Анализ военных доктрин государств Центральной азии



Анализ военных доктрин государств Центральной азии

oboznik.ru - Анализ военных доктрин государств Центральной азии

Предстоящий вывод войск МССБ из Афганистана, а также общее ухудшение военно- политической обстановки на постсоветском пространстве заставляют задуматься о способности государств Центральной Азии обеспечить собственную безопасность в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Для того чтобы оценить насколько готовы страны региона к реагированию на существующие и гипотетические вызовы, какие угрозы они рассматривают в качестве основных и что планируют предпринять для борьбы с ними, попробуем проанализировать их военные доктрины

Безусловно, военная доктрина любого государства – это лишь вершина айсберга под названием «военно-стратегическое планирование». Это система основополагающих взглядов на обеспечение национальной безопасности, закрепленных в конкретных положениях документа, носящего, по сути, идеологический характер. Практическая имплементация необходимых шагов по укреплению обороноспособности страны осуществляется на основании годовых и перспективных программ и планов с учетом указов и распоряжений главы государства и приказов министра обороны.

Тем не менее, грамотно составленная военная доктрина позволяет сформировать у военнослужащего четкую систему координат, что очень важно для понимания национальных интересов государства, которое он защищает в условиях хаотизации современной военно-политической обстановки. Если обращаться непосредственно к анализу военных доктрин стран Центральной Азии, то стоит отметить, что, несмотря на наличие общих положений, все документы, безусловно, имеют собственную специфику, определяемую во многом статусом отношений того или иного государства с ОДКБ и внерегиональными военно-политическими акторами.

Новая военная доктрина Казахстана была утверждена Указом Президента от 11 октября 2011 г. Это уже четвертая по счету доктрина. Первая военная доктрина Казахстана была принята в 1993 г., вторая – 10 февраля 2000 г., а третья-21 марта 2007 г. Документ носит сугубо оборонительный характер. Более того, если раньше об этом говорилось в конце доктрины, то сейчас это прописано во введении. В числе основных направлений международного военного сотрудничества обозначается «завершение формирования нормативной правовой базы в сфере военного и военно-технического сотрудничества с государствами – членами Организации Договора о коллективной безопасности», что объясняется необходимостью консолидации усилий по созданию единого оборонного пространства и обеспечению коллективной военной безопасности [1].

Кроме того, говорится о важности углубления стратегического партнерства в рамках ШОС и расширении сотрудничества в военной и военно-технической областях с США и государствами ЕС. Первая версия Военной доктрины Кыргызской Республики была принята 23 марта 2002 г. Она состояла из четырех разделов – военно-политические основы, военные основы, основы военно-экономического обеспечения военной безопасности и подготовка Кыргызской Республики к обороне. Во введении был закреплен оборонительный характер Военной доктрины. Если говорить о приоритетах международного военного и военно- технического сотрудничества Республики, то на первом месте было расположено сотрудничество в рамках ДКБ, затем следовало расширение сотрудничества в рамках «Партнерства во имя мира», укрепление двухстороннего сотрудничества с Российской Федерацией, США, КНР, Турецкой Республикой, ФРГ а также укрепление доверия в рамках ШОС и участие в воинских операциях под эгидой ООН. Поскольку революционные события 2005 г. и 2010 г., а также беспорядки на юге Киргизии летом 2010 г. внесли существенные коррективы в ситуацию в области безопасности в стране потребовалось принятие новой Доктрины, что и произошло на заседании Совета обороны Киргизии в июле 2013 г. В новой доктрине главной внешней угрозой для республики назван терроризм. К внешним угрозам отнесены также "обстановка на Ближнем Востоке, Афганистане, проникновение вооруженных групп" в Киргизию.

Внутренними угрозами названы сепаратизм и религиозный экстремизм. Основным нововведением новой Доктрины выступает положение о создании Единого центра управления Вооруженными силами для повышения эффективности взаимодействия различных родов войск [2]. Военная доктрина Республики Таджикистан была принята в октябре 2005 г. Доктрина носит оборонительный характер и подтверждает последовательную приверженность Таджикистана миру, но «с твердой решимостью защищать национальные интересы». В документе отмечается, что в силу специфики Таджикистана вооруженные силы страны могут использоваться ограниченно: «Геополитическое положение, военно-стратегическая обстановка, низкая вероятность крупномасштабных войн и сложные экономические условия Таджикистана практически исключают необходимость и возможность заблаговременного создания мощных группировок вооруженных сил во всех геостратегических районах» [4].

Таким образом, Таджикистан в большей степени, чем другие государства – члены ОДКБ, полагается на коллективные механизмы безопасности. В военной доктрине это нашло свое отражение там, где говорится о сотрудничестве с ОДКБ, ШОС и СНГ, в то же время о взаимодействии с НАТО в тексте документа нигде не говорится. Новая военная доктрина Республики Узбекистан была принята Советом национальной безопасности в феврале 2000 г. Она стала модификацией предыдущего документа 1995 г. В доктрине, помимо других угроз, особо подчеркивается угроза терроризма и религиозного экстремизма [5]. С данными угрозами Республика Узбекистан сталкивается достаточно часто, и это естественно, что им уделяется особое место. В доктрине предлагается укреплять отношения в сфере военного сотрудничества с Соединенными Штатами Америки, Европейским Союзом, Японией, Китаем, Содружеством Независимых Государств и НАТО. В основе утвержденной в соответствии с Указом Президента Туркменистана в 2009 г. Военной доктрины лежит принцип нейтралитета.

Особенностью Доктрины является отсутствие упоминаний в ее тексте даже в разделе «Международное военное и военно- техническое сотрудничество» информации об основных партнерах в деле обеспечения региональной безопасности [3]. Подводя итог, стоит отметить, что военные доктрины государств Центральной Азии на сегодняшний день не в полной мере выполняют свою роль основного стратегического документа для вооруженных сил, т.к. в них необоснованно усилен идеологический компонент.

1) Интернет-ресурс: Военная доктрина Республики Казахстан. http://mod.gov.kz/ru/index.php?section=%C2%EE%E5%ED%ED%E0%FF_%E4%EE%EA%F2%F0%E8% ED%E01 (Дата обращения: 20.06.2014).

2) Интернет-ресурс: Военная доктрина Кыргызской Республики (принята указом президента Алмазбека Атамбаева от 15 июля 2013 года). http://www.central-eurasia.com/documents/?uid=2058 (Дата обращения: 20.06.2014).

3) Интернет-ресурс: Военная доктрина независимого, постоянно нейтрального Туркменистана. http://www.turkmenbusiness.org/node/126 (Дата обращения: 20.06.2014).

4) Интернет-ресурс: Военная доктрина Республики Таджикистан. http://www.geneva￾academy.ch/RULAC/pdf_state/Military-Doctrine-TJ.pdf (Дата обращения: 20.06.2014).

5) Интернет-ресурс: Соколов Б. Ни числа, ни умения. Узбекская армия не является современной военной силой. http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1369328100 (Дата обращения: 20.06.2014).

Коренев Е.С.

Саратовский Государственный Университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов, Россия




Другие новости и статьи

« Система технического обслуживания и текущего ремонта зданий и объектов Министерства обороны

Крестовый камень, или забытые войны со шведами »

Запись создана: Четверг, 11 Октябрь 2018 в 15:45 и находится в рубриках Новости.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы