера, и рынок существовали в знакомом нам по 90-м годам формате «как договоримся». Нижний Новгород, находившийся в самом тылу центральной Руси, не пострадал от военных действий, но утратил выгодную позицию посредника в торговле между Западом и Востоком. Все первое десятилетие XVII века нижегородцы занимались не столько преумножением капиталов, сколько их спасением.

Приобретенный военный опыт станет, как это ни парадоксально, основной концепцией мирного выхода из смуты. Руководивший ополчением Пожарский придерживался тактики «выдавливания» противника. Нижегородские деловые круги по большому счету финансировали не освобождение Москвы, а восстановление контроля над территориями, где хозяйничали банды, часто не подчинявшиеся никому. Ярославль, ставший весной 1612 года столицей ополчения, замкнул линию обороны на северном направлении. В течение нескольких месяцев в 400 километрах от Москвы создавались параллельные структуры управления государством.

Экономический блок, говоря современным языком, курировал Минин. О его деятельности в Ярославле мы как-то забываем: все заслоняет нижегородское воззвание. А ведь еще вопрос: где было труднее. В Нижнем Новгороде Минина окружали люди одного с ним сословия, за плечами несколько лет боевого братства в отрядах по защите города. Земским старостой, который определял бы долю каждого двора в уплате налогов, его избрал посад.

Знаменитый призыв был услышан и спокойно воспринят в сообществе заинтересованных людей. Таким образом, озвучив настроения, витавшие в воздухе, Минин сделал не самый трудный шаг. Первые средства, собранные на «подъеме», оказались впоследствии каплей в море. Дальнейшие сборы имели уже не столь радостную эмоциональную окраску – пришлось (и не раз!) включать механизм принуждения.

Печальная история о заложенных женах и детях

Поскольку известная речь не была записана, то в существующих ныне вариантах отразились жизненные реалии тех лет. Современные исследователи сходятся на том, что на первоначальном этапе ничего подобного не планировалось. Деньги согласились дать добровольно. Но! Одно дело – дать согласие, а совсем другое – отдать деньги. У многих, даже вполне благополучных, нижегородцев их попросту не было. И заслуга Минина в том, что он смог материализовать сказанное слово, применяя порой довольно жесткие меры, в том числе и к членам семей неплательщиков. По-другому уже не получалось – процесс был запущен.

Следует, пожалуй, уточнить, что возврат денег не предполагался ни в наличности, ни в виде зачета по будущим налогам. Отдавая сначала «пятую деньгу», затем «третью», нижегородский посад не имел в перспективе ничего, кроме светлого будущего

На что шли деньги?

При слове «ополчение» перед глазами возникает бородач в лаптях с рогатиной наперевес. Верно, отряды добровольцев так и выглядели, но в грядущих военных действиях ставка делалась на профессионалов. А профессионалы – это дворянская конница и совсем другие деньги. Дворяне, как традиционно служилое сословие, садились на коня и брали в руки оружие в отроческом возрасте. Их «работодателем» выступало государство, в его отсутствие они были просто обречены стать наемниками. Огромное количество оставшейся «не у дел» дворянской молодежи превратилось за годы смуты в «солдат удачи» – и привлечь, а затем удержать их в войске могло только (увы!) щедрое жалованье. Содержание пехоты требовало, на первый взгляд, меньше средств, но намного ли? Три тысячи человек требовалось одеть по сезону. Документы тех лет сообщают о «шубном» оброке, бывшем у властей на особом контроле. Отдельная тема – обувь. Даже имея сапоги или валенки, человек русского средневековья в дорогу обувался в лапти. Известен срок их «жизни»: летом – пять дней, зимой – десять.

В поход

Ополчение отправилось в Ярославль по льду Волги в феврале 1612 года. Чтобы кормить людей во время трехнедельного перехода, за войском двигался внушительный обоз. Лошадям требуется фураж, который они же сами и везут. Правда, волжские города по пути следования ополчения уже «не баловали». Первой была Балахна. Долго бытовавшее мнение о ней как о родине Минина не находит в наши дни подтверждения. В годы смуты город не проявил себя оплотом государственности, напоминая скорее разбойничье гнездо, откуда постоянно ждали набега. Но теперь балахнинцы почувствовали, на чьей стороне сила, и оказали всяческую поддержку. Поход на Ярославль был одновременно и сбором сил, и демонстрацией власти. К лету в Ярославле собрались значительные силы, поступившие под командование князя Пожарского и других военачальников, представителей известных дворянских фамилий. В этой среде Минин был единственным простолюдином. Не знавший грамоты (право подписи он передал Пожарскому) Минин создал эффективный хозяйственный механизм в чрезвычайных условиях. Произведенный за заслуги перед Отечеством в думные дворяне, он остался в народной памяти обладателем уникального титула – «выборный человек всея земли».

Екатерина НИКОЛИНА



Другие новости и статьи

« Зоя и Шура Космодемьянские

Отечественные опытные магазинные винтовки 20-30 х годов XX века в собрании Тульского государственного музея оружия »

Запись создана: Четверг, 1 Ноябрь 2018 в 9:37 и находится в рубриках Новости, Современность, Стрелецкое войско.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы