Воспитание детей в русских благочестивых семьях XIX века



Воспитание детей в русских благочестивых семьях XIX века

oboznik.ru - Воспитание детей в русских благочестивых семьях XIX века
#дети#семьи#воспитание#детство#образование

Цель статьи передать атмосферу благочестивого воспитания позапрошлого века, выделить характерные особенности. Для этого сначала дадим опредение воспитанию и благочестию, как эти слова следует понимать. Этимологический словарь Виноградова В.В. описывает термин «воспитание» как соответствующий глаголу воспитать. До XVIII века глагол выражал только физические значения: вскормить и взрастить. Позднее, и в XIX веке слово воспитать приобретает современное значение: стараться об образовании, об умственном и нравственном развитии кого-нибудь. Понятие «благочестие» имеет более древнюю историю.

Благочестие является одной из важнейших христианских добродетелей, упоминавшееся в Библии и подразумевает истинное почитание Бога, принятие Божиих истин и исполнение заповедей, а также богобоязнь. В трактовке св. Григория Богослова (6, 278), суть благочестия в твердости души и чистоте ума, искренней наклонности к добру. В русских благочестивых семьях XIX века особое внимание уделялось воспитанию детей. Выделим некоторые особенности воспитания детей в семье Мейендорф. Детей никогда не наказывали за плохие поступки и никогда не хвалили за хорошие. Но при этом дети были послушными, в семье была дисциплина. Мама с младенчества приучала детей слову «нельзя». Нельзя брать какой-то предмет, нельзя входить в комнату без разрешения. Запреты же на проявление эмоций, на выражение внутренних чувств отсутствовали. Таким образом, родители приучали детей к послушанию, «умелым употреблением слов: «нельзя, можно, надо, необходимо» (3, 27). При такой дисциплине очень важно самим родителям поддерживать свой авторитет, показывать своим примером детям достойное поведение. А также придерживаться одних и тех же запретов, независимо от настроения.

Смысл отсутствия наказаний в том, что провинившимся детям указывали на их поведение, объясняя при необходимости, чем оно плохо, а именно волнением, болью и т.п. Ребенок, оставаясь без наказания, сильнее ощущал свои вину. Мама Марии Федоровны Мейендорф говорила «если ребенок будет стремиться быть хорошим не из любви к всему хорошему, а из-за выгоды или невыгоды токого-то его поступка, то он войдет в жизнь с психологией карьериста: я должен поступать так, потому что это мне выгодно» (3, 29). Этого она считала не допустимым, и как показала дадьнейшая жизнь их семья оставалась всегда очень дружной, неэгоистичной, любящей друг друга и всегда готовыми прийти на помощь ближнему. Баронесса М.Ф. Мейендорф в своей книге приводит слова своей мамы о том, что нужно давать детям счастливое детство, и это будет основой и гарантией счастья на всю жизнь.

Подробную рекомендацию как достичь счастья дает Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Он писал: «Если будете жить во взаимной любви, вы низведете на себя и потомство свое Божию благодать – и Бог вселится в вас и увенчает все начинания и дела ваши благословенным успехом: ибо где любовь, там Бог, а где Бог, там все доброе. С любовию водворится в доме вашем мир и спокойствие, ибо любовь долготерпит и все покрывает и не допускает человека раздражаться, сердиться, быть своенравным, обижать словом или делом» (5, 71). Выполняя подобные этой рекомендации, родители создавали нравственно здоровую среду для детей, а именно атмосферу любви, основанную на принципах добра. В этой атмосфере любви между родителями, любви родителей к детям, к Богу любовь множится и добро увеличивается от того, что все делятся любовью. Наполненный глубоким нравственным содержанием текст о воспитании любви пишет Т.И. Петракова: «Быть примером детям, показывать в словах и делах любовь к истине, правдивость и нелицемерность. Не обманывать детей. Не терпеть, чтобы детей обманывали другие, ни в каких ситуациях не давать детям ложных обещаний» (4, 45). Может показаться, что любовь к безличной истине менее важна, чем любовь к своим близким, но следует помнить, что за истину в Священном Писании признают нормы нравственной жизни и правила религиозной веры. А от лжи следует держаться подальше, поскольку еще апостол Павел предупредил «Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим. 3:13).

О том, что воспитание заключается в силе любви писал Св. Патриарх Тихон, такого же убеждения придерживался педагог К.Д. Ушинский и другие. В.И. Даль сформулировал свой главный педагогический афоризм так: «Воспитатель сам должен быть тем, чем хочет сделать воспитанника». Мотивируя свою позицию, Даль советовал учителям быть правдивыми, честными, деятельными людьми, думать не столько об удобствах и выгодах личности своей, сколько о пользе общей. Тогда и воспитанники будут равняться на воспитателя. Это верно, однако одно дело умом признавать другого человека равным себе, другое – научиться понимать, ценить, любить его, научиться относиться к нему нравственно в действительности, в поступках и намерениях.

Эту непростую способность прививает в данный момент возрождающееся направление педагогики – духовно-нравственное воспитание. Целью и объектом духовно-нравственного воспитания является сердце человека. Самой первой и важнейшей задачей духовно-нравственного приобщить к воспитанию сердца, воспитанию любви. Этому же должно быть подчинено и развитие эмоциональной и интеллектуальной сфер ребенка в их гармонии. XIX век был эпохой, когда в благочестивых семьях уделялось большое внимание воспитанию у детей таких качеств, как любовь, доброта, совесть, стыд, послушание. В первых десятилетиях XIX века в дворянских семьях не редкостью было наличие 10-15 детей (1, 8), ближе к концу XIX века этот статистический показатель уменьшается – 3-5 детей. Обычными для этого периода были обязательные ежедневные прогулки, дети много времени проводили на природе. Летом те семьи, что жили в городе, выезжали в загородные имения, где детям предоставлялась возможность непосредственно познавать природу.

Родители были заняты в трудах. Отец или был на службе, или занимался делами имения, мать заведовала хозяйством, занималась благотворительностью, а также воспитанием и обучением детей. Таким образом ежедневный труд воспитания в духе благочестия ложился в большей мере на женщин. В какой-то мере благочестивому воспитанию помогало то, что после 1860-х годов в России появляется много педагогических журналов, книг. В книге «Воспоминания» М.Ф. Мейендорф пишет, что ее мама выписывала различные труды по воспитанию и преподаванию. «Она умела разбираться в них и рассказывала нам потом, что она много вздорных советов перечитала, но не принимала их к руководству. Кого она считала весьма умным педагогом – это Ушинского.

По его книжечке «Родное Слово» мы учились с ней чтению и письму» (3, 25), – вспоминает она. Помимо самостоятельного воспитания, родители нанимали гувернеров для обучения детей таким предметам как: французский язык, музыка, танцы, арифметика, геометрия, история, физика, химия и т.д. Отдельной статьёй можно описать о том, как в благочестивых семьях обучали Закону Божию. Родители были наставниками детей в религиозном благочестии. Они читали им рассказы из Священного Писания, изучали жития святых, святых-покровителей. Это имело большое значение в нравственном воспитании. Такие занятия с детьми проводились ежедневно. Маленькие дети присутствовали при чтении молитв родителями, постарше уже самостоятельно читали молитвы. Всей семьей посещали богослужения в церкви. Отец с мамой своим примером показывали детям образец благочестия, дети благодаря им узнавали о добре и зле или проще говоря о том, что такое хорошо и что такое плохо.

А так как дети склонны к подражанию, то они с малых лет перенимали поведение родителей. Особая роль семьи – «домашней Церкви» в христианской культуре – заключается в исполнении её исконной функции – духовно-нравственном воспитании детей. По учению Церкви «чадородие» (имеющее в виду не только рождение, но и воспитание детей) является спасительным для родителей. Дети воспринимаются не как случайное приобретение, а как дар Божий, который родители призваны беречь и «приумножать», содействуя раскрытию всех сил и талантов ребенка, возводящих его к добродетельной христианской жизни. Основы своей культуры ребенок осваивает в общении с близкими взрослыми. У него формируются «…навыки мышления и речи, ориентации и деятельности в мире предметов и человеческих отношений, нравственные качества, жизненные ценности, стремления, идеалы» (2, 199). В этом эпоха XIX века является прекрасным примером для современности.

Использованная литература

1. Бокова В. Отроку благочестие блюсти… Как наставляли дворянских детей / Вера Бокова. – М.: Ломоносовъ, 2014. – 248 с.

2. Ильин И.А. Путь духовного обновления // Ильин И.А. Путь к очевидности. – М.: Республика, 1993. – 431 с.

3. Мейендорф М.Ф., баронесса. Воспоминания / Сост., предисл. Е. Муравьевой – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2014. – 304 с.

4. Петракова Т.И. О воспитании любви как главной задачи воспитания // Образование личности. № 4. – М.: Центр научно-практических разработок и экспертиз в области образования, 2014. – С. 39-51.

5. Симфония по творениям святого праведного Иоанна Кронштадтского / ред.сост. Терещенко Т.Н. – М.: Даръ, 2007. – 768 с.

6. Творения иже во святых отца нашего Григория Богослова, архиепископа Константинопольского. Ч. 3. М., 1844.

Бондарук О.В. (Санкт-Петербург)



Другие новости и статьи

« Актуализация роли СМИ в непрерывном образовании человека

Благотворительность как феномен в российском обществе »

Запись создана: Четверг, 17 Январь 2019 в 17:30 и находится в рубриках Николаевская армия, После Крымской войны.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы