Влияние духовно-нравственных ценностей на формирование патриотизма россиян
oboznik.ru - Влияние духовно-нравственных ценностей  на формирование патриотизма россиян

Аннотация. В статье поднята проблема ценностного сознания и трансформации ценностных ориентаций современного человека. Выделены универсальные, социальные, этнические и иные ценности. Показана их роль в развитии креативного мышления и сознания.

Ключевые слова: ценность, аксиология, креативность, сознание, культура, мышление.

В наше время, время преобразований в социальной и духовной жизни общества, актуальность проблем формирования духовно-нравственных ценностей, обучения и воспитания подрастающего поколения привлекает внимание не только государства, но и всего сообщества. Современное состояние социально-экономического развития России со всей очевидностью свидетельствует о том, что успешность современных преобразований в экономике, направленных на ее устойчивое и независимое становление, во многом зависит от того, кто и как их осуществляет. Забота о духовном развитии общества не может ограничиться лишь реализацией социальной политики государственных органов. В период кардинальной ломки устоев общества возрастает значение общественных движений за сохранение духовных основ, в первую очередь на базе общечеловеческих ценностей. По общим понятиям, ценностью считается то, что обладает для человека (и общества в целом) неким положительным значением и вследствие этого предпочитается чему-то другому. Как правило, ценностью оказывается то, что помогает человеку добиваться поставленных целей или содержит в себе представления о достойной жизни. Разумеется, у людей могут быть весьма разные представления о достойной жизни и соответственно разная иерархия ценностей. Во многом это обусловливается воспитанием и социокультурными традициями среды, в которой сформировалась личность человека [3].

Основа полноценного духовного развития человека, понимание условий, способствующих или препятствующих этому, – это проблема осмысления жизни, составляющая стержень процесса формирования сознания. Осмысление мира ценностей началось в философии достаточно давно. В этом плане, на наш взгляд, сегодня заслуживают внимания идеи нравственно-религиозного воспитания Л. Н. Толстого (1828–1910). Свое понимание полноценно функционирующего человека, человека духовного и нравственного, деятельного и творческого, постоянно преодолевающего противоречивость своего существования, устремленного к смыслу и ценностям, духовно свободного и ответственного, умеющего устанавливать личную форму общения с Богом, он воплотил в своем учении [13]. Безусловно, эти идеи в свое время подвергались жесточайшей критике. Среди оппонентов были такие знаменитости, как С. А. Франк, Л. З. Слонимский, Д. С. Мережковский, И. А. Ильин, В. В. Вересаев, П. А. Кропоткин, А. Белый, С. Н. Булгаков, Н. А. Бердяев, В. В. Зеньковский и многие другие. Нельзя не согласиться с тем, что каждый человек сам формирует свои представления о красоте, добре, правде, смысле жизни и др. Ценности, признаваемые одним человеком, не менее значимы, чем ценности других людей.

Причем человек вправе произвольно изменять свои представления о ценностях, менять их иерархию. Таким образом, ценности выступают как единство объективного и субъективного, связанное с человеческой практикой, которая также соединяет в себе субъективное и объективное. Ценности представляют собой одно из средств теоретического и практического освоения действительности. При помощи системы ценностей происходит преобразование природы, социума и человека в сторону их совершенствования. В определенной степени ценности относительны и изменчивы, зависят от исторической ситуации, социокультурных традиций и установок; но вместе с этим следует отметить и достаточно большую степень устойчивости ценностей, поскольку они имеют в своей основе общечеловеческое содержание.

Общепринято к ценностям относить добро, а не зло. Красоту, а не безобразие. Истину, а не ложь. Жизнь, здоровье, справедливость, а не их противоположности. Как правило, ценностями является то, что удовлетворяет насущные потребности людей, сплачивает социальные группы и общество в целом, содействует развитию, совершенствованию и самореализации человека на благо общества. Причем степень значимости для человека той или иной ценности может существенно варьироваться в зависимости от конкретной ситуации. Все потребности человека иерархически располагаются по уровням (от базовых к высшим): физиологические потребности; потребности в безопасности и защите; потребности в принадлежности к социальной группе, в поддержке с ее стороны; потребность в уважении и признании; потребность в самовыражении, в том числе посредством творчества. Как только удовлетворяется одна группа потребностей, человек начинает ощущать необходимость в удовлетворении потребностей, располагающихся на следующей ступени.

Сегодня принято выделять также определенные виды ценностей. В частности, «общечеловеческие ценности, к которым традиционно относятся базовые принципы нравственности, выражаемые в национальной традиции, религиозных кодексах (например, 10 заповедях Моисея), правовых документах, этических теориях. К национальным ценностям можно причислить то, что обусловлено духовным складом (менталитетом) того или иного народа, его историческим прошлым. Так, традиции православия являются национальной ценностью России. К разряду национальных ценностей относятся артефакты культуры народа, социально-политические идеи, сплачивающие нацию. Социально-групповые ценности отражают систему идеалов и видения мира неких социальных групп (классов, сословий, профессиональных групп). Существуют также локально-групповые ценности, которые разделяют относительно небольшие группы людей (по месту поселения, по возрастным категориям). Ценности можно подразделить на витальные, социальные и духовные. Витальные ценности являются базовыми и относятся к обеспечению условий выживания человека. К разряду витальных ценностей относятся жизнь, здоровье, качество жизни (полноценное питание, благоустроенное жилье), экологически безопасные условия окружающей среды. Социальные ценности обеспечивают полноценное и безопасное существование человека в обществе, а также гарантируют цельность и прогрессивное развитие самого общества. Социальные ценности можно подразделить на социально-экономические и общественно-политические. К социально-экономическим ценностям относятся, в частности, природные ресурсы, орудия труда, технологии производства, результаты материального производства, деньги, драгоценности, ценные бумаги и пр. К числу общественно-политических ценностей могут быть причислены социальные институты (семья, государство, образовательные учреждения), социальный статус, права и свободы, законность, гражданский мир, стабильность.

Духовные ценности отвечают за формирование устойчивых положительных качеств личности. К духовным ценностям можно отнести верования, нормы, идеалы. Особенно важными в числе духовных ценностей следует признать этические и эстетические ценности. Главной этической ценностью признается благо (добро). Категория блага признавалась в философии воплощением высшего идеала стремлений людей. Также к этическим ценностям относятся счастье, благородство, любовь, дружба, долг, верность, справедливость и пр. Этическими антиценностями выступают зло, несчастье, подлость, ненависть, предательство и пр. Главной эстетической ценностью является прекрасное (красота), воплощающее в себе высшее эстетическое совершенство. С категорией прекрасного связана также ценность возвышенного и других эстетических категорий: изящного, грациозного, комического, трагического и др. Эстетическими антиценностями считаются безобразное, низменное, пошлое, вульгарное, ужасное.

Кроме того, автор (М. В. Грачев) условно подразделяет ценности на абсолютные и относительные. Абсолютные ценности имеют общечеловеческий характер и признаются высшими, т. е. теми, которым остальные ценности подчинены. Обычно наивысшей абсолютной ценностью для человека является жизнь, однако не всякая жизнь, не просто существование, а достойная добродетельная жизнь, исполненная высшим смыслом служения Родине, семье, творчества и стремления к высоким идеалам. Все остальные ценности, так или иначе, соотносятся с этой абсолютной ценностью и выступают как относительные. В контексте этой конкретной проблемы взаимосвязи сознания и практической деятельности хозяйствующего субъекта мы считаем, что важнейшим фактором выхода национальной экономики в стадию устойчивого развития является креативность экономического сознания хозяйствующей личности [14]. Данная проблема стоит в контексте более общей проблемы исследования структуры и содержания современного экономического сознания, его морфологии, особенностей процессов мышления и понимания, свойственных представителям различных социумов и этносов. Однако, будучи приложена к проблематике экономического сознания, проблема креативности выходит далеко за границы собственно психологии и педагогики и становится вполне самостоятельной онтологической и гносеологической темой исследования.

Необходима «новая философия», «новое сознание», т. е. практически новое понимание сущности человека и иное понимание целей обучения и воспитания, связанных со становлением собственно человеческого в человеке. К сожалению, сегодня отсутствует собственный теоретико-методологический подход к выработке комплексной экономической стратегии. Долгие годы это было связано с активным инкорпорированием в наше экономическое сознание инокультурных, часто просто несовместимых по объективным обстоятельствам с национальной экономикой, ценностных ориентаций и приоритетов. Поэтому анализ в содержании и структуре нашего экономического сознания ценностных координат, смыслов и установок, адекватных тем задачам, которые стоят сегодня перед российским обществом, становится первоочередной задачей. Сделать это можно лишь с помощью формирования такого общественно значимого свойства нашего сознания, как креативность [9]. На наш взгляд, креативность, и прежде всего экономического сознания, представляет собой ключевой фактор целостности сознания человека и важное условие в возникновении нового знания и критического продуктивного мышления. Репродуктивное мышление перерастает в творческое мышление посредством актуализации креативного потенциала личности. Содержательные компоненты креативности сознания и их внутренняя иерархия определяют алгоритм и эффективность формирования творческих способностей личности и их практическое применение. По мнению автора статьи, ценностными предикатами креативности, определяющими ее социально-онтологические основания, выступают как общие, так и специфические ценности человеческого бытия. К общим ценностям отнесены морально-этические характеристики, такие как социальная справедливость, человечность, доброжелательность, благочестие, характеризующие человека как духовное, морально-нравственное существо.

К специфическим (экономизированным) ценностным основаниям креативности сознания нами отнесены полезность, эффективность, рациональность, утилитарность, характеризующие сугубо хозяйственный аспект человеческого бытия. Синтез указанных оснований формирует векторы и координаты развития (актуализации) креативности хозяйствующей личности, творческий характер экономической деятельности людей. Актуализация креативности в структуре и содержании экономического сознания предваряет ее предметно-вещественную конкретизацию в поступках и действиях. Вместе с тем такая актуализация осуществляется контраверзивно. Это обусловлено ограниченностью экономических ресурсов, определенностью ценностных установок хозяйствующего субъекта, характером его мировоззрения. В связи с этим хозяйствующая личность субъективно осуществляет объективно поставленный перед нею выбор в пользу конкретной иерархии ценностных ориентаций, стилей экономического поведения и мышления, характера собственной хозяйственной практики. Творческий подход, обусловленный психологическими, физиологическими, физическими и социальными детерминантами, формируется в нашем обществе крайне медленно и неэффективно. В связи с этим и само экономическое сознание многих представителей российского бизнеса оставляет желать лучшего. Формирование системы социально ответствен

ного бизнеса в нашей стране невозможно без актуализации креативного потенциала в мыслительной практике, а затем и в материально-предметной хозяйственной деятельности. Стратегически мыслить, оптимизировать действия, принимать адекватные решения, эффективно управлять социально-экономическими процессами можно, лишь развивая в себе креативность, превращая ее в базисный признак своего экономического сознания и хозяйственного поведения [12; 16]. Только решение данной задачи позволит от homo economicus – «экономического человека» (теоретической модели хозяйствующей личности, созданной на заре промышленной революции в XVIII веке Д. Локком, А. Смитом и Д. Юмом) перейти к социально ответственной экономической личности, теоретически разработать данную модель и реализовывать ее на практике. Наряду с интеллектом и рационализмом в структуре экономического сознания такой личности важнейшее место должны занимать духовность, культура, лояльность, патриотизм и гуманизм [4]. Синтез этих оснований при правильно избранной иерархии данных компонентов позволит сформировать и социально ориентированное хозяйство, то, что вслед за В. Ойкеном и Л. Эрхардом называется социально ориентированной рыночной экономикой.

Переход к такому типу экономической системы станет возможным как по субъективным основаниям (формирование социальной ответственности личности, ее социальной компетентности, высокой духовности и экологичности), так и по объективным причинам (снижение рисков, неопределенностей в экономике, комплексное и пропорциональное развитие хозяйственной инфраструктуры, совершенствование системы социального партнерства, демократизация отношений собственности и капитала). Нельзя не согласиться с тем, что подъем экономики, формирование развитого цивилизованного государства без реанимации наших исконных традиционных ценностей невозможен. Глубокие изменения, происходящие в российском обществе, напрямую затронули и образование, которое переживает сегодня, по оценкам ученых и преподавателей, государственных и общественных деятелей, глубокий кризис, выражающийся не столько в материально-финансовом аспекте, сколько в неопределенности целей и содержания образования. Желание научить детей творчески мыслить, формировать их духовные потребности и нравственные качества заставляет задуматься о пути реформирования образовательной системы. Вместе с тем сегодня перед системой экономического образования РФ стоит важнейшая задача: формирование системы гражданского, патриотического, духовно-нравственного воспитания [8].

С другой стороны, государственное регулирование в сфере образования также преследует, казалось бы, сугубо рациональные цели и задачи. Государство рассматривает образование как «процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства, ориентированный на сохранение и передачу знаний новым поколениям в целях обеспечения устойчивого социальноэкономического развития, постоянного совершенствования нравственного, интеллектуального, эстетического и физического состояния личности и общества» [10, с. 173]. Однако если образовательный процесс строится на неверной системе ценностных координат, основывается на заведомо искаженной, неэффективной иерархии ценностных ориентаций самих участников данного процесса, то получаются «сапоги всмятку», «прививка оспы телеграфному столбу». Одним из признаков такой неверной системы ценностных координат в сфере профессионального (и прежде всего экономического) образования является абсолютизация принципов рационализма, прагматизма, гедонизма, выхолащивание из образовательного процесса подлинно духовного, гуманистического начала, пустое декларирование в теории и несоблюдение на практике задач нравственного совершенствования. В конце XX – начале XXI века все мы были свидетелями несостоятельности рационализированного экономического образования, да и самих макроэкономических теорий, основанных на принципе рациональных ожиданий. Главной причиной стало то, что голый рационализм и гедонизм привели к тому, что в сфере экономического образования стал формироваться даже не специалист-прагматик, а часто просто циничный эгоист, которому внушили в качестве главной установки задачу «минимизировать издержки и максимизировать прибыль».

Окончательно репутацию многих апологетов общей концепции рационализма разрушили произошедший в 1987 г. крах фондовой биржи, российский дефолт 1998 г. и другие глубокие потрясения (финансовые кризисы), которые произошли, как казалось, без каких-либо явных причин. Это послужило началом того, что в экономическую науку и сферу экономического образования стали постепенно допускаться идеи, учитывавшие реальную возможность нерационального поведения. Сегодня многие экономисты, занимающиеся осмыслением тенденций в развитии экономического образования, используют последние достижения экспериментальной психологии, подвергая при этом жесткой критике саму идею рационального поведения, как отдельного человека, так и целого сообщества. В целом очевидно, что за прошедшие десятилетия реформ система воспитания в высших учебных заведениях (а именно здесь готовят кадры высококвалифицированных менеджеров, финансистов, экономистов) оказалась изрядно разваленной. И главное в том, что оказались девальвированными, размытыми ценностные основания самой воспитательной работы. Сегодня мало кто из педагогов знает, каким образом можно было бы соединить, сочетать в учащемся требования, которые предъявляет к субъекту современная хозяйственная практика, и те ценности, на которые ориентирует нас национальная доктрина образования в РФ.

Здесь необходимо отметить, что наряду с вышеприведенными характеристиками предпринимательского типа экономического сознания нашему обществу требуются сегодня и такие признаки сознания, как патриотичность, человеколюбие, ответственность. По мнению автора, конкретными основаниями актуализации креативности в структуре и содержании экономического сознания хозяйствующего субъекта выступает его образование (как общее, так и экономическое), характер его воспитания, его опыт (как практический, так и духовный). Все формы и виды знания (научное, обыденное, специализированное и т. п.), мышления (аналитическое, интуитивное и т. д.), все полученные в ходе образования, воспитания и осуществления собственной практики (обретения опыта) умения, навыки и способности создают необходимую «критическую массу» для перехода креативности из потенции (состояния покоя) в актуальность (хозяйственную деятельность). Однако сам этот «переход» есть акт духовного и социального становления личности, «акт духотворения» (Л. Флоренский), «результат работы со смыслами» (В. Соловьев), «духовного делания» (И. Ильин).

В нашем обществе идеология общности, семейственности, родительское чувство и преданность детей – реальные характеристики российской ментальности. Другое дело, что в современных условиях эта идеология общности, солидарности, всеединства выветривается, деформируется под натиском пропаганды западного образа жизни. Не приходится удивляться, что классовая идеология, идея классовой борьбы пришла в Россию именно с Запада. Марксизм был импортирован в нашу страну с Запада так же, как сегодня импортируются оттуда идеологемы и стереотипы «американского образа жизни» или идеи «борьбы с авторитетами», нигилизма и т. п. В поисках идеала западное общество само постепенно зашло в тупик, выход из которого до сих пор не найден. В современных условиях происходит переосмысление классового характера идеологии. Представляется, что мы долгие десятилетия просто сталкивались с путаницей в понятиях, отождествляя идейность, т. е. приверженность определенным, строго отграниченным в социальном плане идеям и установкам, и идеологию, т. е. систему всеобщих (общесоциальных) ценностных ориентаций, ценностей и установок. Отказываясь от старого догматизированного представления о классовой идеологии вообще, необходимо корректировать и представления об экономической идеологии, тем более что идеология и идейность соотносятся как общее и частное. Иногда говорят: «идеология наживы», «идеология денег», «идеология прибыли» и т. п. Гораздо реже слышишь сегодня об идеологии труда, хотя философия труда в истории русской философской и экономической мысли отражена довольно глубоко и имеет давнюю традицию. Идеология в экономике есть выстраивание таких систем хозяйственных приоритетов и ценностей, которые присущи (одинаково необходимы)

обществу в целом, могут действительно быть общественной идеологией, т. е. выполнять объединяющую и созидающую функции в сфере хозяйственной деятельности людей [2, с. 135–292]. Все остальные «заявки» остаются только отдельными «кирпичиками», из которых следует выстроить целостное здание «идеологии». При этом важно подчеркнуть, что метафизика хозяйственного духа, воплощающаяся в виде духовности самого экономического сознания, выступает собственно как идеология экономики. Не случайно С. Н. Булгаков и С. Н. Трубецкой рассматривали именно метафизику как «систематическую идеологию сущего» [1, с. 31]. Именно системность и метафизичность выступали для этих философов определяющими признаками идеологии. Экономическая идеология пронизывает все известные науке экономические системы: патриархальное, натуральное хозяйство; простое товарное хозяйство; рыночную экономику; индустриальную и постиндустриальную системы. В каждой из них складывается своя особая экономическая идеология, выступающая как функция экономического сознания. Но «истинным и притом трансцендентальным субъектом хозяйства, олицетворением чистого хозяйства или самой функции хозяйствования является не человек, а человечество» [1, c. 94]. Это суждение справедливо в том плане, что хозяйство есть общественный феномен, все люди являются его участниками, поэтому и функция общественного сознания, каковой выступает экономическая идеология, должна быть общей, общественной, общенациональной, общенародной.

Не случайно поэтому конечной целью в рамках коммунистической идеологии провозглашалось формирование бесклассового общества, а на этапе «зрелого социализма» – формирование новой социальной общности – «советского народа» и т. п. Это было связано, как нам представляется, с одной стороны, с глубинными противоречиями между толкованием коммунизма как новой бесклассовой общественно-экономической системы (формации) и идеологией как узко классовой, групповой, корпоративной функцией общественного сознания, а с другой стороны, с противоречиями между догматизированным марксизмом и реальной хозяйственной практикой. В самом деле, вряд ли нашему обществу сегодня необходим такой предпринимательский тип экономического сознания, который основывался бы на бессердечной свободе. Не случайно в связи в этим еще И. А. Ильин писал, что «бессердечная свобода стала свободой эгоизма и своекорыстия, свободой социальной эксплуатации», что «беспредметная и противопредметная свобода стала свободой беспринципности, разнуздания, безверия, „модернизма“ (во всех его видах) и безбожия» [6, с. 179–180]. Важным признаком предпринимательского сознания в нашем обществе должны стать предметность и ответственность.

Только ответственное сознание хозяйствующего субъекта есть сознание и профессионально, и социально компетентное. Полагать, что может быть профессионально, компетентное сознание без адекватной социальной компетентности, все равно что решать спор о том, что же было первым: курица или яйцо. Аналогично обстоит дело и с беспредметным сознанием. «Жить предметно, – указывал И. А. Ильин, – значит связать себя (свое сердце, свою волю, свой разум, свое воображение, свое творчество, свою борьбу) с такой ценностью, которая придает моей жизни высший последний смысл» [6, с. 182]. Связывая предметность с патриотической традицией и православной духовностью, И. А. Ильин, по существу, указывал на религиозный смысл воспитания [6, c. 182]. Однако отметим: неважно, мусульманин, православный, иудей или буддист является предпринимателем; важно чтобы в основании их экономического сознания покоился «особый дух – дух искания, ответственности и служения» [6, с. 186]. Именно этот дух объединяет людей разной веры в одном истинно правильном понимании экономики, хозяйства. Именно этот дух формирует в человеке чувство собственного духовного достоинства, превращает его из раба в свободного человека, из твари в творца, из временщика в радетеля и хранителя своей Родины. Высокопарный слог, которыми пронизана вся речь И. А. Ильина, не затемняет того обстоятельства, что сама эта речь вполне конкретна и убедительна. Творение без духовности мертво, лишь духотворение есть основание хозяйственного творчества, предпринимательства.

В связи с этим достойно сожаления то обстоятельство, что в российских учебных заведениях до сих пор крайне мало внимания обращается на необходимость осмысления духовных оснований. Формируя профессионала своего дела в сфере предпринимательства, экономики, бизнеса, следует помнить, что профессионализм, оторванный от сущностных духовных первооснов человека, может быть использован не во благо, а во зло ближним. Следует также иметь в виду, что духовность есть особое качество человека, который руководствуется идеалами, волей к совершенству, стремлением жить по правде. Выбирая те или иные идеалы в качестве святынь, он в своей хозяйственной практике относится к ним как к ценностям предельного, высшего порядка. Мы считаем необходимым осуществлять в системе образования синтез двух основных характеристик в структуре и содержании сознания будущего специалиста: ценностей предпринимательского сознания и ценностей нравственного сознания. Соединив эти характеристики, мы можем рассчитывать на формирование такого предпринимательского типа экономического сознания, который одновременно будет и нравственным. А тем самым мы могли бы рассчитывать на формирование и такой национальной, хозяйственной системы, в основе которой лежали бы духовные основания, а не только чисто предпринимательские характеристики. Фактически речь идет о новом экономическом синтезе, но не неоклассическом синтезе современных зарубежных исследователей (П. Самуэльсон, Ф. Махлуп и др.), а о синтезе свободы и нравственности, духовности и прагматизма, оптимизма и расчета [5].

Креативность, таким образом, выступает как динамическая способность предпринимателя сначала медленно, в сознании, а затем и предметно, на практике, осуществлять качественно новые комбинации, иерархии, выстраивать качественно новые системы и структуры из уже имеющихся элементов и дополнять их новыми. Если первая часть данной фразы понятна, то со второй частью тезиса не все обстоит так просто. Создание «новых» элементов знания есть не что иное, как расширение объема нашей информированности (экстенсивный горизонт) и углубление (конкретизация) наших прежних знаний (интенсивный горизонт). И здесь необходимо выделить два важных аспекта. С одной стороны, психофизиологическую детерминированность творчества, а с другой стороны, его социально-культурную детерминированность. Й. Шумпетер, например, второй детерминант в анализе предпринимательства полностью и сознательно игнорировал. Справедливо отмечая, что «предприниматель – это не персонификация капитала, не наделенный плотью и кровью капитал», Й. Шумпетер добавлял: «Право собственности на промышленное предприятие или вообще на любое „имущество“ не является для нас существенным признаком предпринимателя» [15, c. 170]. С таким суждением нельзя согласиться. Социально-классовую детерминированность хозяйственных процессов достаточно убедительно доказали классики марксизма. Кроме того, в современных условиях мы также обнаруживаем эту детерминированность.

После того как в начале XIX века французский экономист Ж.-Б. Сэй сформулировал свою концепцию пофакторного анализа экономики, многие экономисты конкретизировали научные представления о детерминированности хозяйственной практики. Так, К. Маркс создал однофакторную теоретико-экономическую модель, в которой источником творчества, создания новой стоимости был объявлен только труд. С другой стороны, Л. Келсо предложил двухфакторную модель хозяйства, которая основывается на соединении двух факторов – труда и капитала с целью приобщения возможно большего числа граждан к получению дохода одновременно и от труда, и от капитала. Движущим мотивом в модели Л. Келсо является совокупный доход, включающий в себя одновременно прибыль и заработную плату. Массовое акционирование и распространение акций среди миллионов держателей – мелких собственников постепенно превратило некогда наемных работников в совладельцев крупных компаний. И пусть личная доля каждого конкретного работника в общем капитале предприятия ничтожна, но это пробудило к жизни их креативность, создало необходимые условия для творчества.

Детерминированность творческой активности работника сопричастностью, доступом к собственности, властным функциям (управлению, распоряжению, контролю) позволяет быстрее формировать не только необходимую фирмам психологию, но и особый менталитет, корпоративную культуру и, конечно же, экономическое (а именно – предпринимательское) сознание. Представляется полезным изучение данного опыта в этой области и его использование в нашей стране на благо Отечечтва. На этом пути мы видим возможности создания и развития в РФ системы социально ответственного и творчески эффективного отечественного предпринимательства. Таким образом, актуализация креативного потенциала экономического сознания хотя и детерминирована ценностным выбором, но отнюдь не сводится к нему. Креативный потенциал посредством творческого воображения актуализируется в виде замыслов, установок, идей, требующих своего предметно-практического воплощения. Поэтому на смену ценностному выбору приходит инновационный процесс, когда замыслы и идеи обретают конкретные формы и черты (в виде проекта, композиции, теории, формулы и т. д.).

Характер конкретизации креативного потенциала в виде идеологии, будь то вульгарный экономизм или размытый гуманизм, секулярный культурологизм или сакральный догматизм, детерминирован не только той системой ценностей, сквозь которую он проходит, но и той внешней культурой, социальной, хозяйственной средой, в которой человеку предстоит свои замыслы осуществлять в будущем. Хозяйствующая личность должна учитывать не только отвлеченные, общие, абстрактные, но и сугубо экономические и организационные факторы для актуализации своего креативного потенциала: наличие или отсутствие необходимых ресурсов, социальную компетентность как у себя, так и у окружающих, характер спроса и предложения, уровень культуры потребления и т. п. Иначе говоря, общий эскиз, замысел должен обрести признаки законченного рисунка, свои четкие контуры, которые в будущем станут основой для апробации и внедрения уже конкретных идей в сферу хозяйствования. Креативный потенциал посредством инновационной деятельности обретает свою экономическую реальность. В целом, креативность экономического сознания, внимание к развитию которой необходимо уделять на всех этапах системы непрерывного образования, позволит существенно скорректировать место и роль самой творческой личности в системе производства и распределения национального богатства, улучшить качество человеческой жизни и повысить индекс человеческого развития. Духовные образования личности – это фундамент и смысловой аспект всей научной картины мира. Чтобы сберечь свою национальную самобытность, нужно обратиться к своим традициям и истокам. Важно помнить, что есть ценности, которые выше любой политической принадлежности [11]. После любых общественных потрясе-

ний и деформаций, кризисов и нравственных трагедий общество выходит на новый виток своего бытия путем возвращения к своим истокам, осмысления и широкого использования накопленного предшественниками морального капитала.

Библиографический список

1. Булгаков С. Н. Сочинения в двух томах. Том 1. Философия хозяйства. Трагедия философии. М. : Изд-во «Наука», 1993.

2. Ветошкин А. П., Стожко К. П. Философия экономики. Екатеринбург : Полиграфист, 2001.

3. Грачев М. В. Философское учение о ценностях. URL : http://grach-ucheny.ucoz.ru/ publ.

4. Духовно-нравственный путь развития России : материалы V Всерос. науч.-богослов. чтений // Русский экономический вестник : науч.-публицист. журн. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2007.

5. Иван Ильин и современная Россия : материалы IV Междунар. Ильинских науч.богослов. чтений «Царские дни» // Русский экономический вестник : науч.-публицист. журн. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2006.

6. Ильин И. А. О воспитании в грядущей России // Ильин И. А. Собрание сочинений: [в 10 т.]. М. : Русская книга, 1993. Т. 2, кн. 2.

7. Карсавин Л. П. Философия истории. СПб. : АО «Комплект», 1993.

8. О национальной доктрине образования в РФ : постановление Представительства РФ от 4 октября 2000 г. № 751.

9. Орлова Т. С. Креативность экономического сознания : [монография]. Екатеринбург : [Изд-во Урал. ун-та], 2004.

10. Правовые проблемы модернизации образования / [отв. ред. А. И. Родков]. М. : ГУ-ВШЭ, 2002.

11. Путин В. В. О высших ценностях патриотизма. URL : http://www.oboznik.ru/?p= 23358.

12. Стожко К. П. Экономическое сознание. Екатеринбург : УрГУ, 2002.

13. Толстой Л. Н. Избранные философские произведения / [сост. Н. П. Семыкин]. М. : Просвещение, 1992.

14. Философия российской экономики : [в 2 т.] / под ред. Н. Н. Целищева, Т. С. Орловой. Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2005.

15. Шумпетер Й. Теория экономического развития : [пер. с нем.]. М. : Прогресс, 1982.

16. Экономическое мышление в ХХI веке : [монография] / [Х. У. Астамиров и др.] ; под ред. М. А. Пивоваровой. М. : Моск гос. ун-т печати, 2005.

Т.С. Орлова

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Метки: , ,

Запись создана: Понедельник, 7 Сентябрь 2015 в 20:03 и находится в рубриках Новости. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.