4 Апрель 2020

Материально-технические и кадровые условия функционирования сталинской модели школы в условиях малого города В 1930-е годы

oboznik.ru - Материально-технические и кадровые условия функционирования сталинской модели школы в условиях малого города  В 1930-е годы

#город#школа#Сталин

Переосмысление опыта истории отечественной школы советского периода на примере одного российского города в новых социально-экономических условиях обновляющейся России позволяет понять, какой путь прошла отечественная школа, функционировавшая в жестких идейно-политических рамках. 1930-е годы ознаменовали собой построение сталинской модели школы, правовую основу которой составили целый ряд партийно-правительственных решений, принятых в первой половине десятилетия, и окончательно закрепивших процесс унификации всей системы народного образования на территории СССР, что и определило одну из главных тенденций в развитии школьного образования в советский период.

Постановления пересматривали целый комплекс вопросов организации народного образования. Аграрная страна, с преобладанием сельского населения, ставшая на путь индустриализации должна была в кратчайшие сроки совершить скачок в экономическом развитии. Модель сталинской индустриализации и коллективизации потребовала колоссальной мобилизации человеческих и материальных ресурсов и резко обострила потребность в квалифицированных кадрах для различных отраслей народного хозяйства.

Для советской школы рассматриваемого периода, которую на наш взгляд, можно характеризовать как «сталинская модель» характерны моноидеология, складывающаяся структура средней школы, содержание и методы общего и политехнического образования, предметное преподавание, обновленные учебные планы и программы, «стабильные» учебники, образ советского учителя и т.д.

Центральное место в деятельности школы на ближайшую перспективу должна была занять ликвидация «коренного недостатка» школы, заключавшегося в том, «что обучение в школе не дает достаточного объема общеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает подготовку для техникумов и для высшей школы вполне грамотных людей, хорошо владеющих основами наук…»[2]. Тем самым был взят курс на развертывание десятилетней общеобразовательной политехнической школы. Фундаментальной основой образовательного процесса становится «знаниевая парадигма» развития. Творческие поиски педагогов прошлого десятилетия, ориентированные на идеи передовой западной педагогики, направленные на демократизацию школьной жизни были свернуты. Первостепенные образовательные задачи были нацелены на ликвидацию неграмотности взрослого населения и осуществление всеобщего начального образования детей и переход к семилетнему образованию. В школьной сети страны в данный период преобладали начальные школы. По состоянию на 1934/1935 учебный год в Советской Татарии насчитывалось 3175 начальных школ [5]. В г. Елабуга

Татарской АССР, который можно отнести к малым городам, в начале рассматриваемого периода проживало более 12.500 человек. В городе действовало 13 предприятий. Крупнейшим промышленным предприятием с численностью рабочих около 150 человек, был бывший колоколомеделитейный завод, в годы индустриализации, перепрофилированный в механический. Здесь вместо колоколов наладили производство и ремонт простейших сельхозмашин. Еще с прошлого десятилетия в городе и уезде действовали промысловые артели и коммуны «Смычка», «Ауче» и «Ударник», городской электропровод, машинно-тракторная станция, городская электростанция, ремонтная мастерская, кирпичный завод, известковое производство, кузница, типография, мельница, рыбозавод, рыболовецкая бригада.

Ячейка Всероссийского общества слепых, производила веревочные изделия и корзины, С открытием электростанции на базе заготзерно, получает развитие энергетика. Начинает свою работу маслозавод. В 1935 г. в районе имелось 56 тракторов, 8 комбайнов, 16 грузовых автомобилей. В городе действовали завод железобетонных изделий, два асфальтовых завода, фабрика школьной мебели, маслозавод [7].

Особенностью промышленных предприятий города была малочисленность рабочих. Производственные коллективы вряд ли могли оказать серьезную материальную поддержку школам. В 1933/1934 учебном году в Елабуге и Елабужском районе насчитывалось 113 школ. Основным типом школ была начальная. Школьная сеть города включала 4 начальные школы, 2 – семилетние. В единственной в городе и районе средней школе им.

Ленина в начале 1933/1934 учебного года обучалось 448 учащихся. Как и в целом по стране, продолжился процесс преобразования начальных школ в неполные средние (семилетние) школы [8]. Сложные социально-экономические условия функционирования школьного образования обусловили слабую материально-техническую базу школьного образования города и села. Опыт Елабуги наглядно иллюстрирует это обстоятельство. В связи с наступившим в 1933/1934 гг. голодом и падением уровня жизни населения правительство страны, местные органы власти предпринимали решительные меры, предусматривавшие создание при школах собственной продовольственной базы и развитие личных огородов учителей. Колхозы и совхозы должны были оказывать помощь учителям в их обработке, снабжать семенами, выделять необходимый инвентарь. В 1933/1934 учебном году общая площадь пришкольных участков в школах города составила 52,25 га. Земельный участок городской школы в среднем достигал размеров от 2 до 5 га. В основном школьники выращивали картофель, пшеницу, рожь, просо и гречиху. К примеру, в том же году городские школьники собрали 65,8 центнеров картофеля. Вся произведенная продукция использовалась для организации школьных горячих завтраков и обедов. Однако они были организованы не во всех школах [8]. Насущные вопросы школьной жизни были связаны с нехваткой помещений. Все городские школы работали в две смены. К примеру, в 1937/1938 учебном году в городе при требуемых 65 классных комнатах, имелось только 35. Многие классные помещения были непригодны для занятий, что повлекло за собой трехсменные занятия в школах им. Свердлова и им. Вахитова [2]. Отсутствовали водопровод и канализация, отопление было печным. Острой проблемой на протяжении всего рассматриваемого периода была несвоевременная заготовка и хроническая нехватка топлива, поэтому существенным показателем готовности школы к очередному учебному году была обеспеченность топливом.

Из года в год местная районная газета «Сталинский путь» сообщала о запаздывании с их доставкой, что приводило к повсеместным и частым срывам занятий в зимний период. Большинство школьных зданий требовало капитального ремонта. Несвоевременное финансирование приводило к запаздыванию ремонтных работ. Накануне 1938/1939 учебного года из ассигнованных на ремонт 45000 руб., райфинотдел отпустил только 18000 руб., горфинотдел вместо положенных 50000 руб., выдал 4000 руб. В том же году для школьной сети города и района требовалось дополнительно 948 новых парт, было изготовлено лишь 200. Подлежали ремонту 1300 парт, отремонтировано - 465. Классных досок требовалось 82, было в наличии – 23 [2]. Достоверные данные о строительстве новых школьных зданий в городе отсутствуют. По сообщениям местной печати в сельской местности были введены в строй две новые школы (в селе Утяганово и деревне Поташево). Со стороны педагогической общественности поступали сигналы о плохом обеспечении учебным оборудованием и наглядными пособиями. Районная газета «Сталинский путь» сообщала, что в ряде школ «из-за отсутствия приборов для проведения опытов, материал по физике и химии преподносится сухо. Других наглядных пособий тоже нет» [2]. Трудности возникали с обеспечением новыми «стабильными» учебниками, которые вводились с 1933 г.. Особую тревогу педагогов вызывало плохое снабжение учебниками по истории. Гражданская история как самостоятельный учебный предмет была включена в учебный план школы в 1934 г., до этого преподавалось лишь обществоведение. По данным Елабужского РОНО, преподавание истории в районе было сопряжено с трудностями, связанными с нехваткой учебников и пособий. «Нет ни учебников, ни пособий. Учителя с трудом припоминают, что они учили сами и стараются передать это ребятам» [2]. Наряду с тревожными сообщениями о состоянии школ, районная газета сообщала о положительных примерах отношения руководителей школ и педагогов к порученному делу: «В школе им. Ленина в светлых и чистых классах по стенам развешаны географические карты и другие наглядные пособия. Парты выкрашены масляной краской, стены побелены.

Для физической лаборатории закуплено различных приборов на 2,5 тыс. руб. Обеспечена школа и бумагой – на каждого учащегося имеется уже по 12 тетрадей. Дрова заготовлены» [8]. Сталинская модель школы формировала новый облик учителя. Еще в начале 1930-х годов общие настроения советских учителей выразил «главный идеолог» партии А. Жданов. Докладывая Сталину, он говорил: «Мы знаем, что очень большое количество педагогов не разделяет взглядов коммунистов» [1]. В этих условиях главным качеством педагога и отражением его профессионализма были политическая лояльность к власти и общественная активность учителя. В рассматриваемый период роль советского учителя неизмеримо возросла. С 1930/1931 до 1936/1937 учебный год число учителей в стране возросло с 481286 до 858845. Особенно разительным был рост количества учителей средней школы. В 1930/1931 учебном году в средних школах СССР насчитывалось 17,9 тыс. учителей, а в 1936/37 учебном году – уже 202,7 тыс. [4]. Советский учитель предвоенного времени – это педагог преимущественно со средним специальным образованием, наличие которого давало право преподавать в начальной и семилетней школе. Немаловажное значение в подборе школьных кадров имело социальное происхождение. Государство проводило политику, направленную на повышение социального статуса учителя и его нравственного авторитета в обществе. В 1933/1934 учебном году в 113 школах города и района трудилось 427 педагогов. Из них: 97 – в 6 городских школах, 330 – в 107 сельских. По социальному положению преобладали дети рабочих и крестьян, 6 педагогов состояли в рядах ВКП (б).

В учительской среде численность женщин была в 2 раза больше, чем мужчин. Дефицит подготовленных педагогических кадров носил затяжной характер. В 1933/1934 учебном году основная часть учителей города и района не имела высшего педагогического образования. Подготовленных учителей не хватало не только для средней и семилетней, но начальной школы. 49 учителей начальных классов не имели педагогического образования совсем [9]. Имело место несвоевременная явка учителей на работу. Снять остроту кадровой проблемы помогали ускоренные курсы подготовки, проходившие на базе Елабужского педагогического техникума. К примеру, в феврале 1935 г. в Елабуге прошли 8-дневные курсы для учителей, не имеющих семилетнего образования. Под особым контролем Елабужского райкома партии и РОНО находилась идеологическая работа в школах, отмечалось, что «недостаточно работают учителя над повышением своего идейно-политического уровня» [7].

К концу 1930-х годов по-прежнему учительские коллективы города были укомплектованы не полностью. Нехватка квалифицированных педагогов неизбежно приводила к привлечению неподготовленных кадров. Популяризации профессии учителя в районе и заметному улучшению кадрового состава школьного образования, способствовало открытие в Елабуге в 1939 г. Учительского института. Лучшие учителя Елабужского района в летние каникулы того же года были премированы путёвками в Москву, Ленинград и на родину Сталина – грузинский город Гори. К началу 1940/1941 учебного года кадровый вопрос сохранял свою остроту. К примеру, школе им. Свердлова дополнительно требовалось 5 учителей. Таким образом, рассмотрение опыта деятельности советской школы в 1930-е годы на примере малого города позволяет сделать вывод о том, что ключевые направления работы школ были обусловлены сложными социально-экономическими условиями, в которых находилось местное население. Типичные трудности в работе школ были связаны с бедной материально-технической базой школьного образования. Школьное дело осложнялось нехваткой квалифицированных кадров.

Список литературы

1. Архивный отдел Исполкома Елабужского муниципального района РТ. – Ф. 1. – Оп.1. – Д. 8. – Л. 12.

2. Архивный отдел Исполкома Елабужского муниципального района РТ. – Ф. 13. – Оп. 1. – Д. 8. – Л. 1.

3. Архивный отдел Исполкома Елабужского муниципального района РТ. – Ф. 1. – Д. 1. – Л.1.

4. Архив МУ «Управление образования Елабужского муниципального района». – Книга приказов № 1 по Елабужскому РОНО с 2 октября 1933 по 21 августа 1936 г. – Л. 29.

5. Днепров Э.Д. Образование и политика. Новейшая политическая история. – Т.1. – М., 2006. – С.68

6. Котлова Л.А. Школьное образование в Елабуге. Часть I. 1931-1970. – М., 2013. – С. 56.

7. Народное образование в СССР. Общеобразовательная школа. 1917-1973 гг.: Сб. документов / Под ред. А.А. Абакумова. – М., 1974. – С. 157.

8. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (1917-1941 гг.) / Под ред. Н.П. Кузина. – М., 1980. – С. 271.

9. ТАССР. XVI Всероссийский съезд Советов. Отчёт Татарской республики. Доклад т. Байчурина // Сталинский путь. – 1935. – №31. – С. 2.

Л.А. Котлов

Другие новости и статьи

« Ментальные свойства русского человека в постсоветском российском обществе

К вопросу о мировоззренческом кризисе современной культуры »

Запись создана: Суббота, 4 Апрель 2020 в 0:07 и находится в рубриках Межвоенный период.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика