16 Март 2023

Сравнительная оценка вооружения СССР, Германии и их союзников во Второй мировой войне

oboznik.ru - Сравнительная оценка вооружения СССР, Германии и их союзников  во Второй мировой войне
#СССР#вооружение#история

Вооруженная борьба проходила на различных театрах военных действий с использованием многочисленных артиллерийских систем, авиации, танков, самоходных артиллерийских орудий, стрелкового оружия, оптических приборов и боеприпасов различного назначения, автомобилей и другой военной техники. Каждый из дней войны ратный путь солдата сопровождало самое массовое, распространенное оружие — стрелковое. Основным оружием немецкого солдата накануне Второй мировой войны был карабин 98k калибра 7,92 мм, являвшийся укороченной модификацией винтовки братьев В. и П. Маузер, а некоторое количество карабинов снабжалось оптическими прицелами и использовалось для вооружения снайперов. Продолжала оставаться на вооружении и винтовка маузер образца 1898 г. калибра 7,92 мм.

Как винтовка, так и карабин комплектовались штыками клинкового типа. Стрельба из карабина и винтовки производилась патронами, оснащенными пулями различного назначения. В качестве стрелкового оружия в Венгрии использовалась магазинная винтовка Ф. Манлихера М-35. В конце 1930-х гг. итальянская армия оснащалась короткой винтовкой М-38 под патрон 7,35 мм. В предвоенной Италии существовал и карабин системы Каркано М91/24 с откидным штыком. Основными образцами винтовок в вооруженных силах Румынии стали манлихер образца 1892 г. и чехословацкий маузер образца 1924 г. калибра 7,92 мм. На вооружении японской армии состояли пехотные винтовки Н. Арисаки: «тип 98», снайперские «тип 97», калибра 7,7 мм и карабин «тип 44» калибра 6,5 мм. Пехота армии США вооружалась магазинной винтовкой системы А. Спрингфилда M1903 с ручной перезарядкой и использовалась в основном в качестве снайперского оружия. В 1929 г. появилась модификация «М1903А1 Гаранд».

В Великобритании винтовка Дж. Ли-Энфилда калибра 7,7 мм, широко применявшаяся во время Первой мировой войны и совершенствовавшаяся в межвоенные годы, послужила образцом для создания новых моделей, принятых на вооружение армии. В качестве стрелкового оружия французской армии использовались винтовки А. Бертье и оригинального устройства MAS-36 калибра 7,5 мм, отвечавшая всем новейшим требованиям. Быстро развивавшийся вермахт требовал большого количества пистолетов. Для этого после 1934 г. в Германии восстановили производство парабеллума Г. Люгера калибра 9 мм (Р-08). К началу Второй мировой войны в частях вермахта уже имелось более 500 тыс. этих пистолетов. В ходе войны выпуск парабеллумов прекратился, и их заменили более технологичными и менее чувствительными к загрязнению пистолетами Ф. Вальтера калибра 9 мм (Р-38). В годы войны некоторые части СС и специальные подразделения вермахта использовали ограниченное количество пистолетов системы братьев Маузер образца 1896 г. калибра 7,63 мм.

На вооружении итальянской армии состояли пистолеты беретта M-1923, М-1934 калибра 9 мм. В Италии также производились пистолеты, сконструированные Д. Соссо. С 1929 г. на вооружении венгерской армии состоял пистолет системы Р. Фроммера 29М, а в 1937 г. офицерский состав получил пистолет 37М, представлявший собой несколько улучшенный вариант модели 29М. Пистолеты выпускались двух калибров — 9-мм и 7,65-мм. В Финляндии состоял на вооружении пистолет Л-35 системы А. И. Лахти, внешними очертаниями похожий на парабеллум. Личным оружием офицеров японской армии в межвоенные годы стали револьверы «тип 26», а также пистолеты «Хамада тип 1», «Намбу тип 14». В середине 1930-х гг. приняли на вооружение и пистолет «Намбу тип 94». В 1921 г. в США после модернизации на вооружение в качестве основного образца приняли 45-мм кольт М1911А1. Пистолеты кольт имели распространение во многих странах мира и более чем в двадцати состояли на вооружении.

В Великобритании мощный пистолет фирмы «Веблей-Скотт» послужил основой для создания принятого на вооружение в армии и на флоте и применявшегося во время двух мировых войн пистолета модификаций 1906, 1912, 1913 и 1915 гг. Конструкторами всех пистолетов этой фирмы являлись У. Уайтинг и Д. Картер. К началу Второй мировой войны получил распространение кольт образца 1911 г., но приспособленный для стрельбы патронами фирмы «Веблей». Перед Второй мировой войной во Франции на вооружение приняли переделанный из швейцарского пистолета Ш. Петтера МАС-35 калибра 7,65 мм «MAB модель D». На вооружении Войска Польского состояли револьвер Ng-30, точная копия русского нагана, и VIS-35 — армейский пистолет П. Вильневчица и Я. Скшипиского образца 1935 г. Иногда его называли «радом» по месту изготовления — фабрика Брони в Радоме. Армейский образец пистолета по устройству оказался сходен с кольтом образца 1911 г. Длительные дебаты по поводу целесообразности использования пистолетов-пулеметов в системе вооружений вермахта завершились решением Управления вооружений о разра-

ботке их для комплектования экипажей бронемашин, парашютистов, а также командиров отделений, взводов и рот пехоты. В 1938 г. созданный фирмой «Эрфурт-Машиненфабрик» пистолет-пулемет МP-38 калибра 9 мм приняли на вооружение 203 , что стало значительным шагом в развитии этого вида оружия, а через два года его модернизировали (МP-40). В вермахте для борьбы с танками с близких расстояний предназначались 7,92-мм противотанковые ружья образца 1938/39 гг., пробивавшие броню до 25 мм на расстоянии до 300 м 204 .

Накануне Второй мировой войны в итальянской армии состоял на вооружении пистолет-пулемет беретта модели MAB-38/42. Помимо Италии он имел распространение и в других странах. Пистолетом-пулеметом марки «Орита», сконструированным Л. Яска, вооружалась румынская пехота. Пистолет-пулемет «Суоми М-31» системы А. И. Лахти, имели пехотинцы финской армии в 1931 г., а японские пехотинцы вооружались пистолетом-пулеметом «тип 100». В армии США на вооружении офицеров и экипажей бронетанковой техники состояли пистолеты-пулеметы Дж. Томпсона калибра 45 мм. В США в 1920–1930-е гг. они имели небольшое распространение. Трудоемкость изготовления и дороговизна различных моделей пистолета-пулемета оказались неприемлемыми в условиях военного времени. В первый период Второй мировой войны Управление артиллерийско-технического снабжения разработало пистолет-пулемет М3 калибра 45 мм. На вооружении армии Великобритании состояли отличавшиеся простотой устройства и высокой технологичностью пистолет-пулемет «Ланчестер Мк I», сконструированный Г. Ланчестером, и «Стен Мк I», разработанный Р. Шефердом и Г. Терпином. Их приняли на вооружение в 1941 г. взамен закупавшихся ранее в США дорогих пистолетов-пулеметов Дж. Томпсона. Пехота французской армии имела на вооружении компактный пистолетпулемет МАС-38 калибра 9 мм. В вермахте широко применялся пулемет MG-34, использовавшийся как в качестве ручного, так и станкового.

Пехота Италии вооружалась станковыми пулеметами «Фиат-Ревелли M1914» и ручными — «Бреда 30». Пулеметы «Тип 11» и «Тип 99» состояли на вооружении японской армии. Армия Великобритании была вооружена пулеметами систем «Брен» и «Виккерс». Основными пулеметами вооруженных сил США являлись в основном устаревшие браунинги — M1917 и M1919. Более легкие ручные пулеметы К. Джонсона модели 1941 г. широкого распространения не получили. Мощным оружием поддержки пехоты стал 12,7-мм пулемет M2 системы Дж. Браунинга. На вооружении французской армии состояли пулеметы Шоша — 1915 и MAC M1924/29. Создание первых немецких танков успешно осуществлялось с начала 1930-х гг. Г. Гудериан подробно разработал теорию малого танкового блицкрига — тактику действий танковых войск, в которой главная ставка делается на маневр, скорость, внезапность и создание подавляющего превосходства на направлении главного удара 205 . В целях дезинформации первому танку присвоили наименование «сельскохозяйственный тягач». В 1934 г. он получил официальное название PzKrfw I Ausf (Т-I А) серии А, затем стала выпускаться серия В — Т-I В.

Танки Т-I всех серий имели только пулеметное вооружение и противопульную броню. Всего до середины 1937 г. изготовили 1493 танка (Т-IА — 477, Т-IВ — 1016). Кроме того, на базе Т-I выпускались командирские танки, а также штурмовые орудия и другие специальные машины. Хотя танки Т-I предназначались изначально для обучения танкистов, они использовались как боевые единицы при проведении операций в Испании, Польше, Франции. На 1 сентября 1939 г. в вермахте насчитывалось 1445 танков Т-I, что составляло 46% всего танкового парка Германии. Параллельно с Т-I начался выпуск танков Т-II, вооруженных 20-мм пушкой и также имеющих противопульную броню. Эти танки выпускались в различных модификациях (от А до L) с 1935 по 1941 г., всего с конвейра сошло 2628 танков T-II. К началу войны с Советским Союзом на востоке насчитывалось 793 танка T-II, то есть 20% от общей численности. В 1934 г. Служба вооружения сухопутных войск Германии выдавала заказ четырем фирмам на производство нового танка Т-III, который также выпускался несколькими сериями (от А до O). Вначале на танках ставилась 37-мм пушка, затем на серии G — 50-мм пушка с длиной ствола 42 калибра, а на серии J длину ствола увеличили до 60 калибров. Производство Т-III велось с 1936 по 1943 г., всего выпустили 6000 танков. При их разработке «немцы использовали достижения английского танкостроения, внеся, однако, в конструкцию значительные изменения» .

В феврале 1935 г. был сделан заказ немецким фирмам на производство нового, более мощного танка Т-IV, и в 1938 г. выпустили первые танки Т-IV серии А. Затем последовали серии В, С, D и т. д. На каждой новой серии усиливалась броневая защита, особенно на сериях Е и F, росла огневая мощь и неизбежно увеличивалась боевая масса танка. На танках всех серий устанавливалась 75-мм пушка, в первое время короткоствольная с начальной скоростью бронебойного снаряда 385 м/с. Т-IV оказался единственным танком вермахта, который выпускался на протяжении всей Второй мировой войны (с 1937 по 1945 г.) и стал по существу символом танковых войск Германии.

Бывший немецкий генерал Ф. Меллентин писал, что во время кампании на Западе «танк Т-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружен 75-мм пушкой» 207 . В целом перед войной немецкая танковая промышленность выпускала четыре типа танков: Т-I, T-II, Т-III и T-IV, каждый из которых имел несколько модификаций. По состоянию на 1 сентября 1939 г. в вермахте насчитывалось 3195 танков, из них типа Т-I — 1445, Т-II — 1223, Т-III — 98, Т-IV — 211, огнеметных — 3, командирских — 215 208 .

Основное производство танков сконцентрировалось на фирмах «Крупп», «Даймлер» и «Рейнметалл», а броневого литья — на заводах «Бохумер-Феррайн», «Крупп» и «Шкода». С осени 1940 г. германское руководство военной экономикой начало использовать промышленный потенциал оккупированных стран. Прежде всего нуждам вермахта была подчинена военная промышленность Чехословакии: заводы «Шкода», BMM выпускали для вермахта танки Rz Kpfw 35(t) и Pz Kpfw 38(t), 240-мм пушки M-16, 170-мм и 210-мм пушки, 210-мм мортиры. Авиационная промышленность Чехословакии производила до 1500 самолетов в год. Для вермахта наладили также производство оптических приборов, средств связи, химического, инженерного и другого снаряжения. За счет Чехословакии военно-промышленная база Германии увеличилась по производству артиллерии, стрелкового оружия и боеприпасов примерно на 20–25%, по производству самолетов, танков и тягачей — на 15–20% 209 . Итальянская бронетехника во время Второй мировой войны по своим тактико-техническим характеристикам заметно отставала от военной техники Германии и стран антигитлеровской коалиции. Ее основу составляли танкетки CV-33, легкие танки L6/40 и средние M13/40. Бронетехника Румынии имела танки R-2 — копии чехословацких LT vz 35, а также устаревшие «Рено FT-17». В ходе войны румынская армия получала германские Т-III и Т-IV. Основу бронетанковых войск Венгрии составляли легкие танки « 38M Толди» и средние «40M Туран».

Финляндия перед началом войны с Советским Союзом в 1939 г. имела лишь несколько «Виккерс Mk E» и устаревших «Рено FT-17». Но в ходе боевых действий танковый парк финской армии пополнился трофейными советскими Т-26, Т-28 и бронеавтомобилями. В ходе боевых действий к ним добавились еще несколько БТ и Т-34. Наиболее массовыми танками в японской армии стали легкие танки «Ха-Го тип 95» и средние «Чи-Ха тип 97». Танк «Ха-Го» явился развитием класса танкеток, на его вооружении стояли 37-мм пушка и два 6,5-мм пулемета. Всего изготовили 1161 такой танк. Средний танк «Чи-Ха» стал основой японских танковых сил, было изготовлено 1220 таких машин. Танки оснащались 47-мм пушкой и двумя 7,7-мм пулеметами, начальная скорость снаряда достигала 825 м/сек и обеспечивала пробитие брони толщиной 75 мм на расстоянии до 560 м. На танках устанавливался двухтактный дизельный мотор. В 1941 г. в Японии приняли на вооружение средний танк «Чи-Ну», оснащенный 75-мм пушкой повышенной баллистики. Однако таких танков было выпущено всего 60 единиц. По своей боевой мощи, уровню бронирования,

качеству ходовой части японские танки существенно уступали советским, европейским и американским образцам. К 1939 г. в танковых войсках вооруженных сил Японии насчитывалось более 2 тыс. боевых машин, из них около половины — устаревших марок 210 . Основной континентальный соперник Германии — Франция занимала в 1930-е гг. второе место в мире по количеству танков. Так, в 1939 г. французская армия имела около трех тысяч легких, 300 средних и 172 тяжелых танка, а кроме того, более 1600 устаревших танков фирмы «Рено». Среди французских теоретиков не было единого взгляда на применение танковых войск, хотя общепризнанным считалось, что танки являются не только средством усиления пехоты, но могут действовать самостоятельно. Состоявший на вооружении французской армии тяжелый танк В-1 являлся модернизированной версией образца конца 1920-х гг. Он имел мощное, но неудобное для применения вооружение: две пушки калибра 47 мм и 75 мм, надежную до 60 мм броневую защиту. Громоздкий, малоподвижный, с малым запасом хода, сложный в управлении и эксплуатации танк оказался малопригодным для использования в боевых действиях. Принятый в 1935 г. на вооружение легкий танк «Рено-35», обладал хорошей для этого класса машин броневой защитой, но в то же время имел 37-мм пушку с малой начальной скоростью снаряда, низкую удельную мощность и скорость движения, кроме того, был неудобен в эксплуатации из-за тесного боевого отделения, в котором командир танка совмещал обязанности наводчика. Основным средним танком французской армии стал выпускаемый с 1935 г. серийно танк «Сомуа-35», имевший хорошую броневую защиту (40–56 мм), максимальную скорость движения 40 км/ч и запас хода до 260 км, оснащенный 47-мм пушкой. До мая 1940 г. изготовили 500 таких танков. Легкие французские танки примерно соответствовали немецкому T-II, средние танки S35 и H35 не уступали немецким T-III, а тяжелые В-1 превосходили все танки вермахта по мощности оружия и защищенности, но уступали им в маневренности и скорости, что «весьма отрицательно сказывалось в ходе их боевого применения» .

Британская доктрина сводилась к тому, что танковые войска должны состоять из танковых частей, приданных пехоте, а также танковых соединений, наподобие «танковой кавалерии» 212 . В соответствии с этим промышленность выпускала два типа боевых машин: танк непосредственной поддержки пехоты — пехотный танк и крейсерский танк. В 1938 г. приняли на вооружение и запустили в серию пехотный танк «Mk II Матильда», имевший мощное бронирование (75–78 мм) и дизельный двигатель, но крайне слабое вооружение — 40-мм пушку и 7,7-мм пулемет системы «Виккерс». На смену МК II с 1940 г. поступил легкий танк «Mk III Валентайн», завоевавший высокую репутацию в войсках. Из крейсерских в начальный период войны использовались «Mk IV Ковенантер», «Mk V Ковенантер» и «Mk VI Крузейдер». При создании танка, как и при разработке советского танка БТ, использовались идеи американца У. Кристи. Однако английским инженерам не удалось создать отвечающую требованиям времени конструкцию, они вынужденно устанавливали на них устаревшие бензиновые двигатели «Либерти».

Танк оставался слабо вооруженным, сложным в обслуживании и управлении, ненадежным в эксплуатации. Крейсерские танки показали неудовлетворительные боевые качества и очень быстро были сняты с производства. Главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров вспоминал: «Все это говорит о том, как трудно было в то время создать хорошие танки» 213 . Впоследствии в Великобритании развернули производство тяжелого танка «Mk IV Черчилль». Кроме того, в английских войсках использовались американские танки «M4 Шерман», поставленные по ленд-лизу. К началу войны британская армия располагала не более чем 1 тыс. в основном легких танков. Учитывая свое географическое положение, США вплоть до начала Второй мировой войны основное внимание уделяли флоту и авиации.

Относительно танков доминировало представление, что они могут использоваться только для непосредственной поддержки пехоты. Организация бронетанковых частей как самостоятельного рода войск не предусматривалась. Только в 1940 г. танковые войска оформились как самостоятельный род войск. К началу Второй мировой войны в американской армии имелось всего 292 легких двухбашенных танка моделей М2А2 и М2А3, вооруженных пулеметами. В сжатые сроки к марту 1941 г. американцы создали и запустили в серийное производство первый легкий пушечный танк под маркой «М3 Стюарт», оснащенный 37-мм орудием. Используя свой мощный промышленный потенциал, они приступили к разработке и производству средних танков, получивших название по имени военачальников «М3 Грант Ли» и «М4 Шерман», вооруженных 75-мм пушкой. Так, «М4 Шерман» выпускался во время войны в больших количествах и различных модификациях со звездообразными и V-образными бензиновыми силовыми агрегатами. В то же время американцы стремились использовать и дизели, для чего на танки «М4 Шерман» ставились силовые установки из двух дизелей 214 . В целом, к началу Второй мировой войны армии США и Великобритании не располагали танковым парком, пригодным для ведения маневренных боевых действий. Бронетанковая техника Войска Польского состояла только из танкеток TKS и легких танков 7TP. Перед Второй мировой войной артиллерия большинства государств делилась по боевому предназначению — на пушечную, гаубичную, противотанковую, зенитную артиллерию и минометы, а по организационному принципу — на батальонную, полковую, дивизионную, корпусную и артиллерию резерва главного командования. Батальонная артиллерия включала легкие минометы и 37–50-мм пушки. Полковая артиллерия состояла из 107–120-мм минометов и 75–76-мм пушек (в пехотных полках Германии, кроме того, имелись роты пехотных орудий — шесть 75-мм и два 150-мм орудия). Дивизионная артиллерия представлялась во всех армиях легкими 75–76-мм пушками (в Англии — 87,6-мм пушка-гаубица), легкими (105–122-мм) и тяжелыми (150–155-мм) гаубицами. Корпусная артиллерия вооружалась тяжелыми пушками и гаубицами калибра 105–155 мм. Артиллерия РГК предназначалась для качественного и количественного усиления объединений, действующих на главных направлениях, состояла из частей и соединений, имевших на вооружении орудия различного назначения калибра от 76 до 305 мм.

В отдельных странах имелось ограниченное количество орудий калибра свыше 305 мм: в США — 355, 406 мм; в Германии — 355, 380, 406, 420, 600, 806 мм. Во многих армиях на вооружении состояли минометы, а в Германии, кроме того, боевые машины реактивной артиллерии. В области зенитной артиллерии германским конструкторам удалось добиться значительных успехов. Ими были созданы зенитные орудия калибром от 20 до 150 мм, которые обеспечили надежное прикрытие сухопутных войск от ударов авиации противника, а также позволили противостоять налетам многих тысяч тяжелых бомбардировщиков союзников на города и промышленные объекты на территории Германии. Особенностью германских крупнокалиберных зенитных орудий являлось то, что они разрабатывались в составе комплексов, куда входили также РЛС обнаружения воздушных целей и наводки зенитных орудий. Малокалиберные зенитные пушки создавались как в одноствольном, так и в спаренном вариантах, а 20-мм пушка — в виде счетверенной установки.

При этом для обеспечения ПВО механизированных войск на марше создавались самоходные зенитные установки на шасси танков, бронетранспортеров или полугусеничных артиллерийских тягачей. Достаточно последовательно велась в Германии разработка штурмовых орудий, хотя этому направлению уделялось меньше внимания, чем танкам. Толчком для развития штурмовых орудий стала польская кампания. К началу войны вермахт располагал созданным в концерне «Даймлер-Бенц» штурмовым орудием «Артштурм» с длиной ствола 24 калибра, которое было основано на базе танка T-III. Серийное производство 75-мм штурмовых орудий в Германии началось только со второй половины 1940 г., и они использовались в основном для непосредственной поддержки пехоты 215 . Позднее в ряду модификаций «Артштурм» был разработан истребитель танков с длиной ствола 48 калибр. Всего с учетом машин, поставленных союзникам Германии (Румынии, Финляндии, Болгарии и т. д.), изготовили около 10,5 тыс. орудий различных модификаций. Другое штурмовое противотанковое орудие изготавливалось на базе устаревших танков Pz KpfwI посредством установки на них чехословацких 47-мм противотанковых пушек. Всего до войны в Германии произвели около 200 таких орудий, поступивших на вооружение истребительно-противотанковых дивизионов.

В Германии реактивная артиллерия появилась в результате поиска эффективных средств дымовых помех. Первые установки, оснащенные 150-мм реактивными снарядами, получили наименование «Туманомет» (Nebelwerfer — устройство, стреляющее дымом). Этот 150-мм миномет представлял собой шесть стволов, установленных на модифицированный лафет 37-мм пушки Раk 37, с боеприпасами химического, зажигательного, фугасного и осколочно-фугасного действия 216 . К началу войны немцы располагали также 210, 280 и 380-мм минами, пусковыми установками для которых служили простейшие трубчатые стволы или деревянные рамы, которые использовались в качестве стационарных установок для создания огневого вала или инженерно-штурмовыми группами для уничтожения домов и других хорошо защищенных объектов. После оккупации многих европейских стран германская армия (судя по трофейным материалам) имела на вооружении около 170 типов и калибров различных орудий 217 . В итальянской артиллерии применялись пушки «Канон 75/27 модель 11», горные гаубицы «Обик 75/18» и «Канон 149/35A».

Зенитная артиллерия оснащалась 20-мм зенитными пушками «20/60 Бреда модель 35» и «Канон 20/77». В качестве противотанковых средств использовались 47-мм «Канон 47/32». Из противотанковых орудий в армии Румынии широко применялись Pak 40 и 37-мм пушка «Бофорс». В период между мировыми войнами вооруженные силы Венгрии имели 75-мм горную пушку образца 1915 г., 149-мм гаубицу образца 1914 г. фирмы «Шкода». Сухопутные силы Финляндии на вооружении имели 37-мм и 47-мм противотанковые пушки, 75-мм полковые пушки, 105-мм и 122-мм гаубицы и минометы калибра 81 мм. Артиллерию вооруженных сил Японии представляли 75-мм полевые пушки «Тип 38», 75-мм пушки «Тип 90», 70-мм гаубицы «Тип 92», 105-мм гаубицы «Тип 91», 37-мм противотанковые пушки «Тип 94», 47-мм противотанковые пушки «Тип 1» и 75-мм зенитные орудия «Тип 88». В Великобритании в первые месяцы войны противотанковой артиллерией использовалась QF 2 pounder («двухфунтовка»), которая имела небольшой калибр и не была способна поражать большинство германских танков. В качестве зенитного орудия применялась «Виккерс QF 2 pounder Mark VIII» (усовершенствованная «двухфунтовка»), которую в дальнейшем заменили на 20-мм «Эрликон» и 40-мм «Бофорс». Организация артиллерии армии США ничем не отличалась от английской. К противотанковым относились 37-мм пушка M3, английская QF 6 pounder («шестифунтовка») и 76-мм пушка M5. Пехоту поддерживали 75-мм гаубицы M116, 105-мм гаубицы M101 и 155-мм гаубицы M114. В качестве зенитной артиллерии чаще всего использовались 37-мм пушки M1, шведские «Бофорс», выпускаемые по лицензии, а также 90-мм пушки M2. Артиллерия армии Франции использовала 25-мм противотанковые пушки «Хочкис», 47-мм противотанковые пушки образца 1937 г., 75-мм полевые пушки образца 1897 г., 105-мм пушки-гаубицы «Бурже» образца 1935 г. и 75-мм зенитные пушки «Шнейдер». Наряду с артиллерией в армиях государств, участвовавших во Второй мировой войне, поступательно развивались и боевые средства инженерных войск. Вермахт вступил в войну с одним образцом противотанковой мины T Mi 35 (в двух модификациях), одним образцом противопехотной мины Sprengmine-35 (в двух вариантах — нажимного и натяжного действия). К весне 1941 г. на вооружение вермахта приняли еще одну легкую противотанковую мину l Pz Mi, предназначавшуюся прежде всего для парашютно-десантных частей. В Германии впервые в мире приняли программу развития минного оружия, которая включала: один тип речной мины с взрывателем, огневой фугас, радиовзрыватель мин, по одному образцу противотанковой и противопехотной мин и специальный миноукладчик. При этом их проекты в области разработки мин основывались на фундаментальных принципах: безопасность при установке, надежность, экономичность, простота, а самое главное — неизвлекаемость и долговечность.

В предвоенные годы германским конструкторам первым в мире удалось, применив оригинальное техническое решение, разработать авиационную систему дистанционного минирования. К 1939 г. для пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-87» разработали универсальные осколочные миниатюрные бомбы «SD-2 Бабочка». Они комплектовались взрывателями трех типов: а) обеспечивающими взрыв бомбы в воздухе либо при касании земли; б) замедленного действия (5–30 минут); в) срабатывавшими при изменении положения бомбы, лежащей на земле. Весили эти бомбы 2 кг и укладывались в сбрасываемые кассеты — Мк-500 (6 шт.), АВ-23 (23 шт.), АВ-24t (24 шт.), АВ-250 (96 шт.), АВ-250-2 (144 шт.). В сентябре 1939 г., во время польской кампании, немцы впервые применили бомбовые кассеты. Германские конструкторы боеприпасов разработали взрыватели замедленного действия с задержкой до 2–3 суток для обычных фугасных авиабомб (100, 250, 500 кг).

Они сумели превратить авиабомбы в объектные мины дистанционной установки, исключавшие возможность проведения спасательных и восстановительных работ на месте бомбардировки, особенно в городах. Миноискатели, состоявшие на тот момент на вооружении вермахта, разделялись на две основные группы: гетеродинные и работавшие по схеме электрического моста. К первой относились «Нептун», «Ахен-40», «Берлин-40», «Темпельхоф-41», ко второй — «Франкфурт-42», «Вьен-41», «Герат». Перед войной в Германии в короткие сроки развернулись работы по разработке новых и модернизации существовавших средств механизации дорожно-земляных работ. Получили дальнейшее совершенствование различные типы дорожно-землеройной техники: универсальные экскаваторы «Бай-Сити», «Климикс», роторный экскаватор ATG, траншейные экскаваторы «Остин», «Барбер-Грин», пилорамы «Гаттер», «Гофман». Широко применялась дорожно-землеройная техника, закупленная перед началом войны в других странах и конфискованная на оккупированных территориях.

Однако из-за недостаточного количества средств механизации во время войны основные дорожно-землеройные работы производились за счет массового использования ручного труда военнопленных и местного населения. Опыт Второй мировой войны показал, что применение автотранспорта для снабжения войск всеми видами материальных средств оказало серьезное влияние на ход и исход операций. После успешного проведения первых кампаний у главного командования сухопутных сил Германии вызывало тревогу положение с оснащением войск автотранспортом. Выяснилось, что сколько-нибудь удовлетворительно решить этот вопрос невозможно. Возникли трудности не только с нехваткой автомашин, но также с малой степенью их пригодности к использованию в войсках. В большей части автомобили, мобилизованные для вермахта, отличались разнотипностью, что чрезвычайно затрудняло производство запасных частей и снабжение ими войск. В силу этого очень часто в артиллерии и пехоте приходилось прибегать к конной тяге. В качестве временного выхода из сложившегося положения стали в большом количестве использоваться трофейные автомашины, что, однако, еще больше затрудняло ремонт автотранспорта 218 . США же обладали огромными возможностями по применению в войсках автомобилей всех видов и назначений. Автомобильный парк США в начале Великой Отечественной войны насчитывал 32 млн машин, из которых около 4,5 млн составляли грузовики .

В межвоенные годы перед экономикой многих стран встала задача создания современных средств связи. Германское командование в 1936 г. приняло программу развития военной радиосвязи, определявшую ее организацию, номенклатуру радиосредств для различных родов войск их частотные диапазоны, мощности излучения, вопросы электромагнитной совместимости и прочее. К началу войны в пехотных частях вермахта наибольшее распространение получили ранцевые радиостанции различных модификаций от Torn-Fu-a до Torn-Fu-t, работавшие в КВи УКВ-диапазонах волн. Наибольшее распространение в пехотных частях во время войны получили КВ-радиостанции Torn-Fu-b1 и Torn-Fu-f. Эти радиостанции обеспечивали дальность связи в телеграфном режиме до 20 км, а в телефонном режиме — 10 км. Аппаратура размещалась в двух упаковках по 20 кг и переносилась двумя солдатами. В танковых войсках использовались радиостанции серии Fu. Наиболее распространенными стали танковые станции типа Fu-5, работавшие в диапазоне 27,2–33,3 МГц. На части немецких танков устанавливали только радиоприемники типа Fu-2, а на командирских танках дополнительно — радиостанции Fu-7 (42–48 МГц) для связи с самолетами. Соответственно, на самолетах командиров авиационных подразделений и частей размещались радиостанции Fug-17 для связи с танками. В люфтваффе наибольшее распространение получили радиостанции типа Fug (Fug-10, Fug-3а и т. д.) как для связи между самолетами, так и самолетов с наземными средствами, танковыми войсками. Б. Мюллер-Гиллебранд признает, что вермахту не хватало различного рода технического имущества, в том числе и средств связи .

С середины 1930-х гг. в Германии широко начала развиваться радиолокация. Исследования в этой области вели отдельные группы ученых при различных университетах и институтах страны. До 1938–1939 гг. исследования по «радиовидению» велись, главным образом, по применению диапазона метровых и дециметровых волн. Германия развязала Вторую мировую войну со значительным количеством радиолокационных станций метрового и дециметрового диапазонов. Их широко применяли для кораблей военно-морского флота, обнаружения самолетов и орудийной наводки. РЛС дециметрового диапазона являлись одними из лучших в мире 221 . Для обнаружения самолетов германская ПВО применяла станции типа «Фрейя», «Маммут» и «Вассерман». Так, радиолокатор «Вассерман» позволял обнаруживать за 150 км самолеты, летящие на высоте 2000–3000 м над уровнем моря, а летящие на большей высоте — на дальности до 300 км. В 1939 г. для орудийной наводки военная промышленность Германии в массовом порядке стала выпускать радиолокационные станции «Малый Вюрцбург», работавшие в дециметровом диапазоне. На начальных стадиях любой операции они представляли собой реальную угрозу, особенно в условиях темноты и плохой видимости. В течение 1940–1943 гг. эти станции несколько раз модернизировались, снабжались приставками для защиты от радиопомех, повышалась их точность и упрощалась конструкция.

В 1940 г. германские конструкторы для опознавания своих кораблей и самолетов спроектировали радиолокационный прибор Fug-25 «свой — чужой». Кроме РЛС для самолетов и зенитных орудий конструкторы изготовили ряд локаторов для своих надводных и подводных кораблей, танков, береговой обороны, ракет ФАУ и прочего. До 1943 г. на кораблях монтировались главным образом станции, работавшие на волне длиной 80 см со средней мощностью 60 Вт. Эти станции устанавливались как на больших кораблях, так и на эсминцах и подлодках. Для обнаружения самолетов противника германские эсминцы оборудовали станциями, работавшими на волне 50 см, с дальностью обнаружения самолета до 70 км и точностью по дальности 3–4 км. На подводных лодках устанавливались станции FuMo-61 с дальностью обнаружения 7 км для кораблей до 3 тыс. тонн. Эти станции работали на волне 42–50 см с мощностью в импульсе 25 кВт. Они обнаруживали самолеты в 10–40 км. Германские подлодки снабжались и приемниками для обнаружения работы радиолокационных станций противника. Торпедные катера снабжались самолетными локаторами типа «Лихтенштейн».

Стратегическая и агентурная разведка Великобритании и США собрала много сведений о состоянии германской радиолокации. Поэтому союзники подготовили и неожиданно «обрушили» на Германию разработанные ими радары сантиметрового диапазона. Первые принятые на вооружение РЛС стали станциями для обнаружения самолетов противника. Радиолокаторы «Чэйн Хоум» («AMES тип 1») позднее использовались совместно с построенными РЛС «Чэйн Хоум Лоу» («AMES тип 2») для обнаружения низколетящих самолетов. Линия «Чэйн Хоум» вынудила германскую авиацию совершать налеты с малых высот, тем самым рискуя попасть под огонь зенитных батарей на кораблях и побережье.

С начала 1930-х гг. ученые США по заказу военного командования также начали работу в области радиолокации. В начале они изготовили три опытных образца. Первый из них — SCR-268 T1 работал на частоте 133 МГц. Конструкция данного образца легла в основу РЛС SCR-268 и SCR-270. В течение 1933–1936 гг. в США с использованием непрерывного излучения сантиметрового диапазона и эффекта Доплера уже ставились первые опыты обнаружения самолетов. К началу 1940-х гг. создали РЛС сантиметрового диапазона волн для обнаружения самолетов на большом удалении. К декабрю того же года Корпус войск связи армии США изготовил своими силами 18 станций. В феврале 1941 г. промышленность выпустила первые 14 радиолокационных станций. В процессе разработки и совершенствования РЛС американские конструкторы создали три различные антенны: для передатчика, приемника угла места и приемника азимута, были также разработаны новые супергетеродины приемников и новый передатчик на 5–10 кВт. В период между двумя мировыми войнами созданием летательных аппаратов занимались и отдельные конструкторы, и конструкторские коллективы многих государств. Военно-воздушные силы Германии в начале Второй мировой войны лидировали в мировой авиации.

В истребительной авиации люфтваффе наиболее распространенной боевой машиной являлся «Meссершмитт-109» 222 . Истребители в основном вооружались двумя пулеметами, установленными на обтекателях, и двумя 20-мм пушками, расположенными на крыльях. Эти пушки германские оружейники разработали на основании опыта Гражданской войны в Испании. Там же был апробован «Meссершмитт-109», как и другие, более ранние типы истребителей, которые к началу Второй мировой войны сняли с вооружения. На восточном фронте появились «Meссершмитты-109F» («Фридрих») с двигателем «Даймлер-Бенц» DB601N, а с августа 1941 г. стали поступать с двигателями большей мощности DB601E (Me Bf 109F-2 и Bf 109F-8), которые превосходили по скорости и вертикальному маневрированию многие истребители антигитлеровской коалиции. Чаще других в первый период Второй мировой войны в бомбардировочной авиации использовался пикирующий бомбардировщик «Юнкерс-87», были достаточно распространены «Хейнкель-111», «Юнкерс-88», «Хеншель-118» и «Дорнье-17». Практически все летательные аппараты являлись современными машинами с отличными характеристиками. Так, «Юнкерс-88» мог пикировать под углом 80 градусов, что обеспечивало высокую точность бомбометания. Немцы имели хорошо подготовленных пилотов и штурманов, бомбили в основном прицельно, а не по площадям, используя бомбы 1000 и 1800 кг, которые каждый самолет мог подвесить не более одной. Истребители-бомбардировщики, пикирующие бомбардировщики и истребители могли без дополнительных топливных баков проникать в глубь территории противника с прифронтовых аэродромов на 375, 200 и 180 км соответственно 223 . К июню 1941 г. ВВС Германии насчитывали около 10 тыс. самолетов, из них 5,7 тыс. боевых, в том числе: для войны против СССР — 3,9 тыс., для охраны воздушного пространства Германии — 282, на Западе против Англии — 861, на Севере — 200, в Северной Африке и на Средиземном море — 423 224 . Итальянцы в начальный период войны в качестве истребителей использовали бипланы «Фиат CR32» и «Фиат CR42 Сокол», которые затем заменили на «Макки C200 Молния» и «Макки C202 Удар молнии». Бомбардировочную авиацию представляли такие самолеты, как «SM79 Ястреб», «SM81 Летучая мышь», «Фиат BR20 Аист» и «Зимородок Z1007». В начале Второй мировой войны авиация Финляндии была представлена голландскими истребителями «Фоккер DXXI», а также английскими «Бристоль Бульдог» и «Глостер Гладиатор». Затем военное ведомство закупило американские самолеты «В-239 Буффало». В бомбардировочной авиации использовались самолеты Великобритании «Бристоль Бленхейм». В авиации Венгрии на вооружении состояли в основном устаревшие самолеты, такие как итальянские «Фиат CR32», «Фиат CR42 Сокол» и немецкие «Юнкерс-86». Румынская авиация применяла самолеты IAR 80, IAR 81, IAR 37, IAR 38 и IAR 39, а также германские «Хейнкель-111», «Хейнкель-112», «Хеншель-129», «Meссершмитт-109», «Юнкерс-87» и «Юнкерс-88».

Основным армейским истребителем ВВС Японии в тот период являлся «Ki43 Хаябуса», получивший у союзников название «Оскар». Вооружение истребителя состояло из двух пулеметов калибра 7,7 мм 225 . ВВС имели также несколько типов истребителей, среди которых, по классификации союзников, — «Клод», «Зеро», «Джек». Непосредственной поддержкой японской пехоты занимались бомбардировщики «Кейт» и пикировщики «Вал» и «Нал». Вплоть до весны 1943 г. «японские самолеты летали, не встречая почти никакого сопротивления. Качество японской военной техники просто поражало противника» 226 . Битва за Британию потребовала направить все силы на восполнение потерь в ВВС, прежде всего истребительной авиации. В этот период основу истребительного авиапарка Великобритании составляли «Спитфайр» и «Харрикейн» .

Каждый самолет вооружался восемью пулеметами, устанавливаемыми в крыльях. Применялись американские пулеметы системы Браунинга. В бомбардировочной авиации использовались в основном «Бристоль Бленхейм» и «Виккерс Веллингтон». Вскоре их заменили более мощными летательными аппаратами, такими как «Авро Ланкастер» и «Хендли Пейдж Галифакс». В вооруженных силах США в начале Второй мировой войны в истребительной авиации преобладали «Кёртисс P-40», которые затем постепенно заменялись на «P-51 Mустанг», «P-47 Тандерболт» и «P-38 Лайтинг». В качестве стратегических бомбардировщиков использовались «B-17 Флайинг Фортресс» и «B-24 Либирейтор», а после катастрофы в Пёрл-Харборе для стратегических бомбардировок Японии разработали «B-29 Супер Фортресс». В истребительной авиации Франции широко использовались истребители «МоранСолнье MS406» и «Девуатин D520», а в качестве штурмовиков чаще всего применялись «Потэ 6311». В авиации Польши в первом периоде Второй мировой войны использовались истребители PZL P11, бомбардировщики «PZL23 Карась» и PZL37, а также самолеты-разведчики «Люблин R XIII». Военно-морской флот (в ряде государств — военно-морские силы) предназначался для решения стратегических и оперативных задач на океанских и морских театрах военных действий. Военно-морской флот Германии (кригсмарине) был меньше, чем у противников, численно он уступал британскому флоту (по общему водоизмещению — в 7 раз) 228 . Вот уже несколько десятилетий между специалистами ведется спор, чьи корабли оказались лучше — английские или немецкие, и в этом споре предпочтение в бронировании и качестве корабельной артиллерии чаще отдается Германии 229 . К 1 сентября 1939 г. германский ВМФ имел на вооружении: два линейных корабля («Бисмарк» и «Tирпиц»), три «карманных» линкора (типа «Дойчланд»), один тяжелый крейсер (20 сентября ввели второй — «Адмирал Хиппер»), семь легких крейсеров, два учебных линкора (старые броненосцы), 21 эсминец (в сентябре ввели 22-й), 25 миноносцев (13 — времен Первой мировой войны и 12 — постройки 1920-х гг.), 57 подводных лодок, 10 эскортных кораблей, 49 тральщиков (17 новых, 32 старых), 40 катерных тральщиков и 17 торпедных катеров.

В достройке находились два линкора, а также авианосец и три тяжелых крейсера, которые так и не ввели в строй. Основной упор делался не на строительство подводных лодок, а на постройку линкоров и крейсеров 230 . Так, в первой половине 1940 г. в месяц строилось в среднем две ПЛ, во второй половине — шесть, в первой половине 1941 г. — 13 вместо предусмотренных планом 25 или 29 231 . Однако вскоре основную часть немецкого флота составили подводные лодки. Береговая артиллерия включала 25 батарей тяжелых орудий и 99 батарей орудий среднего калибра. Противовоздушную оборону военно-морских баз и прибрежных сооружений флота обеспечивали 173 батареи тяжелой зенитной артиллерии, 65 батарей легкой зенитной артиллерии и 53 прожекторные батареи. Большое значение в кригсмарине придавалось минному делу. На вооружении флота имелись магнитные и другие новейшие образцы морских мин 232 . На вооружении военно-морского флота Италии состояли линкоры «Андреа Дориа», «Джулио Чезаре», «Литторио» и «Витторио Венето», а также 22 крейсера, 120 эсминцев и миноносцев, 105 подводных лодок 233 . В боевых действиях эти корабли принимали участие довольно редко, прежде всего из-за недостатка топлива.

Накануне войны румынский военно-морской флот имел семь миноносцев и эсминцев, одну подводную лодку, 19 канонерских лодок, сторожевых, минных и торпедных катеров, а также два вспомогательных крейсера. К тому же румыны обладали гидросамолетами итальянской компании «Савоя-Маркетти». Военно-морской флот Финляндии имел на вооружении броненосцы береговой обороны «Вяйнямейнен» и «Ильмаринен». На вооружении императорского флота Японии состояли авианосцы «Зури», «Хирю», «Шукаку» «Секаку», «Кага», «Акаги», «Сехо» и «Дзуйхо», а также линейные корабли типа «Фусо», «Изе» и «Нагато». Вскоре после развязывания войны против США ввели в строй крупнейшие в мире линкоры типа «Ямато». В конце 1939 г. флот насчитывал 10 линкоров, шесть авианосцев с 396 самолетами, 35 крейсеров, 121 эскадренный миноносец, 56 подводных лодок .

Командование императорского флота Японии большое внимание уделяло палубной авиации. Палубный истребитель «A6M Зеро», вооруженный двумя 20-мм пушками и двумя 7,7-мм пулеметами, в начале войны считался одним из лучших в мире 235 . В качестве палубного бомбардировщика использовался «Айша D3A», а в качестве торпедоносца — «Накаяма B5N» 236 . Накануне Второй мировой войны королевский военно-морской флот Великобритании являлся крупнейшим в Европе. Он насчитывал в своем составе 15 линкоров (типа «Куин Элизабет», «Ревенжей», «Нельсон»), три линейных крейсера (типа «Ринаун» и «ЕВК Худ»), семь авианосцев (типа «Илластриес», «Имплакабл», а также «ЕВК Одэсити», «ЕВК Игл», «ЕВК Гермес», «ЕВК Юникорн» и «ЕВК Арк Ройал»), 64 крейсера, большое количество эсминцев и подводных лодок 237 . К этому можно добавить шесть крейсеров Австралии и десяток эсминцев Австралии и Канады. Палубная авиация флота состояла из истребителей «Си Гладиатор», «Фэйри Фулмар», «Си Харрикейн» и «Фэйри Файрфлай», а также бомбардировщиков и торпедоносцев «Фэйри Суордфиш», «Фэйри Альбакор» и «Фэйри Барракуда». Американские ВМС, являвшиеся в то время одними из крупнейших в мире, состояли из авианосцев, линкоров, крейсеров, эсминцев, подводных лодок и других судов. На 7 декабря 1941 г. в состав крупнейшего Тихоокеанского флота ВМС США входили: восемь линкоров («Невада», «Оклахома», «Пенсильвания», «Аризона», «Теннесси», «Калифорния», «Мэриленд» и «Восточная Вирджиния»), авианосцы «Саратога», «Интерпрайс» и «Лексингтон», а также большое количество крейсеров, эсминцев и подводных лодок. Атлантический флот ВМС США включал четыре авианосца («Рейнжер», «Йорктаун», «Хорнет» и «Уосп»), восемь линкоров («Арканзас», «Техас», «Нью-Мехико», «Северная Каролина», «Вашингтон», «НьюЙорк», «Миссисипи» и «Айдахо») и также крейсеры, эсминцы и подводные лодки. Палубная авиация ВМС США состояла из истребителей «Грумман F4F Уайлдкэт», «Грумман F6F Хеллкэт» и «Грумман F4U Корсар». Кроме того, в нее входили пикирующие бомбардировщики «Дуглас SBD Даунтлесс» и «SB2C Хэллдайвер», а также торпедоносцы «Дуглас TBD Девастейтор» и «Грумман TBF Эвенджер».

Главной ударной и оборонительной силой на море стали авианосцы, имеющие бомбардировщики и истребители, способные уничтожать надводные корабли и суда, совершать поиск и уничтожать подводные лодки, осуществлять оборону соединения кораблей от налетов авиации. Строительству авианосцев уделялось особое внимание. Перед войной в ВМФ Франции поступили на вооружение линкоры типа «Дюнкерк», а также лидеры типа «Ле Фантаск». Накануне Второй мировой войны в составе флота числились семь линкоров, один авианосец, 19 крейсеров, 32 эсминца, 38 миноносцев, 26 минных тральщиков и 77 подводных лодок 238 . После поражения Франции ее флот сумел эвакуироваться в Северную Африку. Справедливо говорят, что в войне побеждает армия, которая лучше вооружена и хорошо обучена. Но с ростом технической оснащенности усиливалась ожесточенность ведения боевых действий, возрастали потери в технике и людях. В достижении победы наряду с высокой технической оснащенностью повышалась роль человека, его мастерства, морального духа,

стойкости и мужества. Эти качества были способны приумножить мощь оружия, восполнить его количественные, а порой и качественные недостатки, стать важным фактором успешного ведения боев и операций. «Западным странам, конечно, было ясно, что они имеют дело с многочисленной и с материальной точки более или менее оснащенной массовой армией», — отмечают военные историки Германии 239 . В то же время боеспособность Красной армии оценивалась не очень высоко «из-за явных недостатков в управлении и боевой подготовке, а также потому что вооружение и оснащение считалось недостаточным если не в количественном, то в качественном отношении» 240 . У германского военного командования не было никаких сомнений в том, что Красная армия не сможет долго противостоять имевшему опыт войны и привыкшему к победам вермахту. К июню 1941 г. Вооруженные силы СССР обладали в основном современной системой стрелкового вооружения, по тактико-техническим характеристикам не уступавшего лучшим зарубежным образцам. Советская винтовка С. И. Мосина образца 1891/30 гг. и германская винтовка братьев В. и П. Маузер 1898 г. имели практически аналогичные характеристики: высокая точность, сила боя и надежность. А благодаря наличию самозарядных винтовок, которых в 1941 г. не было у врага, стрелковая дивизия РККА по стрелковому оружию имела преимущество перед пехотной дивизией вермахта.

Германские оружейники по достоинству оценили высокое техническое совершенство винтовки СВТ-40 и взяли ее за основу при создании своей самозарядной винтовки. Советские пистолеты-пулеметы ППД-40 и ППШ-41 по основным тактико-техническим характеристикам, простоте изготовления, надежности и удобству в эксплуатации значительно превосходили немецкий автомат МР-38/40. А вот советские пулеметы уступали германским: основным недостатком станкового пулемета системы Х. С. Максима являлся слишком большой вес в боевом положении — более 60 кг. А единый германский пулемет МG-34 по своим боевым качествам превосходил как пулемет максим, так и пулемет ДП. В целом советское стрелковое оружие имело два явных недочета. Прежде всего многочисленность образцов: два образца личного оружия, три образца индивидуального оружия стрелковых подразделений, две снайперские винтовки, два станковых пулемета. Это стало следствием того, что новые образцы стрелкового оружия не имели длительной эксплуатации в войсках, и требовалось дублировать их старыми, проверенными боевой практикой. Другим недостатком системы стрелкового вооружения было отсутствие массовых пехотных противотанковых средств. На советского пехотинца с винтовкой и пулеметом легла основная тяжесть войны.

Он сражался в небывало трудных условиях, проявляя мужество, стойкость, смекалку, жертвуя собой во имя победы. Сопоставление выпущенных в предвоенные годы танков по их количеству и эффективности, включая комплексную оценку свойств огневой мощи, защищенности и подвижности, а также таких эксплуатационных характеристик, как надежность, управляемость, обитаемость, степень освоения, показывает, что никакого существенного превосходства германская техника не имела. Уже на ранних стадиях создания и развития танкостроения вооруженные пулеметами отечественные танки Т-27 и Т-28 не уступали по своим характеристикам первому германскому танку Т-I. 13 января 1941 г. на разборе командно-штабной игры в Кремле начальник Главного автобронетанкового управления генерал-лейтенант Я. Н. Федоренко, оценивая танковый парк, сказал, что у нас еще мало современных танков и ряд танков, стоящих на вооружении Красной армии, уже устарел 241 . Только какие танки имел в виду генерал, неясно. Поэтому впоследствии ряд отечественных историков, вероятно в угоду идеологическим установкам, встретившие войну танки серии БТ и Т-26 относили к числу устаревших 242 , хотя по многим параметрам они превосходили немецкие Т-II и поступившие на вооружение вермахта танки чехословацкого производства Т-35(t) и T-38(t). При умелом применении они могли противостоять поступившим на вооружение в 1938 г. лучшим по тому времени германским танкам

T-III и даже Т-IV 243 . Вполне конкурентоспособным считался средний танк Т-28, а тяжелый танк Т-35 просто не имел аналогов в армиях мира. Ставший легендой советского танкостроения танк Т-34 по сбалансированности и уровню своих основных характеристик (огневой мощи, защищенности и подвижности) превосходил не только немецкие довоенные танки, но и советский тяжелый танк КВ-1. Пушка Т-34 явно имела превосходство над орудиями немецких танков 244 . Высокий уровень защищенности обеспечивался за счет мощности брони и примененного конструктивного решения размещения больших углов наклона брони относительно вертикали, что позволяло увеличить эквивалентную расчетную броню до 90 мм. Защитные свойства танка стали такими, что крайне затрудняли его поражение штатной противотанковой артиллерией противника. По подвижности Т-34 превосходил германские танки за счет относительно малого удельного давления на грунт, что позволяло успешнее преодолевать условия бездорожья, распутицы и глубокого снежного покрова. Техническим достижением стала разработка и установка на танках дизельного двигателя В-2. Основным недостатком этого дизеля был низкий моторесурс, составлявший поначалу всего 100 моточасов, но к началу Великой Отечественной войны его удалось увеличить до 150 часов . Как вспоминал главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров, «чтобы оценить значение для наших танковых войск создания дизеля В-2, достаточно вспомнить, что немецкие и американские танки имели бензиновые двигатели».

Действительно, немецкие танкостроители с самого начала отказались от попыток установить на своем танке дизель, американцы же оборудовали дизельными двигателями некоторые модификации танка «Шерман» 247 , но их дизель был менее мощным. Широкое использование дизельных танковых двигателей в мировом танкостроении началось уже после войны. Тем не менее маневренность танка снижалась из-за недостатков в конструкции таких узлов и механизмов, как подвеска, трансмиссия, коробка передач. Существенным конструктивным недостатком танка Т-34 оставался малый объем башни, которая первоначально рассчитывалась на размещение 45-мм орудия.

После установки 76-мм орудия в башне с трудом могли разместиться два человека — командир танка и заряжающий, причем последний выполнял функции наводчика, что фактически не позволяло ему решать задачи управления боем. Плохие условия обитаемости в башне снижали скорострельность танка, которые ухудшались также и из-за размещения боеукладки на полу боевого отделения. Существенным недостатком была плохая управляемость, требующая от экипажа, и прежде всего от механика-водителя, не только навыков, но и большой физической силы для переключения передач, управления главным и боковыми фрикционами, выполнения других операций. Отсутствие радиостанций на подавляющем большинстве танков привело к утрате устойчивой связи в самих танковых войсках, а также и при взаимодействии их с пехотой, артиллерией и авиацией. Оценивая боевые машины, маршал бронетанковых войск П. П. Полубояров после войны писал, что в целом «к началу Великой Отечественной войны советские танковые войска как по своему техническому вооружению, организации и способам применения, так и по своей численности превосходили танковые войска любой иностранной державы» .

Сопоставление качественных показателей артиллерии противоборствующих сторон, предпринятое в новейших исследованиях, показывает, что ни о каком значительном превосходстве германской артиллерии не может быть и речи. В предвоенные годы Красная армия и вермахт имели на вооружении практически одно и то же противотанковое орудие — 37-мм противотанковую пушку фирмы «Рейнметалл»: в Красной армии — 37-мм ПТП образца 1930 г., а в вермахте — 37-мм Раk 37. В CCCP на ее базе создали промежуточную модификацию — 45-мм ПТП образца 1932 г., а затем и окончательный вариант — 45-мм ПТП образца 1937 г. В некоторых работах делаются попытки уровнять возможности советской и германской противотанковых пушек 249 , но эти орудия все-таки существенно отличались друг от друга. Так, бронепробиваемость советской и германской пушек на дальности 500 м при угле встречи 90 градусов составляла 43 и 30 мм соответственно. Противотанковую 37-мм пушку немцы называли из-за недостаточной эффективности «армейской колотушкой» 250 . Поступившая в 1940 г. в части вермахта 50-мм противотанковая пушка Раk 38 по бронепробиваемости примерно соответствовала советской 45-мм пушке образца 1942 г., но не могла поражать советские средние и тяжелые танки. Полки Красной армии и вермахта вступили в войну, имея на вооружении 76-мм полковую пушку образца 1927 г. и 75-мм легкое пехотное орудие. Советская пушка превосходила германскую по начальной скорости снаряда и дальности стрельбы, что позволяло в первые годы войны использовать ее при проведении артподготовки в качестве дивизионного орудия. Кроме того, эта пушка обеспечивала бронепробиваемость 31 мм и позволяла использовать ее в качестве противотанкового орудия. Преимуществом же германского орудия являлась в два раза меньшая масса, что обеспечивало его большую подвижность на поле боя и возможность наведения в диапазоне углов от –10° до +73°. Это позволяло использовать его в качестве мортиры и поражать цели, скрытые за обратными скатами высот.

Особенностью полковой артиллерии вермахта стала 150-мм тяжелая гаубица, мощные фугасные снаряды которой легко разрушали полевые фортификационные сооружения противника. Благодаря этим орудиям пехотные полки вермахта могли оперативно решать возникающие в ходе боя задачи без поддержки дивизионного артиллерийского полка. Перед началом войны в организации дивизионной артиллерии Красной армии и вермахта имелись определенные различия. В стрелковой дивизии РККА в составе легкого артиллерийского полка состояло четыре батареи пушек (16 орудий), а в составе гаубичного полка — 44 гаубицы. В Германии дивизионные артиллерийские полки вооружались только гаубичными орудиями, при этом три дивизиона имели на вооружении 105-мм гаубицы (36 орудий), а один дивизион — 150-мм тяжелые гаубицы (12 орудий).

Основу вооружения артиллерийских полков вермахта составляли 105-мм гаубицы, в советских дивизионных артполках основным орудием считались 122-мм гаубицы. Советскую гаубицу в сравнении с германской отличали бо ´ льшая масса осколочно-фугасного снаряда (в 1,6 раза), бо ´ льшая собственная масса (в 1,3 раза) и лучшая приспособленность к транспортировке в условиях бездорожья. Решение германского командования вооружить дивизионные артполки только гаубицами привело к весьма неприятным последствиям для вермахта: противотанковые роты и дивизионы оказались бессильными перед советскими средними и тяжелыми танками, а дивизионная артиллерия не могла оказать им необходимую поддержку. У дивизионной артиллерии стрелковой дивизии Красной армии имелось количественное и качественное превосходство над дивизионной артиллерией пехотной дивизии вермахта. Советские орудия являлись более маневренными, и это, как подчеркивал нарком вооружения СССР Д. Ф. Устинов, являлось большим преимуществом советской артиллерии .

Красная армия и вермахт имели в своем составе стрелковые соединения, специально оснащенные и подготовленные для боевых действий в горах и на сильно пересеченной местности. Основу их вооружения составляли специально сконструированные пушки, которые для транспортировки могли разделяться на несколько частей. Советская горная артиллерия имела на вооружении 76-мм горную пушку образца 1938 г., а также сохранившиеся 76-мм пушки образца 1909 г.; германская — 75-мм горную пушку. Основные тактико-технические характеристики советской и германской пушек оказались примерно одинаковы, однако советская пушка в походном положении весила примерно в два раза больше, чем германская. Артиллерия вермахта имела на вооружении 105-мм горную гаубицу, а Красная армия таких гаубиц не имела, и их отсутствие частично компенсировалось 107-мм горными минометами образца 1938 г. На вооружении формирований РГК Красной армии и вермахта в период войны находилось довольно значительное количество орудий большой и особой мощности. Советские 152-мм пушка образца 1935 г., 203-мм гаубица образца 1931 г. и 280-мм мортира образца 1939 г. создали на унифицированном лафете 203-мм гаубицы, что позволило в свое время сократить сроки разработки этих систем и снизило стоимость их производства. Такой же метод использовали и германские конструкторы, разработав на лафете 210-мм мортиры

пушку калибром 170 мм. Как весьма значительное достижение германских конструкторов следует рассматривать серию 600-мм и 540-мм самоходных мортир «Герат 040» и «Герат 041». Следует заметить, что германские дивизионы большой и особой мощности участвовали в боевых действиях от первого до последнего дня войны, в то время как соответствующие полки советской артиллерии в начале войны отвели в глубокий тыл во избежание захвата противником. Заметно было превосходство немецкой зенитной артиллерии. 105-мм и 128-мм зенитные пушки могли поражать воздушные цели на высотах до 13–15 км. В Красной армии 76-мм и 85-мм зенитные орудия обладали досягаемостью огня по высоте лишь до 10–11 км 252 . Кроме того, советская зенитная артиллерия не была унифицирована. Германские аналитики считали, что «эффективность зенитной артиллерии ослаблялась разнотипностью вооружения и другого оборудования, связанного со снабжением и обучением личного состава» . Эти оценки близки к истине, хотя впоследствии оказалось, что огонь зенитной артиллерии Красной армии мог быть эффективным. Реактивные снаряды, использовавшиеся для стрельбы из советских и германских пусковых установок, принципиально отличались друг от друга.

Снаряды катюши стабилизировались в полете хвостовым оперением, а снаряды германского туманомета являлись турбореактивными, то есть стабилизировались в полете вращением вокруг продольной оси. Хвостовое оперение значительно упрощало конструкцию снарядов и позволяло изготавливать их на сравнительно несложном технологическом оборудовании. Для изготовления турбореактивных снарядов были необходимы металлорежущие станки для высокоточной обработки и высококвалифицированная рабочая сила. В годы войны это стало одним из основных факторов, которые сдерживали развитие германской реактивной артиллерии. Другим отличием советских и германских реактивных установок являлся различный подход к выбору базового шасси. В Красной армии пусковые установки реактивной артиллерии рассматривались как средство ведения маневренных боевых действий. В Красной армии в качестве шасси использовались дешевые грузовики, а в вермахте — легкий колесный лафет от противотанковой пушки или шасси полугусеничного бронетранспортера. Последнее сразу исключило возможность массового производства самоходных пусковых установок, так как в бронетранспортерах остро нуждались их основные потребители — бронетанковые войска Германии. Д. Ф. Устинов в своих мемуарах отмечал, что в целом «советские орудия по мощности, начальной скорости снаряда, темпу огня, маневренности, степени внедрения автоматики в большинстве случаев превосходили лучшие зарубежные образцы» .

Парк инженерных машин Красной армии изобиловал множеством типов базовой техники (тракторов, автомобилей, разных прицепов) и различных рабочих органов к ней. Но инженерные машины имели невысокие транспортные характеристики, что значительно затрудняло их использование в полевых условиях, особенно зимой. В некоторых новых средствах инженерного вооружения использовались материалы и конструктивные элементы, массовое производство которых в условиях военного времени стало крайне затруднительным. Миноискатели, разработанные в межвоенные годы в Советском Союзе и Германии, обнаруживали противотанковые и противопехотные мины, корпус которых изготовливался из металла. По методам (индукционный — низкочастотный, высокочастотный), способам (переносной) и конструктивным решениям (поисковый элемент, штанга, система индикации, источники питания) миноискатели обеих сторон оказались идентичны. В Советском Союзе перед войной создали целый ряд мин, обеспечивающих снижение требуемого расхода в минном поле. К созданию таких же мин в Германии пришли только в 1943 г. Средства преодоления заграждений в Красной армии по всем основным показателям превосходили аналогичные в вермахте. Германия, напав на Советский Союз, была достаточно хорошо оснащена радиосредствами, в том числе радиосвязи, используя для этого как собственный промышленный потенциал, так и оккупированных европейских стран.

Парк советских истребителей в значительной степени состоял из И-16. Считалось, отмечают военные историки Германии, что его вооружение, которое чаще всего составляли четыре носовых пулемета, не могло сравниться с немецким 255 . Новые истребители ЛаГГ-3 и Як-1 в основном не уступали «Мессершмитту-109», но их количество в парке было незначительно и составляло всего 9% 256 . Авиаконструктор А. С. Яковлев сетовал: «…огорчались мы тем, что на вооружении нашей авиации новых машин находилось еще немного, процесс их серийного производства только разворачивался» 257 . МиГ-3 приблизился к боевым характеристикам «Мессершмитта-109», однако он не имел пушечного вооружения. На советских истребителях только начался процесс установки радиостанций. Большинство истребителей люфтваффе к началу Второй мировой войны оборудовались пуленепробиваемыми топливными баками, но не имели броневой защиты кабины пилота. Помимо всего прочего истребитель «Meссершмитт-109» оказался сложен в управлении, при взлете и посадке имел слабое шасси, и этот недостаток усугублял положение тем, что вскоре люфтваффе пришлось использовать недостаточно подготовленные аэродромы. Однако крупным недостатком германских истребителей «была примитивность бортовой радиоаппаратуры» 258 . На двухмоторный истребитель «Мессершмитт-110» «немцы рассчитывали как на надежное средство люфтваффе, но он разочаровал их своими летно-тактическими характеристиками» . Даже в боевых вылетах приходилось обеспечивать его прикрытие истребителями «Mессершмитт-109». Штурмовик Ил-2, который не имел аналога в мире, оказался не приспособлен к пикированию более 30 градусов.

В этих режимах было сложно пилотировать — мешала недостаточная прочностная нагрузка. На самолете находился бомбардировочный прицел ПБП-1б, который обычно устанавливался на бомбардировщиках, но он был практически бесполезен в режимах бреющего полета. Чаще всего для прицеливания использовались прицельные метки на лобовом стекле фонаря кабины. Наиболее эффективным вооружением штурмовика стало применение противотанковых кумулятивных бомб. В люфтваффе использовались только пикирующие бомбардировщики «Юнкерс-87» в качестве самолета поля боя. Немецкая штурмовая авиация имела достаточно высокую эффективность бомбовых и пушечных ударов (более мощный бомбовый залп и более высокая точность с пикирования). К началу войны основным советским фронтовым бомбардировщиком стал Пе-2. Вплоть до конца 1943 г. он, как правило, бомбил с горизонтального полета и редко с пикирования. Это объяснялось тем, что летный состав был слабо обучен бомбометанию с пикирования. Самолет имел довольно слабую бомбовую нагрузку — 600 кг, основной причиной являлось то, что Пе-2 переделывался из истребителя. Советский бомбардировщик использовал в основном бомбы малого калибра 100–250 кг и максимальный калибр 500 кг. Немецкие фронтовые бомбардировщики «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111» могли брать на борт до 2–3 тыс. кг. Ту-2, несмотря на меньший, чем у «Юнкерса-88» и «Хейнкеля-111», вес (11 400–11 700 кг против 12 500–15 000 кг), обладал аналогичной бомбовой нагрузкой. По дальности полета Ту-2 также находился на уровне немецких бомбардировщиков. Ту-2 мог брать в бомбоотсек 1 тыс. кг бомб, а «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111» — только на внешней подвеске. В годы Второй мировой войны все военное кораблестроение противоборствующих сторон в основном базировалось на фундаменте, заложенном в предвоенные годы. Советский Военно-морской флот находился в полной боевой готовности. Бывший нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов свидетельствовал: «В общем, хотя мы и не успели создать крупный флот, оснастить наши морские силы всеми новейшими средствами борьбы, все же это был флот боеспособный, полный решимости защищать Родину вместе со всеми ее вооруженными силами» 260 . Германия также располагала достаточно сильным флотом, который мог эффективно использоваться как в Атлантике, так и на закрытых морских театрах. В ходе боевых операций линейные корабли и крейсеры ВМФ СССР не имели боевых столкновений с надводными кораблями противника, поэтому дать общую оценку тактикотехнических элементов советских линкоров и крейсеров затруднительно. Живучесть кораблей

данных классов оказалась вполне удовлетворительной. Общая и местная прочность у лидеров и эсминцев оказалась недостаточной, поэтому уже в ходе войны проводилось подкрепление их корпусов. Эти боевые корабли, особенно в условиях Севера, свои мореходные качества показали не лучшим образом. Сторожевые корабли также имели недостаточную мореходность. Остойчивость больших и малых охотников была на пределе. Тральщики и торпедные катера в целом вполне удовлетворяли условиям боевой обстановки . Корабельная артиллерия советского ВМФ не уступала германской, а по некоторым образцам и превосходила. «В артиллерии мы были сильны, — вспоминал Н. Г. Кузнецов. — Стоит вспомнить нашу 130-мм пушку для эсминцев с дальностью боя 25 км или созданную в 1937 г. 180-мм трехорудийную башню для крейсеров типа «Киров», стреляющую на расстояние свыше 45 км. Ни один флот не имел тогда таких совершенных орудий» 262 . Хуже обстояло дело с противовоздушной обороной советских кораблей. В годы войны зенитки этих кораблей не могли вести эффективный огонь по вражеским пикировщикам.

Это качественное отставание отчасти объясняется тем фактом, что производство зенитных автоматических малокалиберных пушек (37-мм автоматы 70-К) к 1941 г. только разворачивалось. Не хватало радиолокационных средств для кораблей и военно-морских баз. От других флотов мира германский флот отличался широким внедрением малокалиберной зенитной артиллерии и корабельной катапультной авиации. Германские подводные лодки в сравнении с советскими имели лучшие маневренные и эксплуатационные качества при несколько меньшем водоизмещении и вооружении. В отношении скорости погружения советские подводные лодки немного уступали большинству лодок основных зарубежных государств аналогичного водоизмещения. В межвоенные годы советским корабелам не удалось разрешить проблему с герметичностью топливной системы подводных лодок. В надводном положении движение подводных лодок под дизелями оказалось довольно шумным, особенно на больших скоростях. Дополнительным демаскирующим фактором в этой же области являлось искрение выхлопов дизелей. Явного качественного превосходства в вооружении и военной технике у вермахта не было, но подготовка личного состава оказалась более высокой, чем в Красной армии.

В целом, Вооруженные силы СССР перед Великой Отечественной войной обладали современной системой вооружения и военной техники, по тактико-техническим характеристикам не уступавшей лучшим аналогичным образцам Германии и ее союзников. Основные причины поражений Красной армии в начале войны были в значительной степени обусловлены иными факторами. Накануне Второй мировой войны Германия, Италия и Япония, реализуя доктрину тотальной молниеносной войны, мобилизовали все ресурсы с целью достижения победы в самое короткое время. Германская военная машина оказалась наиболее подготовленной к боевым действиям. Вермахт, имевший высокую профессиональную выучку, получил новейшие по тому времени вооружение и военную технику. Руководители же Англии, Франции, Польши и США не использовали имевшиеся возможности для оснащения вооруженных сил новейшей военной техникой и оружием, как это сделали в государствах фашистского блока. Советское государство за период между мировыми войнами сделало колоссальный рывок вперед.

В результате индустриализации народного хозяйства высокими темпами развивались металлургия, машиностроение, росли добыча топлива и производство электроэнергии. 1930-е гг. стали знаковыми для отечественного оборонно-промышленного комплекса: были созданы авиационная, танковая, автотракторная отрасли промышленности, приборостроение. Именно в это время были заложена промышленная база и обеспечен научно-технический задел, началось перевооружение армии и флота. За годы предвоенных пятилеток советские конструкторы создали новые образцы стрелкового оружия, танков, артиллерии, минометов и самолетов. На вооружение ВМФ нарастающим темпом поступали все более совершенные эскадренные миноносцы, крейсеры, а также сторожевые корабли, морские охотники за подводными лодками, бронекатера, тральщики, особое внимание уделялось развитию подводного флота.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 7. Экономика и оружие
войны. — М.: Кучково поле, 2013. — 864 с., 20 л. ил., ил.

Другие новости и статьи

« Влияние советской идеологии на формирование приоритетов государственной образовательной политики в советской России в 1917 ‒ начале 1920-х гг.

Мобильный госпиталь Центрального военного округа продолжает выполнять задачи по лечению больных в тыловом районе проведения специальной военной операции »

Запись создана: Четверг, 16 Март 2023 в 0:10 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика