29 Декабрь 2015

Университет как инструмент мягкой силы

oboznik.ru - Университет как инструмент мягкой силы

В условиях глобализации университеты играют все возрастающую роль и становятся воплощением мягкой силы. Международные академические программы приводят к снятию национальных и институциональных барьеров ради потенциального прогресса посредством сотрудничества.

См. также: «Умная Сила» как фактор мировой политики

Хотя автор концепции мягкой силы Дж. Най не включал отдельно университеты в состав мягкой силы (культура, политические ценности и внешняя политика), сегодня, когда вера в государственных политиков сокращается, вера в силу образования, привитая идеями великого Просвещения, возрастает: «Научный мир становится междисциплинарным.

Самый большой междисциплинарный прорыв должен быть сделан через границу, разделяющую политику и науку. В разрешении конфликтов в ресурсной сфере, глобальном неравенстве, ядерной безопасности и борьбе с терроризмом наука должна стать нашим союзником» . Очевидно, что глобальные вызовы могут быть разрешены совместными усилиями на основе экономики знаний, возрастает востребованность специалистов, подготовленных в стенах высшей школы на основе единых стандартов: «Знание — сила. Информация делает свободным.

Образование — основа прогресса в любом обществе, для каждой семьи» (К. Аннан). Тем не менее, сегодня наблюдается сокращение объема средств, направляемых на развитие образовательных контактов, чему способствовал экономический спад. Такие стороны академической среды как открытость и взаимообмен и способствуют решению глобальных проблем. Университеты становятся все более интернационализированными, включая источники финансирования, требования к дипломам, условиям приема, привлечения преподавателей и пр.: «нам постоянно напоминают, чтобы конкурировать в ХХI веке [американская] рабочая сила должна быть подготовлена действовать вне границ», отмечает президент Американского образовательного совета М.Броуд .

Большинство образовательных учреждений высшей школы отмечают возрастание степени интернационализации своих программ: 93 % программ докторантуры и 78 % магистерских. При этом, 47 % университетов выделяют больше средств на интернационализацию процесса обучения, чем в первую декаду 2000-х гг. Сегодня 68 % университетов, привлекая ППС, учитывают их международный опыт по сравнению с 32 % в 2006 г.3 США использует свой потенциал на основе развитой инфраструктуры: большого числа высокорейтинговых университетов, условий, способствующих развитию научных исследований, постоянного притока высококвалифицированных научно-исследовательских кадров извне, системой грантирования и венчурного финансирования проектов со стороны частных инвесторов. Заинтересованность транснациональных корпораций в научно-технологических инновациях и высококвалифицированных кадрах, безусловно, является определяющими факторами интернационализации образования на глобальном уровне. При этом следует отметить нарастание градуса государственного патернализма. Один из самых высоких показателей отмечен именно для российской академической сферы — до 70 % государственного финансирования в отличие от других развитых стран и стран БРИКС, где доля государственного финансирования научно-исследовательского комплекса составляет 40–45 %.

Действие мягкой силы университетов проявляется, когда академические обмены представляют собой универсальный язык, единый культурный код. Совместное обучение способствует развитию политической и культурной толерантности, укреплению демократических ценностей: свободы слова как свободы выражения своей позиции, приверженности к равенству возможностей, поскольку образовательный процесс не зависит от этнического или расового происхождения. Россия обладает притягательной силой в таких сферах как теоретическая физика, математика и химия. Но даже при наличии данных преимуществ, необходимо внедрение инновационных форм организации университетской среды, усиление международной интеграции в сфере высшего образования. Автор принимала участие в международном семинаре по менеджменту академических программ, инициированного Ленинградской торгово-промышленной палатой совместно с финскими коллегами, представители финских консалтинговых компаний, оказывающих содействие развитию исследований внутри финских университетов, указывали на ту же болевую точку, которая препятствует применению результатов исследований и в России.

Университеты не обладают необходимыми качествами и возможностями, необходимыми для продвижения своих образовательных программ в сфере бизнеса. К 2020 г., по крайней мере, 5 российских университетов должно войти в число ведущих 100 университетов мира. Это может быть сделано, в первую очередь, посредством усиления международного сотрудничества. Среди причин неудач дипломатии высшей школы — унаследованная от советских времен структура университетов, которая могла быть вполне конкурентной какие-нибудь 50 лет назад, но сегодня безнадежно устарела и стала негибкой и не способной отвечать на динамично меняющиеся запросы глобализации. Государственный патернализм не всегда, как в примере со Сколково способствует творческому началу: “Парадокс мягкой силы заключается в том что, чем больше вмешательства государства, тем слабее мягкая сила. Самые сильные университеты обладают автономией от правительства. Правительства же могут способствовать созданию условий для обменов»5 . Сегодня университеты как ядро общественного прогресса должны быть нацелены на запросы международного рынка.

Академические обмены становятся одной из движущих сил социально-экономического развития наций. Это может быть осуществлено на межгосударственном уровне в виде международных образовательных кластеров и инновационных программ совместно с развитыми и развивающимися странами. Университеты форматируют, транслируют и доставляют знание заинтересованным группам, широкой публике, представителям правительства и политикам. США разработали специальную программу «Посланник науки», реализуя цели своей дипломатии. Доклад Экспертной комиссии по федеральной поддержке научных исследований (Канада) включает шесть основных направлений дипломатии науки: усиление влияния науки и технологий на частный сектор; повышение ответственности частного сектора, академических кругов и правительства за создание инновационной экосистемы; определение роли посредников в инновационной структуре; создание среды, привлекательной для мультинациональных научных организаций, вплоть до международных исследовательских кластеров; повышение уровня сотрудничества предпринимательского сектора и академических кругов, международных организаций и компаний .

Возникает особая профессия — академических коммуникантов, которые играют решающую роль в реализации мягкой силы университетов. Коммуникация идей, концептов, проблем и их решений для частного и государственного сектора, академических кругов и НКО отвечает запросу на знание для информирования общества и получения поддержки и укрепления производства и торговли: “Университеты представляют собой ведущих транснациональных акторов международных отношений, роль которых не оценена по достоинству

Если мы рассмотрим идеи, таланты и деньги, становится ясно, что университеты могут быть важным мостом между обществами»7 . Такая коммуникация осуществляется во многих странах от Café Scien￾tifi ques, мини медицинских школ, или on-line проектов для широкой аудитории, научно-популярной журналистики, социальных сетей, методологии менеджмента знания в университетах, открытый доступ к данным и пр. Академические обмены представляют собой важный компонент, формирующий интеллектуальную среду. Общественная значимость образования проявляется в меритократичности, открытости и мотивации в приобретении знаний. С другой стороны, государственная мягкая сила заинтересована в использовании академических каналов общественных связей.

Несмотря на то, что обычно американскую мягкую силу воспринимают как глобальную популярность Голливуда и Кока-колы, недавний опрос, проведенный в 43 странах мира, показал, что 79 % респондентов объясняют притягательность США именно лидерством в образовательной сфере (интеллектуальная мощь великих университетов). Мягкая сила академической сферы была явственно продемонстрирована в материалах тайной дипломатической переписки, опубликованной Викиликс8 . 251287 конфиденциальных посланий американских дипломатов за период с 1966 г. по 2010 г. содержат информацию об университетах и научных кругах, в которых высказывается опасение по поводу устремлений других стран пошатнуть научное доминирование США в мире. Документы Викиликс также указывают на то, что иностранные выпускники американских университетов рассматриваются США в качестве потенциальных союзников. Конфиденциальные послания в Азербайджан содержан запросы о наличии в составе политической элиты этой страны выпускников американских университетов и насколько они эффективны. В феврале 2010 г. по сведениям ливийского официального лица, по крайней мере, 4 тысячи ливийцев являлись выпускниками американских университетов, причем многие из них занимали влиятельное положение и могли быть полезны для двухсторонних контактов. Китайское правительство, развивая институты Конфуция, в 2012 г. предложило пожертвование Стэндфордскому университету в размере 4 миллионов долл. США в обмен на открытие института Конфуция и профессорскую должность на том условии, что тот не будет вести исследования проблем Тибета. В 2006 г. немецкое правительство согласилось на открытие институтов Конфуция в Гамбурге и Ганновере во время визита китайского премьера, в ходе которого обсуждались коммерческие соглашения. В китайских университетах уже 30 % программ преподаются на английском языке9 . Данный тренд будет нарастать. Согласно докладу «Обзор образования» (2011 г.) Организации экономического сотрудничества и развития [19] в 2009 г. 3,7 миллиона международных студентов училось за рубежом. Более половины из них — из стран Азии.

Причем, большинство стремится учиться в университетах стран Запада: 18 % — в США, 9,9 — Великобритания, 7 — Австралии, 7 — Германии, 6,8 — Франции, 5,2 — Канаде. Россия получает всего 3.7 % всех международных студентов, Китай — 1,7. Это количество упало за период 2000–2009 гг.. Более того, большинство китайских лидеров посылают своих детей учиться в США, откуда они возвращаются (или не возвращаются), проникнувшись духом американской культуры, внеся свой вклад в экономику этой страны в виде платы за обучение, а также в культуру и науку — в виде идей и инноваций. Американскую сторону обеспокоили усилия России по сохранению позиций русского языка и культуры на постсоветском пространстве, как например, открытие кампуса МГУ в Баку, приуроченного к визиту тогдашнего главы Администрации президента в Азербайджан в 2010 г. В целом, Россия достаточно успешно осуществляет свои международные интересы в государствах СНГ посредством мягкой силы академических программ. Кроме того, многие выпускники ведущих российских вузов вошли в политическую и экономическую элиту стран СНГ. На международной арене идет напряженная борьба за умы, таланты и инновационные технологии. Университеты представляют собой форпост мирового соревнования государств. Даже американцы признают, что привлечение будущих элит их многих стран мира может способствовать распространению либеральных ценностей, ведь 17 из 20 ведущих университетов мира находятся в США (остальные 3 — Кембридж, Оксфорд и Токийский университет).

Данные университеты являются двигателями инновационных технологий, притягательными магнитами для талантов и просто инициативной части современных транснационалов со всего мира. В то же время, в мире нарастает процесс денационализации образования как выражение более общей тенденции глобализации и транснационализма. Нации уже не играют такой определяющей и контролирующей роли как прежде. Более того, конкурентность высшей школы напрямую зависит от степени интернационализации и ее вовлечения в международное сотрудничество.

Для укрепления данной тенденции следует исправить сложившееся на сегодняшний день положение в сфере академического сотрудничества, которое складывается спонтанно и осуществляется фрагментарно. Мировому сообществу следует сосредоточиться на создании и развитии дееспособной инфраструктуры университетского комплекса. В университетах следует создавать международные центры для студентов и способствовать вовлечению студентов в международную науку, причем не только единиц лучших из лучших, отобранных в ходе конкурсов и олимпиад, это, напротив, должно носить массовый просветительский характер

Кузьмина Т.Р. к.ф.н.,
директор Информационно-аналитического центра межкультурной коммуникации и международных отношений СПбГЭУ

Другие новости и статьи

« В России разрабатывают девять технологий для экипировки «солдата будущего»

Суд над Евгенией Васильевой »

Запись создана: Вторник, 29 Декабрь 2015 в 17:50 и находится в рубриках Новости, Тыл: образование и наука.

метки:

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика