Философская исповедь Н.А. Бердяева



Философская исповедь Н.А. Бердяева

oboznik.ru - Философская исповедь Н.А. Бердяева

Ценности и нормы существуют не только в пространстве культуры, но и в духовном мире личности, свидетельством чего являются исповеди. «Самопознание» является одной из последних работ русского философа Н.А. Бердяева и представляет собой итог как его философских взглядов, так и жизни в целом. Основная часть произведения была написана в 1940 г. и лишь малая часть имеет добавления в 1940-1947 гг., а само оно было впервые издано в Париже уже после смерти мыслителя. Для того чтобы вести речь об этом произведении как о философской исповеди, необходимо сделать некоторые пояснения. Прежде всего, надо определить исповедь как литературный жанр, но среди исследователей нет однозначного мнения по данному вопросу.

Одной из самых распространённых точек зрения является следующая: жанра исповеди в «чистом виде» не существует, она является разновидностью автобиографии: «К автобиографии в широком смысле относят тексты, разные по своей жанровой форме, определяемые авторами как воспоминания или мемуары, записки о своей жизни, исповеди, дневники, записные книжки, разговоры, анекдоты» [1, С. 15]. Но есть основания утверждать, что существует исповедальный жанр, к которому помимо исповеди относятся автобиография, дневник, мемуары, письма и частная переписка, отчасти жития.

Поскольку же исповедь имеет общее с ними, и они имеют некоторые признаки исповеди, но отличаются от неё, то исповедь является синтетическим жанром литературы. Наиболее удачным определением исповеди можно считать её понимание как произведения, «в котором повествование ведётся от первого лица, причём рассказчик (сам автор или герой) впускает читателя в самые сокровенные глубины собственной духовной жизни, стремясь понять "конечные истины" о себе, своём поколении…» [1, С. 320].

Философская исповедь как литературный жанр имеет свои особенности: поиск себя как Я, самопознание, раскрытие своего Я, осмысление трагедии своей жизни; спасение от отчаяния; покаяние и раскаяние; оправдание себя, антроподицея, апология, иногда теодицея; выражение духа эпохи; описание и демонстрация истины о своей жизни; обнажение своего духа; двойной диалог: Я с Другим и между Я прошлым и Я настоящим; постановка вопроса «что есть человек?»; искренность, правдивость; конфликт автора с обществом; экзистенциальные мысли и экзистенциальные переживания личности.

Философская исповедь отличается от религиозной тем, что в ней нет покаяния и раскаяния (за исключением исповедей А. Августина и Л.Н. Толстого), а от художественной тем, что в ней повествование ведется от лица самого автора, мыслителя, тогда как в художественной исповедуются вымышленные герои произведений. Философская исповедь представляет собой выражение духовного мира личности мыслителя, но здесь возникает проблема опасности личностного самовыражения. Ф. Гиренок считал, что «личность плоха тем, что она сама себя делает и запрещает чему-либо участвовать в этом делании… Личность ничего не пропускает в себя без своего на то согласия… Автором личности является сама личность» [2, С. 135-139].

В результате возникает конфликт между личным и неличным, который преодолевается в философской исповеди благодаря тому, что в ней выражается не только самосознание личности автора, но и дух эпохи, оказывающий влияние на философа. Бердяев жил на перекрёстке западной и русской культуры, во время гибели одних культур и возникновения новых. «Мне пришлось жить, – вспоминал он, – в эпоху катастрофическую и для моей родины, и для всего мира… Я пережил три войны, из которых две могут быть названы мировыми, две революции в России, малую и большую, пережил духовный ренессанс начала XX века, потом русский коммунизм, кризис мировой культуры, переворот в Германии, крах Франции и оккупацию её победителями, я пережил изгнание и изгнанничество мое не кончено» [3, С. 9-10].

В исповеди Бердяева присутствуют сюжеты его личной автобиографии, но внимание акцентируется не на хронологии, а на этапах становления его философского мировоззрения. Признавая заслуги авторов разных жанров: дневники А. Амиеля и А. Жида, исповеди А. Августина и Ж.-Ж. Руссо, воспоминания А.И. Герцена, поэзию И. Гёте, Бердяев отмечает, что его произведение не может быть в полной мере отнесено ни к одному из названных жанров. «Опытом философской автобиографии и историей духа и самосознания» называет русский мыслитель свою книгу, характеризуя её как «философское познание и осмысливание меня самого и моей жизни» [3, С. 8].

Вместе с тем, подтверждая то, что его произведение есть исповедь, а не просто автобиография, воспоминание о прожитой жизни, он утверждает: «Книга моя написана свободно, она не связана систематическим планом. В ней есть воспоминания, но это не самое главное … Главы книги я распределил не строго хронологически, как в обычных автобиографиях, а по темам и проблемам, мучившим меня всю жизнь» [3, С.10-11]. Он рассказывает о своей семье, своём характере, учёбе в Киевском кадетском корпусе, встречах с различными людьми своего времени, которые были представителями как русской, так и западной культуры (С. Булгаков, А. Жид, Ж. Маритен, Г. Марсель, О.А. Мечев, М.А. Новосёлов, В.В. Розанов, старец Герман, П. Струве, М. Туган-Барановский, М. Шелер и другие).

Для понимания идей, изложенных в «Самопознании», необходимо рассмотреть философское мировоззрение Бердяева. Сам он утверждал, что в центре его философии всегда находится человек, поэтому вся его философия антропологична и антропоцентрична. Он рассматривает такие антропологические проблемы, как человек, его свобода и творчество, личность, судьба, мораль, религия. А.А. Ермичёв утверждает что мировоззрение Бердяева сформировали три главных фактора: кризис европейского гуманизма, который обнаружил себя в жестоких событиях XX в., революционные события в России и русский духовный ренессанс XIX-XX вв. [4, С.5-6]. Бердяев писал, что из мыслителей прошлого наибольшее влияние на него оказали Я. Бёме, И. Кант, Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, Ф. Ницше, К. Маркс, а среди современных ему мыслителей у него были точки соприкосновения с А. Бергсоном, М. Шелером, К. Ясперсом.

Довольно трудно поместить философскую позицию Бердяева в прокрустово ложе одного на правления или школы. Его можно считать представителем русской религиозной философии, несмотря на то, что он критиковал официальное православие и церковные соборы за их малую духовность и за незначительное внимание к вопросам религиозности и был против бытового и мещанского православия. Бердяев рассматривается как представитель экзистенциализма, несмотря на свою критику в адрес некоторых его представителей.

По мнению русского мыслителя, экзистенциалистов того времени не следует считать таковыми, поскольку экзистенциальный философ тот, у кого «мысль означает тождество личной судьбы и мировой судьбы», у кого существование выступает субъектом, а не объектом познания. Исходя из такого определения, экзистенциальными философами, по Бердяеву, являются Августин, Паскаль, Шопенгауэр, отчасти Спиноза и Гегель. Некоторые относят Бердяева к представителям персонализма, и сам он подчеркивал, что его всегда интересовали проблемы личности. С его точки зрения, следует различать понятия личность и индивид: личность – духовно-религиозный термин, а индивид – натуралистически-биологическая категория. Бердяев утверждает, что он в гораздо большей степени homo mysticus, чем homo religious, что связано с влиянием на него Я. Бёме. Бердяев определяет Ungrund (причину, изначальный мотив) как первичную, добытийственную свободу.

Но если у Бёме она сосредоточена в Боге как его темное начало, то у Бердяева находится вне Бога, представляя Первобожество. Бердяев является и представителем диалогической философии, что отличает его от крупнейших экзистенциалистов, у которых человек был «одиночкой», «единичным индивидом». В своей диалогической философии Бердяев оперирует категориями «Я» и «Ты», «Я» и «Мы», критикуя М. Бубера, у которого «Мы» отсутствует и потому нет социальной метафизики. «Мы» выступает у Бердяева объединяющим началом с Другим, в отличие, например, от Сартра, который считал, что в основе бытия с Другим лежит конфликт. Большинство данных идей нашло отражение и в «Самопознании».

В исповеди присутствует нарратив (набор жизненных историй), который рассказывается самим автором. Бердяев уделяет внимание таким проблемам, как духовный путь, поиск смысла жизни, теодицея, смысл творчества, соотношение свободы и творчества, экзистенциалы человеческого бытия, смысл истории, судьба России и русского человека и т.д. Вспоминая свой духовный путь, Бердяев утверждает, что у него не было какого-то внезапного озарения или просветления, просто в один момент жизни он осознал себя христианином и христианским философом. Бердяева интересует вопрос о смысле жизни человека не только в философском, но и в личном плане, и он вспоминает свой духовный переворот, произошедший между отрочеством и юностью: «Пусть я не знаю смысла жизни, но искание смысла уже даёт смысл жизни, и я посвящаю свою жизнь этому исканию смысла» [3, С. 99]. Понятие греха мыслитель связывает с утратой свободы человеком, но в области обсуждения этих вопросов Бердяев подчеркивает, что он не богослов, а свободный религиозный философ.

Проблема теодицеи связана у него с философией свободы, которую он излагает в ряде своих работ. У Бердяева творчество не нуждается в оправдании, оно само оправдывает человека и есть антроподицея, при этом творчество возможно лишь при наличии свободы, которая не детерминируется бытием. Значительное внимание Бердяев уделяет в исповеди экзистенциалам человеческого существования: одиночество, тоска, свобода, бунтарство, жалость, сомнения и борения духа, эрос. Бердяев считает, что тема одиночества связана с антиномией чуждости и общности, которые выступают главными в человеческом существовании.

О себе он писал так: «Я защищался от мира, охраняя свою свободу. Я выразитель восстания личности против рода … Мой случай я считаю самым тяжелым, это есть сугубое одиночество» [3, С. 49, 51]. Тоску философ связывает с такими экзистенциалами, как страх и скука, утверждая, что «всю жизнь меня сопровождала тоска». Но эта тоска обращена у него к трансцендентному, она есть бездна между человеком и трансцендентным, свидетельствуя об одиночестве перед лицом трансцендентного, пробуждая богосознание, а скука и страх направлены на низший мир: страх говорит об опасности, исходящей от этого мира, а скука о пустоте и пошлости повседневной жизни. Бунтарство связано со свободой человека, о чем писал А. Камю. Эта связь присутствует и в личной жизни Бердяева.

Его приверженность к свободе приводила к бунту против коммунизма и капитализма, национализма, марксизма, академической философии и науки, церковных кругов и политиков. Он говорил о себе: «Я всегда был ничьим человеком». «Всю мою жизнь, – пишет он, – я был бунтарём …Быть христианином не значит быть послушным рабом. Я был бунтарём» [3, С. 74-75]. Жалость связана с состраданием, заботой, свободой, в результате чего возникает два пути: один – жалость может привести к отказу от свободы, другой – свобода может привести к безжалостности. «Мне свойственны, – утверждает Бердяев, – не сомнения, а духовные борения, противоречия. Я не сомневаюсь, я бунтую» [3, С. 85]. В исповеди Бердяев даёт оценки культурным и историческим событиям эпохи, в которую он жил: революциям, мировым войнам, культурному ренессансу начала XX века, и нередко эти оценки имеют критический характер. Например, говоря о культурном ренессансе в России, Бердяев пишет, что его несчастье заключалось в том, что оно коснулось лишь небольшого круга лиц и было оторвано от широких социальных масс. «Самопознание» Н.А. Бердяева является исповедью, в которой находят выражение философские взгляды писателя, его понимание различных философско-антропологических проблем и отношение к событиям исторической эпохи, в которую он жил. Но все они преломляются через его личную судьбу и личный опыт. Сам Бердяев признавал это: «Моя окончательная философия есть философия личная, связанная с моим личным опытом» [3, С.352].

Список литературы

1 Литературная энциклопедия терминов и понятий / под ред. А. Н. Николюкина; Институт научн. информации по общественным наукам РАН. М. : НПК «Интервак», 2001.

2 Гиренок Ф. Удовольствие мыслить иначе. М., 2010.

3 Бердяев Н. А. Самопознание:опыт философской автобиографии. СПб., 2013.

4 Ермичёв А. А. Апология русскости // Н.А. Бердяев. Русская идея. СПб., 2013.

К.В. Чемодуров, г. Курган



Другие новости и статьи

« Городские проекты и ландшафт в Рио-де-Жанейро

Традиционные механизмы трансляции ценностей в культуре »

Запись создана: Вторник, 5 Январь 2016 в 8:52 и находится в рубриках Межвоенный период, После Русско-японской войны.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы