Вооруженные Силы России в структуре государственных институтов



Вооруженные Силы России в структуре государственных институтов

oboznik.ru - Вооруженные Силы России в структуре государственных институтов
#ОГП#политика#военнаяполитика

Мировая история представляет собой практически непрерывную цепь жестоких и кровопролитных, больших и малых, длительных и скоротечных войн. В результате войн исчезали целые цивилизации, создавались и разрушались великие империи, возникали и уходили в небытие десятки государств. Военная история скрупулезно подсчитывает количество всех больших и малых войн, военных конфликтов, которые когда-либо проходили на нашей планете. Однако очень редко можно встретить обобщенные данные о той цене, которую заплатило человечество за свою кровавую историю, а ведь именно здесь ученые выявили ужасные исторические тенденции, которые выражаются в устойчивом характере возрастания количества жертв, удельного веса разрушительности и деструктивной масштабности любого вооруженного конфликта.

Так, по данным института военной истории, за последние три столетия наблюдается увеличение количества войн, в которых в течение года погибло тысяча и более человек. В XVIII веке их было 68, в XIX веке - 205, а в XX веке - 237. В этих войнах погибло соответственно 4,4 млн., 8,3 млн. и 98,8 млн. человек. Наряду с очевидным ростом количественных показателей этой трагической статистики происходит существенное возрастание удельного веса разрушительности и масштабности войн. В XIX веке велось 14 войн с людскими потерями 100 тыс. человек и более, в XX веке таких войн стало в три раза больше.

В XIX веке было развязано две войны, жертвы которых превысили 1 млн. человек, в XX веке таких войн произошло 13. Для них характерен рост прямых потерь среди гражданского населения относительно общего числа людских потерь. Во время Первой мировой войны этот показатель составил 5%, во Вторую мировую войну - 48, во время войны в Корее - 84, во Вьетнаме - 90%. Последствием войн являются косвенные и отдаленные потери. Так, вследствие мобилизации молодых мужчин происходит резкое падение числа браков и рождаемости, а это в конечном итоге существенно снижает естественный прирост населения (к примеру, его падение в России в 1915 году составило около 73%). Происходит значительное снижение качества населения, связанное с ухудшением материальных условий жизни, и как следствие - падение морали, интеллектуального потенциала, появление эпидемий и другие негативные явления. От созидательной и творческой деятельности отчуждалась наиболее ценная самодеятельная часть общества.

В Первой мировой войне непосредственно принимало участие более 1 млрд. человек из 33 государств, т.е. 62 % населения планеты, а во Второй мировой войне - уже около 2 млрд. человек из 61 государства, или около 80% населения планеты, рост расходов на воины в денежном выражении приобрел трудновообразимые масштабы. Что же лежит в основе этого страшного кровавого социального феномена? Ответ на этот вопрос искали многие выдающиеся мыслители и философы, такие как Гераклит, Платон, Демокрит, Т. Гоббс. 3. Роттердамский, Ж.-Ж. Руссо, И. Кант, Г. Гегель и целый ряд других. Изучив и осмыслив теоретическое наследие этих мыслителей по военным вопросам, немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц (1780-1831) в своем фундаментальном труде «О войне» вывел известную формулу: «…Война есть не что иное, как продолжение государственной политики другими средствами». В целом, хотя и с различными интерпретациями, эта формула применяется и признается практически всеми политологическими школами. В дальнейшем государственная политика, реализующая возможности применения вооруженного насилия, т.е. подготовки и ведения войны, стала называться военной политикой государства.

Рассмотрем сущность и содержание военной политики, ее функции, место и роли армии в ее осуществлении, основного содержания военной реформы в Российской Федерации и посвящена данная тема.

Военная политика государства: сущность, содержание, функции.

Политика - это сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными группами, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти. Военная политика выделилась в относительную самостоятельной отрасль политической деятельности на рубеже 18-19 веков. Вначале руководство войной и военным делом именовалось "стратегией с большой буквы " ("большой стратегией"), политической стратегией а позже утвердилось современное понятие - "военная политика".

Субординацию и координацию этих понятий удачно в свое время определил немецкий военный теоретик Генрих Дитрих Бюлов, который писал о том, что политическая стратегия относится к военной так, как последняя относится к тактике, и политическая стратегия является наивысшей. Его соотечественник Карл фон Клаузевиц впервые раскрыл сложную диалектику превращения военной стратегии в военную политику. В уже упоминавшемся его труде "О войне" отмечается, что стратегия "граничит с политикой и государствоведением или, вернее… сама становится и тем и другим". Серьезное научное основание под военно-политическую деятельность государства подвели русские военные ученые.

Так, Николай Андреевич Корф указывал на необходимость специальной науки, имеющей объектом своего исследования военную политику: "Что касается необходимости военной политики как самостоятельной науки, то она доказывается тем, что, с одной стороны, предмет ее не исследуется ни одной из существующих наук, с другой стороны, она будет иметь вполне самостоятельный предмет - изучение значения для войны и ее ведения государственного устройства, государственной деятельности и их эволюции, которые хотя и исследуются как в социологии, так и в политике, но с совершенно иных точек зрения".

Аналогичной точки зрения придерживался и другой русский военный теоретик генерал Генрих Антонович Леер: "Исследование того влияния, - утверждал он, - которое обнаруживает политические условия на ведение военных действий, короче, той связи, которая существует между войной и политикой, должно составить задачу отдельной науки… именно военной политики".

Сегодня военную политику определяют как часть общей политики определенных социальных сил и специально созданных ими институтов власти, направленных на подготовку и использование (преднамеренное или вынужденное, военное или невоенное) средств вооруженного насилия для достижения тех или иных классовых, национальных или общечеловеческих целей, для ведения войны или противодействия. Сферой непосредственного воздействия военной политики является военная область общественной жизни, И именно эта область общественной жизни определяет специфики военной политики. По мнению военного ученого Бориса Марковича Каневского, специфика военной политики определяется, главным образом, ее местом и ролью в общей системе политики.

Специфика военной политики как одной из частей общей системы политики состоит прежде всего в том, что она так или иначе по большей части органично связана со всеми (или почти со всеми) другими ее частями, направлениями и ответвлениями. Именно так, органично, она связана с внешней и внутренней политикой государства, политических партий и представляемых ими социальных групп и слоев. Эта связь настолько тесна, что иногда говорят о военном аспекте или военном содержании внешней и внутренней политики.

Разумеется, и другие части, направления политики взаимосвязаны между собой, однако эти связи и отношения не во всех случаях так глубоки и многообразны, как у военной политики. Основная же специфика этих взаимосвязей военной политики состоит в том, что она в определенных исторических условиях и в соответствии с коренными социально-политическими целями как бы фокусирует в себе, соответствующим образом интегрирует другие виды политической деятельности, создавая такие гибриды, как военно-экономическая, военно- техническая и другие разновидности политики, направляя их на решение все более усложняющихся задач и проблем, связанных с осуществлением социального насилия военными средствам и методами.

Подготовка и ведение войн, обеспечение надежной обороны и военной безопасности исторически становятся все более сложной, комплексной проблемой, требующей привлечения материальных, духовных и людских ресурсов, интеграции различных сфер жизни общества. Именно этим и занимается военная политика, координируя и направляя усилия общества. Роль и место военной политики в общей системе политики не статично и определяется характером коренных интересов стоящих у власти в обществе социальных групп, а следовательно, и направленностью проводимой политики. Диалектика политики такова, что удельный вес ее военных и невоенных вопросов, мирных и немирных средств изменяется в зависимости от конкретно-исторических условий обстановки, однако неизменным остается подчиненное положение военного содержания политики по отношению к ее общим целям и задачам.

В отдельные периоды военные вопросы политики выдвигаются на первый план, становятся центральными в деятельности того или иного государства, а военные средства - главными в осуществлении его политического курса. Причем это происходит не только в годы войн, что вполне естественно, но и в мирное время. Так, милитаризм, захлестнувший большинство различных стран с начала XX в., подчинение всех сфер жизнедеятельности государств исключительно вопросам обороны, доминирование так называемых ястребов в правительствах и, как итог, две мировые войны как раз и характеризовали тот процесс, когда военная политика, подпитывая сама себя, подавляла все иные сферы государственной политики. И только с осознанием опасности мировой термоядерной катастрофы стало формироваться новое политическое мышление, позволившее сместить акценты и предпринять попытку отвести военной политике совершенно иную, новую роль - подготовку условий для ликвидации войн. Такова специфика военной политики в зависимости от ее места и роли в общей системе политики.

Определенной спецификой обладает и субъект военной политики. Абсолютное большинство военных политиков под субъектом военной политики понимают государства и их объединения, нации, классы, социальные группы и создаваемые ими институты. Особенностью современного общества является то, что практически любой социальный слой, социальная организация или группа может иметь свои специфические взгляды на проблемы решения своих целей и задач средствами вооруженного насилия и создавать для этого специальные институты.

Такое положение является реальным фактом для большинства развивающихся стран, где те или иные национальные, классовые, религиозные и другие группы имеют свои вооруженные формирования и с оружием в руках отстаивают собственные интересы (например, Эфиопия, Афганистан, Ливия, Ливан, Никарагуа, Колумбия). Аналогичное положение сложилось сегодня в бывшей Югославии, в ряде регионов бывшего СССР (Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазия, Чечня и т.д.). Используют средства вооруженного насилия для решения своих политических задач некоторые социальные группы и во вполне благополучных, с точки зрения экономической, развитых странах, например в Великобритании, Италии, ЮАР. Вряд ли подобное положение можно признать юридически правомерным. Еще Н.Макиавелли в XVI в. писал, что военная политика должна быть исключительной прерогативой государства. «Война, - отмечал он, - это такого рода ремесло, которым частные люди честно жить не могут, и она должна быть делом только республики…». Действительно, плюрализм взглядов и наличие многопартийной системы в любом государстве предполагает и множественность противоречивых, зачастую противоположных подходов к проблеме вооруженного противоборства и его использования внутри страны и на международной арене. И если эти взгляды трансформируются в соответствующие институты, то вряд ли удастся привести их к общему знаменателю без вооруженных столкновений.

Примеры тому были приведены выше. Именно поэтому представляется вполне обоснованным такой подход военных политологов, который единственно приемлемым и законным субъектом военной политики признает государство. Поэтому в дальнейшем мы будем вести речь о военной политике государства.

Структуру военной политики можно представить исходя из основных компонентов ее содержания в следующем виде:

а) военно-политические взгляды, идеи;
б) военно-политические отношения;
в) военно-политические учреждения и институты.

Данная структура позволяет, на наш взгляд, достаточно полно раскрыть содержание военной политики. Рассмотрим эти элементы военной политики.

Военно-политические взгляды, идеи.

На раннем этапе истории подготовка и ведение войн ограничивались эмпирическим подходом к решению возникавших военно-стратегических и военно-политических проблем, подходом, основанным преимущественно на интуиции, методом проб и ошибок. Когда же войны стали предприятием значительно более сложным и опасным с точки зрения возможных последствий понадобилось принципиально иное, более масштабное, более прогностическое и систематизированное военно-политическое мышление. В ответ на эту объективную потребность в середине XIX в. в Германии, а затем и в других европейских странах и США стали формироваться более или менее научно обоснованные национальные военно-политические концепции и военно- политические доктрины.

Военно-политическая концепция - это совокупность идей и взглядов на практическое использование средств военного насилия, войны или угрозы войны в своей политике, во взаимоотношениях между государствами. С разработкой национальной военно-политической концепции и военно- политической доктрины Россия заметно задержалась. Царская Россия не имела официальной военной доктрины. Оживленная дискуссия, развернувшаяся по этому вопросу после русско-японской войны, была пресечена Николаем II, повелевшим «лучше заняться изучением воинских уставов». Прерванная дискуссия возобновилась уже в новых условиях после окончания Гражданской войны, и прежде всего стараниями М. В. Фрунзе, завершилась разработкой основ единой советской военной доктрины. Однако ей серьезно не повезло. Прохладно встреченная политическим руководством страны, доктрина не была принята, а сам термин «военная доктрина» был выведен из обращения, и лишь в начале 60-х годов 20 века, под давлением революционных перемен в военном деле вновь был поставлен вопрос о необходимости восстановления в правах советской военной доктрины и ее глубокой разработки.

К концу 60-х годов прошлого столетия были разработаны теоретические основы советской военной доктрины. Конечно, отсутствие официальной военно-политической концепции и военно- политической доктрины не означало, что военно-политических взглядов и доктринальных установок вовсене существовало. Они так или иначе отражались в программных партийных документах, Конституции, военно-правовых актах и военных документах (например, в воинских уставах, программах боевой подготовки). Однако явная недооценка, слабая научная разработанность и догматическая застылость этой теоретической области военной политики привели к грубым просчетам военно-политического руководства в годы Великой Отечественной войны, к шараханью и непродуманным решениям в области военного строительства в 60-е годы прошлого столетия.

Недооценку серьезной научной разработки военно-политической концепции нельзя допускать хотя бы потому, что в этой концепции определяется самое основополагающее для всей военно-политической практики: во-первых, система целей и задач военной политики на тот или иной исторический период, во-вторых, силы и средства для достижения этих целей и задач, в-третьих, система подготовки сил и средств с учетом возможного характера решаемых задач. Чем совершеннее, адекватнее реальностям внутренней и международной обстановки военно-политическая концепция, тем эффективнее военная доктрина государства. При этом необходимо заметить, что нельзя смешивать одно с другим. Концепция определяет, как уже отмечалось, цели и средства политики в области обороны.

Военная же доктрина конкретизирует пути и методы достижения военно- политических целей. Она переводит военно-политическую концепцию на язык военно-политической практики как в собственно политической, так и в военно- технической областях.

Военная доктрина - принятая в государстве на данное время система взглядов на цели и характер возможной войны, на подготовку к ней страны и Вооруженных Сил, а также на способы ее ведения. На основе военно-политической концепции и военной доктрины и в соответствии с ними разрабатываются конкретные программы и планы экономического, научно-технического, идеологического обеспечения военной безопасности, а также комплексные программы военного строительства.

Эти планы и программы являются важным, прикладным элементом военной политики, обеспечивающим непосредственную связь ее теоретического содержания с военно- политической практикой. Разработка концептуальных и доктринальных проблем военной политики является предметом специализированной отрасли политологии, какой является теория национальной безопасности (военная политология).

Военно-политическая концепция и военная доктрина рассматриваются и закрепляются юридическими актами высшего законодательного органа страны.

Военно-политические отношения.

Военно-политические отношения - это особый вид политических отношений по поводу использования средств вооруженного насилия или угрозы его применения для разрешения межгосударственных или внутригосударственных противоречий. С развитием исторического процесса масштабы и характер военно- политических отношений видоизменялись. На первых порах они не выходили за рамки отдельных государств, двусторонних, затем многосторонних отношений, и с образованием мировых социальных систем военно-политические отношения приобрели блоковый характер.

В наше время в связи с набирающей силу тенденцией движения к взаимосвязанному и целостному миру речь идет уже о военно-политических отношениях глобального масштаба. Военно-политические отношения находят свое проявление как во внутренней так и во внешней политике.

К военно-политическим отношениям внутриполитического характера следует отнести: отношения между армией (всей военной организацией) и обществом, которые проявляются в конкретных формах морального одобрение или неодобрение и материального содействие или противодействие реагирования общества или его отдельных социальных групп на характер функционирования армии, в формах взаимного участия общественных и военных структур в патриотическом воспитании населения и т.д.; отношения между армией и правительством (поддержка или неприятие армией проводимой государством политики; усиливающаяся интеграция военных и государственных органов в решении совместных социально-значимых задач); отношения внутри самой военной организации и другие виды отношений. В военно-политических отношениях внешнеполитического характера, складывающихся между государствами, можно выделить следующие виды: состояние войны (локальной или мировой - различных видов и типов); отношения конфронтации (состояние международной напряженности, международного политического кризиса, предвоенной кризисной ситуации); отношения разрядки международной напряженности (ограничение или взаимное сокращение средств военного насилия, введение на договорной основе правового регулирования в международных отношениях, исключающего возможность использования войны как средства разрешения спорных вопросов и межгосударственных противоречий); отношения военно-политической интеграции; отношения поддержки и помощи; отношения нейтралитета и т.д.

Военно-политические отношения в основном складываются не стихийно и самотеком, а в соответствии с военно-политическими концепциями, доктринальными взглядами и планами. Практическое же их воплощение в соответствующих формах происходит под направляющим воздействием соответствующих социальных институтов и учреждений.

Военно-политические институты и учреждения.

В структуре военной политики им отводится ответственная роль связующего звена между военно- политическими взглядами и военно-политическими отношениями. Эти учреждения призваны закреплять и регулировать военно-политические отношения, обеспечивать их соответствие военно-политическим концепциям и доктринам государства (или коалиции государств). Наиболее существенная специфика этого составляющего в структуре военной политики видится в том, что военно-политические учреждения обеспечивают единство политического и военного руководства всей военной деятельностью в мирное или военное время в национальном или межгосударственном масштабе.

Социальные институты, возглавляющие и организующие военно- политическую деятельность, могут различаться по отношению этой деятельности на общеполитические (общегосударственные) и специальные. Для общеполитических институтов (законодательных и исполнительных государственных учреждений) военно-политическая деятельность представляет одну из составных частей их общественной и общегосударственной деятельности. Специальные институты состоят из особых органов военно-политического руководства.

Специфика их состоит в том, что они связаны с решением проблем военно-политического характера, т.е. возникающих на стыке политики и собственно военной области. Содержание деятельности специальных военно-политических органов определяется военно-политической концепцией, военной доктриной, динамикой военно- политических отношений, задачами общей и военной политики государства. Форма же организации военно-политического руководства зависит от национальных и исторических особенностей страны, конкретно складывающейся обстановки.

Основная тенденция развития военно-политических учреждений - их усложнение и дифференциация по мере усложнения войны и всего военного дела.

При рассмотрении этой тенденции в историческом плане, можно отметить следующиехарктерные черты:

Во-первых, все большее приближение внутриармейских органов стратегического руководства к уровню политического руководства, их политизация. Именно этим объясняется появление института генеральных штабов как органов, призванных обеспечить «рабочую» связь между военным и политическим руководством.

Во-вторых, все большая централизация органов военного управления на правительственном уровне вплоть до создания специализированных министерств. Так, в этих целях в 1718 году Петр I учредил Военную коллегию, подчинив ее Сенату, и в 1802 году она была преобразована в Военное министерство.

В-третьих, все большая интеграция общегосударственного и военного управления посредством создания особых органов, призванных объединять и координировать усилия всех военных (а при необходимости и невоенных) ведомств на общегосударственном уровне. Например, в России такой орган - Совет государственной обороны - был создан впервые в стране в 1906 году. Органы военно-политического руководства могут быть чрезвычайными (создаваемыми лишь на военное время) или постоянно действующими в мирное время.

В период Гражданской войны такими чрезвычайными органами были Совет рабочей и крестьянской обороны, Революционный военный совет республики, в Великую Отечественную войну - Государственный комитет обороны, Ставка Верховного Главнокомандования. Постоянно действующим органом по руководству обороной России является Совет Безопасности России, непосредственно возглавляемый президентом.

Подобные высшие государственные органы военно-политического руководства имеются ныне в большинстве стран мира. Еще одна существенная тенденция в развитии и функционировании военно- политических учреждений - их интеграция на международном уровне в рамках военно-политических союзов. Например, Комитет военного планирования и Военный комитет в НАТО. Уникальным проявлением тенденции формирования межгосударственных органов военно-политического управления принципиально нового, внеблокового типа может служить Военно-штабной комитет при Совете Безопасности ООН. Он призван разрабатывать рекомендации и оказывать помощь этому совету в использовании вооруженных сил ООН. Представляется, что за военно- политическими органами подобного внеблокового типа большое будущее. Во взаимосвязанном и целостном мировом сообществе они должны быть органично встроены в механизм международной безопасности.

И, наконец, заканчивая рассмотрение военно-политических институтов и учреждений, выясним место Вооруженных Сил. Вооруженные Силы являются главным средством достижения военно- политических целей, определяют возможности государства как по защите страны, так и по достижению своих военно-политических целей на международной арене. И сегодня так же актуально, как и в прошлом веке, звучат слова военного теоретика генерала Г. Жомени: «Правительство, которое под каким бы то ни было предлогом оставляет в пренебрежении свою армию, является…достойным осуждения, потому что оно тем самым подготавливает унижение своей стране и своим войскам вместо того, чтобы, действуя противоположным образом, подготовить их успех. Мы совсем не придерживаемся того мнения, что правительство должно жертвовать для армии всем, - это было бы нелепостью. Но все же армия должна быть предметом его постоянных попечении».

Все направления военной политики (обращаемой как вовне, так и внутрь) реализуется в определенных функциях.

К числу главных относят: программно- теоретическую, планово-аналитическую и организационно-управленческую.

Программно-теоретическая функция. Это деятельность до разработке военно-политической концепции государства, вытекающих из нее программных положений и военно-доктринальных установок. В течение длительного времени эта основополагающая функция военной политики в нашей стране явно недооценивалась. Военно-политическая мысль была скована и деформирована догматизмом и жестко конфронтационным идеологизированием. Разработка военно- программных и военно-доктринальных взглядов была монополизирована узким кругом руководящих лиц. Представительные бюрократические структуры не оказывали никакого влияния на определение целей и задач политики в области обороны, на поиск наиболее эффективных путей их реализации.

Не здесь ли следует искать одну из причин просчетов, которые допускались в прошлые годы при принятии некоторых ответственных военно-политических решений? Не этим ли можно объяснить и тот прискорбный факт, что слишком долго мы руководствовались установкой на возможность победы в ядерной войне? В пренебрежении научным подходом к решению военно-политических вопросов, видимо, кроются и просчеты в реализации курса на военно- стратегический паритет. Для его достижения и поддержания был избран наименее эффективный зеркальный метод механического копирования вероятного противника, а в арсенале средств обеспечения безопасности страны приоритет отдавался не политическим, а военным средствам.

Мы дали втянуть себя в изнурительную, обескровливающую экономику страны гонку вооружений. Утверждение во внешней и военной политике бывшего СССР с середины 80-х годов прошлого столетия нового политического мышления положило начало формированию современной военно-политической концепции. Современная военно-политическая концепция России исключает вмешательство во внутренние дела других стран, использование Вооруженных Сил России для решения возникающих там конфликтов. Стержнем военной политики при выборе средств достижения ее целей должна быть разумная достаточность. Пересмотр военно- политической концепции закономерно повлек за собой изменение военно - доктринальных установок. Приоритетным стало положение о недопущении войны - как ядерной, так и обычной. Какую-либо недооценку основательной научной проработки военно- политических взглядов нельзя допускать хотя бы потому, что в них содержится самое важное, основополагающее для интересов государства: всесторонняя оценка и уяснение национальных интересов, указания на первостепенные цели и задачи военной политики, а также на пути и средства их достижения. Разработка на основе военно-политических взглядов концептуальных доктринальных проблем является предметом внимания специализированной области - военной политологии.

Планово-аналитическая функция. Предполагает оценку военно-политической обстановки в различных геополитических разрезах и временных масштабах. Оценочно-прогностическая деятельность подводит под военно-политическую концепцию и военную доктрину государства, и необходимыею информационную и аналитическую базы. Она призвана содействовать оптимизации процесса разработки планов военного строительства, обороны и военно-технических программ. Есть, видимо, необходимость в преодолении ведомственного подхода, известной разобщенности в аналитической деятельности в интересах военной политики. В результате открывшейяся гласности обнаружено удручающее расхождение в оценках, в частности, степени военной опасности представителями различных ведомств и научно- исследовательских учреждений военно- политического профиля.

Разноголосица по столь важному вопросу не может обеспечить добротную информационно-аналитическую основу для принятия ответственных военно-политических решений. Время требует более высокого уровня координации аналитических усилий различных ведомств и учреждений, составляющих оценочно-прогностический потенциал оборонной готовности страны. Такой потенциал понимается как система субординированных и скоординированных специализированных органов и учреждений, основывающих свою оценочно-прогностическую деятельность в интересах безопасности на самых современных научных методах и материально- технической базе. Нельзя, видимо, считать нормальным такое положение вещей, когда вся деятельность в области обороны узурпируется узким кругом высших политических и военных руководителей.

Каждое государство имеет право на военную тайну. Но в этой сфере, как, может быть, ни в одной другой, в силу ее чрезвычайной ответственности, нужны и контроль, и независимая от военного ведомства оценка принимаемых в стране военно-политических решений со стороны прежде всего высших представительных органов власти, ее демократических структур.

Организационно-управленческая функция. В ней две предыдущие функции интегрируются и переводятся в плоскость непосредственной практики. Эту функцию выполняют органы управления, реализуя положения военно-политической концепции, военной доктрины государства, планы военного строительства и целевых военно-технических программ. В условиях конституционной реформы происходит и реформирование систем руководства обороной России. В общем плане реформирование этой системы заключается в четком размежевании функций на трех уровнях: законодательном, исполнительном и собственно военном. На законодательном уровне - это формирование юридических основ военного строительства, определение размеров ассигнований и численности Вооруженных Сил. На исполнительном уровне в лице Правительства, Министерства обороны это - планирование и использование всех военных ассигнований для содержания личного состава армии и флота, их технического оснащения посредством госзаказов оборонной промышленности. На собственно военном уровне в лице Генерального штаба. Главных штабов видов Вооруженных Сил - вопросы организации боевой подготовки войск, их использования и т.п.

Суммируя все сказанное о сущности, содержании и функциях военной политики, можно сделать следующие общие выводы: - во-первых, военная политика - специфическая часть общей политики государства внутри страны и на международной арене, связанная с созданием и использованием средств вооруженного насилия для достижения основополагающих государственных интересов или интересов определенных социальных сил в их борьбе за завоевание, или упрочение власти; - во-вторых, военная политика Российской Федерации есть деятельность государства и специально созданных учреждений и институтов, направленная на подготовку средств вооруженного насилия для предотвращения войны, а также на возможное вынужденное их использование в интересах надежного обеспечения национальной и международной безопасности; - в-третьих, основной спецификой военной политики является то, что она в определенных условиях и в соответствии с целями политического руководства как бы фокусирует в себе, интегрирует другие виды политической, экономической и иной деятельности, направляя их на решение задач, связанных с использованием военной силы; - в-четвертых, в наш ядерный век рациональная, не противоречащая здравому рассудку военная политика может быть только политикой разумной достаточности для обороны.

Армия как инструмент военной политики. Анализ сущности, содержания и функций военной политики государства показывает, что она является специальной отраслью государственной деятельности, главной целью которой выступает подготовка страны и ее Вооруженных Сил к войне (оборонительной или наступательной, в зависимости от военно-политических целей и задач). Война является проявлением крайних форм политического насилия, главным инструментом, орудием которого выступают вооруженные силы, армия (в контексте данной темы понятия «Вооруженные Силы» и «армия» мы рассматриваем как синонимы).

К сожалению, те позитивные сдвиги в области разрядки международной напряженности, устранения угрозы мировой войны еще не стали необратимыми. Нельзя не видеть, что военная угроза остается суровой реальностью наших дней. Еще сильны недоверие и подозрительность между государствами. В мире политики много неопределенного и нестабильного остается реальной (хотя и уменьшилась) опасность случайной войны, в том числе и ядерной. Имеющиеся военные конфликты, если их не погасить, способны принять большой размах. Не остановлена гонка вооружений, которая перемещается в область совершенствования качественных характеристик орудия. Материальная база войны еще слишком мощная, а значит, возможности политических средств в обеспечении безопасности небеспредельны, ими не отразить начатое нападение, не разбить агрессора. Пока существует опасность войны, армии государствам необходимы. Это сегодняшняя политическая реальность. Армия как политический институт появилась на арене общественной жизни с образованием государства. Возникнув в глубокой древности, армия продолжала развиваться и совершенствоваться на протяжении многих веков, вплоть до сегодняшнего дня, как неотъемлемый элемент государства.

Армия (франц. armee от лат. armare - вооружать) - понятие многозначное. Под ним понимают и совокупность Вооруженных Сил государства, и войска, участвующие в боевых действиях в период войны, и оперативное объединение Вооруженных Сил. В политологическом смысле армия - это орган государства, предназначенный для проведения его политики средствами вооруженного насилия.

Возникновение и развитие армии - закономерный процесс. Можно говорить о двух группах закономерностей, действию которых подчиняется развитие армии. Первая из них - закономерности социально-политические, выражающие зависимость развития армии в целом как политического института общества, отдельных его сфер, а также определенные социально-политические тенденции этого развития. Эта группа закономерностей изучается различными общественными науками, в том числе политологией.

Вторая группа - специфические, военно- технические закономерности, которые наряду с первыми определяют развитие организации армии, ее техническое оснащение, комплектование, управление и т.п. Эти закономерности изучаются и анализируются в первую очередь военной наукой.

Как общественное явление, как политический институт армию характеризуют три принципиальных признака.

Во-первых, армия - учреждение государственное. В классовом обществе она, как и государство в целом, выражает интересы определенных классов и социальных групп. Вместе с тем армия призвана выражать и защищать интересы и общегосударственные, и общенациональные. Осуществляя управление обществом, охраняя его экономическую и социальную структуру, государство имеет на мировой арене и внутри страны свои особые интересы и задачи, сущность и объем которых определяются как самой природой государства, так и историческими условиями его развития. Для их достижения оно должно заботиться об обеспечении своего политического могущества, без которого само его существование зависело бы от случая и подвергалось бы опасности насильственного посягательства со стороны тех или иных внешних или внутренних деструктивных сил. Если поставленные перед государством задачи не могут быть достигнуты мирными способами, то крайним средством их осуществления выступает непосредственное применение армии. Для этого и создается специальная организация – армия. Как реальная сила, она составляет необходимую опору и орудие верховной власти и во всем объеме принадлежит государству, составляет с ним единое целое.

Во-вторых, важным признаком армии как специфической организации является то, что она – организация вооруженная. От различных институтов государства - представительных и исполнительных органов власти, органов управления, правосудия, прокуратуры и др. - армия отличается тем, что является вооруженной силой, объединением вооруженных людей. Благодаря этому армия обладает таким качеством, которого не имеет ни одна невоенная организация, а именно боевой мощью, используя которую, государство может осуществить самые жесткие принудительные функции.

Опираясь на армию, государство при определенных условиях может обойтись и без нее, ибо сам факт наличия вооруженной организации является мощным психологическим фактором, придающим авторитарную силу государственной власти и гарантирующим неприкосновенность законного порядка в государстве.

В-третьих, армия - это государственная военная организация особого назначения: она существует для ведения войны. Она способна вести войну, вооруженную борьбу на всех уровнях - тактическом, оперативном и стратегическом. Эта способность достигается обеспечением высокого уровня боевой мощи армии, основанного на таких факторах, как количество и качество оружия и боевой техники, профессионально подготовленный личный состав, соответствующая организационная структура, развитие военной науки. Опираясь на способность армии к ведению войны, вооруженной борьбы, государство использует ее как инструмент политики, внешней и внутренней.

Как орган государства армия непосредственно и органически зависит от общества, В ней так или иначе отражаются все общественные отношения - политические, экономические, социальные, духовные. Характером общественных отношений, в конечном счете, определяется состояние армии: уровень ее военно- технической базы, качество и подготовленность личного состава, организационная структура, уровень развития военной теории и науки.

Однако, являясь орудием государства, осколком общества, армия обладает относительной самостоятельностью как элемент политической надстройки, что проявляется в обратном воздействии армии практически на все сферы жизнедеятельности общества.

Рассмотрим это воздействие более подробно. Обратное воздействие развития функционирования армии на экономическую сферу. Несомненно, что армия любого государства служит делу защиты и укрепления сложившегося общественного строя, в том числе и экономических отношений. Однако в современных условиях это орудие защиты государства становится все более обременительным для него и опасным для существования человечества вообще. За последнюю половину прошлого столетия глобальная система армий сильно разрослась. Если перед Второй мировой войной имелось около 50 армий общей численностью 15-17 млн. человек, то сейчас они есть почти у всех государств, их количество возросло более чем в 3 раза, и до 30 млн. увеличилось число военнослужащих. Сегодня свободных от армий политических пространств практически не осталось. Степень военизации народов стала гораздо выше, чем в канун Первой и Второй мировых войн.

К кадровым армиям примыкают армии резервистов, готовых в считанные часы встать под ружье. По грубым подсчетам общее число резервистов составляет 600 млн. человек. В производстве оружия и снаряжения для армий занято 60 млн. человек. Затраты на военные цели (естественно, непроизводственные) всех государств со времени окончания Второй мировой войны составляют астрономическую сумму-17,5 трлн. долларов. Одной из причин, сдерживающих рост жизненного уровня населения, являлись военные расходы в бывшем СССР (около 18% валового национального продукта). Примерно третья часть всех занятых в промышленности до последнего времени изготовляла продукцию военного назначения. Именно сюда шло лучшее сырье и материалы, оборудование и кадры, на эти нужды было направлено более половины всех НИОКР в стране.

Легко представить себе, сколько же оставалось на все остальное. В условиях ракетно-ядерной эры, когда выживание человечества связано с предотвращением войны, сокращением вооружений и вооруженных сил, взаимовлияние армии и общества становится все более жестким.

Активное воздействие армии на социально-политические и национальные отношения в обществе. Характер этого взаимодействия определяется в конечном счете природой экономического и социально-политического строя в данной стране. Практически во всех государствах армия активно используется в разрешении социальных конфликтов. Например, в армии США в наставлении ФМ 19-15 «Подавление бунтов» и ряде других документов подробно излагаются права и обязанности войск, направленных для вооруженной борьбы с бунтовщиками. Только за 60-70-е годы XX в. вооруженные силы США свыше 600 раз активно применялись против забастовщиков, демонстрантов, для усмирения выступлений негритянского населения. Аналогичные функции возлагаются на Вооруженные Силы практически всех государств, в том числе и бывшего СССР и нынешней России (Новочеркасск, Сумгаит, Баку, Тбилиси, Вильнюс, Москва и т.д.).

При ослаблении административно-правовых, правоохранительных органов власти усиливается вероятность применения армии для подчинения граждан воле государства. Иногда это становится единственным аргументом государства, как это случилось 3-4 октября 1993 года в Москве.

Проявление обратного воздействия армии на общество в политической сфере. Армия есть инструмент политики, который призван осуществлять волю государственной власти, но одновременно она является и субъектом политики. Как объект политики армия подвергается воздействию со стороны других органов государства, политических партий, различных общественных организаций Органами законодательной власти государства на основе Конституции, различных законов и декретов юридически определяются назначение, задачи, роль и место армии в обществе, формы комплектования, количество, состав и общая организационная структура армян, принципы высшего военного управления, права и обязанности других элементов политической системы по отношению к военной организации, разрабатываются и утверждаются военные бюджеты. Еще большее воздействие на армию оказывают исполнительные органы государства, ибо они осуществляют непосредственный контроль за Вооруженными Силами и принимают решение об их использовании. Нельзя недооценивать воздействие на армию политиков и политических партий. В мировой практике они оказывают влияние на Вооруженные Силы через элементы государственного механизма, реализуя таким образом свои политические цели. В условиях плюрализма и многопартийности армия не должна быть превращена в арену политических сражений различных партий. Армия в демократическом правовом государстве должна быть департизирована.

Говоря о целесообразности и необходимости департизации армии, проанализируем до сих модную пор идею (даже после событий 3-4 октября в Москве) деполитизации армии. Армия не может быть деполитизированной в силу своей природы и сущности. Она всегда была и будет инструментом достижения политических целей особыми средствами - с помощью применения или угрозы применения вооруженного насилия. Нельзя быть вне политики, выполняя политическую задачу. Содержание этой политики определяется не армией, хотя она и может сильно влиять на нее, а органами власти данного государства, его природой и социальной сущностью.

В революционные же периоды сама история, логика событий подвигают армию вплотную к политике, и все, что бы ни происходило в обществе в это время, гласно или негласно, прямо или косвенно соизмеряется с наличием вооруженной силы, с позицией армии. Ни одна власть не может удержаться, если она решительно не использует всех средств для пресечения дерзких действий, противоречащих Конституции.

Особенно это относится к тем случаям, когда предпринимаются попытки создания и деятельности незаконных вооруженных формирований. Для демократических правовых государств характерны следующие правила применения армии внутри страны: наличие правового механизма принятия решений и четких полномочий государственных деятелей и органов; специальное оснащение и обучение войск к действиям по наведению порядка; наличие инструкций и утвержденных правил действий военных, предполагающих поэтапное использование сил от чисто символических, демонстративно-предупредительных безоружных мер до применения оружия. Демократическая власть применяет армию внутри страны только по решению высших политических органов.

На это не имеют права местные власти и сами военные. В демократическом обществе существуют сильные механизмы контроля над армией, что практически исключает возможность их самопроизвольного, незаконного действия вопреки власти. В тоталитарных, диктаторских государствах отношения армии с властью могут быть весьма многообразны: а) преданность и безоговорочное послушание армии режиму, использование Вооруженных Сил для удержания и укрепления власти, б) выход армии, военных из повиновения властям, выступление их в качестве оппозиционной силы; в) участие военных в борьбе за власть на стороне определенных политических сил или самостоятельно; г) установление военными своей власти. Эти варианты поведения военных по отношению к власти особенно характерны для развивающихся стран Азии и Африки, Латинской Америки.

Для ряда государств этих регионов армии являются наиболее стабильным, сильным элементом государственной структуры. При таком положении военные существенно влияют на политику, оказываются в центре большинства политических событий - революции, переворотов, мятежей.

Сегодня наша страна переживает трудное время. В силу многих причин начатые демократические преобразования общества вызвали к жизни сильные негативные процессы, ставящие под угрозу само существование государства. В условиях усиления сепаратистских тенденций, продолжения кровавых межнациональных конфликтов, ухудшения состояния общественного порядка и дисциплины возрастает роль Вооруженных Сил как стабилизирующего фактора. Однако стабилизирующая роль армии реализуется лишь тогда, когда ее действия будут отвечать интересам народа, когда они, сковывая деструктивные силы, пойдут на пользу демократическим, прогрессивным преобразованиям.

Функции армии. Анализируя существенные признаки армии, мы можем сделать вывод о том, что историческим предназначением армии является отставание коренных интересов государства и обеспечение его политических потребностей и целей. Функция (от лат. Funktio - исполнение) - обязанность, круг деятельности, назначение, роль. Таким образом, под функциями армии понимается роль, назначение ее в обществе. В специальной литературе нет единого подхода в понимании содержания и объема понятия «функции армии», нет и единого мнения о количестве функций армии, о признаках, которые должны отражаться в их определении. Исходя из этого классификацию функций армии различные ученые проводят по разным основаниям. По сферам (объектам) функции могут быть внутренними и внешними.

При таком разграничении функций армии четко прослеживается их соответствие направлениям политики государства. Внутренние функции армии показывает, какова ее роль в жизни данного общества, а внешние – какова ее роль во взаимоотношениях с другими государствами и их армиями. Внутри рассмотренных сфер деятельности армии возможна дальнейшая классификация их функций. Соответственно характеру решаемых задач различаются функции основные и неосновные. Функции являются основными, когда выражают отношение армии к определяющим задачам государства (например, функции вооруженной защиты государства, вооруженного подавления незаконного выступления политического противника и т.д.). Эти функции порождаются необходимостью, так как посредством их обеспечиваются суверенитет и территориальная целостность государства, сохранение политической власти конкретных социальных сил. В них наиболее рельефно проявляется социальная сущность армии.

На различных этапах развития государства с возникновением новой исторической обстановки появляются новые задачи, а следовательно, и новые функции, которые для конкретного этапа развития общества по своей значимости можно разделить на главные и неглавные. Например, главной функцией на сегодняшнем этапе развития для российских Вооруженных Сил является задача обеспечения всеобщего мира, недопущения развязывания ракетно-ядерной войны. В зависимости от длительности действия функции армии подразделяются на постоянные и временные. Функции являются постоянными, если они существуют на более или менее длительном этапе развития армии. Временные же функции осуществляются лишь на сравнительно коротких этапах ее функционирования.

Существует и другой подход к выделению функций армии. Армия выполняет специфические и общие функции. Специфическими для армии являются те функции, которые вытекают из потребностей регулирования военно-политических отношений внутри страны или за рубежом посредством присущих только армии способов действий. Каждый из этих способов соответствует характеру основных свойств армии быть вооруженной силой, обладать боевой мощью. В этих функциях четко проявляется социальная сущность армии и ее способность содействию или разрушению существующей политической власти.

Кроме специфических функций армия как организованная общественная сила часть общества, решает и наиболее общие проблемы этого общества. Эти общие функции армии, неспецифические для нее, вытекают из природы общества, а не из предназначения армии как вооруженной силы. Участвуя в решении невоенных задач, армия содействует функционированию других государственных органов, специально созданных для их решения. Сюда, например, можно отнести задачи подготовки населения к войне. Армии одного и того же типа осуществляют одинаковые функции. Несмотря на определенную стабильность, присущую этим функциям, их нельзя рассматривать как неизменные: в зависимости от конкретных социальных условий одни функции армии отпадают, другие видоизменяются, возникают новые. Те функции, которые не отвечают новым социально-политическим и экономическим реалиям, не могут выступать средствами достижения военно-политических целей государств.

Типология армии. Каждому историческому типу государства соответствует и исторический тип армий. Тип армии - это категория, которая отражает совокупность существенных черт, характеризующих армию как орудие государства, и выражает общность ее социально- экономического происхождения, предназначения, выполняемых функций и социально-политической сущности. В работе Ф.Энгельса «Армия» впервые в военно-исторической литературе выделены армии рабовладельческого, феодального и буржуазного типов. Понятие «социалистическая армия» было введено в научный оборот В.И. Лениным. Другими словами, за основу типологизации берется признак общественно-экономической формации. Существуют и другие основания для классификации армий. Так, например, различают армии по системе их устройства: постоянные (или кадровые), милиционные, смешанные. По способу комплектования армии могут быть: наемные, добровольные, основанные на принципе всеобщей воинской обязанности, смешанные.

Общественно-государственная подготовка. Учебное пособие / А.В. Куршев, Р.Г.Сабиров, Н.И.Рафиков/



Другие новости и статьи

« Принципы формирования армии: мировой опыт

Почему Советский Союз не ратифицировал Бреттон-Вудские соглашения 1944 года »

Запись создана: Понедельник, 9 Декабрь 2019 в 0:19 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы