Миграционные процессы и проблемы архаизации российского общества



Ежегодно 20 июня Военно-морской флот России чествует специалистов минно-торпедной службы. Профессиональный праздник этого подразделения был учрежден в 1996 году приказом Главнокомандующего ВМФ России — в память о первом успешном применении минного оружия российскими моряками. Согласно историческим источникам, в 1855 году, во время Крымской войны, англо-французская эскадра вошла в Финский залив, чтобы атаковать российские военно-морские базы, в первую очередь, Кронштадт.

Чтобы защитить свои рубежи, русским морякам пришлось применить минное оружие. В результате противник потерял четыре боевых корабля и отказался от нападения. А торпеду впервые в истории применил будущий вице-адмирал Степан Макаров в ходе Русско-турецкой войны (1877—1878). В ночь на 14 января 1878 года он атаковал турецкий сторожевой пароход «Интибах» на батумском рейде. Торпеда попала в цель и затопила вражеский корабль. 

Не меньший профессионализм и мужество проявили специалисты минно-торпедной службы и в годы обеих мировых войн, защищая рубежи страны. Сегодня мины и торпеды составляют основу вооружения Войск береговой обороны, в чьи обязанности входит защита пунктов базирования сил ВМФ РФ, портов и других важных участков побережья. Кроме того, торпедное оружие входит в комплектацию торпедных подводных лодок. Их предназначение — оборона от подводного флота противника, а также эскортирование ракетных подводных лодок и надводных кораблей.


Миграционные процессы и проблемы архаизации российского общества

oboznik.ru - Миграционные процессы и проблемы архаизации российского общества
#миграция#культура#общество

В статье рассмотрены проблемы влияния трансф ормационных процессов, в том числе миграционных, на российское общество. Отдельное внимание уделено росту проявлений архаизации, с одной стороны сглаживающей последствия кризисных явлений, с другой – тормозящей ход модернизационных процессов. Определена ро ль культуры в процессе выхода России из социально - экономического и духовного кризиса.

Ключевые слова: миграция, архаизация, риски, культура.

В России в силу произошедших социальных трансформаций произошла атомизация общества, утрата населением традиционны х форм солидарности, коллективизма , в настоящее время можно говорить о непредсказуемом, аномичном, турбулентном развитии социальной системы. Наряду с массой ставших уже привычными социальных проблем появляются и прогнозируется появление новых. Существенная часть из них связана с изменением демографической ситуации и растущими миграционными потоками. Согласно докладу ООН Россия стала второй по популярности (после США) страной для миграции.

Число же международных мигрантов в мире достигает 232 млн. человек [1 ]. Очевидно, что приток мигрантов будет расти, неотвратимо и то, что это будут иноэтничные мигранты – ввиду сокращения миграционного потенциала российских соотечественников. М ногочисленные опросы общественного мнения свидетельствуют о наличии в обществе ми грантофобий, о порой которых выступают этнические, конфессиональные и расовые маркеры (чаще их смешение) в идентификации мигрантов как «чужих», а, следовательно, в качестве объекта ксенофобии [2].

Усиливают свое влияние политические партии националистическо го характера, активизируются движения экстремистского толка. Можно также говорить о взаимосвязи миграции и изменения генофонда населения, распространения инфекционных заболеваний и пр. Актуализировалась и конфессиональная составляющая миграционных процессо в. Религиозная основа этнической общности играет существенную роль в интеграции мигрантов и зачастую их интеграция идет лишь по религиозному направлению, что также потенциально осложняет ситуацию. Таким образом, в России возможна следующая чреватая конфлик тами, ситуация: появление внутри «тела» российской культуры анклавов архаичной культуры и соответствующих коллективных акторов (об угрозе наступления «степи» предупреждали еще русские мыслители XIX в. А.И. Герцен и B.C. Соловьев) [3, с. 54]. В России в рез ультате перманентного экономического кризиса и распада социальной сферы развиваются многочисленные формы социального варварства, свидетельствующие о глубочайшем неблагополучии общества, усугубляют которое наркомания, алкоголизм, психические заболевания, бе здомность, детская беспризорность, проституция, эпидемия СПИДа и венерических заболеваний и пр. (к примеру, о даренных детей у нас выявлено на треть меньше, чем в других странах, а крайне ограниченных – на треть больше [4]) .

Очевидно, что остро стоят вопрос ы интеграции мигрантов в российское общество, однако следует отметить важный момент, что интеграция – это процесс встречного движения культур принимающего социума и культур мигрантов, смешение культурных норм и ценностей, изначально функционировавших сепар атно и, возможно, противоречащих друг другу. Однако уже описанные нами явления мигрантофобии и влияние роста «молодежного бугра» в Средней Азии окажут несомненное влияние на эффективность интеграции мигрантов в России. Говоря о привлечении мигрантов для ра боты, разумеется приходится признать, что э то фактор архаизации нашей экономики, поскольку речь не идет об инвестициях или инновациях со стороны приезжих. Это и следствие структурных проблем, коррупции, отсутствия четких сигналов от государства. Однако в настоящее время все явственнее проявляет себя архаика в сфере культуры, политики, социальной жизни. Ряд исследователей отмечал, что в 90 - е годы прошлого столетия произошла существенная архаизация российской государственности [5, с. 86 - 88] .

Стоит отметить, что в СССР в середине прошлого века, а также в республиках бывшего СССР после его развала был уже прецедент с массовой миграцией из сел в города, который, по мнению ряда исследователей (А.С.Ахиезер), привел не столько к эффективной урбанизации, сколько к пр ивнесению в города и отчасти закреплению в них элементов архаичной культуры. По словам В.Г.Федотовой об архаизации российского общества, о прорыве архаики сегодня во всех сферах общественной жизни говорят достаточно много, это одна из актуальнейших тем оте чественного обществознания. Однако вот уже более двадцати лет тема архаизации, захлестнувшей наше общество, не находила достойного места в научном дискурсе [6, с. 309 - 313]. Как показал в свое время А.С.Ахиезер, архаизация – это результат следования субъект а культурным программам, которые исторически сложились в пластах культуры, сформировавшихся в более простых условиях и не отвечающих сегодня возрастающей сложности мира, характеру и масштабам опасностей.

Современной причиной архаизации признаются те челове ческие усилия, которые осуществляют модернизацию, расходящуюся с существующей в данном обществе культурой. Сегодня мы наблюдаем еще один поворот к архетипу Революции в российском сознании, с верой (неверием) в правителя, от которого, по мнению населения, в се и зависит. Это ведет к архаике группирования, отнесения себя к кланам и группам в большей мере, чем к пониманию и трезвой оценке ситуации. Даже большинство политических телевизионных программ построено в большей мере на борьбе групп, чем на конфронтации идей. Можно сказать, что классический модернизационный путь к единству человечества, к праву всемирного гражданства пока как не сложился вследствие глобализации, так и оборвался на пути модернизации, вытесняясь культурно особенными путями развития и не вс егда существующей возможностью договориться, понять друг друга, чтобы избежать войны. В схожем ключе о сворачивании проекта Модерна писали А.С.Панарин, С.Г.Кара - Мурза, С.С.Сулакшин и др.

Вот пример а рхаизации из социальной сферы К ыргызстана [7] : « Архаизаци я наиболее конфликтно протекает в политической сфере страны. Она началась в 70 - е годы с массовой миграцией в города сельских жителей – истинных носителей архаичной психоментальности. Города оказались неспособными адаптировать к своей культуре такие массы п ереселенцев (население городов за 20 лет увеличилось почти в два раза), мигранты были предоставлены самим себе. Выходцы из сельских местностей, оставаясь без государственной поддержки, вынуждены были утверждаться в городах, максимально используя архаичные способы выживания, а они, как известно, большей частью основаны на насилии и праве сильного». Серьезный интерес представляют исследования Ч .К. Ламажаа по архаизации общества в период социальных трансформаций, в частности социально - философский анализ тувинск ого феномена.

В частности, ею отмечается, что «и стория показывает, что возрождение архаики само по себе не является деструктивным процессом. Наоборот, это ресурсосберегающий и обеспечивающий выживание социальный механизм, который за счет максимального упро щения упорядочивает социокультурную жизнь, позволяет обществу, группам, индивидам сохранять свою идентичность и социальный порядок в кризисных условиях» и «гибкость и последовательность социального реформирования обусловят не болезненную реакцию, «восстани е» архаики, а ее присутствие в общественном менталитете, картине мира и затем – постепенный отход, «преодоленность» [8] .

Важнейшее, если не главное, проявление архаизации, заключается в том, что культура, культурные программы архаичного типа, имманентные д огосударственным локальным мирам, оказываются значимыми, даже господствующими в культуре государства, большого общества. Налицо историческая слабость городской культуры, городского образа жизни, городских ценностей, очагов интеллектуализации, т.е. именно т ого, что могло бы в перспективе стать соразмерной силой, противостоящей архаизации. А.С.Ахиезер [9, с. 97] писал, что «с толкновение архаизации и прогресса происходит, прежде всего, между культурными ценностями, формами образа жизни, отличающимися друг от д руга ориентацией на статику и динамику. Единственное кардинальное средство против негативных явлений подобного рода – развитие диалогизации как системы определенных отношений, так и (суб)культуры. Добиваться этого можно и путем формирования соответствующих институтов, и развивая в расколотых элементах общества способности к принятию общих решений».

В другой своей работе [10, с. 84] посвященной диалектике урбанизации и миграции в России А.С.Ахиезер отмечал: «мигранты, хлынувшие в города, на первый взгляд, во площали в своем движении политику индустриализации государства и одновременно реализовывали свои личные планы. Как могло показаться, исчезла двойственность государственно направляемой урбанизации и личных планов, возникло «морально - политическое единство со ветского народа». Тем не менее по историческим меркам это был лишь миг.

В город хлынула архаичная рабочая сила, десятки миллионов неквалифицированных людей, в значительной степени приверженных тотемизму, стремящихся отдать бремя решений «тотему - отцу - вождю» . Это означало, что потоки мигрантов сметали достижения урбанизации прошлого, заключающиеся в развитии очагов (впрочем, немногочисленных) урбанизированной культуры. Об урбанизации в этих условиях можно говорить лишь с существенными оговорками. Урбанизация, фокусом которой является формирование качественно новой для общества урбанизированной культуры, вошла в противоречие с массовой миграцией, несшей в города архаичный потоп. Архаизация хорошо видна при изучении специфики культуры горожанина. Результаты иссл едований показывают, что городское (но статистике) российское общество имеет в значительной степени аграрный менталитет. К его признакам можно отнести и приоритетность продовольственного самообеспечения, и негативное восприятие социального неравенства и ку пли - продажи земли, и подозрительное отношение к иностранцам и т.д.

Таким образом, проблемы неустойчивого состояния современного российского общества не ограничиваются эмпирически фиксируемыми проявлениями, они затрагивают основополагающие, фундаментальные пласты социальной жизни, а именно: субстанциональные проблемы взаимоотношений меняющегося социума и личности, самоидентификационные процессы адаптирующегося индивидуального сознания, проблемы социализации личности в условиях разрушающегося этоса, формы и м етоды преодоления индивидом аномического отчуждения. Эти проблемы общества носят комплексный, макросоциальный характер, обусловлены особым, специфическим типом взаимоотношений личности и общества в этих условиях [11] . В результате объективной слабости соци альной системы в России крайне актуальным является вопрос о стратегии интеграции мигрантов, о преодолении привносимой ими архаики, дабы она сама не стала доминирующей детерминантой.

Как показывает практика, мигранты склонны жить закрытыми анклавами с жестк им следованием собственным нормам, традициям и установкам. Вспомним чайна - тауны по всему миру, закрытые диаспоры у нас в стране, в т.ч. такую крупную как вьетнамская у нас в республике [12] . В этих условиях, к ак нам кажется, важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой и образованием. Пристальное внимание к развитию образования, к возвращению колоссального положительно зарекомендовавшего себя советского опыта жизнеустройства, возвращение высо кой культуры как значимой сферы для общества способны быть ориентиром для всех групп населения.

Архаизация сама по себе не может быть объектом социального управления, речь может идти только о социальных программах по борьбе с ее последствиями, отдельными п роявлениями. В этом ключе реализуемые в настоящее время программы обучения мигрантов языку, культуре и истории России являются первым шагом в данном направлении. Управление архаизацией должно пониматься как управление модернизацией и возвращением прошлого в формах, не уничтожающих настоящего и будущего.

1. Population Facts. United Nations. No. 2013/2 / Department of Economic and Social Affairs – Population Division September 2013 // http://www.un.org/en/ga/68/meetings/migration/pdf/ International%20Migrants%20 Worldwide_totals_2013.pdf

2. См.: Ш евченко О .М. К сенофобия: сущность и виды в эпохи домодерна, модерна, позднего модерна / Автореф. дис. докт. филос. наук. – Ростов - на - Дону, 2014

3. Яницкий О.Н. Социальные движения в современном обществе: вопросы теории // Соци ологические исследования, No 3, 2013. С. 54.

4. Комсомольская правда. 2010. 11 января.

5. Крупкин П.Л. Архаизация – доминирующий тренд социальных изменений в России // Научный эксперт. 2009. No7 - 8.

6. Федотова В.Г. Кризис модернизации и архаизация общества // Знание . Понимание. Умение. 2013, No 1. С. 309 - 313.

7. Асанбеков М.К. А рхаизация жизни населения К ыргызстана / Проект «Время Востока» Института стратегического анализа и прогноза (ИСАП) / http://www.easttime.ru/analytics/kyrgyzstan/arkhaizatsiya - zhizni - naseleniya

8. Лам ажаа Ч.К. Архаизация общества в период социальных трансформаций (социально - философский анализ тувинского феномена) / Автореф. дис. докт. филос. наук. – М., 2011. – 43 с.

9. Ахиезер А.С. Архаизация в российском обществе как методологическая проблема // ОНС, 20 01. No 2. С. 97.

10. Ахиезер А.С. Диалектика урбанизации и миграции в России // ОНС, 2000, No 1.

11. Сизоненко З.Л. Эвристический потенциал системного подхода к анализу семейных структур // Социальная политика и социология. 2014. No 1 (102). С. 72 - 86.

12. Абдрахманов Д.М ., Демичев И.В., Нугуманов М.М., Кагарманов Р.Ф., Дусмухаметов Ф.А. Интеграция инокультурных мигрантов в России. Уфа: ДизайнПресс, 2014. – 248 с.

Абдрахманов Д.М. г. Уфа



Другие новости и статьи

« Эффективность социализации: ценности и увлечения современных подростков

К вопросу изучения феномена патриотизма »

Запись создана: Воскресенье, 28 Апрель 2019 в 1:02 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы