Нравственная оценка благотворительности



Нравственная оценка благотворительности

oboznik.ru - Нравственная оценка благотворительности
#нравственность#благотворительность#оценка#милосердие#Нахимов

Благотворительность, понимаемая как добровольная передача частных ресурсов в помощь нуждающимся, находит в обществе неоднозначную оценку. Кто-то видит важным компонентом милосердия, кто-то, наоборот, подвергает решительной критике, подчёркивая генетическую связь с фактом социального расслоения. Каждое из двух противоположных мнений имеет шанс оказаться преобладающим по отношению к другому в зависимости от того, какие ценностные приоритеты берут верх в существующей социальной системе. В настоящее время российское государство поощряет благотворительную деятельность. Государственной Думой принят Федеральный Закон о благотворительной деятельности и благотворительных организациях от 11 августа 1995 г., Союзом благотворительных организаций утверждён Этический Кодекс благотворительных организаций России от 24 ноября 2000 г.

Государство предусматривает ряд мер, чтобы те, кто оказывают благотворительную помощь, не использовали зависимых от них людей в эгоистических целях. Например, не допускается благотворительная помощь потенциальным избирателям во время предвыборной кампании [1, ст. 2. п. 3]. Благотворительность с официальной точки зрения призвана снизить степень социальной напряжённости в обществе, смягчить наиболее острые проблемы в социальной сфере. Иначе говоря, официальная оценка благотворительности положительна. Однако этим вопрос не исчерпывается. Рассмотрим проблему с нравственной стороны. Этика как наука о морали вырабатывает критерии нравственной оценки с позиций добра. Добро в его моральном аспекте противоположно злу. Всё, что соответствует добру, подлежит позитивной нравственной оценке, всё, что рассматривается как его противоположность, оценивается негативно. Однако само моральное добро – это такое явление, которое ускользает от чётких дефиниций. С одной стороны, его можно рассматривать как всё то, что способствует развитию, совершенствованию, прогрессу общества, социальных отношений и человека. Соответственно всё, что препятствует тому, должно толковаться как зло. В такой интерпретации добро согласуется с важнейшей функцией морали: гармонизировать отношения между людьми, регулировать взаимодействия и взаимосвязи в обществе. Вместе с тем, регулятивный характер добра, воплощённого в нормах, превращает его хотя и в благородное, но всё-таки средство. С другой стороны, добро рассматривается как человеколюбие. В этом значении оно выступает в качестве неоспоримого блага, как ценность, которую невозможно ничем заменить, которую безнравственно превращать в средство. Например, сочувствие, дружеская поддержка в трудную минуту, человеческое внимание, соболезнование или разделённая радость не могут быть компенсированы каким-либо материальным эквивалентом.

Такое понимание добра совместимо только с искренними отношениями между людьми, с бескорыстными мотивами человеческих поступков. Человек, творящий добро, не преследует никакой побочной цели, не ожидает ответных действий, не рассчитывает на вознаграждение. В этом свойстве добра проявляется его важное отличие от явления, выраженного в понятии «польза». Полезный поступок приносит благо другому человеку, но подразумевает при этом возврат в какой-либо форме: материальной, статусной, моральной или иной [2, С. 179-182]. Если исходить из высших нравственных критериев, то добро выступает абсолютным благом, а польза – благом относительным. Это надо понимать так, что добро, с каких бы сторон его не рассматривали, всегда остаётся таковым. Польза же может обернуться своей противоположностью, то есть предстать как вред. В ситуации, когда признана функциональная включенность благотворительности в социальную систему, нелишне задаться вопросом о ведущих мотивах благотворительной деятельности: является ли она преимущественно актом доброй воли человека или же вынужденной мерой, которая прикрыта привходящими соображениями?

Иначе говоря, обществу небезразличен образ типичного благотворителя. В анализе ряда исследователей присутствует оценка интересующего нас предмета. Ч. Кули в начале ХХ века писал о филантропах, что ими движет не чувство самопожертвования, а потребность в самовыражении. В благотворительных организациях, по мнению американского учёного, можно увидеть тот же тип людей, кто когда-то ходили в крестовые походы [3, Гл. XIII]. Самовыражение свершается всё-таки ради себя. Ф. Тённис, говоря о мотивах помощи бедным со стороны богатых и знатных, отметил, что чаще всего срабатывает давление общественной конвенции и этикета. В этой связи благодеяние конвенционально и уже потому холодно и бесчувственно [4, С. 293]. Немецкому социологу вторит П. Блау, оценивая организованную благотворительность. По его мнению, мотивация заключается в системе групповых ценностей и норм.

Проще говоря, богатый человек стремится соответствовать статусу группы, к которой принадлежит, что демонстрирует проявление внутригрупповых отношений [5, С. 248]. Л.Н. Толстой, находясь в Москве, обнаружил, что в городе много лиц, просящих подаяние.Размышляя над таким обстоятельством, писатель пришёл к выводу, что причина бедности одних заключается в богатстве других [6, С. 222]. Лев Николаевич отмечает: «…Что это отбирание у бедных одной рукой тысячей, а другой швыряние копеек тем, кому вздумается, я называл добром. … Да, прежде чем делать добро, мне надо самому встать вне зла…» [6, С. 226-227]. Автор работы «Так что же нам делать?» показывает абсурдность положения, когда неработающий и не умеющий работать даёт на пропитание тому, кто работает и искусен в своём деле» [6, С. 229-230]. Имеет ли моральное право представитель праздного класса заниматься благотворительностью? Л.Н. Толстой отвечает так: «И я та вошь, пожирающая лист дерева, хочу помогать росту и здоровью этого дерева и хочу лечить его» [6, С. 230].

Писатель подводит нас к мысли о том, что благотворительная деятельность, не затрагивая причин бедности, уводит в область следствий, в сторону от коренного решения проблемы. Эксперты подсчитали, что общие расходы современного российского бизнеса на значимые социальные цели не превышают сотых долей процента от прибыли [7, С. 504]. Резонно утверждать, что «участие бизнесменов в социальных проектах похоже больше на пиар-акции, чем на действительно реальную заботу о социальных проблемах общества» [7, С. 504]. Проблему благотворительности время от времени дополняют темой социального иждивенчества.

Суть такова. Некоторые граждане, а иногда организации привыкают к помощи, утрачивают инициативу и не утруждают себя в том, чтобы помочь себе самим. Однако уместен вопрос: в чём причина такой ситуации? Ответ очевиден. Государство на постоянной основе поддерживает малообеспеченные слои населения пособиями. Но почему в ряде случаев предоставляется пособие, а не совершенствуется механизм повышения зарплат, не создаются новые рабочие места? Кто виноват в том, что государству проще платить пособия, а не вмешиваться в стратегию капиталистического накопления?

Выходит, что интересы капитала ставятся выше, чем интересы общества. Тогда винить нужно не социальные низы, а правящий класс в том, что малоимущие предпочитают жить на пособия и не ищут заработка, который компенсировал бы потраченные усилия. Согласно Самиру Амину, в наше время о благотворительности рассуждают в стиле XIX века, когда почти отсутствовал анализ экономических и социальных механизмов, порождающих нищету. Но в современную эпоху человечество имеет достаточно научных и технологических возможностей, чтобы искоренить нищету полностью [8, С. 44]. Вместе с тем следует отметить, что всегда будут люди, в определённой мере нуждающиеся в помощи: инвалиды, сироты, престарелые. Всегда будут люди и организации, инициирующие такие начинания, на которые не предусмотрены средства государства. В этой связи благотворительность как общественная или частная инициатива имеет право на существование, но задачи её должны быть относительно скромными: дополнять социальные программы государства.

Список литературы

1 Федеральный закон о благотворительной деятельности и благотворительных организациях от 11 августа 1995 г.

2 Золотухина-Аболина Е. В. Современная этика. Ростов-н/Д., 2000.

3 Кули Ч. Х. Человеческая природа и социальный порядок. М., 2001.

4 Тённис Ф. Общность иобщество. СПб., 2002.

5. Волков Ю. Г. Социология. Ростов-н/Д., 2013.

6 Толстой Л. Н. Так что же нам делать? // Собр. соч. : в 22 т. Т. 16.

7 Тощенко Ж. Т. Парадоксальный человек. М., 2008.

8 Самир Амин. Вирус либерализма: перманентная война и американизация мира. М., 2007.

Е.С. Коновкин, г. Екатеринбург

 

 



Другие новости и статьи

« Человек в мире ценностей

Как сэкономить максимум на прокате авто в Италии? »

Запись создана: Среда, 16 Январь 2019 в 19:29 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы