14 Март 2019

Власть князя в домонгольской Руси: проблемы интерпретации

oboznik.ru - Власть князя в домонгольской Руси: проблемы интерпретации
#историяроссии#история#русь#князь#власть#интерпретация

История Средневековой Руси; политическая власть; князь; источниковедение; интерпретация летописных текстов.

В работе рассматриваются основные подходы к характеристике власти князя в домонгольской Руси, существующие в современной литературе, дается представление об историографических истоках этих подходов; отмечаются вопросы, которые не поддаются разрешению без учета особенностей текста летописных известий и их автора, прежде всего – вопрос о наследственном характере власти князя.

Автор полагает, что в данном случае более обоснованным является мнение тех историков, которые полагали, что власть князя была не наследственной, а ее источником была воля общества, выраженная в договоре. Великое наступление постнеклассической методологии поставило под сомнение возможность познания истории.

Выход из наступившего кризиса исторической науки связывается с появлением работ неорационалистического направления, использующих то положительное, что есть в арсенале постмодернизма. В частности Войцех Вжозек, выступив с критикой подходов «традиционных» историков, высказал интересное соображение о том, что ими за историческую «реальность, принимается реальность, легализованная в воображении историков. …

Она является результатом нагромождаемых особо ценимых научным сообществом воображений, что было каким и что особенно важно, чтобы было возможно и что возможно что оно было. Спектр исторически допустимых состояний … предопределяет, помещается ли данная источниковая ситуация в его границах».

В принципе позиция В. Вжозеха является эманацией идей Томаса Куна о состоянии «нормальной науки», критика которой при определенных условиях способна привести к пересмотру устоявшейся системы научных взглядов. С подобной критикой применительно к терминам («княжество»), использующимся в отечественной науке для оценки политического развитии Руси в домонгольский период, выступил А.А. Горский [6]. Среди устойчивых моделей политического развития Руси домонгольской эпохи – представление о роли и значении княжеской власти. Современная научная традиция основана на данных свода конца XI в., лежащего в основе Повести временных лет.

В числе прочих сведений, дающих возможность для приведенных выводов – известие ПВЛ под 1054 г. о том, что перед своей смертью князь Ярослав Владимирович «нарядил» своих оставшихся в живых к моменту его смерти сыновей и «роздели им грады»: Изяславу «поручил в собе место» Киев, Святославу «дал» Чернигов, Всеволоду – Переяславль, Игорю – Владимир, Вячеславу – Смоленск [13, с. 70]. Исследователи не видят оснований для сомнений в достоверности событий 1054 г. и ее интерпретации. В частности, на основании сравнительно-исторического анализа, А.В. Назаренко приходит к мнению о том, что «содержание «ряда» Ярослава, как оно передано в Повести временных лет, сомнений не вызывает».

Известия ПВЛ в дальнейшем повествуют о делении земелькняжеств-государств, которое происходило исключительно в результате деятельности князей. В.А. Кучкин насчитывает 19 княжествгосударств, существовавших к 1230-м гг. [9, с. 55]. Итак, основанная на сведениях ПВЛ, трехсотвековая традиция научного изучения отечественной истории убеждает нас в том, что власть князей, во-первых, была наследственной; во-вторых, распространялась на земли княжеств-государств, являясь их (верховной) собственностью. В контексте исторической науки XVIII – середины XIX вв., от Н.М. Карамзина до Н.И. Костомарова, власть князей домонгольской эпохи рассматривалась как монархическая. В современной трактовке эта позиция раскрывается как представление о родовой собственности князей Рюриковичей над землями – при всем различии в подходах исследователей [8, с. 26-78; 12; 15; 17, с. 66-69].

Видимо, близкую позицию сохраняет В.А. Кучкин. В рамках советской парадигмы развития исторической науки было принято полагать, что каковыми бы ни были личные качества и заслуги князей, образование княжеств-государств в домонгольскую эпоху имело определенные объективные причины. Какими они были и насколько обоснованными – другой вопрос [2]. В постсоветское время состоялся фактический отказ от исследований социально-экономических условий развития общества, произошел фактический разрыв исследований комплексного – историко-археологического характера.

Обратные примеры в современной науке – скорее исключение, нежели правило. Таким образом, при объяснении характера и источника власти князей исследования последних лет куда ближе к позиции Н.М. Карамзина о субъективной роли князей в образовании княжеств-государств. Между тем, как писал в начале XX в. М.А. Дьяконов, эта точка зрения «не может быть признана научною». Следует отметить, что указанная особенность историографии последних лет не осталась без внимания Е.А. Мельниковой. «Рост производящего хозяйства … безусловно сопутствовал процессам образования Древнерусского государства, особенно в X в., мог обеспечить необходимое количество прибавочного продукта для … формирования … сложных вождеств с выделявшейся знатью и наследственной властью правителя» [11, с. 53]. Представляется, позиция историка пока не носит доказательный характер.

Для ее обоснования стоит вернуться на новом уровне к дискуссии 1950-х гг. об уровне развития сельского хозяйства. Отметим лишь, что по данным археологов, в XXI вв. фиксируется проникновение культуры озимой ржи и появление двузубой сохи, а по некоторым сведениям, соха появляется не ранее XI в. [14, с. 79-84]. Отметим также, что в последнее время ряд исследователей пытаются рассматривать образование княжеств-государств в Восточной Европе без характеристики источников власти князя, указывая на ее функции в рамках концепции «дружинного государства» [15; 19]. Этот подход является реализацией на материалах Восточной Европы концепции «раннего государства» Г. Классена и П. Скальника 1970х гг. с учетом последующих дополнений и замечаний. Вообще использование концепции «раннего государства» представляется небезынтересным, но пока мало увязывается со сведениями ПВЛ. Какие проблемы возникают в случае, если считать власть князей наследственной?

Они носят ретроспективный характер – требуется найти объяснение тому, каким образом, в ситуации практического отсутствия системы органов власти, при крайне незначительной численности населения, гигантских расстояниях, и с учетом низкого уровня вторичных потребностей людей той эпохи, князья могли иметь в семейной (или родовой) собственности власть на территории княжеств-государств. Поскольку убедительный ответ на данный вопрос невозможен, в рамках дореволюционной историографии в конце XIX в. было существенно пересмотрено представление о природе княжеской власти в домонгольской Руси. Князья не могли не считаться с волей общества, и не выражать интересы населения.

Кроме того, «надо признать, – писал М.А. Дьяконов, – что вообще не существовало какого-либо единого порядка в преемстве столов» [7, с. 116], власть князя носила договорный характер и не наследовалась. «Распоряжаться столами лишь по собственному усмотрению князья, конечно, не могли», решающую роль играли позиция населения и предварительная договоренность с другими князьями. Содержание договора населения (на вече) с князем определялось обычаями и реальной военной возможностью князя [7, с. 108 и др.]. С учетом высказанного мнения М.А. Дьяконова возникает вопрос о том, каким образом одни и те же тексты позволяют приходить к столь различным выводам. Прежде всего напомню, что влияние Византии и, следовательно, христианской культуры было весьма значительным для всей ойкумены, в том числе для территории Восточной Европы после победы византийской дипломатии – принятия христианства на Руси.

Поэтому неудивительно, что летописец был носителем христианской парадигмы поведения и жизни общества; летописец, прежде всего – монаххристианин. Причем, кого бы мы ни считали создателями Начального свода и его последующих редакций, это были люди, если не греки, то, во всяком случае, те, кто были ориентированы на культурный круг, очерченный Византией; византийские «порядки» были для них «родными». В тексте летописец следует знакомым ему образцам жанров византийских художественных и документальных текстов.

Уже давно не подвергается сомнению факт активного использования в тексте ПВЛ византийских хронографических текстов, копий официальных византийских документов, греческих «противней» договоров. Вообще летописец практически ничего не пишет о самом древнерусском обществе – основное содержание ПВЛ ограничено действиями князей, нравственно-идеологическими сентенциями, и сведениями о церковных событиях. Более того, как замечает А.А. Турилов, «практически общим местом для летописных похвал князьям является забота о церквях и монастырях, клире и монахах, и о нищих».

Наконец, важным представляется мнение Д.М. Буланина о том, что «понимание» древнерусской литературы принципиально невозможно вне контекста всего комплекса христианской духовной культуры. Прочтение и понимание текста ПВЛ в части политических реалий описываемых событий должно учитывать два важных фактора. Первый – летописец интерпретировал окружающую его действительность в образах политико-правовой жизни византийского общества – для него, но не для людей Восточной Европы, было естественным наследование власти. Представить иное, видимо, он не мог. Второй фактор – следует избегать невольной модернизации условий жизни людей домонгольского периода, уровня развития государственных (властных) институтов и характера их воздействия на общество.

К.В. Петров

Другие новости и статьи

« Историческая справедливость в контексте современного дискурса «Царицын-Сталинград-Волгоград»

Общий секрет генерала Щелокова и поэта Маяковского  »

Запись создана: Четверг, 14 Март 2019 в 0:02 и находится в рубриках Кашеварная часть.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика