Битва при Каннах (хитрость Ганнибала)



Битва при Каннах (хитрость Ганнибала)

oboznik.ru - Битва при Каннах (хитрость Ганнибала)
#битва#канны#хитрость#ганнибал

Битва при Каннах произошла между карфагенянами и римлянами 2 августа 216 г. до н. э. у города Канны в Апулии, области на юго-востоке Италии. Она стала крупнейшим сражением Второй пунической войны, в которой столкнулись два крупнейших государства Западного Средиземноморья — Рим и Карфаген. Карфагенский полководец Ганнибал Барка вторгся в Италию осенью 218 г. до н. э. и одержал несколько блистательных побед — при Тичино, при Треббии, а потом и у Тразименского озера, самого крупного на Апеннинском полуострове. В последнем из вышеназванных сражений римляне потеряли убитыми более 15 ООО человек. Погиб сам командующий — консул Фламиний.

Из уцелевших в битве 16 ООО солдат почти все попали в плен. После этой катастрофы римляне поняли, что власть в государстве надо передать одному человеку. Как уже говорилось, обычно в Риме правили два консула одновременно, смена происходила раз в год. Но во время чрезвычайных ситуаций Римская республика выбирала диктатора, не более чем на полгода. На этот раз диктатором выбрали старого и опытного Квинта Фабия Максима.

Этот человек был известен сво ей осторожностью, за что и по лучил прозвище Кунктатор (Медлительный), которое Фабий оправдал и сейчас — полководец долго и искусно уклонялся от решительных битв, следуя за Ганнибалом по пятам и изматывая его армию в мелких стычках.

Тактика эта была вполне успешной — силы Ганнибала таяли. Местные жители, в отличие от северян-галлов, поддержавших карфагенского полководца, были настроены к нему враждебно, и казалось, что инициатива вот-вот перейдет к римлянам. Ганнибалу было просто необходимо сражение, но Фабий Максим не поддавался на его уловки. Не все римляне были столь терпеливы. Карфагеняне продолжали разорять страну, люди страдали и требовали покончить с врагом. В конце концов в Риме не выдержали, сместили Фабия Максима и поставили во главе войска двух консулов — Луция Эмилия Павла и Гая Теренция Варрона. Консулы получили указание «кончить войну мужественно и достойно Отечества, когда наступит благоприятный для того момент».

Ганнибалу такие кадровые перемены были очень на руку. Весной 216 г. до н. э. он захватил город Канны, который служил римлянам складом продовольствия. Ганнибал рассчитывал, что консулы не выдержат и решатся на сражение. А тем временем он устроился в укрепленном лагере неподалеку от города и чувствовал себя хозяином окружающих земель. В то время его армия насчитывала около 40 ООО человек, из них 10 ООО всадников. Ганнибал ждал не зря. Консулы вступили в Апулию и двинулись на карфагенян. По численности римская армия более чем в два раза превосходила карфагенскую (86 ООО легионеров и 6000 всадников).

Но консул Павел, опытный воин, был против того, чтобы давать сражение именно здесь. Он видел, что на открытой равнине, где стоял город Канны, нумидийская конница может разгромить римлян. Однако его соратник консул Варрон, нетерпеливый и горячий, настаивал на том, что войну надо завершить под Каннами. И 2 августа, когда была его очередь командовать армией, он вывел войско в поле. Нетерпеливый консул еще не знал, какой роковой шаг совершает.

Варрон ошибся не только в том, что не послушал умудренного опытом сражений Павла. Он еще и отказался от давно проверенного и испытанного манипулярного, расчлененного, строя. Варрон намеревался разгромить карфагенян одним мощным ударом тесно сомкнутых масс пехотинцев и построил легионы в плотный и глубокий боевой порядок. На флангах он расположил конницу, а впереди поставил легкую пехоту. Римское войско растянулось на два километра, правым флангом упираясь в левый берег реки Ауфид.

Так Варрон получил фалангу, которая уже давно изжила себя, потому что не могла соперничать по маневренности с более совершенными построениями. Следует добавить, что в сражении участвовала не вся армия: 10 ООО человек охраняли лагерь, а 7000 состояли при обозе. Тем временем Ганнибал тоже выстроил своих воинов. Он не стал растягивать фронт, потому что уступал римлянам по численности. Карфагенский полководец решил сделать войско как можно более подвижным, поэтому выстроил его в виде полумесяца, обращенного к противнику выпуклой стороной.

В центре он поставил десять шеренг пеших иберийцев и галлов, всего 20 000 человек, на флангах — тяжеловооруженных пехотинцев из Северной Африки. Фланги прикрывала конница, нумидийцы — на правом фланге, а тяжелая кавалерия — на левом, у реки Ауфид. Левый фланг возглавлял брат полководца Гасдрубал. Сам Ганнибал командовал центром. Чтобы римляне раньше времени не разглядели необычный строй карфагенян, Ганнибал прикрыл центр легкой конницей. Он приказал всадникам начать отход сразу после вступления в сражение. Начало сражения было для карфагенян очень удачным. После короткой стычки Ганнибал бросил на врага конницу Гасдрубала.

Тяжеловооруженные всадники атаковали правый фланг римлян, разбили их и рассеяли. Преследовать бегущих Гасдрубал не стал, а зашел в тыл конникам римского левого фланга. Здесь римляне как раз сошлись лицом к лицу с карфагенянами. Когда они поняли, что враг подступает и с тыла, то бросились бежать, но путь им преградила нумидийская конница. В это время в центре происходили очень интересные события. Когда римская фаланга атаковала легковооруженных иберийцев и галлов, те, сражаясь очень храбро, все же подались назад, потому что римлян было в два с половиной раза больше. Нападавшие разорвали неглубокую неприятельскую линию, стеснились в центре и бросились в погоню. Но они не заметили, что вырвались слишком далеко вперед, что дуга, которую они только что прорвали, восстанавливается и выгибается назад, что за ними смыкается вражеский строй. Первыми ударили тяжеловооруженные карфагенские пехотинцы.

Те, что стояли на правом фланге, сделали поворот налево и ударили по римлянам справа. Те, кто был на левом фланге, сделали такой же поворот направо и ударили по фаланге слева. Римляне стали биться и тут же обнаружили у себя в тылу всадников Гасдрубала. А галлы с иберийцами ударили им во фронт. Ловушка захлопнулась. Теперь было не важно, что римлян больше, ведь только внешние шеренги и ряды могли сопротивляться. Строя уже не существовало, осталась плотно сбитая масса окруженных. обреченных людей, которые тем не менее решили дорого отдать свои жизни. Некоторым из римлян все же удалось прорвать окружение и бежать.

Их было не так уж мало — 16 ООО человек. Все остальные погибли или попали в плен. На поле боя пали 50 ООО человек, а потом карфагеняне ворвались в римский лагерь и добили остальных. Погиб и консул Луций Эмилий Павел, тот самый человек, который так не хотел ввязываться в это сражение. Карфагеняне потеряли убитыми 6000 воинов. По общему количеству погибших в один день Канны числятся среди тридцати самых кровопролитных сражений в истории человечества. Ганнибалу эта победа дала и много и мало.

От Рима откололась Капуя и несколько других крупных городов Южной Италии. Карфагенский полководец договорился о союзе с Македонией и несколькими греческими городами Сицилии. Теперь можно было идти на Рим. Но Ганнибал не получил поддержки из своего родного города: правители Карфагена испугались, что однажды знаменитый полководец возьмет власть в свои руки. Война стала затяжной, губительной для оставшейся в чужой стране армии. Жители Южной Италии перестали поддерживать Ганнибала, ведь его воины вовсе не походили на освободителей народов, как хотел представить это хитроумный карфагенянин.

Они превратились в обыкновенных грабителей и принялись опустошать несчастную страну. Римляне извлекли из своего сокрушительного поражения несколько полезных уроков. Прекратились политические раздоры. Горячие головы, все время призывавшие немедленно дать карфагенянам еще одно решительное сражение, утратили сторонников, а осмотрительные сенаторы, ратовавшие за войну на истощение противника, наоборот, приобрели дополнительный вес. Рим вновь привлек на свою сторону большую часть уставших от войны италийцев, действуя где угрозами, где обещаниями. Более того, армия республики была реорганизована.

Воинами теперь могли стать даже неимущие бедняки-пролетарии, у которых из всех богатств было только потомство (по латыни — пролес). Раньше о таком и подумать не могли, а сейчас еще и увеличили жалованье. Следовало забыть о разногласиях и спасать страну. Квинт Фабий Максим стал консулом — снова пришло время Кунктатора. Консулом выбрали и решительного Клавдия Марцелла. Положение стало выправляться, на полях сражений Второй пунической войны наступило равновесие.

Величайшие битвы всех времен и народов/А. А. Спектор. — Москва: ACT, 2014.-240 с.: ил.



Другие новости и статьи

« Битва за Доростол (Святослав на Дунае)

Сталинский прорыв: статистический материал »

Запись создана: Четверг, 27 Декабрь 2018 в 18:18 и находится в рубриках Древние армии.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы