24 Октябрь 2018

О некоторых источниковых вопросах писцового наказа 1681 г.

oboznik.ru - О некоторых источниковых вопросах писцового наказа  1681 г.

Писцовый наказ 1681 г.; протокол обсуждения наказа; письмо; мера; межевание; кадастр.

Изучается недавно введенный в научный оборот, конкретный наказ 1681 г., данный писцам Орловского уезда, который обсуждался и редактировался в комиссии стольника кн. А.И. Хованского в 1682 г. Подлинные и взаимосвязанные тексты впервые рассматриваются как элементы действовавшей на макроуровне системы государственного фиска. Л.В. Милов в коллективной монографии о тенденциях аграрного развития России в первой половине XVII в., как известно, критиковал концепцию С.Б. Веселовского о сошном письме и полемизировал с ним по методологическим вопросам, в том числе о характере налогового обложения. В этой связи необходимо заострить внимание на важном положении, предложенном Л.В. Миловым.

Оно заключается в сосуществовании «разных процессов реализации системы фиска» XVII в. Поземельный характер системы налогообложения ученый определил как «генеральный принцип», свойственный «государственному фиску прежде всего как макросистеме», в которой писцовые книги выполняли и функцию документов поземельного кадастра.

«Конечный предел действия макросистемы – это поместная или вотчинная дача, взятая как целое», а главный ее принцип «действовал применительно к тому или иному феодальному владению как органически целому, как к неделимой частице, на которой замыкались пределы действия системы государственного фиска». С.Б. Веселовский же оперировал в основном материалами по черносошному Северу, в том числе документами о раскладке тягла в черной волости, и «из сферы действия законов макросистемы перешел в сферу действия законов микросистемы или подсистемы». Однако, на черносошных землях, как и на дворцовых, полагает Л.В.Милов, «государство выступало в качестве феодала–землевладельца. Другими словами, здесь переход из макросистемы в микросистему внешне не заметен», как и при движении «от системы сошного письма к системе вытного письма», когда совершается «переход в микросистему, законы которой отнюдь не должны точно повторять законы макросистемы».

Различное соотношение сошного и вытного писем, отмечает Л.В. Милов, уловил и объяснил А.С. Лаппо-Данилевский, и именно в плане «соотношения системы и подсистемы». Л.В. Милов подытоживает свое рассуждение: «Если “сошное письмо“ как макросистема действует в интервале “государство – феодал“, то вытное письмо как микросистема действовало в интервале “волость – крестьянин“» [4, с. 39-40], и я бы добавила еще одну ступень: «вотчина (поместье) – крестьянская община». С конца 1990-х – начала 2000-х гг. сотрудники РГАДА широко развернули плодотворную работу по публикации материалов писцовых описаний разных регионов России, что способствует, несомненно, углубленному проникновению в обширные массивы документов данного профиля. Большее значение имеет публикация К.В. Барановым комплекса писцовых книг Новгородской земли конца XV − начала XVI в. [5].

Значительны усилия М.Ю. Зенченко, который на протяжении многих лет активно участвует в публикации писцовых описаний, выходящих в серии «Каталог писцовых книг Русского государства» [3]. Его привлекло второе валовое описание первой половины 80-х гг. XVII в., по которому ученый выявил и ввел в научный оборот новые неизвестные до сих пор документы. Речь идет о писцовом наказе 1681/82 г. и его обсуждении с правкой пунктов в комиссии стольника кн. А.И. Хованского [2, с. 398-440]. В статье, предпосланной публикуемым текстам, М.Ю. Зенченко излагает весьма сложное в историографическом, содержательном и хронологическом аспектах изучение этого описания К.А. Неволиным, В.Н. Седашевым, П.Н. Милюковым, Ю.В. Готье, С.Б. Веселовским, и приводит разноречивые оценки ученых о нем.

Особенно разнились мнения, о сути описания, было ли оно письмом или межеванием, вовторых, о начале писцовых работ, их длительности и, главное, о времени завершения. М.Ю. Зенченко обращает внимание на сложившуюся в литературе следующую периодизацию описания: «в 1680– 1683 г. писцы занимались только межеванием, в 1684–1686 гг. перешли непосредственно к письму». Ученый считает, что установившуюся периодизацию писцовых работ пересмотрел С.Б. Веселовский [2, с. 399-401]. Он в 1951 г. опубликовал несколько документов из архива Вотчинной коллегии Поместного приказа, относящихся к «валовому» описанию 1680-х гг. Среди них были доклад государям от 1682 г. с обсуждением наказа 1681 г., данного из Поместного приказа писцам нескольких городов, а также валовой наказ писцам 1681 г. Его С.Б. Веселовский расценил лишь как проект (Здесь и далее курсив мой – Е.Ш.), который обсуждался Боярской думой в марте 1682 г., но не был «вершен», не утвержден как указ [1]2 . Однако публикация С.Б. Веселовского, считает М.Ю. Зенченко, свидетельствовала о существовании писцового наказа 1681 г., который говорил как о межевании, так и о «письме и мере». В предисловии к своей публикации М.Ю. Зенченко оговаривает факт обнаружения П.В. Седовым текста наказа 1681 г., но сам его не рассматривает [2, с. 400].

П.В. Седов же считает, что найденные им источники, а именно список наказа 1681 г. и материалы его обсуждения с 1681 г. по 1684 г. «позволяют проследить основные вехи изменения наказа 1681 г.: имеются его первоначальный текст, подробные выписки о ходе его обсуждения царем, патриархом, Боярской думой, и сословными комиссиями и окончательный вариант 1684 г., опубликованный в ПСЗ» 3 . Найденные в фонде Поместного приказа и опубликованные М.Ю. Зенченко документы, если не вполне заполнили лакуну, то стали еще одним важным аргументом в истории второго «валового письма». Это – 1) Наказ из Поместного приказа от сентября 1681 г. писцам Орловского уезда Потапу Михайловичу Дурному/Дурново и подьячему Максиму Хлудову, заверенный дьяком Поместного приказа Василием Протопоповым, и 2) Обсуждение поправок и дополнений к писцовому наказу валовым писцам 1681 г. выборными дворянами– окладчиками разных городов в комиссии кн. А.И. Хованского от 9 февраля 1682 г.

Документы представляют собой подлинные, полные и взаимосвязанные тексты. Публикация наказа писцам 1681 г., выполненная в совокупности с Протоколом его постатейного обсуждения, конечно, имеет не только большое самостоятельное значение, но и придает повышенную ценность опубликованным источникам. Таким образом, к настоящему времени историки располагают изданием двух введенных в научный оборот и ранее неизвестных текстов, которые относятся ко второму валовому описанию, С.Б. Веселовского4 и М.Ю. Зенченко. В вводной части наказа 1681 г. именуются писцы, которые должны «ехать в Орловской уезд в Корчаковской стан» и четко формулируется поставленная перед ними задача. Они обязаны во владениях разного статуса – патриарха и высших церковных иерархов, церковно-монастырских, светских – от боярских до «всяких чинов за помещики и за вотчинники», в селениях любой давности возникновения земли и угодья разной степени освоенности, как ранее межеванные, так и нет, «все, что объявитца по наезду, писать, и мереть, и межевать». Другими словами писцам вменялось выполнить полный цикл писцовых работ, а не только межевание.

Специально оговаривалось, что «крестьянских и бобыльских дворов в поместьях и в вотчинах не писать, для того в прошлом во 186-ом году для переписи крестьянских и бобыльских дворов был перепищик», и далее подтверждалось: «и всякие подати указано платить по тем переписным книгам» [2, с. 403]. В краткой преамбуле к протоколу обсуждения говорится, что стольник кн. Андрей Иванович Хованский «с товарыщи да выборные дворяня из городов слушали наказ, каков наказ дан ис Помесного приказу писцом, и что в том наказе по которой статье говорили пополнить, и то писано под теми статьями» [2, с. 421]. Замечу, что текст наказа 1681 г. достаточно объемный, в нем значится 45 статей. Дополнения были внесены в 24 статьи, то есть немногим более, чем в половину, а 21 статья не подверглась редактированию 5 . Даже первичное сопоставление статей наказа с протоколом их обсуждения выявляет несоответствие в нумерации их статей. Например, часть текста введения к наказу в протоколе значится как ст. 1, начало первой статьи об измерении полей в наказе составляют в протоколе часть ст. 2, логически завершенная половина второй статьи наказа обозначена в протоколе как ст. 3. Разнится и общее число статей, в протоколе их 46, а не 45 как в наказе.

В связи с обнаруженным несоответствием и вышеприведенным замечанием С.Б. Веселовского об имеющихся черновиках обсуждения опубликованного им доклада возникает вполне логичное предположение о возможном существовании еще идентичного текста наказа, но с иной нумерацией статей, чем в рассматриваемых документах. Разумеется, постатейное сравнение наказа и протокола необходимо продолжить на следующем этапе работы. Характеризовать наказ 1681 г. целесообразно, учитывая приведенное выше суждение Л.В. Милова о реализации фискальной системы на макрои микроуровнях. Тогда создание наказов писцам, независимо от главных целей их составления, будь-то описание земли или перепись дворов, совершалось в рамках макросистемы. Разработка писцово–переписных наказов происходила в государственных органах, в Поместном приказе и в данном случае в специально созданной при Боярской думе комиссии. Естественно, подобная работа включала подготовительные этапы и процедуры.

Наиболее традиционным, как известно, было изготовление приправочных книг, в которые копировались тексты писцового описания, прямо и опосредованно предшествовавших текущему. Наказ 1681 г. указывает, что писцам Орловского уезда Корчаковского стана Потапу Михайловичу Дурному/Дурново и подьячему Максиму Хлудову «для того письма, и меры, и межеванья с орловских дозорных книг письма и меры Ивана Кутузова да подьячего Ивана Коровина 134-го (1625/26), и с межевых книг розных межевщиков помесным и вотчинным землям даны им списки за дьячими приписьми» [2, с. 420-421]. Именно такие обобщающие документы становились инструктивными при описании и межевании.

Вместе с тем писцы наряду со «старыми писцовыми книгами» и «дозорными» действуют «по ввозным грамотам, и по отдельщиковым, и по откащиковым выписям», опираясь на «сотные прежних писцов», а также на фиксированные «старые межи и грани» [2, с. 404, 405, 407, 411414]. Данный наказ, как и всякий документ, регламентирующий кадастровое описание, содержит набор разнообразных вопросов, которые тематически градуированы и обусловлены фискальной системой.

Целостный постатейный его анализ составляет самостоятельную задачу, которую невозможно решить в небольшой статье. Из наказа 1681 г. можно выделить: 1) субъекты описания, перечисленные во введении подробно, а далее в статьях называемые обобщенно – помещики и вотчинники; 2) объекты описания – а) пашня паханая, перелог, «что лесом поросло на пашне»; б) отхожие пашни, роспаши и поляны на лесах; в) сенные покосы; г) леса пашенные, непашенные, бортные; д) реки, озера, пруды, мельницы, спуды (вспуды) 6 , перевесья, рыбные ловли, бобровые гоны, «лосиные стойла», бортные «и всякия угодья всяких оброков» (Ст. 1, 7, 11, 13, 14; с вниманием к бортным угодьям Ст. 8, 9, 10, 12); 3) регулирование землевладельческого права путем приведения в соответствие размеров поместной земли и дачи; 4) земельно-устроительные функции.

Наказ 1681 г., прежде всего – это пошаговая, очень подробная инструкция для писцов, детально регулирующая с учетом веерных вариантов каждое их действие. Из него выявляется и региональная специфика описываемого «украинного» края, состоящая в выдвижении поместья на первое место как главного средства обеспечения жалованьем массы провинциальных служилых людей. В наказе о писцовом описании 1681 г. отчетливо различимы внутренне заложенные и вполне систематизированные, хотя еще соединенные в целое, налогооблагаемые компоненты – земельный, лесной (борти), водный (озера, реки, рыбные угодья), которые со временем станут самостоятельными кадастровыми направлениями.

1. Веселовский С.Б. Материалы по истории общего описания всех земель Русского государства в конце XVII в. // Исторический архив. М., 1951. Т. VII.
2. Зенченко М.Ю. Писцовый наказ 1681 г. и другие источники о начале «второго валового письма» в России (1680-1681 гг.) // АЕ за 2009-2010 годы. М., 2013.
3. Каталог писцовых книг Русского государства. Вып. 1. Писцовые книги Русского Севера. М., 2001; Вып. 2. Писцовые книги Новгородской земли. М., 2004; Вып. 3. Писцовые книги Восточного Замосковья. М., 2007.
4. Милов Л.В., Булгаков М.Б., Гарскова И.М. Тенденции аграрного развития России первой половины XVII столетия. Историография, компьютер, методы исследования. М., 1986.
5. Писцовые книги Новгородской земли. Т. I–IV. М., 1999-2001.
6. Седов П.В. Закат московского царства. Царский двор конца XVII века. СПб., 2006.
7. Словарь русского языка X–XVII вв. Вып. 3. М., 1976. 8. Словарь русского языка X–XVII вв. Вып. 27. М., 2006. 9. Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI–XVII вв. М., 1978.

Другие новости и статьи

« За что Петр Алексеевич казнил Алексея Петровича?

О феномене американского патриотизма »

Запись создана: Среда, 24 Октябрь 2018 в 12:41 и находится в рубриках Стрелецкое войско.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика