23 Октябрь 2018

Рязанский кремль и местное купечество: роман с продолжением

oboznik.ru - Рязанский кремль и местное купечество: роман с продолжением

На протяжении XVIII – XIX веков архитектурный ансамбль Рязанского кремля – главная историческая достопримечательность города – не раз оказывался в сфере внимания местных благотворителей из предпринимательской среды. В историографии наиболее известен факт спасения откупщиками П.А. Мальшиным и Г.В. Рюминым древнего Успенского кафедрального собора, прочие благотворительные акции удостоены лишь кратких единичных упоминаний в церковной литературе и прессе [см., напр.: 7, 8, 15].

В то же время среди них имеются и весьма значимые, достойные внимания исследователей. Цель настоящего сообщения – рассмотреть два наиболее крупных эпизода купеческой благотворительности в Рязанском кремле и представить в исторической ретроспективе главных действующих лиц этих эпизодов – самих личностей и их семейства.

В настоящее время в Рязанском кремле 20 сооружений XII–XX вв., включая шесть отдельно стоящих храмов и Соборную колокольню. Именно храмовым постройкам и уделяли в основном внимание купцы, хотя и не только им. Формы участия простирались от выделения небольших сумм до единоличного возведения целых зданий.

При некоторых храмах (двух кафедральных соборах и оставшейся от упраздненного монастыря церкви Святого Духа) существовал институт ктиторства, также являвшийся, по сути, одним из видов поддержки и помощи в деле сохранения памятников. На общем фоне купеческой благотворительности выделяются два события: два памятника Кремля, Преображенский собор Спасского монастыря и Дом причта, были построены от начала до конца исключительно частными лицами на их личные средства. Между этими историческими фактами – два столетия. Возведенный в 1702 г. Преображенский собор стал самым поздним из отдельно стоящих кремлевских храмов, Дом для причта (1910 г.) – самой поздней постройкой архитектурного ансамбля Кремля.

Преображенский собор появился старанием гостиной сотни Михаила Фёдоровича Немчинова, был построен им «по обещанию» [9, с. 116]. Фамилии Немчиновых была в свое время довольно известна в Рязани. Представители династии фигурируют в первом известном нам перечне торговой корпорации города – суконной сотне. В Сметной росписи 1679 г. среди десяти членов первым указан Фёдор Селезнёв с сыновьями Мишкой и Матюшкой [26, с. 114]. Спустя годы Михаил Селезнёв «с пищалью» будет числиться в категории детей уже не суконной, а гостиной сотни [29, с. 184], а еще через несколько лет Михаил уже не Селезнёв, а Немчинов, сын Фёдора Селезнёва, станет полноценным членом рязанской гостиной сотни [26, c. 55, 60]. В период конца XVII – первой трети XVIII в. Немчиновы – в торговой элите города. Братья Михаил и Матвей Фёдоровичи, а затем вдова Матвея Ирина Сергеевна, ее дети и племянники – владельцы многочисленных лавок и амбаров в Переяславле Рязанском (с 1778 г. – г. Рязань), винокуренного завода в Тамбовском уезде [26, с. 75, 82, 127, 139, 142; 12, с. 19–21, 23, 24, 28–30]. В Переяславле они едва ли не первыми, еще в XVII в., построили себе обширные каменные палаты. Позднее выяснится, что палаты к тому же были украшены «печью израсчатой ценнинской» [6, л. 53]. Усадьба Немчиновых с многочисленными хозяйственными постройками располагалась у церкви Благовещения на Нижнем посаде, в главном торговом районе города. При усадьбе был огороженный «заметом» «великий сад», «в нем деревьев яблоновых, груш, черносливных, вишеновых многое число» [6, л. 55].

Сын благотворителя Борис Немчинов, а возможно, и сам Михаил, держали откуп на сбор таможенных, кабацких и канцелярских денег. Упоминание о Немчиновых встречаем у С.М. Соловьева в его труде «История России с древнейших времен». Историк описывает инцидент, когда «летом 1704 г. купец гостиной сотни Немчинов донес знаменитому «прибыльщику», дьяку Оружейной палаты А.А. Курбатову» о том, что торговые люди Шустовы в сказках о торгах и пожитках, утаивая многое, «пишут неправду» и предлагал свою помощь в изъятии их незаконно сокрытого богатства. Действительно, информация Немчинова оказалась не пустым наветом, с его помощью у Матвея и Фёдора Семёновичей Шустовых в с. Дединове изъяли более четырех пудов серебра и более 14 пудов денег.

Однако за донос и участие в экспроприации Немчинов в итоге не получил ожидаемого крупного вознаграждения, поскольку в том же 1704 г. выяснилась его причастность к некому делу «о воровском серебре» [30, с. 73–74]. Даты жизни М.Ф. Немчинова неизвестны. В 1718 г., во время переписи, его самого, видимо, уже не было в живых, а его сыновья, Алексей и Борис, числились «съехавшими из Переяславля», при этом семейные владения в городе сохранялись. В конце 1720 гг. в результате непомерного увеличения государственного тягла Немчиновы, как и значительная часть торговых людей страны, оказались разорены, их имущество было описано за долги комиссией конфискации. В середине XVIII в. фамилия пропадает из поля зрения, они не видны в ревизских сказках 1782 и 1795 гг. и окончательно исчезают из рязанской истории. Храм же, построенный Михаилом Фёдоровичем Немчиновым, стоит и ныне. По мнению специалистов, он являет собой «яркое архитектурное произведение нарышкинского стиля» [28, с. 651]. Информации о его строительстве практически нет. Известно, что при возведении собора использовались новаторские технологии: несмотря на большой объем, его возвели бесстолпным, внутренние пролеты сооружения достигают 13-ти метров.

Барочные фасады украшены «виртуозно исполненными», редкими, западного образца, полихромными изразцовыми поясками, проходящими вверху по апсидам и под окнами. Первоначально существовало открытое гульбище, окаймлявшее северную и западную стены собора. Позаботился Немчинов и о внутреннем убранстве храма. На следующий год после его освящения подарил напрестольный крест: «серебряный позлащенный… чеканной работы», с многочисленными искусными изображениями и надписью на рукояти с именем жертвователя и указанием цели дара: «в поминовение родителей своих» [15, с. 224]. Более двух веков построенный Немчиновым собор оставался главным храмом древнейшего в городе Спасского монастыря.

В 1920 гг. после закрытия обители, он пустовал, использовался под разные хозяйственные нужды, в конце 1950 гг. в нем разместился Государственный архив Рязанской области. Основное пространство храма было приспособлено под хранилище, алтарная часть – под библиотеку и читальный зал архива. В 1968 г. при преобразовании территории Кремля в музей-заповедник собор вместе с другими историко-архитектурными памятниками вошел в его состав. В 1995 г. весь ансамбль Рязанского кремля как составная часть музея-заповедника был включен в Государственный реестр особо ценных объектов культуры народов РФ. В советское время по перспективному плану развития музея- заповедника после вывода архива в Преображенском соборе намеревались построить экспозицию, посвященную охране памятников истории и культуры в Рязанской области.

В постсоветский период планы изменились и храм предполагали отдать под Центр духовной музыки, действующий в рамках музейного Музыкально-просветительского центра [11, л. 43]. Однако собору не суждено было превратиться в музей: в 2007 г. в ходе острого конфликта с Рязанской епархией РПЦ, заявившей имущественные претензии на весь кремлевский ансамбль и потребовавшей ликвидации музея-заповедника в Кремле, оба храма Спасского монастыря, включая Преображенский собор, в качестве компромисса музей-заповедник передал в пользование церковников. С 2008 г. в соборе проходят службы. В настоящее время никакой визуальной информации об устроителе храма в Кремле не представлено. Можно предположить, что в самом соборе или рядом с ним, на кладбище Спасского монастыря, находилась могила храмоустроителя, но никаких упоминаний в литературе о ней не найдено [см.: 14]. Второй сюжет нашего сообщения посвящен купцам Морозовым, устроителям самого позднего и одного из самых скромных строений Рязанского кремля – Дома причта, возведенного в 1910 г. О памятнике, его строительстве и дальнейшей судьбе уже писала сотрудник музея Н.В. Максакова, в то время как фигура строителя в публикации была удостоена всего трех строк: потомственный почетный гражданин Дмитрий Панкратьевич Морозов происходил из известной купеческой фамилии, следовал семейным традициям благотворительности, избирался гласным городской думы и являлся старостой церкви Святого Духа в Кремле [16, с. 325].

Для более детального представления этой личности обратимся к истории семейства Морозовых и непосредственно к Дмитрию Панкратьевичу. Фамилия Морозовых, действительно, известна в Рязани. Дом Морозовых на Николодворянской ул. (№ 24/42) связан с именем Салтыкова-Щедрина, который, будучи рязанским вице-губернатором, в 1858–1861 гг. жил в этом доме. Морозовы приобрели дом позже, между 1877 и 1899 гг. [28, с. 416], и сегодня здание, занимаемое структурами регионального Министерства культуры, именуется и Домом Морозовых, и Домом Салтыкова-Щедрина [25, с. 208–211]. Известность семейству также принес активно занимавшийся общественной деятельностью брат Дмитрия Михаил Панкратьевич Морозов (ок. 1852– 4.10.1912) [2, л. 27; 17, л. 8]: более 10 лет (1899–1912) он возглавлял весьма уважаемый в городе Рязанский городской общественный банк Сергия Живаго и подведомственные ему благотворительные учреждения [32, с. 209], избирался на различные посты городского самоуправления [см., напр.: 10, 18]. Кроме того, фамилия Морозовых упоминается при обращении к истории рязанского кинематографа – в 1900 гг. в доме Морозовых на Соборной ул. работал один из первых в городе кинотеатров «Олимпия» [19, с. 206]. Наконец, представитель последнего поколения, «инженер Морозов», вероятно, один из сыновей Михаила Панкратьевича, был известен как устроитель первой городской электростанции, открытой в 1913 г. По оценкам современников, этот технически грамотный и энергичный предприниматель был «человеком, выдающимся по тому времени в рязанском масштабе» [27, л. 12–13]. Наиболее раннее упоминание о Морозовых относится к 1849 г.

В том году они были зачислены в 3-й гильдии рязанское купечество из вольноотпущенных крестьян «г-на Казначеева» [3, л. 107; 2, л. 27]. Вчерашний крепостной Фёдор Васильевич Морозов (ок. 1787–1854) начинал дело вместе с сыновьями Иваном (ок. 1828 – ?) и Панкратом (ок. 1830 – 1894). Наиболее раннее из известных семейных занятий – винокурение. Винокуренный (также именуемый водочным или солодовенным) завод Панкрата Морозова был основан в 1863 г. В 1890 гг., когда его унаследовал старший сын Михаил Панкратьевич, на заводе трудилось 15 рабочих, объемы производства составляли 100 тысяч ведер [4, л. 3–6]. Незадолго до смерти Панкрат вместе с двумя сыновьями от второго брака, Дмитрием (1869–?) и Николаем (1872–1903), создали Торговый дом «Панкратия Морозова с Сыновьями». В подписанном 15 октября 1893 г. договоре о его образовании указывалось, что он создается «для производства в Рязани торговли всеми дозволенными купцам 2-й гильдии товарами и для содержания гостиниц, трактиров и всякого рода складов» [1, л. 4]. После смерти Панкрата, согласно его завещанию, во главе предприятия встали три брата: Дмитрий, Николай и Сергей (1874–?).

В состав Торгового дома Морозовых входило несколько заведений. Наибольший интерес представляла уникальная для Рязани Техническая контора, которая специализировалась на устройстве водопроводов и канализации, электрических установках и поставках заводского оборудования [18, с. 203]. При конторе имелись мастерские, оборудованные «заграничными станками» [см.: 31]. Ренсковый погреб Морозовых являлся самым крупным в городе, его прейскурант насчитывал около тысячи наименований русских и иностранных вин, коньяков, ликеров и т. д. [см.: 20]. Гостиница Морозовых на Соборной ул. с рестораном и уже упоминавшимся выше кинотеатром была одной из самых крупных в Рязани. В 1890 гг. во дворе этого дома располагался оптовый винный склад Панкрата [5, л. 318].

Еще одно заведение в составе Торгового дома – аптекарский и парфюмерный магазин, там же на Соборной с более чем широким ассортиментом товаров, помимо собственно лекарств и парфюмерии, предлагал пряности и предметы для церковного служения, фотографические принадлежности для любителей и профессионалов, дорожные принадлежности [см.: 20]. Кроме того, доход Морозовым приносили дома, сдаваемые под различные торговые и прочие нужды. К примеру, дом, где когда-то квартировал Салтыков-Щедрин, в 1910 гг. был сдан под канцелярию квартировавшей в городе 35-й артиллерийской бригады, в доме на Соборной размещалось несколько магазинов арендаторов [5, л. 318]. Общественная городская служба и благотворительность в семействе Морозовых были традиционным явлением. Первым начал служить Панкрат, в 1869–1871 гг. он избирался городским головой, несколько раз – гласным городской думы. По его стопам пошел старший сын Михаил. Оба они долго оставались на весьма престижной службе в учетно-ссудном комитете Государственного банка [13, с. 247].

Морозовы состояли в комитете попечительства о тюрьмах, в религиозных общественных организациях, в разное время опекали несколько храмов Рязани: Панкрат Фёдорович – Борисоглебский собор [10, с. 77], Иван Фёдорович – Николодворянскую церковь [21, с. 31], Дмитрий Панкратьевич – церковь Святого Духа в Кремле [23, с. 394], Михаил Панкратьевич входил в состав общественного комитета по реставрации Успенского собора Кремля. Если Панкрат состоял во 2-й гильдии, то все его сыновья числились потомственными почетными гражданами. О Дмитрии Морозове сведений крайне мало. Состоя в торговом деле совместно с братьями, он имел собственный дом на Мальшинской ул., по соседству с особняком губернатора. Хотя и был женат на некой Зинаиде Васильевне, нет никаких данных о его взрослых детях (сын Владимир умер ребенком). Между 1899 и 1904 гг. Дмитрий Морозов стал старостой Духовского храма. Церковь была построена в середине XVII в., редкой конструкции – двухшатровая, после упразднения в конце XVIII в. монастыря она осталась бесприходной, но имела настоятеля и старосту. В 1904 г. на средства Морозова золотятся главы, перекрывается крыша [22, с. 226; 23, с. 394]. В 1909 г. вновь на его средства идет ремонт храма [24, с. 237], а на следующий год «тщанием» ктитора рядом с церковью возводится двухэтажный Дом причта[16, с. 325–328].

Здание имело каменный низ и резной деревянный верх, балконом было обращено к Трубежу и живописным заливным окским лугам. Со временем дом превратился в «своеобразный музыкальный клуб любителей духовной музыки и хорового пения», где распевались в гостях у хозяина, священника Духовского храма Семёна Светлова, будущие солисты Большого театра братья Пироговы [16, с. 329]. В советское время здание оказалось в распоряжении работников речного порта, использовалось ими под контору и жилье и лишь в 1978 г. поступило на баланс музея-заповедника. После окончания научной реставрации Дом причта заселили технические службы музея, позднее появился проект его музеефикации – преобразования в экспозиционно-гостиничный комплекс с воссозданием жилых интерьеров начала ХХ в. по примеру Суздальского музея [16, с. 330–331]. Однако нынешние планы по выселению музея-заповедника из Кремля сделали и этот проект неактуальным. Как и на Преображенском соборе, на Доме причта отсутствует табличка с информацией о его устроителе. И если присутствие музея в Кремле оставляло в перспективе шансы на то, что со временем информационные изъяны будут ликвидированы, то музейный исход из Рязанского кремля сводит эти надежды к нулю. Что, впрочем, нисколько не может умалить содеянного благотворителями, а лишь понуждает исследователей более внимательно рассматривать историю Кремля во всех ее перипетиях.

Список литературы

1. ГАРО. – Ф. 19. – Оп. 1. – Д. 751.

2. ГАРО. – Ф. 129. – Оп. 54. – Д. 71.

3. ГАРО. – Ф. 129. – Оп. 46. – Д. 115.

4. ГАРО. – Ф. 126. – Оп. 1. – Д. 1.

5. ГАРО. – Ф. 141. – Оп. 1. – Д. 1.

6. РГАДА. – Ф. 340. – Оп. 1. – Д. 2713.

7. Воздвиженский Т.Я. История Рязанской иерархии. – М., 1820.

8. Добролюбов И.В. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии.

– Т. 1. – Зарайск, 1884.

9. Иероним [Алякринский]. Рязанские достопамятности / Публ. И.В. Добролюбова. – Рязань, 1889.

10. Календарь Рязанской губернии на 1883 г. – Рязань, 1882.

11. Концепция развития РИАМЗ на 2001 – 2010 гг. – Рязань, 2001.

12. Кусова И.Г. Рязанское купечество: Очерки истории XVI – начала XX в. – Рязань, 1996.

13. Кусова И.Г. Учетные (учетно-ссудные) комитеты // Рязанская банковская энциклопедия. – Рязань, 2010.

14. Любарский К. Рязанский Некрополь. – Ч. 1: Спасский мужской монастырь. – Рязань, 1914.

15. Макарий [Миролюбов М.Н.], архимандрит. Сборник церковно-исторических и статистических сведений о Рязанской епархии. – М., 1863.

16. Максакова Н.В. К вопросу о возможной мемориализации и музеефикации Дома причта в Рязанском кремле // Четвертые Яхонтовские чтения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции / Отв. ред. И.Г. Кусова. Рязань, 24-27 октября 2006 года. – Рязань, 2008.

17. Некрополь Скорбященский. 1923 г. // НА РИАМЗ. – № 503.

18. Памятная книжка Рязанской губернии 1914 г. – Рязань. 1914.

19. Попов И.П., Степанова Е.С., Тарабрин Е.Г. Фулин Ю.В. Два века рязанской истории (XVIII – март 1917 г.). – Рязань, 1991.

20. Прейскурант русских и иностранных вин ренскового погреба Торгового дома «П. Морозов с Сыновьями» в г. Рязани. – Рязань, 1905.

21. Рязанские епархиальные ведомости. – 1866. – № 5.

22. Рязанские епархиальные ведомости. – 1899. – № 13-14.

23. Рязанские епархиальные ведомости. – 1904. – № 15.

24. Рязанские епархиальные ведомости. – 1909. – № 10.

25. Рязань в фотографиях XIX – первой трети ХХ века. Альбом-каталог / Сост. Е.В. Чумичёва, Д.Ю. Филиппов. – Рязань, 2012.

26. Рязань. Материалы для истории города XVI – XVIII столетий. – М., 1884.

27. Свенцицский Е.И. Полстолетия тому назад. 1961 г. // НА РИАМЗ. – № 2444.

28. Свод памятников архитектуры и монументального искусства России. Рязанская область. – Ч. 1. – М., 2012.

29. Сметный список Переяславля Рязанского 1690 г. // Труды Рязанской ученой архивной комиссии. – Т. 10. – Вып. 2. – Рязань, 1895.

30. Соловьев С.М. История России с древнейших времен: В 16 т. – Т. 8. – М., 1962.

31. Техническая контора Торгового дома «П. Морозов с С[ыновья]ми» в Рязани. – Б.м., б.г.

32. Чикваркина Г.Н. Рязанский городской общественный банк С. Живаго // Рязанская банковская энциклопедия. – Рязань, 2010.

Список сокращений ГАРО – Государственный архив Рязанской области НА РИАМЗ – Научный архив РИАМЗ РГАДА – Российский государственный архив древних актов РИАМЗ – Рязанский историко-архитектурный музей заповедник

Другие новости и статьи

« Общий ход Советско-финляндской войны 30.11.1939 г. - 13.03.1940 г.

Важнейшие операции заключительного периода Великой Отечественной войны 1941-1945 годов »

Запись создана: Вторник, 23 Октябрь 2018 в 12:39 и находится в рубриках После Крымской войны, После Русско-японской войны.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика