Человек в пространстве-культуре: ценностно-нормативный аспект



Человек в пространстве-культуре: ценностно-нормативный аспект

oboznik.ru - Человек в пространстве-культуре: ценностно-нормативный аспект
#человек#пространство#культура#история#историякультуры

На протяжении всей истории человечества одной из незыблемых ценностей всегда провозглашалась культура. Ценностью культуры воодушевлялись вооруженные походы греков и римлян против варваров, христиан против язычников, национал-фашистов против «Untermensch» и т.д. Во имя спасения культуры совершались ужаснейшие преступления, и все потому, что человек не мыслит себя вне культуры. Но что же такое культура?

Говорят, что у понятия культуры есть более двухсот определений, несмотря на это, сказать, что она представляет собой, довольно сложно. Культура определяет себя в разных, подчас противоречивых явлениях, например таких, как война и мир, но всегда определяет себя через человека. Довольно популярной является метафора культуры как зеркала, стоит вспомнить хотя бы знаменитый фильм Андрея Тарковского. Мы смотрим в культуру как в зеркало, пытаясь увидеть и понять самих себя, а может, и она смотрит на нас.

Культура – это то, чем мы оправдываем самих себя, чему приписываем наши достижения и ошибки, грандиозные взлеты и великие падения. Своей жизнью, как и смертью, человек создает и поддерживает культуру, транслируя ее на всё бытие. Древние в этих вопросах были более мудры, а может просто не умели фантазировать; так или иначе, нормой являлось то, что пространство было четко разделено на мир живых и мертвых. Например, Акрополи и Некрополи, логично было бы предположить, что и время имеет такие же характеристики. Ибо всему свое время, время разбрасывать и время собирать камни. Именно по критерию развития похоронных практик ученые определяют зарождение культуры в человеческих общностях. Сейчас даже на обыденном уровне мы судим о культуре, исходя из способности какого-то человека или народа организовывать и управлять пространством. Отсюда вывод: культура имеет, прежде всего, пространственную характеристику!

Но что с ней происходит, каким законам она подчиняется? Рассмотрим её историю на некоторых литературных примерах. Библия – Священный иудейский и христианский текст и один из самых древних памятников культуры. «Но Давид взял крепость Сион: это — город Давидов. И сказал Давид в тот день: всякий, убивая Иевусеев, пусть поражает копьем и хромых и слепых, ненавидящих душу Давида. Посему и говорится: слепой и хромой не войдет в дом Господень. И поселился Давид в крепости, и назвал ее городом Давидовым, и обстроил кругом от Милло и внутри. И преуспевал Давид и возвышался, и Господь Бог Саваоф был с ним. И прислал Хирам, царь Тирский, послов к Давиду и кедровые деревья и плотников и каменщиков, и они построили дом Давиду. И уразумел Давид, что Господь утвердил его царем над Израилем и что возвысил царство его ради народа Своего Израиля» [1, 5: 7-12]. Уже в этом фрагменте видно, как утверждается новая культура через очерчивание границ былого мертвого и нового живого. Вот утвердился новый порядок и уже по-новому организовано пространство. Со временем пространство накапливает различные культурные слои, которые могут принадлежать одной или нескольким культурам; именно в точке пространственно-временного пересечения можно говорить как о бытии человека, так и о культуре.

То, что может быть выражено в хайдеггеровском Dasein, здесь бытие. Другая эпоха, другое пространство – Петербург времен О. Мандельштама, герой которого говорит о себе, я – последний египтянин. «Места, в которых петербуржцы назначают друг другу свидания, не столь разнообразны. Они освящены давностью, морской зеленью неба и Невой. Их бы можно отметить на плане города крестиками посреди тяжелорунных садов и картонажных улиц. … Во-первых, ампирный павильон в Инженерном саду, куда даже совестно было заглянуть постороннему человеку, чтобы не влипнуть в чужие дела и не быть вынужденным пропеть ни с того ни с сего итальянскую арию; во-вторых, фиванские сфинксы напротив здания Университета; в-третьих – невзрачная арка в устье Галерной улицы, даже не способная дать приют от дождя; в-четвертых – одна боковая дорожка в Летнем саду, положение которой я запамятовал, но которую без труда укажет всякий знающий человек. Вот и все. Только сумасшедшие набивались на рандеву у Медного всадника или у Александровской колонны» [2, С. 14]. Проводя параллель с предыдущим фрагментом, заметим, что здесь идет речь о внутреннем ощущении пространства культуры. Причем эта культура, очевидно, переживает пик расцвета – это вытекает из того, что все пространство нормативно очерчено: каждому месту придан свой статус.

Однако уже здесь наблюдается культурный дефицит: человек, будучи пространственно ограничен, вынужден в своем становлении нарушать границу и норму здравого смысла культуры, становясь в глазах сообщества сумасшедшим. Настоящим же сумасшествием будет попытка вместить всякое здесь только в сейчас, то есть вырвать из пространства вчера и завтра, поместить всю цельность культуры в частичность и частность человека. Примером этому может служить знаменитое высказывание Протагора: человек есть мера всех вещей. И здесь же третий пример, Аркадий Кутилов стихотворение «Страна дураков». Все стихотворение строится на противопоставлении нашего привычного мира здравого смысла и вывернутого мира дураков. «Мир тоскует в транзисторном лепете, // люди песни поют не свои… // А в Стране дураков стонут лебеди, // плачут камни и ржут соловьи» [3]. На самом деле, страна дураков как пространство есть не что иное, как возвращение культуры к жизни, развитию, становлению: мир таскает одежды тяжелые, а в стране дураков ходят голые.

Ведь что такое культура как не пространство становления человека, а если этого самого пространства недостаточно, когда «культурные постройки» начинают доминировать над человеком, не давая ему осуществлять самого себя, человек выходит из нее, тогда закономерно происходит обмирщение и смерть культуры. Исходя их этого не меньшей, а может быть, даже большей ценностью является разрушение «культурных построек», внутренним механизмом которого является революция. Но осуществить этот выход чрезвычайно сложно, решаясь на него, человек отказывается, в том числе, и от себя. В данном случае, только отказавшись от себя, можно себя обрести. Мы начали наше размышление с того, что культура часто провозглашается одной из важнейших ценностей человечества.

Перефразируя слова Мандельштама, скажем: культура воспринимается как то, что должно быть, а не как то, что уже было. «Часто приходится слышать: это хорошо, но это вчерашний день. А я говорю: вчерашний день еще не родился» [4, С. 263]. Выражение «вчерашний день еще не родился» можно трактовать как невозможность человека выйти из культуры как из свершившегося события. Культура есть судьба, такая же, как и собственное имя. Можно провести простую нить мандельштамовых рассуждений: культура стала церковью, произошло отделение церкви-культуры от государства; отделение же культуры от государства составляет суть нашей революции, но время хочет «пожрать» государство, а государство прикрывается культурой от разрушения временем. «Нет ничего более голодного, чем современное государство, а голодное государство страшнее голодного человека. … Это тот же революционный голод. … Говорят, что причина революции – голод в междупланетных пространствах.

Нужно рассыпать пшеницу по эфиру» [4, С. 262, 265, 267]. Что такое голодное государство, освобожденное от культуры, как не зверь, освобожденный от чувства пресыщения; пожрав все вокруг, он обречен на гибель в одиночестве.

Культура – это тот внутренний механизм единственно, с помощью которого человек может спастись.

Подведем краткий итог.

1 Культура справедливо провозглашается одной из важнейших ценностей человечества.

2 Человек создает культуру посредством своей жизни и смерти.

3 В точке пространственно-временного пересечения можно говорить как о бытии человека, так и о культуре.

4 Человек, будучи пространственно ограничен, вынужден в своем становлении нарушать границу и норму культуры.

5 Культура есть пространство становления человека.

6 Революция есть внутренний механизм становления культуры.

7 Культура есть судьба.

Список литературы

1 Ветхий Завет, Вторая Книга Царств 5: 7 – 12

2. Мандельштам О. Э. Египетская марка // О. Э. Мандельштам. Проза. М. : Зебра Е ; АСТ, 2010. С. 8-52.

3 Кутилов А. П. Страна дураков. URL: http://samlib.ru/k/ kutilow_a/kutilov8.shtml [дата обращения: 6.12.2014]

4 Мандельштам О. Э. Слово и культура // О. Мандельштам. Проза. М. : Зебра Е ; АСТ, 2010. С.260-267.

А.И. Удовиченко, г. Омск



Другие новости и статьи

« Учебно-методический полевой сбор с санитарными инструкторами Балтийского флота

6 января 1943 года в СССР введены погоны для личного состава Советской Армии »

Запись создана: Четверг, 17 Январь 2019 в 12:59 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы