Об историческом развитии текстов



Об историческом развитии текстов

Общеизвестно, что в ходе исторического развития меньше всего подверглись изменениям движения фигуры народных танцев, больше — мелодии песен, но более всего — тексты. Мы можем наблюдать это и в наше время. Сочинение нового текста к частушечной мелодии или распространенной песне — пожалуй, самый массовый и легкий вид поэтического самодеятельного творчества. Маяковский, стремясь двинуть свой стих в массу, в период окон РОСТА часто использовал частушечный ритм.

Именно благодаря второстепенной, случайной, мало уважаемой роли текста сравнительно с тайцем и напевом,— он максимально вырывается в сферу свободы, и поэтическое слово обретает возможность неограниченного развития. Традиция слова возникнет на более высокой ступени и будет всегда более свободной, гибкой, емкой, чем традиция архитектуры, живописи, музыки.

Так под ветром у дерева меньше всего колеблется ствол у корня и наибольшая амплитуда колебаний у кроны и листьев. На первых норах, правда, традиционный принцип сознания подчиняет себе и текст. И слова услышанной от предков песни передаются так же буквально, как и телодвижения в танце и напев. Но здесь возникает противоречие: телодвижения, напевы отработаны традицией и воплощают в себе общий опыт племени, действительный и для настоящего.

А вот слова возникают на конкретный случай и несут в себе его единичное содержание. Слово как смысл, следовательно, живет миг: указывает на «это», а с исчезновением «этого» от него остается «звук пустой», т. е. лишь материал для воплощения в нем ритма. И при повторении слово опять возвращается в свое небытие.

Следовательно, закон слова — если оно хочет оставаться смыслом, а не подсобной формой, куда отливается ритм,— в движении, изменении, ориентировке на конкретное, единичное, изменчивое, в фиксации его. Но именно поэтому с возникновением слова рождается и время — отделение настоящего от прошлого и будущего. В первичном пантомимическом действе время не выявлено и в сопровождающих действо словах-сигналах отмечается лишь миг: «я делаю то-то» или «ты делай то-то». Именно благодаря тому, что слово фиксирует миг, единичное, чтобы жить, длиться, т. е. стать общим, этот момент должен перестать претендовать на жизнь теперь и быть воспринятым как бывший, кончившийся.



Другие новости и статьи

« Ритм требует движения

Россия как объект стратегии силового воздействия США »

Запись создана: Четверг, 30 Июль 2015 в 0:46 и находится в рубриках Новости.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы