Народное хозяйство — фронту



Народное хозяйство — фронту

oboznik.ru - Народное хозяйство — фронту

К началу 1944 г. от немецко-фашистских захватчиков было освобождено более половины оккупированной территории страны. Перед руководством страны помимо обеспечения фронта встал вопрос восстановления западных областей. В этой связи еще 21 августа 1943 г. Совнарком и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации», в котором были определены меры по восстановлению сельского хозяйства, промышленности и транспорта. Реализация этих мер была возложена на специально созданный при СНК СССР Комитет по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецких оккупантов.

В управлении по восстановлению хозяйства в освобожденных районах Госплана СССР разрабатывались необходимые планы, которые затем утверждались на сессиях Верховного Совета СССР. Так, в государственном плане восстановления и развития народного хозяйства на 1944 г. было предусмотрено приоритетное развитие промышленности Ленинграда, металлургических и машиностроительных предприятий юга РСФСР и Украины, планировалось направить основные усилия на ускорение промышленного производства, выпуск новейших образцов вооружения и восстановления страны. К 1944 г. в нацистской Германии стали появляться симптомы грядущего спада в экономике. Поступление хрома и вольфрама стало сокращаться, вследствие чего качество легированных сплавов снижалось. Но в целом промышленное и военное производство рейха в первой половине 1944 г. продолжало расти 98 . Ситуация изменилась после освобождения Красной армией советской территории, Польши и Румынии.

Во втором полугодии 1944 г. по сравнению с первым добыча железных руд в Третьем рейхе сократилась на 64%, каменного угля — на 34,4%, бурого угля — на 15,9%, добыча нефти и производство нефтепродуктов — на 52,3%, выплавка чугуна — на 42,9%, стали — на 39,1%, алюминия — на 10% 99 . С другой стороны, в СССР промышленное производство росло. При этом необходимо учитывать, что в годы войны страна по запасам разведанного сырья была отброшена к началу 1930-х гг. 100 Проблема сырьевого обеспечения решалась посредством подготовленных в предвоенные годы запасов топливного и рудного сырья в не подвергшихся оккупации районах страны, а также благодаря быстрой геологоразведке. Однако, несмотря на потерю значительной части сырьевой базы и напряжение, вызванное эвакуацией, объем промышленного производства в СССР не сократился. Более того, в промышленности внедрялись передовые способы производства: технология поточного производства и другие.

В результате колоссальных усилий рабочих и устойчивого материального снабжения «уже в октябре 1944 г. промышленность СССР вышла на уровень 1940 г. по объему валовой продукции». Основные фонды на предприятиях в 1944 г. увеличились по сравнению с 1942 г. и составили 84% довоенного уровня 101 . В 1944 г. руководство СССР приняло ряд решений, направленных на восстановление и дальнейшее развитие нефтяной промышленности юга СССР, в том числе на укрепление материально-технической базы нефтяной промышленности Краснодарского края, ЧеченоИнгушской АССР и Азербайджанской ССР. ГКО потребовал улучшить организацию разведочно-буровых работ и увеличить выпуск оборудования, что позволило в больших масштабах возобновить буровые работы, поиск и разработку новых месторождений на Апшеронском полуострове и в Каспийском море. В результате принятых мер и усилий нефтяников удалось не только остановить, но и (со второго квартала) несколько увеличить добычу нефти. В 1944 г. в отличие от предыдущих военных лет Азнефтекомбинат в основном выполнил план по добыче нефти.

В отрасли развернулось соревнование за скоростное бурение скважин и сверхплановую добычу нефти. Успешно внедрялись методы скоростного бурения по опыту бригады Героя Социалистического Труда Р. Рустамова из Азербайджана. Нефтяники Азербайджанской ССР за время Великой Отечественной войны 261 раз побеждали во Всесоюзном социалистическом соревновании. В 1944 г. широко разрабатывались неглубоко залегающие горизонты во всех старых нефтяных районах востока страны и осуществлялись мероприятия по улучшению технологического режима эксплуатации действующих скважин. Началось восстановление нефтяной промышленности в Грозном. Для этой цели из союзного бюджета было выделено 69,2 млн рублей. В том же году увенчались успехом настойчивые поиски нефти в районах Волго-Уральского нефтегазоносного региона (Второе Баку) и Башкирской АССР, где на основе научных прогнозов были открыты высокодебитные нефтяные месторождения.

В уже освоенных шельфах увеличивалась глубина бурения. Доля восточных районов в общесоюзной добыче нефти возрастала: в 1943 г. она составила 23,8%, в 1944 г. — 25,5%, в 1945 г. — 28,3%. В 1944 г. почти полностью были восстановлены демонтированные нефтеперерабатывающие заводы в Чечено-Ингушской АССР, на них добились увеличения выработки нефтепродуктов и улучшения их качества. Нефтепереработчики внесли в фонд обороны дополнительно к плановому заданию 450 тыс. тонн горючего, а производство высококачественного авиационного бензина возросло в 2,7 раза. Красная армия дополнительно получила 10 эшелонов продукции. Годовой план по добыче нефти был выполнен 102 . При этом доля использования нефти в промышленности неуклонно падала, компенсируясь повышением удельного веса угля. В связи с утратой Донецкого угольного бассейна еще в 1941 г. перед советской экономикой встал вопрос о снабжении коксующимся углем. Эта задача была решена за счет разработки на востоке страны, в частности в Кузнецком бассейне. Если в 1940 г. в восточных районах было добыто 7,9 млн тонн этого угля, то уже в 1944 г. — 16,8 млн тонн .

Активно развивалась добыча в Печорском угольном бассейне. Еще в 1930 г. его существование научно предсказал выдающийся советский геолог А. А. Чернов. В годы войны нагрузка на этот Северный Донбасс выросла. Так, в постановлении ГКО от 8 февраля «О мероприятиях по добычи угля в Печорском угольном бассейне в 1944 г.» планировалось заложить 11 новых шахт и обеспечить добычу 2,5 млн тонн угля, превысив показатель 1943 г. на 46,7%. Шахтеры Челябинского бассейна к концу 1944 г. добыли 11,3 млн тонн каменного угля, что на 898 тыс. тонн превышало уровень предыдущего года. Показатель добычи угля 1943 г. был превзойден на 30,5% 104 . Монополии Третьего рейха, германское руководство принимали все меры для максимального использования возможностей Донецкого угольного бассейна, однако эти усилия не увенчались успехом. Из доклада штаба экономического руководства «Восток» от 30 сентября 1944 г. следует, что добыча каменного угля в Донбассе в период его оккупации составляла лишь около 4,1 млн тонн в год, тогда как в довоенное время этот показатель находился на уровне 90 млн тонн 105 . Более того, отступая, оккупанты затопили шахты Донбасса: из них к концу войны было выкачано 700 млн кубометров воды. Но несмотря на это, уже в 1944 г.

Донбасс дал стране 21 млн тонн угля (17% общей добычи), а в следующем году вернул себе лидерство в угледобывающей отрасли 106 . В январе 1944 г. в Челябинске был окончен монтаж турбогенератора мощностью в 100 тыс. кВт, пущен в работу шестой котел на теплоэлектроцентрали, а также сдана в эксплуатацию первая очередь ТЭЦ на металлургическом заводе. В апреле ГКО принял постановление «О вводе новых мощностей на электростанциях в 1944 г.». Упор делался на прирост мощностей электростанций в Кузбассе и на Северном Урале, в районах центра и в промышленных районах Украины. Продолжалось намеченное ранее строительство гидроэлектростанций в республиках Средней Азии. Серьезное внимание уделялось развитию энергосистем на востоке страны — Томской, Омской, Красноярской, Уфимской, Барнаульской. Большое значение для преодоления трудностей со снабжением электроэнергией приобретал вопрос об эффективном использовании мощностей, строжайшем режиме экономии и рациональности электроснабжения. С целью освещения передового опыта рационального использования ресурсов в апреле 1944 г. постановлением ЦК ВКП(б) было восстановлено издание журнала «Плановое хозяйство», приостановленное с началом войны. В целом за год за счет восстановления разрушенных оккупантами электростанций значительно выросло производство электроэнергии. Так, после освобождения Донбасса в 1943 г. Зуевская ГРЭС (одна из мощнейших в Донецком бассейне) заработала уже в начале следующего года. Электростанции страны выработали в 1944 г. 39,2 млрд кВт·ч против 32,3 млрд в 1943 г. Только в освобожденных районах Украины, где в 1943 г. было произведено всего лишь 28,1 млн кВт·ч электроэнергии, в 1944 г. ее производство составило 1281 млн. Несмотря на указанные положительные моменты, советская промышленность продолжала испытывать большие затруднения. В народном хозяйстве особенно остро ощущался недостаток нефти, очень незначительно повысилось производство цветных металлов, не выполняли планов строительная и легкая промышленности 107 . И все же достигнутые в тяжелой промышленности успехи позволяли из месяца в месяц наращивать темпы военного производства.

В целом валовой объем промышленного производства в 1944 г. приблизился к довоенному, а производство военной продукции по сравнению с 1940 г. увеличилось более чем втрое. Впервые за годы войны доля военных затрат в народном хозяйстве стала уменьшаться: в 1944 г. она составляла 52,2% против 59,5% в 1943 г. 108 Высокими были темпы выплавки стали. Она требовалась не только для военного производства, но также для восстановления разрушенных предприятий в освобожденных районах. Для повышения показателей Наркомата черной металлургии ГКО 18 февраля 1944 г. принял постановление «О неотложных мерах помощи черной металлургии», где перечислялись жесткие требования по бесперебойному снабжению предприятий наркомата сырьем, электроэнергией, топливом, обеспечению рабочей силой. В результате их выполнения наркомат увеличил выпуск продукции. В 1944 г. в стране было добыто 11,7 млн тонн железной и более 1 млн тонн марганцевой руды, а в 1945 г. — соответственно 15,9 и 1,5 млн тонн, чем создавалась прочная основа для развития черной металлургии. Расширение производства металла достигалось не только лучшим использованием имевшихся мощностей, но и вводом в действие новых агрегатов. В 1944–1945 гг. только в восточных районах вступили в строй четыре доменные и 11 мартеновских печей, один прокатный стан и шесть коксовых батарей 109 . В 1944 г. Магнитогорск дал чугуна на 26% и стали на 23,1% больше, чем в 1943 г. Только за счет лучшего использования агрегатов мартеновские цеха в течение года увеличили выплавку стали на 470 тыс. тонн.

Наркомат черной металлургии благодаря новаторству и героическому труду рабочих и инженеров увеличил выплавку черных металлов во второй половине 1944 г. по сравнению с первым полугодием: по чугуну — на 0,7 млн тонн, по стали — на 0,7 млн тонн и по прокату — на 0,5 млн тонн. Хотя магнитогорцы за 1944 г. увеличили производство на 21,1%, все же советским сталеварам не удалось превзойти немецкие показатели. В течение 1944 г. на Норильском никелевом комбинате были полностью освоены мощности, введенные в эксплуатацию еще в первые годы войны. Стал давать продукцию Сибайский завод Баймакского медеплавильного комбината. На Новосибирском оловянном комбинате была пущена обогатительная фабрика, а на Медногорском медно-серном комбинате — брикетная фабрика. Расширились мощности Уральского алюминиевого завода, а также предприятий алмазной и золотодобывающей промышленности. Только в 1944 г. по сравнению с 1943 г. выпуск алюминия увеличился на 32,9%, меди — на 7,7%, цинка — на 35,6%, никеля — на 18%. Возросло также производство кобальта, вольфрама, олова, ртути, молибдена, сурьмы и твердых сплавов .

В 1944 г. продолжался рост производства металла, выплавка чугуна увеличилась на 1,7 млн тонн по сравнению с 1943 г. В восточных районах СССР производство чугуна увеличилось на 47%, стали — на 34%, проката — на 34% против 1940 г. Наиболее высокого уровня производства металла достигли Кузнецкий и Магнитогорский комбинаты. В марте 1944 г. первую плавку стали осуществил металлургический завод в Беговате (Узбекская ССР), а в декабре 1944 г. — в Темиртау (Казахская ССР). В 1944 г. большое количество металла выпустили предприятия Среднего и Западного Урала. Уральские металлургические заводы освоили выпуск ряда новых марок стали, в том числе для производства автомобилей, тракторов, нефтяного оборудования. Начали давать металл восстанавливаемые Новотульский, Косогорский и другие заводы центра и частично юга страны. В 1944 г. рост производства важнейших видов цветных металлов составил по сравнению с 1943 г. в среднем 34,7%. В 1944 г. оборонная промышленность сделала большой шаг вперед — доля военного производства во всей валовой продукции промышленности достигла 51,4% . Как видно, военный заказ по-прежнему составлял большую часть производства промышленных предприятий, хотя в некоторых отраслях сектора наметилась конверсия. В 1944 г. снизился выпуск ручного стрелкового оружия (с 5459,8 тыс. винтовок, карабинов и пистолетов-пулеметов в 1943 г. до 4420,8 тыс. в 1944 г.), орудий (с 130, 3 тыс. до 122,4 тыс.), минометов (с 69,4 тыс. до 7,1 тыс.) и боевых кораблей (с 14 тыс. до 4 тыс.) . Вместе с тем несколько выросло производство танков и самоходных артиллерийских установок, а также самолетов. Снижение выпуска артиллерийских орудий в 1944 г. объясняется снятием с производства устаревших конструкций. Вместе с тем значительно возрос удельный вес новейших артиллерийских систем .

После принятия на вооружение вермахтом новых танков «тигр» (T-VI), «пантера» (T-V) и «королевский тигр» (T-VIB), а также штурмовых орудий «фердинанд», чьи орудия по дальности поражения превосходили советские танки примерно в два раза, потребовалось сменить пушку на советских танках. В результате было решено, что с 1944 г. танки Т-34 должны выпускаться только с 85-миллиметровой пушкой — эта модель могла пробивать тяжелые немецкие «тигры», «пантеры» и «фердинанды». Их увеличенная броневая защита, усиленная пушка и заимствование конструкции корпуса (как у «пантеры») не смогли приблизить немецких танкостроителей к основным советским танкам. Так, «пантера», имевшая 75-мм пушку и два 7,92-мм пулемета, а также равную с Т-34 толщину брони (до 85 мм) и скорость (до 55 км/ч), была тяжелее советского аналога на 15 тонн. Все новые модели немецких танков были менее компактны, а удельная мощность их еще более снизилась по сравнению с советскими машинами . Росло разнообразие и совершенство моделей советских самоходных артиллерийских установок. Если в 1943 г. советские конструкторы создали 21 образец (вдвое больше, чем в 1942 г.), из которых шесть типов было запущено в производство, то в 1944 г. разработали к внедрению 25 новых типов танков и САУ .

Не только сами технические новинки, но и сроки их реализации в жизнь не могут не поражать. Так, 27 декабря 1943 г., исходя из необходимости увеличения парка самоходной артиллерии, ГКО принял решение о проектировании и изготовлении опытного образца 100-мм самоходной пушки на базе танка Т-34 Центральным артиллерийским конструкторским бюро во главе с В. Г. Грабиным, а уже в феврале 1944 г. состоялось испытание опытного образца. Инициатива шла и от рядовых рабочих. Сварщик Уралмашзавода Е. Агарков в 1944 г. предложил объединить бригады сварщиков и слесарей при монтаже танковых башен. Пример оказался удачным, и с конца 1944 г. началось укрупнение бригад, участков, цехов, в результате чего удалось высвободить свыше 48 тыс. инженерно-технических работников, многие из которых приняли участие в восстановлении промышленных предприятий на освобожденной от захватчиков территории страны . Следует отметить важную роль религиозных организаций.

Так, на собранные Русской православной церковью 8 млн рублей в 1944 г. было построено 40 танков. В 1943 г. Центральное духовное управление мусульман собрало 10 млн рублей на строительство танковой колонны. Каталикос всех армян Геворг VI также выступил с инициативой сбора средств на строительство танков. В начале 1944 г. танковая колонна имени Давида Солунского из 21 машины была передана в 119-й отдельный танковый полк Красной армии. В 1944 г. увеличилось производство самолетов, которое на 5,3 тыс. машин превысило показатель предыдущего года. Было налажено серийное производство новых типов самолетов: истребителей Як-3 и Ла-7, «летающего танка» — штурмовика Ил-10, бомбардировщика Ту-2. Эти самолеты по своим боевым качествам выгодно отличались от немецких машин подобных типов.

К началу 1944 г. советские ВВС имели 8818 боевых самолетов, в то время как люфтваффе — 3073. Таким образом, советская авиация превосходила противника по числу боевых машин в 2,7 раза. В дальнейшем это соотношение увеличилось: к июню 1944 г. на фронте насчитывалось 2796 боевых машин противника и 14 787 самолетов Красной армии. В 1944 г. советских военно-воздушные силы превосходили германские в 4 раза . Опираясь на количественное превосходство и возросшее мастерство авиаторов, советские ВВС удерживали оперативное и стратегическое господство в воздухе. Они совершали свыше 15 тыс. самолето-вылетов в день, а за годы войны произвели более 3 млн боевых самолето-вылетов и уничтожили 74% общего количества вражеских самолетов, потерянных противником на советско-германском фронте 119 .

В конце войны советское руководство перешло к постепенной реконверсии. Предприятия Наркомата авиационной промышленности стали получать заказы на производства гражданской техники и товаров народного потребления: гражданских самолетов, запасных частей к тракторам и комбайнам, даже алюминиевой посуды. Уровень производства боевых самолетов, достигавший в 1943 г. 86%, в 1944 г. составил 82,5% 120 . При этом удельный вес различных классов боевых самолетов не претерпел особых изменений. Большие достижения имелись и в производстве зенитной артиллерии предприятиями Наркомата вооружения. Вводились в строй крупнокалиберные и мощные артиллерийские системы. Почти все 76-мм пушки были заменены 85-мм зенитными пушками, а с 1944 г. на вооружении армии находилась 85-мм зенитная пушка образца 1944 г., имевшая повышенную начальную скорость снаряда (880 м/сек) и соответственно бо ´ льшую досягаемость по высоте и дальности. Стрельба из нее велась при помощи более совершенных приборов управления огнем — ПУАЗО-4. Промышленность обеспечила армию сильным наступательным средством — гаубичной артиллерией калибра от 122 до 280 мм .

Увеличивались калибр и мощность минометов. Возрос выпуск тяжелых 160-мм минометов за счет сокращения минометов среднего калибра. Созданные в СССР орудия превосходили по своим тактико-техническим данным немецкие. Немалое значение имела опытно-конструкторская работа по созданию перспективных видов стрелкового оружия под патрон образца 1943 г. Конструкторы С. Г. Симонов, А. И. Судаев, В. А. Дегтярев разработали несколько образцов, лучшим из которых оказался будущий ручной пулемет Дегтярева (РПД). Работу над автоматическим оружием нового образца продолжал М. Т. Калашников. В связи с насыщением войск автоматическим оружием его производство во второй половине 1944 г. пошло на убыль. Резкими темпами росло производство боеприпасов (нарком Б. Л. Ванников).

Если за первую половину 1941 г. было произведено 12,2 млн снарядов, то в 1944 г. — 94,8 млн 122 . Увеличение производства в оборонной промышленности также было невозможным без рационализаторских предложений рабочих. В 1944 г. от трудящихся поступило 347 тыс. рационализаторских предложений, технических усовершенствований и заявок на изобретения. Дальнейшему усилению этого движения способствовало состоявшееся в начале сентября Всесоюзное совещание рационализаторов и изобретателей промышленности вооружения. К 1944 г. экстренными усилиями руководителям Третьего рейха удалось добиться централизации немецкой экономики, увеличить выпуск военной техники и по некоторым видам даже превзойти СССР. Оборотной стороной явилось падение качества в результате дефицита цветных металлов и уменьшение выпуска продуктов питания и товаров первой необходимости. В начале 1944 г. начальник Главного артиллерийского управления Красной армии Н. Д. Яковлев на совещании в Госплане заявил: «Действующая армия необходимым вооружением обеспечена полностью. При этом удельный вес современного оружия значительно возрос.

Есть и немалый запас его в резерве Ставки на базах Центра. Несмотря на потери, насыщенность войск вооружением к началу 1944 года по сравнению с январем 1942 года увеличилась по автоматам более чем в 25 раз, минометам различного калибра — в 5–8 раз, противотанковым ружьям — в 17 раз, противотанковым 45-мм и 57-мм орудиям — в 7 раз, зенитным средствам — в 1,5–2 раза. Значительно возросла и насыщенность войск оптическими приборами» 123 . Выявляемые в ходе боевых действий недостатки устранялись на заводах, и улучшенные образцы поступали в войска через несколько недель. В результате колоссальных усилий всего советского народа и руководства страны в 1944 г. был превзойден довоенный уровень выпуска промышленной продукции. После освобождения территории Советского Союза на оккупированной ранее земле РСФСР, Украины, Белоруссии и Прибалтики было восстановлено 7,7 тыс. разрушенных предприятий, которые уже вскоре начали давать значительную часть прироста тяжелой индустрии .

Подвиг на фронте, таким образом, был подкреплен подвигом тыла — только вместе, объединившись с общей целью разгрома врага и освобождения, страна смогла выстоять и победить. Если главной задачей народного хозяйства предыдущих лет был возрастающий выпуск военной техники, оружия и боеприпасов, обеспечения фронта всем необходимым, то в 1944 г. наметилась четкая тенденция к конверсии. Гражданская продукция постепенно, но неуклонно росла. Так, в 1944 г. орудийные и оружейно-пулеметные заводы уменьшили по сравнению с 1943 г. темп прироста продукции, который составил лишь 2% 125 . Рабочих и служащих в советской экономике в 1944 г. насчитывалось 23 600 тыс. человек против 19 400 тыс. в 1943 г. Ушедших на фронт мужчин заменили женщины, которые составляли 33% машинистов паровых машин, 33% токарей, 31% сварщиков и т. д. Но наиболее резко возросла доля женщин в сельском хозяйстве: так, численность женщин-трактористок и комбайнеров в 1943 г. по сравнению с 1940 г. возросла с 8% до 54% 126 . Женщины в 1944 г. составляли половину рабочей силы в промышленности и 36% в строительстве, 246 тыс. советских женщин надели военную форму. Инициативность и чувство долга работников промышленности вылились в движения многостаночников, тысячников и им подобных. В 1944 г. на многостаночную работу перешли 20 тыс. молодежных бригад, что позволило высвободить свыше 70 тыс. рабочих. В 1944 г. рабочие, инженеры и техники промышленности вооружений внесли 20 тыс. рационализаторских предложений, реализация которых позволила сэкономить 196 млн рублей .

За годы войны во всех отраслях промышленности значительно выросла производительность труда, а новаторские предложения, экономичное использование сырья (нормы расходования металла в 1941–1944 гг. снизились на одну треть) и повышение эффективности труда работников промышленности привели к снижению себестоимости их продукции: в 1943 г. — на 2,5% от предыдущего года и в 1944 г. — также на 2,5%. В целом в 1942–1944 гг. в государственной промышленности себестоимость продукции снизилась в совокупности на 5 млрд рублей, то есть на 17,2% 128 . Большое внимание уделялось подготовке квалифицированных кадров. Велико значение системы ремесленных и железнодорожных училищ, школ ФЗО в подготовке рабочих кадров. Их число (после сокращения в 1942 г. в связи с эвакуацией) росло на всем протяжении войны . Увеличение числа образовательных учреждений происходило за счет восточных районов страны: Свердловской, Челябинской, Молотовской (Пермской), Куйбышевской, Омской областей, Татарской АССР и Казахской ССР. А в Новосибирской области количество образовательных учреждений выросло в 7 раз 130 . В 1944 г. снизилось число выпускников ФЗО и ремесленных училищ, уходивших работать на авиазаводы.

Если в 1942–1943 гг. эта цифра держалась на уровне 22,5 тыс. человек, то в 1944 г. она составила около 21 тыс. человек. Необходимо также учитывать и то, что отнюдь не всегда выпускники попадали на ставшее родным предприятие. В связи с конверсией их также перенаправляли на другие заводы, что порой ставило некоторые цеха в тяжелое положение 131 . В 1944 г. школы трудовых резервов выпустили более 400 тыс. молодых квалифицированных рабочих 132 . Повышению профессионального мастерства и показателей производительности способствовало шефство квалифицированных рабочих над молодыми работниками. Одной из составляющих советской экономики в годы войны было Главное управление лагерей НКВД. На 1 июля в его системе имелось 56 исправительно-трудовых лагерей. В особых «конструкторских бюро» системы НКВД в условиях строгой секретности трудились выдающиеся инженеры А. Н. Туполев, С. П. Королев и другие. 448 тыс. заключенных были направлены на строительство железных дорог. В горно-металлургической отрасли трудились 171 тыс., в промышленном строительстве — 310 тыс., на аэродромном и шоссейном строительстве — 268 тыс. заключенных. Лагерям лесной промышленности было передано 320 тыс. заключенных .

За три года войны общий выпуск всех видов боеприпасов предприятиями ГУЛАГа НКВД составил 70 млн 700 тыс. единиц, или 104% плана. В 1944 г. ежеквартально выпускалось 10 млн единиц боеприпасов. За период 1942–1944 гг. было переработано 67 млн метров тканей, из которых пошито 22 млн единиц обмундирования. После того как Красная армия начала оснащаться радиостанциями, предприятиями ГУЛАГа было изготовлено 1400 комбинированных источников питания. За годы войны посевная площадь в системе ГУЛАГа увеличилась в полтора раза и в 1944 г. составила 380 тыс. га против 250 тыс. в 1941 г. В том числе посевы картофеля и овощей были расширены более чем в два раза. По плану 1944 г. ожидалось 211 тыс. тонн зерна против 140 тыс. фактически полученных в 1941 г.; овощей и картофеля — соответственно 437 тыс. тонн против 203 тыс. тонн; сена — 317 тыс. тонн вместо 225 тыс. тонн в 1941 г. Лесозаготовительные колонии ГУЛАГа, не выполнявшие в течение пяти предвоенных лет план лесозаготовок, за годы войны добились выполнения плана на 107%. Было заготовлено и вывезено 7 млн куб. метров древесины, в том числе 3 млн куб. метров деловой. На восстановление освобожденных районов страны в 1944 г. из системы ГУЛАГа было выделено 12 млн рублей. В 1943–1944 гг. в освобожденные районы было направлено разного оборудования — 356 единиц, тракторов — 180, автомашин — 170, комбайнов — 30, плугов разных — 235, сеялок — 62 и другой сельхозинвентарь.

Помимо этого, было завезено:

крупного рогатого скота — 1956 голов, лошадей — 545, свиней — 710, овец — 1070; подготовлено к отправке: крупного рогатого скота — 3200 голов, лошадей — 200, свиней — 1500, овец — 400 134 . За 1941–1944 гг. в системе НКВД было добыто 315 тонн золота, 6,5 тыс. тонн никеля, 8,9 млн тонн угля и т. д. 135 В 1944 г. Германия была вынуждена привлечь в экономику 7,1 млн иностранцев, в том числе военнопленных. Согласно разработанному плану в 1944 г. предусматривалась насильственная депортация в Германию 4 млн человек, в том числе 1,5 млн рабочих из Италии, 1 млн из Франции, по 250 тыс. из Бельгии и Голландии и 500 тыс. из советских оккупированных районов. Однако в июле был принят более жестокий план: к рабочим были приравнены и дети от 10 до 14 лет. По сведениям штаба экономического руководства «Восток», в первом квартале 1944 г. только из прифронтового района группы армий «Центр» в Германию насильственно было депортировано свыше 33 тыс. человек . Из общего числа иностранных рабочих, прибывших в Германию в 1944 г., около 3,2 млн человек было занято в промышленности. При этом людские ресурсы в самой Германии оценивались на тот момент в 29 млн человек гражданской рабочей силы. Таким образом, полное мобилизационное развертывание германской военной промышленности было достигнуто только на пятый год войны. Это обстоятельство стало следствием неверных оценок высшего германского руководства роли экономики как основы военной мощи государства. Полное мобилизационное развертывание германской военной промышленности в 1944 г. явно запоздало и не смогло оказать существенного влияния на исход военных действий. К началу 1944 г. в областях и краях РСФСР, освобожденных от врага, было восстановлено 2502 библиотеки, 10 175 изб-читален, вступило в строй 1317 киноустановок.

На Украине на 1 января 1944 г. работало 3808 культурно-просветительных учреждений, а к концу первого полугодия их количество возросло до 12,5 тыс. К маю 1944 г. в книжный фонд поступило 5,5 млн книг, что дало возможность укомплектовать и отправить в освобожденные районы более тысячи библиотек. В университетах, педагогических и учительских институтах страны в 1944 г. обучалось свыше 80,2 тыс. человек, в педагогических училищах — 102 тыс. человек. Кроме того, более 25 тыс. учителей были подготовлены через курсовую сеть, а 160 тыс. учителей повысили квалификацию через систему заочного обучения. Среднее образование также было среди главных направлений финансирования. В бюджете РСФСР на среднее образование в 1944 г. было предусмотрено 4985 млн против 2895 млн рублей предыдущего бюджетного года. Из них на строительство школ в освобожденных районах России выделялся 1 млрд рублей. К 1 февраля 1944 г. там было отремонтировано 15 285 зданий для школ и работало около 24 тыс. школ.

Они получили 5726 тыс. учебников, свыше 19 млн тетрадей, 6,5 млн карандашей и столько же перьев, а также учебно-наглядных пособий на сумму более 4 млн рублей. Правительством было принято решение о начале обучения с семи лет, что увеличило число школьников более чем на 2712 тыс. человек. В школах обучались почти все подростки и дети в возрасте от 8 до 15 лет. Фонд заработной платы работников школы увеличился с 2257 млн в 1943 г. до 4165 млн рублей. В освобожденных районах РСФСР к началу 1944 г. была восстановлена сеть детских садов. К началу 1944 г. количество детей в них превысило 70 тыс. человек при том, что всего в республике в детских садах находилось 485 тыс. детей. На содержание детских садов в бюджете 1944 г. предусматривалось 473 млн рублей. На 1 января 1944 г. в системе Народного комиссариата просвещения РСФСР имелось 3128 детских домов с размещением 337 000 детей, в семьи трудящихся на воспитание было устроено около 200 000 детей. На содержание беспризорных детей в бюджете только РСФСР планировалось 1271 млн рублей, что составляет 16,8% к общему бюджету просвещения в республике на 1944 г. Тяжелейшие испытания выпали на долю сельских тружеников. Из-за утраты территории при отступлении Красной армии общая посевная площадь в СССР сократилась почти на 42%, а количество колхозов и совхозов — почти на 40%. Основную часть транспорта пришлось пе-

редать вооруженным силам. Усилиями одного только «Центрального торгового товарищества «Восток» по спросу и сбыту сельскохозяйственной продукции», созданного оккупантами, из советских сел с августа 1941 г. по март 1944 г. было изъято почти 15 млн тонн зерна, мяса, масла, сахара, картофеля, бобовых и масличных культур, из которых около 9 млн тонн пришлось на долю вермахта 137 . Было украдено 85% автомобильного парка, более 60% рабочих лошадей 138 . С 1941 по 1944 г. врагом было зарезано или угнано в Германию 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн свиней, 27 млн овец и коз 139 . Оккупантами за годы войны было разорено и разграблено 98 тыс. колхозов, 1876 совхозов, 2890 машиннотракторных станций 140 . Были разграблены и уничтожены сотни тысяч социально-культурных и коммунально-бытовых учреждений и предприятий. Советское руководство еще в начале 1943 г. приняло решение о восстановлении сельскохозяйственного машиностроения, а в 1944 г. — тракторостроения. Это строительство рассматривалось как первоочередное. Предприятиям сельскохозяйственного машиностроения были предоставлены такие же преимущества в получении металла, как и предприятиям оборонной промышленности: материалы, предназначенные для сельскохозяйственного машиностроения, категорически запрещалось расходовать на другие цели. В 1944 г. на оснащение МТС и совхозов государство ассигновало 7 млрд рублей — в полтора раза больше, чем в предыдущем году. В течение года Наркомат земледелия получил в общей сложности 1833 трактора, 2435 тракторных плугов, 1037 конных сеялок.

Поставки горючего в расчете на один трактор приблизились к довоенному уровню. Эти меры позволили увеличить объем тракторных работ в колхозах в 1944 г. по сравнению с 1943 г. на 25 млн га. В течение 1943–1944 гг. на курсах МТС и в школах механизации было обучено более 700 тыс. трактористов, механиков и комбайнеров. В период уборочных работ, дабы восполнить дефицит рабочей силы, в помощь сельскому хозяйству было направлено 3,3 млн служащих, учащихся и рабочих 141 . В результате усилий всего советского народа по возрождению промышленности освобожденных районов восстанавливался экономический потенциал страны. Все республики помогали восстанавливать сельское хозяйство в освобожденных районах. Например, Казахская ССР выделила 550 тыс. голов скота, Киргизская ССР — свыше 130 тыс., Грузинская ССР — около 30 тыс. Таким образом, возрождаемые колхозы получили 1,7 млн голов скота и 516,8 тыс. голов домашней птицы. В 1944 г. для проведения посевной кампании из государственных резервов было выделено 50 тыс. тонн зерна, в освобожденных районах засеяно свыше 16 млн га пашни.

Восстановленными колхозами, совхозами и МТС было засеяно 72% довоенных площадей и получен 51% довоенной сельскохозяйственной продукции, в том числе половина товарного зерна, свыше 75% сахарной свеклы, 30% молока и молочной продукции, 25% скота и птицы 142 . Так, с момента освобождения Белоруссии союзные и автономные республики СССР оказывали ей помощь транспортом, оборудованием, присылали сырье, строительные материалы, скот, потребительские товары. Только в период с сентября 1943 г. по февраль 1944 г. республика получила 1000 станков, 100 автомашин, 1542 трактора, 2 тыс. тонн металла, около 100 тыс. куб. метров леса, 20 тыс. кв. метров стекла, на миллионы рублей тканей, обуви, трикотажных изделий. В мае 1944 г. в республику были поставлены еще 1393 трактора, к концу года — 10 тыс. плугов и много другой сельскохозяйственной техники 143 . В освобожденных районах нередки были примеры помощи деревне со стороны вооруженных сил. Так, заместитель начальника политического управления 1-го Украинского фронта докладывал: «За время весенне-посевной кампании 1944 года силами частей нашего фронта затрачено на оказание помощи колхозам, совхозам и единоличным хозяйствам — 281 500 человеко-дней и 262 500 коне-дней… Вспахано и засеяно 55 378 га, отпущено зерновых семян 4839 т… Помимо этого отпущено для колхозов и семей красноармейцев около 5000 т семенного картофеля, обменено зерновых семян 2420 т, вывезено удобрений 21 000 т, перевезено посевного материала 2825 т… Передано колхозам 9000 лошадей, 1763 жеребенка, 264 племенных жеребца, 49 племенных быков, 48 тракторов. Отпущено керосина 300 т, лигроина 120 т, масла 67 т. Отремонтировано сельхозинвентаря: сеялок — 250, плугов — 425, борон — 115, телег — 316, тракторов — 80.

Отпущено местным организациям ветеринарных медикаментов (трофейных) на сумму 24 000 рублей» 144 . Большой ответственности и самоотверженности требовала обстановка от работников транспорта. В 1944 г. им предстояло обеспечить наступление пяти фронтов, восстановить железнодорожное сообщение с освобождаемыми районами, провести реэвакуацию и снабжение освобожденных районов страны, а также развивать местное сообщение. Такой колоссальный объем задач потребовал от всех работников Наркомата путей сообщения и различных видов транспорта героизма и практической сметки. Поставленные задачи были во многом успешно выполнены и перевыполнены. С наступлением Красной армии на запад удлинялись коммуникации, росла нагрузка на транспорт. В этой связи увеличились государственные дотации на развитие транспорта и связи на 31,2% по сравнению с предыдущим годом. Общий объем грузооборота всех видов транспорта в 1944 г. вырос по сравнению с 1943 г. на 15,3% 145 . Особенно большая нагрузка пришлась на железнодорожный транспорт, который обеспечивал своевременную доставку не только военных грузов в любое время года. Удельный вес железнодорожных перевозок составлял почти 82% общего грузопотока. Для укрепления парка Наркомату путей сообщения было выделено 1965 млн рублей. Именно на железнодорожников легла основная нагрузка по снабжению войск во время подготовки наступательных операций Красной армии в 1944 г. Так, при подготовке наступления в Белоруссии для доставки войск и воинских грузов было использовано более 440 тыс. вагонов, то есть около 65% вагонного парка страны .

Тем не менее Наркомат путей сообщения работал с большим напряжением. В 1944 г. было освобождено 24 430 км железных дорог на территории СССР. При отступлении захватчики стремились не только нанести максимальный ущерб советскому хозяйству, но и замедлить наступление Красной армии. Активно использовалось разрушение земельного полотна фугасами: бреши в высоких насыпях получались до 400–1500 метров, а объем воронок доходил до 12,5 тыс. кубометров. Военным железнодорожникам предстояло выполнить в 1,5 раза больший объем работ, чем в 1943 г. 147 Оккупанты активно применяли путеразрушители. Только на железнодорожном участке Коростень — Олевск ими было уничтожено 50 тыс. шпал. Отступающий враг различными средствами разрушил более 40% железнодорожного пути в полосе Ленинградского и Волховского фронтов, около 65% основного пути на 2-м Прибалтийском фронте 148 . С целью улучшения подвоза военных материалов к европейской части РСФСР в начале 1944 г. ГКО принял специальное постановление, во исполнение которого в январе с прифронтовых дорог передали на дороги Урала и Сибири 25 тыс. вагонов, Дальнего Востока — 10 тыс., Средней Азии — 8 тыс., Кавказа — 7 тыс. Это была одна из самых крупных транспортных операций за годы войны .

21 июля 1944 г. ГКО для скорейшего восстановления разрушенных железных дорог принял постановление о работах первой очереди на важнейших коммуникациях наступающих войск. Руководству Белорусской, Литовской, Латвийской и Эстонской ССР поручалось привлечь для выполнения этих работ сроком на один-два месяца 38 тыс. человек. Госплан СССР совместно с Наркомчерметом должен был выделить для восстановительных работ 5 тыс. тонн рельсов, 7,5 тыс. тонн проката, 2,5 тыс. тонн двутавровых балок и обеспечить изготовление в III квартале 1944 г. 302 пролетных строений общим весом 9 тыс. тонн. Наркомлесу поручалось выделить для НКПС 30 тыс. куб. метров деловой древесины и 3 млн шпал. Задания были даны и другим наркоматам и ведомствам. Обобщая опыт восстановления железных дорог, в начале 1944 г. Главное управление военно-восстановительных работ Наркомата путей сообщения издало «Руководство по восстановлению железных дорог», где предусматривался темп восстановления не ниже 8–10 км в сутки при массовом разрушении пути. Но требовалось также привлечь большое количество грамотных специалистов, которым предстоял нелегкий труд. Благодаря трудовому героизму путейцев установленные нормы были перевыполнены. Воины-железнодорожники восстанавливали дороги в исключительно тяжелых условиях (особенно в болотистой местности Ленинградской и Новгородской областей), нередко — под артиллерийским обстрелом.

Трудовой подвиг совершили бойцы 103-го путевого батальона при восстановлении железнодорожных перегонов Крыма, выполняя по отдельным видам работ от полутора до двух норм. Колоссальная работа была проведена путейцами перед началом операции «Багратион». В полосе 1-го Прибалтийского фронта на участке Полоцк — Идрица противником было подорвано 83% рельсов, в полосе 3-го Белорусского фронта разрушено 550 км главных путей, 227 км пути демонтировано и увезено, подорвано 277 мостов и труб. Минеры железнодорожных войск этого фронта обезвредили и уничтожили 63 тыс. мин и 1290 фугасов, большое количество бомб и снарядов 150 . Всего в ходе операции по освобождению Белоруссии железнодорожными войсками было восстановлено 6140 км главных путей, 1584 км станционных путей, 634 больших и средних моста общей протяженностью 65 км, 577 искусственных сооружений, 21 тыс. км линий связи, обеспечена бесперебойная доставка 77 тыс. вагонов с вооружением, боеприпасами и другими материальными средствами. К концу 1944 г. эксплуатационная длина сети железных дорог составила 110,5 тыс. км (против 106,1 тыс. км на 1 января 1941 г. и 81,7 тыс. км на 1 января 1944 г.), не считая отдельных линий, поврежденных во время военных действий и невосстановленных или восстанавливаемых, но еще не вступивших в строй. В 1944 г. одних только боеприпасов железнодорожники доставили фронту свыше 118 тыс. вагонов.

Объем годовых воинских перевозок достиг наибольших размеров за всю войну, составив 5718 тыс. вагонов (26,4% всех перевозок по железным дорогам) 151 . Развитие железных дорог требовало подготовки новых кадров. За счет привлечения новой рабочей силы число работников железнодорожного транспорта увеличилось в 1944 г. на 35,6% по сравнению с предыдущим годом и составило почти 1,4 млн человек. Выполнение плана перевозок и обеспечение погрузки на решающих станциях достигалось ценой огромных затрат и усилий, при низких качественных показателях использования подвижного состава. К концу 1944 г. время оборота грузового вагона на сети составляло 12,68 суток, что почти в полтора раза превышало норму . В дальнейшем такое развитие событий грозило параличом железнодорожного транспорта.

Это было недопустимо в условиях подготовки весеннего наступления Красной армии в Центральной Европе, а также последующей кампании на Дальнем Востоке. В условиях увеличения перевозок на фронт ухудшилось снабжение предприятий в тылу страны: транспортировка металла, леса, зерна и особенно угля осуществлялись с перебоями. В результате некоторые промышленные и транспортные предприятия стали расходовать запасы топлива, накопленные для зимы. Положение осложнялось. 22 декабря 1944 г. Л. М. Каганович был освобожден от обязанностей наркома путей сообщения, а руководство наркоматом было возложено на начальника Центрального управления военных сообщений генерала И. В. Ковалева. Нелегким было положение в автомобильном хозяйстве. В народном хозяйстве насчитывалось всего 272 тыс. автомобилей (33% довоенного количества) . В конце января 1944 г. на Украине состояние дорог резко ухудшилось из-за таяния почвы и частых дождей.

На призыв командования 2-го Украинского фронта о помощи в перевозках откликнулись жители Житомирской области: они подносили артиллерийские снаряды, мины и патроны от одного населенного пункта к другому, а иногда и к огневым позициям. Только для войск 53-й армии воинами запасного полка и местным населением было перенесено на руках 220 тонн боеприпасов 154 . Рост производства автомобилей происходил за счет упрощения военных моделей. В 1944 г. было произведено 53 467 единиц автотехники, но достичь довоенного уровня СССР не смог. Утроить объем грузоперевозок автотранспортом в 1944 г. по сравнению с 1941 г. удалось во многом благодаря использованию трофейных и арендованных по ленд-лизу автомобилей. Так, только в период с ноября 1942 г. по март 1943 г. Красной армии в виде трофеев достались 123 тыс. немецких машин. За 1944 г. число грузовых автомобилей в СССР выросло со 169,7 тыс. до 210 тыс. машин, значительную часть из которых составляли американские.

Для народного хозяйства СССР грузовыми автомобилями было перевезено на 52,3 млн тонн грузов больше, чем в 1943 г. В первом полугодии 1944 г. автомобильный транспорт увеличил свой грузооборот на 47,1%, а воздушный — на 22,9% 155 . Парк автомашин действующей армии в 1944 г. достиг 600 тыс. машин, одновременно возрос удельный вес трехтонных грузовиков ЗИС-5В, что позволило перевозить больше грузов меньшим количеством машин. Потребность в перевозках обострилась к концу осени, когда Красная армия стала готовиться к Висло-Одерской наступательной операции. Судоходство на реках завершалось, автомобильный парк был изношен и недостаточен (около 33% довоенного количества) . Вся тяжесть перевозок вновь легла на железные дороги. Значительно скромнее был объем перевозок речного флота. Он имел большое значение для освобожденных районов. Ситуация осложнялась тем, что отступающий враг разрушил большую часть пристаней и связывающей их инфраструктуры.

Так, к зиме 1944–1945 гг. в пределах Днепро-Двинского пароходства было обнаружено 609 судов, но лишь 79 из них оказались на плаву, а остальные либо затоплены (369), либо выброшены на берег паводками. К началу навигации удалось восстановить 50 самоходных судов общей мощностью 3020 л. с. и 84 несамоходных судна общей грузоподъемностью 12 155 тонн 157 . Большое значение для разгрома крымской группировки противника имел морской транспорт. В период подготовки и проведения операции, с января по май 1944 г., транспорты и боевые корабли доставили с Таманского полуострова и из других мест в район Керчи для усиления Отдельной Приморской армии более 120 тыс. бойцов и командиров, 160 тыс. тонн грузов: 1 тыс. орудий и минометов, 200 танков, 12 тыс. различных самоходных транспортных средств. В тыл ими были переправлены 21 тыс. раненых, а также более 3 тыс. военнопленных 158 . Развернулась работа по восстановлению Черноморского пароходства. При отступлении немецко-фашистские войска разрушили все черноморские порты, уничтожили причалы, а также 69 товаро-пассажирских, сухогрузных и наливных судов.

Судоремонтные заводы потеряли треть производственных мощностей. В эксплуатации осталось только 20 транспортов общей грузоподъемностью 60 тыс. тонн. 24 июня 1944 г. ГКО принял постановление «О первоочередных мероприятиях по восстановлению портов и судоремонтных заводов Наркомморфлота в городах Одессе, Николаеве, Херсоне». Для восстановления портовой инфраструктуры только Одессе, где было уничтожено 75% причального фронта, а вход в акваторию преграждали мины и затопленные корабли, выделялось 22 млн рублей. В начале октября туда вошел первый пароход, а через месяц, рискуя своими жизнями, портовые водолазы М. Лагутин и А. Помагер разминировали нефтепирс. В последнем квартале 1944 г. через Одесский порт совместно с военными кораблями фронту было доставлено 20 тыс. человек пополнения, 900 орудий, десятки тысяч тонн боеприпасов, фуража, продовольствия, тысячи тонн горючего — около 250 тыс. тонн грузов 159 . 14 октября 1944 г. было создано Дунайское пароходство, в которое передавалось 1419 транспортных, портовых и других плавсредств общей грузоподъемностью 777 тыс. тонн 160 . Осенью 1944 г. экипажи судов речного флота досрочно справились с навигационным планом. Годовое задание по грузообороту было выполнено на 101,4%, а план воинских перевозок — на 107,7%. Во время навигации 1944 г. впервые за всю историю волжского судоходства был осуществлен сквозной рейс из Астрахани в Москву буксирного парохода «Академик Губкин» с тремя нефтебаржами с 25 тыс. тонн нефти. Судно прошло 3200 км за 36 суток, что высвободило для других целей почти 10 железнодорожных составов. Активно участвовал во многих боевых операциях торговый морской флот. Его грузооборот в 1944 г. превысил показатель предыдущего года на 4,5% 161 . На транспорт легла тяжелая нагрузка по обеспечению наступления Красной армии и восстановлению разрушенных регионов. За 1944 г. грузооборот всех видов транспорта в СССР вырос по сравнению с 1943 г. на 15,3% 162 . В транспорте, как и в других отраслях народного хозяйства, имели место взаимопомощь и движение за перевыполнение планов. Так, в январе 1944 г. коллектив Усинского тракта в нерабочее время отремонтировал автомашину ЗИС-5, моторный каток, четыре тракторные лопаты, легкий грейдер и отправил их Управлению дороги Москва — Харьков вместе с набором инструментов и технической литературой 163 . В 1944 г. доходы государственного бюджета составили 26,8 млрд против 18 млрд рублей в 1940 г. Начиная с 1944 г. текущие доходы госбюджета стали превышать его расходы: превышение в 1944 г. составило 0,4 млрд рублей.

В связи с развернувшимися восстановительными работами в освобожденных районах с 1944 г. возросли дотации государственных средств на народное хозяйство. На эти цели в 1944 г. было выделено 16 млрд рублей, из которых 14,2 млрд — на капитальные вложения. Общее число строек в Советском Союзе за счет восстанавливаемых объектов выросло в два раза по сравнению с 1943 г. и превысило 20 тыс. объектов. Всего же в 1944 г. расходы на народное хозяйство составили 5,4 млрд против 3,3 млрд рублей в 1943 г., а на социально-культурные мероприятия — соответственно 5,1 млрд и 3,8 млрд рублей 164 . Начиная с 1944 г. происходил процесс снижения удельного веса военных расходов и переключения более значительных материальных ресурсов на удовлетворение гражданских нужд.

В 1944 г. удельный вес расходов на оборону в общей сумме расходов государственного бюджета снизился с 59,5% в 1943 г. до 52,2%, а в 1945 г. — до 42,9% 165 . Напротив, возросли расходы на строительство в освобожденных районах, площадь которых составила около 2 млн кв. км, — было вложено 14,2 млрд рублей 166 . На Х сессии Верховного Совета СССР впервые за годы войны был утвержден бездефицитный бюджет. Рост его доходной части обеспечивался в основном за счет увеличения поступлений от социалистического хозяйства, которые в 1944 г. превзошли 45,8 млрд рублей (уровень 1943 г.). На 0,5% снизились поступления от налогов и сборов с населения — до 30,3%. Несмотря на то что военные расходы выросли до 137,8 млрд рублей (в 1943 г. они составили 125 млрд рублей), их удельный вес сократился. Напротив, возросли вложения в народное хозяйство, которые ежеквартально на треть превышали соответствующие показатели предыдущего года.

В 1944 г. объем национального дохода увеличился по сравнению с 1943 г. на 19,2% и составлял 88% от уровня 1940 г. При этом были расширены льготы семьям военнослужащих и инвалидам войны. Государство отказалось от использования денежной эмиссии как метода финансирования. Рост производства товаров личного потребления, восстановление хозяйства и улучшение снабжения населения привели к снижению цен. В 1944–1945 гг. правительством неоднократно проводилось снижение цен в коммерческих магазинах и как следствие — рыночных. Таким образом, покупательная способность рубля повышалась. Важную роль играла помощь по ленд-лизу. 11 февраля в Оттаве было подписано советско-канадское соглашение «О принципах, относящихся к предоставлению Канадой военных поставок СССР», определившее порядок канадской военно-экономической помощи, которая с 1 июля 1943 г. была выведена из английских обязательств. В начале 1944 г. объем поставок союзников в СССР заметно вырос. В 1944 г. СССР получил от союзников 5877 самолетов (17% от числа произведенных в Советском Союзе), 3223 танка и САУ (11%), 3122 орудия (2,4%) .

Всего же, по данным Наркомата внешней торговли, в Советский Союз к 30 апреля 1944 г. из США, Великобритании и Канады поступило 12 256 самолетов, 9214 танков, 220 817 автомашин и других транспортных средств, 3730 зенитных орудий, 245 тыс. телефонных аппаратов, 2073 млн автопокрышек, 241 паровоз, 1154 платформы, 476 тыс. тонн авиабензина, 1160 тыс. тонн стали, 26 839 металлорежущих станков, 263 передвижные электростанции, другое энергетическое оборудование общей мощностью 288 тыс. кВт, 2337 млн тонн продовольствия и другие материалы 168 . 17 апреля 1944 г. был подписан четвертый протокол поставок США в СССР по лендлизу.

По многим показателям этот протокол полностью выполнен не был. Так, до 12 мая 1945 г. в СССР было поставлено 72% самолетов из запланированных, 86,7% автомобилей, 92% взрывчатых веществ, 90,4% стали, 84,1% железнодорожных платформ. Но по некоторым видам плановые поставки согласно четвертому протоколу были выполнены полностью или перевыполнены: например, до 12 мая в Советский Союз было поставлено 100% танков, 101,1% паровозов, 233% консервированного мяса .

В 1944 г. помощь по ленд-лизу в финансовом отношении составила 13% общегосударственных расходов, 25% расходов на войну или 10–12% валового национального продукта СССР 170 . Всего же только в 1944 г. в Советский Союз прибыло 6 217 622 тонны грузов от союзников 171 . Однако эти поставки удовлетворяли советский спрос в весьма незначительной степени: например, количество переданных танков составило 9% от произведенных в СССР, самолетов — 14%, стали — 6,1%. Президент США Ф. Рузвельт заявил в конгрессе: «Советский Союз пользуется вооружением со своих собственных заводов» 172 . В 1944 г. впервые за военный период объем валовой продукции всей промышленности превысил довоенный уровень на 4%, а средств производства (группы «А») — на 36%. В этот год особенно заметным стало наращивание процессов расширенного воспроизводства (прежде всего тяжелой промышленности, чьи темпы роста стали обгоняли военную промышленность).

Но удельный вес военной продукции в общем объеме промышленной продукции продолжал увеличиваться. В 1944 г. ежемесячно производилось самолетов и танков в пять раз больше, чем в 1941 г. Улучшилось снабжение действующей армии оружием и техникой. Так, в войсках, участвовавших в Белорусской операции, имелось в три раза больше артиллерии, чем в битве на Волге. Возрастающие поставки оружия фронту повысили огневую мощь Красной армии. Так, четыре Украинских фронта и Отдельная Приморская армия, участвовавшие в освобождении Правобережной Украины, только за три месяца 1944 г. получили почти половину всех орудий и минометов и три четверти танков, поступивших в действующую армию .

В 1944 г. резко возросло производство боеприпасов и вооружения. В 1944 г. на восстановление освобожденных районов было направлено более 40% капитальных вложений во все народное хозяйство СССР 175 . Советская экономика плавно переходила к мирной жизни и начинала восстановление после самой разрушительной войны в своей истории. Капиталовложения в восстановление освобожденных районов росли, увеличивался их удельный вес в бюджете страны. Если в 1942 и 1943 гг. их доля составляла соответственно 17,3% и 15,8% общих бюджетных расходов, то в 1944 и 1945 гг. — 20,3% и 24,9%. Расходы на строительство основных фондов в 1944 г. составили 42,9 млрд рублей, или 87% аналогичного показателя 1940 г. 176 Большие ресурсы были выделены для строительства и восстановления жилья. Из 2 млн 567 тыс. жилых домов в городах СССР, оказавшихся в оккупации, почти половина была уничтожена и разрушена (1 млн 209 тыс. домов). По всем освобожденным районам СССР за 1943 и 1944 гг. было восстановлено и вновь построено 839 тыс. домов в сельской местности и 12 млн 777 тыс. кв. метров жилой площади в городах.

В эти восстановленные и вновь построенные дома заселились 5 млн 418 тыс. человек 177 . На восстановление народного хозяйства освобожденных районов СССР было направлено 14 млрд рублей. Для сравнения: среднегодовой объем капиталовложений в период первой пятилетки во все отрасли народного хозяйства СССР составил около 10 млрд рублей. Героическими усилиями тружеников тыла разоренные войной и оккупантами районы страны восстанавливались в сжатые сроки.

В освобожденных районах СССР в 1943–1944 гг. общая мощность введенных в действие электростанций достигла 1 млн кВт, 1047 основных и мелких угольных шахт с годовой производительностью в 44 млн тонн угля, 13 доменных печей с годовой производительностью 2,3 млн тонн чугуна, 70 сталеплавильных печей с годовой производительностью 2,8 млн тонн стали, 28 прокатных станов с годовой производительностью 1,7 млн тонн готового проката в год. Освобожденные районы в 1944 г. дали продукции на 8,3 млрд рублей, или в 3,1 раза больше, чем годом ранее .

Не менее значим вклад освобожденных районов в продовольственной сфере: более половины общегосударственных заготовок зерна, более трех четвертей сахарной свеклы, четверти скота и птицы, около трети молочных продуктов 179 . В целом следует отметить, что советская экономическая модель показала свою жизнеспособность в условиях тяжелейших испытаний военного времени. Великая Отечественная война перешла за границы СССР, и теперь предстояла менее напряженная работа по восстановлению разоренных оккупацией и войной районов страны.

Великая Отечественная война 1941–1945 годов. В 12 т. Т. 4. Освобождение терри тории СССР. 1944 год. — М.: Кучково поле, 2012. — 864 с., 22 л. ил., ил.



Другие новости и статьи

« Набор в военные вузы могут увеличить. Военная профессия становится все более востребованной

«Так поступают мелкие лавочники и торговцы» »

Запись создана: Среда, 8 Июль 2015 в 18:26 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы