22 Январь 2020

Суточное время и его организация по Домострою

oboznik.ru - Суточное время и его организация по Домострою
#история#Русь#домострой

Домострой; суточный цикл; счет времени; временные указатели.

В статье рассматривается организация суточного цикла в изложении «Домостроя», обращается внимание на упоминаемые в тексте способы счета времени. Обыкновенно к Домострою обращаются, желая изучить нравы или хозяйство русского общества в XVI в. Но существует и еще одна составляющая быта, которую, как нам кажется, может осветить этот памятник: каким образом организовывался день, какие временные ориентиры использовались, как вообще считали суточное время. По своей структуре Домострой2 – книга, содержащая общие советы на каждый день, таким образом, день в Домострое – это любой день, скорее будний, чем праздничный.

В то же время сами советы обращены преимущественно к хозяину и хозяйке дома, через которых, в свою очередь, должны транслироваться остальным домочадцам. Так каким был обычный день хозяев – зажиточных горожан [5, с. 326, 333; 7, с. 64]? Итак, утро. Хозяевам предписывалось «воставати къ позвону» 3 . Поскольку дальше прямо говорится, что хозяева должны будить слуг, а не наоборот (41), то следует предположить, что в виду имеется не специальная служба внутри домохозяйства, а звон церковного колокола.

Однако конкретизировать: к какой службе он звонил или какой час отбивал (если предположить, что речь идет о часовом колоколе), мы не можем. Очевидно лишь, что рекомендация вставать к этому времени предполагает раннее время, причем одинаково раннее независимо от времени года, иначе проще было бы упомянуть рассвет 4 . Встав от сна, полагалось совершить три земных поклона с краткой молитвой (19), «очистить себя» (40). Затем начинались хозяйственные заботы: требовалось проверить сохранность замков и печатей на дворовых постройках (64), приказать слугам принести воды и дров, затопить печь (48, 62). После решения этих насущных вопросов, обитатели дома собирались с тем чтобы «отпеть» молитвенное правило, состоящее из заутрени, часов и молебна. Судя по описанию, это было последование, совершавшееся домочадцами именно коллективно и сокращавшееся лишь в случае отсутствия способных к чтению и пению (19). Сразу по окончании молитв мужу с женой предстояло наметить планы на день, после чего каждый отдавал соответствующие приказания слугам своей половины хозяйства (25, 27, 40).

«Завтрокати» хозяевам не полагалось – только «малых детей» и «работных» кормили «по разсужению» (20, 47). Более того, «раннее питие и ядение», в особенности же перед молитвенным правилом, осуждалось (20)5 . Дальнейший распорядок дня вплоть до вечера составителя в общем-то не интересует. День разделялся обедом, под которым подразумевался и прием пищи (48), и то, что принято называть обеденным временем (35), но из текста непонятно: к какому часу дня это было приурочено, какие работы и в каком объеме должны были совершаться до и после. Первый послеобеденный ориентир – «вечерню поютъ» (35). Очевидно, подразумевается именно церковная, а не домашняя служба, поскольку указание взято из примера, когда к хозяйке дома приходит торговка. Вечернее правило, как и утреннее, совершалось коллективно, и было бы странно, чтобы хозяйка покинула его по такой причине. В то же время, посещение всех церковных служб настоятельно рекомендовалось только мужчинам (19). «Вечере» вся семья, включая слуг, вновь собиралась на молитвенное правило, состоящее из вечерни, повечерницы и полунощницы (19). Очевидно, совершалось оно не прямо перед отходом ко сну, что явствует как из грамматической структуры отрывка 6 , так и из дальнейших рекомендаций хозяину дома «вечере на упокое» «смечатися» с поваром, хлебником, конюхом и другими руководителями хозяйственных служб, включая торговцев в лавках (60-61).

Жена, по мысли составителя, должна была заниматься рукоделием (41). Как до утреннего, так и после вечернего молитвенного правила есть не полагалось (20), поэтому вероятно, что упоминаемый в тексте ужин (64, 72), съедали несколько раньше. Завершался день очередной проверкой замков и печатей, а равно потенциальных источников возгорания (54), после чего ворота «к ночи» запирались (64). Укладываясь спать, вновь полагалось совершить три земных поклона с молитвой. В полночь рекомендовалось вновь (но теперь уже «таино») встать на молитву «елико вместимо» (19).

Как мы видим, высказанная в литературе мысль, что Домостроем «вся жизнь человека определена и размечена по дням и часам, дела и даже помыслы обрядово расписаны» [5, с. 331-332], не находит себе подтверждения в тексте памятника. Временнýю увязку у составителя Домостроя получила лишь незначительная часть обычных каждодневных дел. Описывается самое начало дня (плотное и непродолжительное по времени) и его конец (гораздо более протяженный во времени и менее плотный, исходя из текста). Все, что составляет «злобу дня», опущено.

Причиной послужило, вероятно, стремление автора дать универсальные, подходящие всем советы. Поскольку род занятий и обстоятельства жизни адресатов текста разнятся, а многие виды деятельности имеют сезонный характер, рабочие часы не находят описания. Но и имеющийся материал дает пищу для размышлений. В источнике используются временные ориентиры разного типа. Во-первых, это самые общие обозначения: «вечере», «по вся дни и по вся вечеры», «по вся дни вечер», «вечера», «въ вечере», «к ночи», «в полунощи», «по вся утра», «заутра порану» (19, 25, 26, 54, 60, 64).

Во-вторых, это обозначения, связанные с деятельностью человека: «ложася спати», «после пения вечерняго», «вечере на упокое», «утре вставая», «во утри вставая къ позвону», «до обеда ж, или какъ вечерню поютъ», «изутра, избу затопивъ», «по вся дни из утра вставъ», «после обеда и вечере» (19, 20, 25, 35, 48, 64). Несмотря на такое разнообразие, у всех них есть общая черта: автор не конкретизирует время, он использует такие временные увязки, которые отсылают к чему-то само собой вроде бы разумеющемуся. В то же время, если рассматривать эти указания в контексте, то некоторую конкретность они обретают. Так, «к ночи» рекомендовалось запирать ворота, т.е. речь шла о времени, когда окончательно сгущаются сумерки и наступает световая ночь.

Вероятно, непосредственно перед этим, «въ вечере», стоило проверять замки и печати. Очевидно, что перед нами следы системы счета времени, основанной на восприятии периодов светового дня. Однако следует заметить, что в тексте отсутствуют указания на рассвет, полдень и закат. Вероятно, это вновь следует связать с претензией автора на универсальность советов: в разное время года эти моменты приходятся на разное время, а летнее время от рассвета до заката не соответствует зимнему 7 . Впрочем, и имеющееся в тексте указание на полночь вызывает вопрос: каким образом высчитывалось время ее наступления?

Поскольку речь идет о тайной молитве, подразумевалась очевидно «глухая ночь», а не точный момент в сутках 8 . Время совершения церковной службы также играло роль ориентира («вечерню поютъ»), однако, вопреки ожиданиям, в Домострое практически нет такого рода отсылок. Полностью отсутствует в тексте и упоминания о часе (и косом, и равном) как единице счета времени. Хотя часы, в том числе механические, новинкой в городах не были9 .

Думается, причина такого рода умолчаний состоит в том, что текст писался для домохозяев и содержал советы, относящиеся ко внутренней жизни дома. Бой механических часов и звон церковных колоколов организовывал, в первую очередь, публичную жизнь горожанина, но крайне мало влиял на организацию дня внутри дома. Потому и «позвон», будь то звон часов или благовест к службе, оказывается единственным «внешним» временным ориентиром, актуальным для домохозяйства, отмечая начало дня. Любопытно решается в Домострое вопрос о начале суток. Когда автор касается порядка совершения семьей молитвенного правила, то речь идет сперва о вечернем правиле и лишь потом – об утреннем (1920, 25).

То есть именно в том порядке, в каком они идут в рамках церковного обихода, где сутки начинаются с вечера. В то же время, когда речь идет о делах по хозяйству, то сутки начинаются для автора с утра (64). Таким образом, в сознании автора сочетаются две различные системы счета суточного времени 10 . Подводя итог нашим наблюдениям, отметим: указания на время у составителя Домостроя достаточно скудны и отрывочны и касаются только «рамок» дня – утра и вечера, что определяется как стремлением к универсальности советов, так и вниманием не к публичной деятельности горожанина, а к внутренней жизни домохозяйства. Поэтому, с одной стороны, мы наблюдаем многообразие способов ориентации во времени суток: по периодам светового дня и сопряженными с ними хлопотами, по церковным службам.

С другой стороны, фактически отсутствуют «точные» указания времени (как природные – рассвет, полдень, так и отвлеченные – по часам) и единообразие в организации суточного счета (начинаться они могли и с вечера, и с утра, но не с полуночи). Говорить о противоречии между перечисленными выше системами не приходится: они вполне гармонично уживались в сознании людей эпохи, взаимно дополняя друг друга. Сам же их набор говорит скорее в пользу того, что время еще не начало восприниматься отвлеченно, его счет и организация соотносятся с природой и человеком, а не работой механизма.

1. Алмазов А. Тайная исповедь в православной восточной Церкви. Опыт внешней истории. Том III. М., 1995.

2. Домострой / Сост. В.В. Колесов. Изд. 3-е. СПб., 2007.

3. Емченко Е.Б. Стоглав: Исследование и текст. М.. 2000.

4. Из Измарагда // Домострой. Изд. 3-е. СПб., 2007.

5. Колесов В.В. Домострой как памятник средневековой культуры // Домострой. Изд. 3-е. СПб., 2007.

6. Корогодина М.В. Исповедь в России в XIV-XIX вв.: Исследования и тексты. СПб., 2006.

7. Найденова Л.П. Мир русского человека XVI-XVII вв. (по Домострою и памятникам права). М., 2003.

8. Некрасов И.С. Опыт историко-литературного исследования о происхождении древнерусского Домостроя. М., 1873.

9. Орлов А. Домострой. Исследование. Ч. I. М., 1917.

10. Пипуныров В.Н., Чернягин Б.М. Развитие хронометрии в России. М., 1977.

11. РИБ. Т. VI. СПб., 1880.

12. Словарь русского языка XI-XVII вв. Вып. 16. М., 1990. 13. Humphrey C. Time and Urban Culture in Late Medieval England // Time in the Medival World. York, 2001

Л.П. Горюшкина

Другие новости и статьи

« Строевые приемы по Уставу 1867 г.

К вопросу о причине отступления татарского войска после стояния на Угре »

Запись создана: Среда, 22 Январь 2020 в 0:09 и находится в рубриках Стрелецкое войско.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика