29 Октябрь 2015

Экстремизм и безопасность в контексте информационных войн

oboznik.ru - Экстремизм и безопасность в контексте  информационных войн

В статье рассматривается соотношение понятий информационная война, психологическая война, экстремизм, терроризм. Автор приходит к выводу, что в условиях современного турбулетного социума феномен информационной войны и проявления экстремизма во многом сливаются друг с другом. При этом для национальной безопасности наибольшую угрозу несет в себе та форма информационной войны, которая нацелена на воздействие в сфер е ценностного восприятия («смысловые войны» в терминологии Г.Г. Почепцова).

Ключевые слова : информационные войны, смысловые войны, экстремизм, терроризм, безопасность. Ученый, который стоял у истоков разработки понятия информационной войны выделяет сем ь разновидностей «информационного противоборства», причем только один из них близок информационной войне как покушению на автономию человеческого сознания – психологическая война.

Последнюю он подразделяет на ряд конкретных методов и форм ее осуществления: операции против национальной воли; операции против представителей командования; операции против солдат; культурный конфликт [1, С. 35]. Хотя Либицки помещает психологические операции внутрь поля разновидностей информационных войн, следует между понятиями провести некоторое важное различие. Психологические операции, которые организуются и осуществляются специальными военными подразделениями, со времен Первой и Второй мировых войн привязаны к вооруженным действиям регулярных армий. Они предназначены для инф ормационно - идеологического сопровождения военных действий. Поэтому они реализуются непосредственно перед боевыми действиями или же во время них. Психологические операции выросли из методов идеологической пропаганды. Они нацелены на подрыв авторитета госуда рственного аппарата, морального духа офицерского состава, рядовых военнослужащих и поддерживающего их население. При этом, психологические операции обязательно (на фазе подготовки военного вторжения) сопровождаются официальным и неофициальным дипломатическ им давлением.

Единственный подтип психологической войны по Либицки, не вписывающийся в выше построенную модель и стоящий особняком в его классификации, – культурный конфликт, под которым подразумевается по сути «культурный империализм», влияние массовой к ультуры США на другие страны, что часто восп ринимается последними как покушение на национальную культуру. Автор не дает развернутой храктеристики этому виду психологической войны. Между тем, целенаправленная экспансия массовой культуры Запада (конкретней, США) может рассматриваться скорее как то, ч то Почепцов обозначил в качестве «смысловых войн» (см. далее). При этом в рамки психологической войны попадает иная технология социально - манипулятивного воздействия, учитывающая культурный фактор, не описанная указанным автором. Часто практикуемый (пожалу й, во все времена) сознательно инспирируемый культурный конфликт внутри общества вписывается в модель информационной (психологической) войны, поскольку он искусственно разжигается между различными конфессиональными и этническими группами внутри целевого го сударства перед активными военными действиями и во время их осуществления для внутреннего ослабления общества. Война в Ираке 2003 г. с ее беспощадными суннитско - шиитскими столкновениями (не только спонтанными, но и спровоцированными с помощью провокативны х псевдотеррористических актов) дает богатый материал для изучения технологий разжигания культурного конфликта в военно - политических целях (которая при этом поддерживалась и временной оккупационной администрацией при создании новой конфигурации официальной власти). Информационные операции независимы от военных действий, и, как правило, осуществляются в условиях мирной жизни.

Они носят более скрытый характер, их действие подобно незримому проникновению «вируса» в организм, но вируса не биологического, а соц иокультурного. Для информационной войны в таком значении свойственно наиболее глубокое проникновение в ткань культурных и мировоззренческих слоев общества. Методики психологических операций могут применяться и в случае информационных операций в той или и ной комбинации, за исключением видов грубого воздействия – психогенного и психотропного. В нашей интерпретации информационная война смыкается самым близком образом с понятием (информационного) экстремизма. Конечно же, экстремистские проявления, ограниченны е только информационной сферой, не совсем то, что мы имеем ввиду. Скорее здесь в фокус нашего внимания попадает экстремизм, в котором степень физического насильственного компонента снижена до минимума, а символико - семиотическая и идеологическая сторона уве личена до максимума. Поскольку экстремизм включает в себя как эксполцитно насильственные формы, такие как террористические покушения на систему безопасности государства, так и внешне ненасильственные формы, стоит кратко рассмореть грань между ними. Террор изм как наиболее одиозное проявление экстремизма более психологичен по своей сути и по воздействию на общество, поскольку его действие эксплицитно выражено и театрализировано. Терроризм представляет собой метод достижения краткосрочных (террористические оп ерации как тактика) или же долгосрочных результатов (тогда он превращается в террористическую стратегию) путем манипуляции психологическими состояниями масс и целевых групп людей (как правило, представителей власти).

Средством манипуляции выступают точно р асчитанные и тщательно подготовленные вооруженные операции, ударяющие в узлы уязвимости общества (чаще всего, объектом выступает гражданское население или гражданские объекты). Спорадические и непредсказуемые атаки террористов нацелены на особо чувствитель ные «болевые точки» общественной системы. Внезапно разрывая рутину жизни и внося в нее хаотическое начало беспощадного и непредсказуемого разрушения, террористы лишают тем самым широкие массы людей чувства «онтологической безопасности» (Э. Гидденс). Ненас ильственные формы экстремизма более скрыты и влияние их не так заметно. Они могут приобретать вид символического или «бархатного» терроризма. Если терроризм экспрессивен (он ярко манифестирует морально - эмоциальное отношение террористов к официальным структ урам или «социально - культурным или этническим группам) и нацелен на шоковый эффект, экстремизм в более «мягких» формах импрентивен и импрессивен – он оставляет как бы слабо заметный след в массовом сознании, сдвигая акценты в нужную сторону и реинтерпретир уя культурные смыслы и ценности. Он вызывает переживания у публики и заставляет рефлексировать над социальными проблемами в определенно направленном русле, «высвечивая» одни общественные противоречия и затеняя другие. Задачи такого манипулятивного воздейс твия сводятся к следующим: смена или формирование социокультурной идентичности, подмена традиционных ценностей общества ценностями - симулякрами, инспирирование протестной активности с намерением дестабилизации политической системы и смены государственного р уководства.

Известный украинский специалист в области социальных коммуникаций и информационно - психологических операций Г.Г. Почепцов в ряде публикаций вводит понятие «смысловые войны» для специальной фиксации более глубокого уровня воздействия на сознание социального объекта - реципиента, которым пытаются манипулировать [2]. Исходя из первичного значения термина «информация» (которое буквально означает передаемые сведения или сигналы) он трактует информационную войну как вид воздействия на массовое сознание лишь на уровне ангажированного освещения / искажения фактов или целенаправленной дезинформации. То есть информационная операция как звено информационной войны направлена на то, чтобы убедить реципиента в том, что тенденциозная трактовка события или фальсиф икация его смысла есть неоспоримый факт.

В случае же смысловой войны происходит более фундаментальное воздействие – на уровне искажения ценностного мировосприятия, подмены одних представлений и культурных смыслов другими, выгодными для стороны, осуществля ющей психологическо - манипулятивное вторжение. Скажем, социальная технология под условным названием «окна Овертона», как раз, является ярким примером способа ведения смысловой войны. В условиях общества в высокой степени информатизированного и культуры, п ревращающейся в виртуализированную сферу, воздействие на массовое сознание на более глубоком уровне ломки культурных стереотипов, трансформации ценностного восприятия и манипуляции поведением через воздействие на национальную и социокультурную идентичность , становятся наиболее актуальными формами вторжения и внешнего управления обществом. Информационная война в социокультурном значении (не равная психологическим спецоперациям и пропаганде, кибератакам на информационные системы противника, что в данном случ ае выносится за скобки понятия) представляет собой серьезную опасность для безопасности общества и государства.

Она носит более скрытый характер и предполагает длительное воздействие, а, соответственно более прочные, а не сиюминутные результаты. В этом ко нтексте термин Почепцова «смысловые войны», пусть и не совсем точный, удачно фиксирует данный уровень целенаправленного деструктивного воздействия на социум. Методы ведения информационной войны неприменно смыкаются с экстремистской деятельностью радикальн ых оппозиционных группировок, они всегда ищут опору для внутреннего культурного конфликта в обществе - цели и потому стимулируют социальную и политическую активность «внутреннего» экстремизма. При этом стратегия экстремистов имеет много общего с информацио нной войной, проводимой одним государством против другого. Экстремистское манипулирование общественными реакциями без явного элемента физического насилия, действует как раз в плоскости культурных смыслов и ценностей. Поэтому разная терминология подходит к одному и тому же феномену с разных перспектив.

Конечно же нам могут возразить, что в современном социуме, в значительной степени испытывающем глобальную экспансию киберпространства, терроризм приобретает новые формы, связанные с его встраиванием в систему репрезетации в сетях массовой коммуникации, медиа - пространстве, и все больше приобретая черты имитации насилия, вместо осуществления реальных актов физического насилия и разрушения. Терроризм, в частности, в большинстве случаев нацелен не столько на непос редственный объект покушения и физический ущерб, сколько на общественный резонанс и социально - психологический эффект. Однако на это стоит возразить, что классическая составляющая терроризма не ушла в прошлое – акт шокирующего насилия, направленный на вызов массового психологического эффекта, прежде всего, экзистенциального, иррационального страха и чувства фундаментальной незащищенности перед лицом опасного бытия и непредсказуемого противника. Изменились лишь формы репрезентации террористической деятельност и и идеологической индоктринации со стороны террористов, связанные с активным привлечением Интернет и медиа - ресурсов, СМИ. Последние крупные теракты показывают, что информационная и «перформансная» составляющая терроризма не поглотила его насильственно - бое вую составляющую.

Глобализация терроризма смертников, теракты во Франции, деятельность ИГИЛ и других радикальных исламистских группировок демонстрируют высокий градус жестокости в осуществлении террористических нападений и демонстративных убийств. Экстрем изм в «мягких» формах может иметь следующие проявления: этот радикализация эстетического мировосприятия через сознательно культивируемую культуру этапажа, гламура и антигламура и пр., а через эстетическую сферу воздействие на этический уровень сознания; эк зистенциально - мировоззренческий экстремизм – переворот в области метафизики и стимулирование нигилистического мировосприятия; наконец, наиболее глубоко погруженная в природу человека форма экстремизма – духовный экстремизм. Теперь стоит внести следующий п араметр в нашу характеристику экстремизма как вида информационной войны. Это субъект экстремистской деятельности. Все ранее представленные рассуждения преимущественно подразумевали макросубъекта экстремизма – государство, т.е. его структурные подразделения , которые инициируют подобные операции и те, которые специализируются на их осуществлении.

Но субъект экстремизма может быть микро - и мезоуровня – отдельные оппозиционные ультрарадикальные группировки и транснациональные (сетевые) объединения экстремистск их движений соответственно. В первом случае, в отношении отдельных группировок, не может идти речь об агрессивно - информационном вторжении извне, поскольку они действуют изнутри общества. Эндогенные экстремистские группировки – не новинка для общества с выс окой турбулетностью социальных процессов, поскольку сама социокультурная система их генерирует, стимулируя установку на преодолоение нормативных границ общественной конвенции. В принципе информационную войну могут вести изнутри общества внутренние экстреми стские группировки.

Но чаще всего их деятельность попадает в фокус влияния внешних геополитических агентов, которые пытаются направить их активность в нужном для себя направлении. В условиях современного высоко информатизированного, но ценностно и культур но разбалансированного и социально турбулетного социума, понятия информационной войны и экстремизма во многом сливаются друг с другом. Хотя террористические акты не ушли в прошлое, наибольшую (в перспективе) угрозу для безопасности общества приобретают инф ормационные атаки и проявления более «мягкого» и скрытого экстремизма в виде попыток манипуляции национальной и социокультурной идентичностью, трансформации системы ценностей и пр. Исходя из этой тенденции должна строиться стратегия национальной безопаснос ти современных государств.

С.И. Чудинов

Другие новости и статьи

« Индия намерена закупить в РФ оружия на $800 млн

Строительство административно-жилищного комплекса «Арктический трилистник» будет продолжено »

Запись создана: Четверг, 29 Октябрь 2015 в 17:40 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика