Мифы современной России



Мифы современной России

oboznik.ru - Мифы современной России

Трудно назвать страну, в жизни которой мифы играли бы такую большую роль, как в России. Во многом это объясняется тем, что создание различного рода мифов всегда было любимым занятием русской интеллигенции. Огромную роль мифы играют в кинематографии, в средствах массовой информации, в политике. Национальное самосознание также формируется во многом из мифов. Много мифов в истории страны, мифологизируются и военные события, и мирная жизнь.

С помощью мифов можно манипулировать общественным мнением и направлять энергию масс в нужном направлении. Занятие это довольно опасное, потому что в созданные интеллигенцией мифы она сама начинает верить и убеждать в их истинности народ, а зачастую пытается переделать действительность в соответствии с этими мифами. Так было с ленинизмом – мифологемой о возможной победе социализма в одной, отдельно взятой стране, причем не обязательно экономически развитой. Миф этот был чисто русским, ибо К. Маркс утверждал, что социализм победит одновременно в нескольких, наиболее развитых странах, где капиталистические производственные отношения не только не способствуют развитию производительных сил, но и значительно тормозят это развитие. Мифы зачастую дают надежду людям. Без надежды, без мечты человеку трудно жить, особенно в сегодняшнее, полное трансформаций время. Мифы уводят человека от бед и ужасов повседневности, от прозы жизни, дают повод для национальной гордости, часто мнимой. А смотреть правде в глаза, трезво оценивать страну и самих себя очень трудно. Гораздо легче национальным бахвальством компенсировать свои недостатки, бедность, лишения.

Это соответствует менталитету русского человека, в котором самомнение и национальное бахвальство часто сочетается с отсутствием достоинства, с рабской покорностью. С одной стороны, мы привыкли гордиться успехами, реальными и мнимыми, с другой стороны, не научились ценить и уважать человека, его труд и достоинство, склонны заискивать перед иностранцами. На это обстоятельство русской души указывал еще Н.А. Бердяев. Часто мифы создавались под явным или скрытым давлением правящих слоев, различных уровней власти. Бюрократия и элита всегда, во всех случаях заинтересованы в приукрашивании действительности, в раздувании своих заслуг перед народом. Это оправдывает ее господствующее положение в обществе, привилегии и почести, которыми она награждает себя от имени народа. Интеллигенция помогает бюрократии создавать государственную идеологию, способствует превращению этой идеологии в общенациональную.

Иногда реальные проблемы страны, требующие анализа и решения, наоборот, объявляются мифами, легендами, мнимыми вопросами, мешающими развитию страны. Так, В. Мединский, автор трилогии «Мифы о России», объявляет таковыми проблемы пьянства, лени, жестокости, воровства, долготерпения русского народа. По его мнению эти «черные мифы невероятно мешают нам: и внутри страны, и на международной арене… Внутри России мифы парализуют нашу волю, нашим врагам дают «право» теснить Россию политически и экономически…Россия не сможет стать современным и богатым государством, пока не отбросит их» [1, с. 259 – 260].

Объявить эти проблемы мифами, конечно, можно, отбросить их нетрудно, но при этом ничего не изменится, и Россия не станет «современным и богатым государством». В. Мединский полагает, что проблема пьянства в стране – это псевдопроблема, миф, легенда, созданная, как и другие подобные выдумки, или русскими интеллигентами, или службами Запада. Он не замечает или не желает верить статистическим данным, согласно которым в России выпивается 15 литров абсолютного алкоголя (чистого спирта) в год каждым жителем. А по данным Всемирной организации здравоохранения, при восьми литрах алкоголя на душу населения в год нация начинает вырождаться, причем и физически, и морально. Общественность страны бьет тревогу, положение с алкоголизацией общества обозначается как катастрофа, в стране объявлена очередная антиалкогольная компания, разрабатывается программа по борьбе с алкоголизмом, а для Мединского пьянство на Руси – только сказка, легенда.

Россия занимает первое место в Европе по смертности от отравления алкоголем, водка становится причиной смерти полумиллиона россиян ежегодно, в стране официально 2,6 млн человек страдают алкоголизмом (реально в два раза больше). Только в 2007 г. около 89 тыс. человек умерли от чрезмерного потребления алкоголя. И это не «черный миф», а суровая российская действительность. Алкоголизм приобрел в России, по словам Президента страны характер национального бедствия. Экспертами признаются алкоголиками 3,4 % взрослого населения страны, а злоупотребляющих алкоголем еще больше. Причем алкоголизм поразил не только мужчин, но и женщин – в стране 473 тыс. алкоголичек.

На этом фоне заявление Мединского о том, что «проблема женского алкоголизма, к счастью, в России не является угрожающей» [1, с. 272], кажется насмешкой над здравым смыслом. К тому же для доказательства пьянства в Европе, а не в России автор книги прибегает к «лукавым цифрам». Так, он пишет, что «по потреблению вина на душу населения мы занимаем 20-е место в мире… . В среднем россияне потребляют в год 6,1 литра вина на человека. Возглавляет таблицу Франция с 55,4 литра на душу населения в год, за ней следует Португалия – 52,6 литра, на третьем месте Италия – 51,1 литра» [1, с. 267]. И становится непонятно, почему же именно наши газеты полны заголовками «Спивается деревня», «Пьянствуют поселки и города». С алкоголизмом надо бороться, проблема эта сложная, комплексная, но объявление пьянства мифом вряд ли поможет решить эту проблему. Больше того, она должна быть четко, недвусмысленно названа, исследована, всесторонне рассмотрена, обсуждена, и это позволит наметить пути, способы преодоления алкоголизма в нашей стране, потому что мы пьем много, сразу и часто. А вывод Мединского, что «мы живем в одной из самых здоровых стран мира, с самым качественным генофондом и низким уровнем алкоголизации» [1, с. 354] основан на желании видеть жизнь лучше, чем она есть, и противоречит фактическим данным и по продолжительности жизни россиян, и по числу погибших от алкоголизма. Из-за алкоголизма у нас продолжительность жизни мужчин на 12–14 лет меньше, чем у женщин.

В итоге, нельзя не согласиться с Г.Г. Заиграевым, который в статье, посвященной алкоголизму в России, пишет: «Будучи для России и в прежние времена исключительно злободневной, проблема пьянства в начале ХХI в. приобрела особенно болезненный для общества характер. По своему разрушительному воздействию на судьбы людей, физическое и нравственное здоровье народа нынешние масштабы алкоголизации общества не идут ни в какое сравнение с их историческими размерами. Практически по всем своим параметрам – уровню потребления алкоголя, заболеваемости, смертности населения, преступности на почве злоупотребления спиртными напитками, подверженности алкоголю подростков и женщин – острота проблемы пьянства приобрела характер, серьезно подрывающий социально-экономические, духовно-нравственные основы жизнедеятельности общества и государства, национальной безопасности» [2, с. 74]. Он указывает и на разнообразные причины алкоголизации и пьянства: экономические, социально-экономические, социально-психологические, психологические, социокультурные, психофизиологические.

Причем в массовом сознании умеренное потребление алкогольных напитков выступает как социальная норма, как часть бытовой культуры и образа жизни. Мифами является представление о соборности, высокой духовности народа, его доброжелательности, братском отношении друг к другу. Много пишется о природной доброте, «широте души» русского человека, проявлении любви к друзьям, родственникам, близким людям. Утверждается, что на Западе господствует бездуховный техницизм и индивидуализм, а россияне – носители высокой культуры и духовности.

Иначе и быть не может в стране «мечтателей и ученых». Часто о высокой духовности народа предлагают судить по тем талантливым, гениальным людям, которые внесли вклад не только в национальную, но и в мировую культуру. И действительно, русский народ дал миру гениальных ученых, писателей, композиторов, художников, поэтов. Мы склонны судить о народе, нации, стране не по типичным представителям, не по большинству населения, а по его лучшим представителям. Но А.С. Пушкин, Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, П.И. Чайковский (перечень может быть очень длинным) были представителями дворянской культуры, которая была недоступна большинству населения. В массовом сознании духовная жизнь характеризуется примитивностью, отсутствием уважения к человеку и результатам его труда, правовым нигилизмом.

Россия занимает первое место в мире по торговле людьми, потреблению алкоголя, второе место – по числу умышленных убийств, третье место – по числу заключенных на 100 тыс. населения. В год регистрируется 3,5 млн преступлений, а, по мнению бывшего Генерального прокурора В. Устинова, совершается 9 млн, т.е. 17 преступлений каждую минуту. Это значит, что 2,6 % граждан являются преступниками, а с учетом латентной преступности – 6 %. Социологические исследования показали, что выявленные криминологами черты личности правонарушителей (импульсивность, эгоистичность, агрессивность, мстительность, пренебрежение к закону, беспринципность и жестокость) во многом присущи населению в целом. Ежедневно от руки домашнего тирана в семье погибает 41 женщина, 36 тыс. подвергаются избиениям. По официальным данным, каждая четвертая семья страдает от домашнего насилия, а по анонимным опросам, – каждая вторая. В стране 3 млн беспризорных детей, официально насчитывается 810 тыс. сирот, за последние 10 лет их число увеличилось вдвое. При этом большинство из них – социальные сироты, у которых живы родители.

Ежегодно в родильных домах матери оставляют 12 – 13 тыс. младенцев. Страна, которую пытаются представить чуть ли не святой, является безусловным лидером по количеству отказных детей и занимает первое место в мире по числу детей – сирот. Сейчас нередко высказывается мнение, что если бы духовность была присуща всему народу, то он не допустил бы кровавую бойню революции и гражданской войны, коллективизацию, голод и ГУЛАГ. Оригинальные идеи о причинах жестокости русского человека развивал Н.А. Бердяев. Он считал, что душа человека имеет три начала: святое, человеческое и звериное, причем человеческое начало у русского человека развито слабее, чем у других народов. «Святая Русь, – писал он в размышлениях о русской душе, – имела всегда обратной своей стороной Русь звериную.

Россия как бы всегда хотела лишь ангельского и зверского и недостаточно раскрывала в себе человеческое. Ангельская святость и зверская низость – вот вечные колебания русского народа, неведомые более средним западным народам. Русский человек упоен святостью, и он же упоен грехом, низостью» [3, с.30]. Особенно это проявляется в экстремальных ситуациях, хотя нередко и в обычных, о чем мы хорошо знаем из классических произведений отечественной литературы. Достаточно вспомнить чеховские повести «В овраге», «Мужики», «Барыня». В них дается изображение всех кругов «деревенского ада». Великий русский писатель разоблачает славянофильские мифы о якобы изначально заложенной в русском народе христианской сущности, его особой избранности и духовной высоте по сравнению с другими народами. За годы советской власти в национальном характере русского человека произошли значительные изменения. Первое и самое главное – уменьшилась роль святого начала. Это связано с массовым отходом от религии, господством атеистической идеологии. Кроме того, ожесточенная классовая борьба, уничтожение враждебных классовых элементов не способствовали развитию духовности. В.И. Ленин писал, что без жестокости нельзя победить в революционной борьбе, он призывал к массовому террору, расстрелу священников, репрессиям; и призывы эти попали в благодатную почву. И.В. Сталин развязал массовый террор в стране в мирное время, что привело к гибели сотен и сотен тысяч соотечественников.

Этот террор не только способствовал произволу и насилию, но и калечил души людей, вел к нравственному разложению во всех слоях общества. В настоящее время по числу убийств на 100 тысяч жителей Россия занимает одно из первых мест в мире. В большинстве европейских стран совершается 1–3 убийства на 100 тысяч жителей, в США вдвое больше – 5,6. Жители нашей страны истребляют друг друга намного активнее – 19,9 убийства. По числу заключенных, содержащихся в тюрьмах, на 100 тысяч человек Россию опережают лишь Руанда и США из 172 стран мира [4, с. 637]. Когда В. Мединский пишет, что «мы добрее, мягче, меньше склонны к жестокости и кровопролитию… .

Крови в русской истории пролилось меньше потому, что таков характер нашего народа» [1, с. 450], то это противоречит историческим фактам, реальному положению в стране. Отчего так популярен миф о высокой духовности народа? Что позволяет говорить об этом вопреки очевидным фактам и результатам статистики? Объясняется такое положение, во-первых, тем обстоятельством, что в русском обществе, действительно, всегда были и есть высокодуховные люди, которые живут интересами общества, глубоко чувствуют страдания народа и стараются облегчить их. Это отдельные представители интеллигенции, которые думают в первую очередь о своем народе, о его развитии, просвещении, успехах и только в последнюю очередь о себе и своих близких. Жизнь их и деятельность настолько ярка и значима, что их величие переносится на весь народ, не обращается внимание на то, что таких людей очень мало, и не они определяют характер народа в целом. Вторая причина идеи о высокой духовности народа – страстное желание иметь эту духовность, это богатое воображение ее авторов, это острое желание в чем-то превосходить другие народы. Так, политолог В.В. Аксючиц отмечает, что « в настоящее время русский народ в целом деградирует и вымирает.

И не потому, что достиг дряхлого возраста или иссякли его жизненные силы. Главная причина – невиданные испытания ХХ века» [5, с.75]. Но, игнорируя этот вывод, он оптимистически заключает: «Россия призвана современной ситуацией стать мировой державой нового качества, духовно определяющей судьбы человечества… . Наша трагическая история наделила нас уникальным духовным опытом, который обязывает к трагическому оптимизму» [5, с. 79, 84]. Как вымирающий народ создаст нормальную, достойную жизнь себе, а тем более будет определять судьбы других народов, сторонник «трагического оптимизма» не раскрывает.

Третья причина – трудность измерения этой духовности, отсутствие объективных критериев ее оценки. Утверждать наличие и высокий уровень духовности своего народа всегда предпочтительнее, и такое утверждение благожелательнее воспринимается общественностью, чем любые другие утверждения. Одним из мифов, активно насаждаемых средствами массовой информации, является утверждение об обреченности России быть великой державой мира. Действительно, Россия была и долго будет огромной по размерам территории страной, но величие страны – это понятие историческое и четко не определенное, по крайне мере, однозначно не связанное с размерами страны. Если взять за отсчет обладание атомным и водородным оружием и средствами его доставки, то Россия – в ряду великих держав, а если взять уровень благосостояния, – страна, скорее, среднеразвитая, а если уровень урожайности зерновых, – скорее, относится к слаборазвитым странам. Академик Л.И. Абалкин отмечал, что «нам очень важно восстановить державное мышление… . И мы эту задачу можем решить, поскольку мысли о державе, об исторической судьбе России заложены в генах нашего народа. Державное мышление должно стать принципом реальной политики и реального поведения, доказать свою способность к общенациональному единению в решении стратегических задач» [6, с. 6]. Л.И. Абалкин сожалеет об ощущаемом им сегодня дефиците державного мышления. Последнего так ему и не хватает. Он совсем не беспокоится о том, что большинство населения не всегда может обеспечить себя всем необходимым, не может свести концы с концами и ему не до державного мышления. Более того, эта державность дорого обходится простому россиянину. Это начинают понимать все больше и больше населения страны.

Так, согласно опросу россиян в ноябре 2005 г., проведенному Аналитическим центром Ю. Левады, 62% опрошенных предпочитают видеть Россию «страной с высоким уровнем жизни, пусть и не одной из самых сильных стран мира». При этом, по результатам опроса, 36 % респондентов хотят, чтобы Россия была «великой державой, которую уважают и побаиваются другие страны». Одной из основных проблем, которая волнует большинство россиян, – это низкий уровень собственного благосостояния. Поэтому повышение уровня жизни, что непосредственно связано с материальной ее составляющей, кажется россиянам более значимым, нежели статус великодержавности. Идея о величии тесно связана с мифом, предполагающим самостоятельность, независимость России от других стран и остального мира в целом. Страна представляется как бы самодостаточной; считается, что она может прожить без связи со странами Востока и Запада.

Но мы тесно связаны со всем миром и даже зависим от него, в частности, от мировых цен на нефть. А. Нещадин верно отмечает, что «в мире давно существует разделение труда между развитыми странами, и ни одна из стран не боится того, что по ряду позиций она находится в состоянии критического импорта. Стремление к самодостаточности присуще только России, как стране, врагом которой является весь остальной мир. Но, в реальности, уже несколько десятков лет мы зависим от поставок продовольствия от других стран» [7, с. 287]. Во всех наших бедах мы привыкли винить всегда врагов, как внешних, так и внутренних.

А так как наша история полна бед, несчастий, поражений, то врагов всегда насчитывалось немало. К внешним врагам относились печенеги, половцы, монголы, ляхи, шведы, турки, все империалисты, страны НАТО. Внутренними врагами считались на разных этапах нашей истории бояре, евреи, студенты, в советское время – демократы, агенты влияния, либералы. В повести «Поединок» (1905 г.) А.И. Куприн рассказывает, как солдат учили, что «внутренними» врагами Отечества являются «бунтовщики, студенты, конокрады, жиды и поляки». Эта тенденция частично сохранилась, и ровно через сто лет, в 2005 году, снова, но сейчас уже 20 депутатов Государственной Думы пишут о необходимости запрета всех еврейских организаций как экстремистских и опасных для общества.

Профессор В.В. Согрин отмечает, что «восприятие евразийской, или антизападной, концепции обрекает Россию продолжать нести многовековое имперское ярмо и не дает никаких шансов вырваться из бедности, а тем более осуществить успешную модернизацию и стать современным обществом. Это наиважнейший урок российской истории и это неопровержимый вывод, извлекаемый из анализа современных тенденций. … Антизападная идеология, которая в прежние эпохи имела откровенно пропагандистскую направленность, сегодня превратилась в абсолютный миф» [8, с. 22]. Он справедливо считает, что угрожают современной России не США, Германия, Франция, а собственная бедность, массовые болезни, внутренняя коррупция, бюрократия, терроризм, преступность, невежество. В эпоху глобализации Россия может продвигаться вперед только в самом тесном сотрудничестве с западной цивилизацией, единственной живущей уже в постиндустриальном мире. Высшей ценностью общества должно быть не величие и мощь всепоглощающего государства, а благосостояние нации и благополучие каждого ее гражданина. История знает такие примеры, когда, избавившись от великодержавных амбиций, страна обретает покой, богатство и процветание.

Так, Швеция в начале ХVIII в. была великой и могущественной державой, доминировавшей в Скандинавии и на севере Европы. Но она оставалась бедной страной и страдала от своих имперских амбиций. После поражения в войне с Россией в Швеции были пересмотрены взгляды и ориентиры, она отказалась от великодержавности в пользу идей демократии, нейтралитета и социальной защиты. Современная Швеция – это государство, которое руководствуется принципами равенства и социальной справедливости, с тем чтобы все слои населения могли жить достойно, чтобы не существовало больших контрастов между имущими и малообеспеченными, у всех было приемлемое жилье, качественное обслуживание и обеспеченная старость. В качестве примера можно привести заботу страны о подрастающем поколении – каждая семья получает пособие на ребенка в течение 16 лет ежемесячно в сумме ста долларов. И старение в Швеции не является драматичным процессом – пенсия составляет 75 % от сравнительно высокой зарплаты, и только 2 % пожилых людей считают, что живут плохо. Много мифов создано и в военной истории России. Новые опубликованные документы, исторические исследования, мемуары позволяют дать более адекватную картину военных событий, все более отойти от стереотипов, пропагандистских схем.

Историк Б. Соколов отмечает, что «та история, которую мы привыкли читать и видеть (в документальных и особенно художественных фильмах), за редким исключением напоминает сильно протертый и пресный диетический суп. Правда о войне до сих пор сокрыта в очень высоких архивах… . Из того же, что писали советские историки да генералы-мемуаристы, война редко представала подлинной трагедией не только для побежденных, но и для победителей… . Как и всякая война, Великая Отечественная война и события, ей предшествовавшие, начали мифологизироваться еще в ходе боевых действий, в 1941 – 1945 годах. Основой мифа стали героизм и жертвенность.

Основой мифологии стали выступления и приказы Сталина… Эта война по-прежнему остается наиболее мифологизированным периодом российской истории… . При этом мифы конструируются с самого верха, а затем транслируются государственнически (националистически) настроенными публицистами и историками [9, с. 13, 80, 209]. Одним из таких мифов является представление о «вероломном фашистском нападении на ни о чем не подозревавший, миролюбивый Советский Союз». Но это не соответствует действительности и рассматривается как пропагандистское оправдание наших поражений в начале войны. На самом деле подготовка советского нападения на Германию началась вскоре после того, как две империи «по-братски» поделили Польшу. Нападением на Польшу 17 сентября 600-тысячная Красная Армия нарушила, как минимум, 9 международных договоров, в том числе пакт о ненападении, срок которого истекал 31 декабря 1945 года.

В результате четвертого раздела Польши к СССР было присоединено 202069 км территории (51,4% площади Речи Посполитой), где проживало 13 млн человек. СССР на первых порах рассчитывал на мирную оккупацию и аннексию тех территорий, которые выторговал у Гитлера. Так получилось с Польшей, с государствами Прибалтики и Румынией, принявшими советские ультиматумы. Но вот с Финляндией пришлось воевать и заключать мир, предусматривающий, по крайне мере на ближайшее время, независимость ее, пусть и в урезанном виде. Если бы СССР успел первым напасть на Германию, его никто не осудил бы ни в сражающейся Англии, ни в готовящихся вступить в войну США, ни в оккупированных Германией странах Европы, хотя с формальной стороны это была бы агрессия. СССР активно готовился к войне.

Так, к началу Великой Отечественной войны в Красной Армии насчитывалось 23106 танков и самоходных артиллерийских установок, из них в западных округах 12782 танка и САУ, включая 1475 новейших Т-34 и КВ. Всего в Красной Армии имелось 19583 боевых самолета, из них на Западе 10743, в том числе 1317 машин новых типов. У Германии на Востоке было не более 2534 боевых самолетов и 3680 танков [9, с. 58]. По численности личного совета Красная Армия, даже не осуществившая еще полной мобилизации, превосходила своего противника на Западе в 1,25 раза. «К 22 июня 1941 года Красная Армия в целом имела почти в 6 раз больше танков и в 3 раза больше самолетов, чем вермахт, имела 5 воздушно-десантных корпусов против одной парашютной дивизии у немцев» [9, с. 78]. Исходя из такого превосходства Сталин готовился к наступательным действиям на вражеской территории, придерживаясь догмы о непобедимости и «легкой победе» Красной Армии.

Громадная боевая мощь бронированных ударных сил, наличие новейших танков КВ и Т-34 позволяли Красной Армии вести обширные наступательные операции. В мае 1941 года Сталин приказал призвать еще 800000 резервистов, так что наготове стояли около 300 дивизий, недоукомплектованных до боевой численности лишь на 2500 человек каждая. Были проведены секретная мобилизация и тайное стягивание войск к западным границам под видом учебных сборов. Народ и армию стремились убедить в том, что воевать придется «малой кровью» и на чужой территории, а вражеское нападение будет с легкостью отражено, да еще СССР придут на помощь братья по классу в капиталистических странах. Поскольку миф о миролюбии СССР и неготовности к войне очень устойчив, Соколов приводит подробные доказательства подготовки СССР к войне и именно к наступательным действиям, т.е. к нападению на своего союзника – Германию.

Об этом свидетельствует характер расположения войск, когда особенно «мобильные», т.е. механизированные, моторизованные и кавалерийские соединения, были сосредоточены преимущественно на глубоко вдававшихся в германскую территорию фронтальных выступах под Белостоком и Львовом. Секретная концентрация авиации, развертывание авиационного тыла и тыловых служб были также уже почти завершены к 22 июня 1941 года. В непосредственной близости от государственных границ была сконцентрирована мощная наступательная группировка авиации и оборудована в этой зоне плотная сеть оперативных аэродромов.

Явные наступательные намерения выдавало и подтягивание всех материальных ресурсов вооруженных сил непосредственно к западной границе государства. Огромные склады с боеприпасами, оружием, со всеми мобилизационными запасами создавались практически в сфере досягаемости вражеского огня. Верным признаком широкомасштабных наступательных планов являлись карты, которыми были оснащены части Красной Армии. Это были карты, сориентированные глубоко на Запад, в глубь германской территории. О советских наступательных планах говорит и тот факт, что военные игры последних лет, штабные учения и т.п. были принципиально наступательными и носили атакующий характер. «Сохранилось немало бесспорных, неопровержимых свидетельств того, что Сталин собирался напасть на Германию летом 1941 года.

Так, первоначально напасть на Германию предполагалось еще в июне 1941 года…, уже в мае срок начала наступления был передвинут с июня на июль» [9, с. 60, 61]. Согласно плану Генштаба, предполагалось нанесение «упреждающего удара» на юго-западном направлении, где 152 советские дивизии разгромят 100 немецких и на 30-й день наступления, захватив район Катовице, выйдут на рубеж Олмоуц, Оппельн, Крейцбург, Лодзь, Модлин, Остроленка. Затем наступающие должны были повернуть к Балтике и отрезать немецкие силы в Польше и Восточной Пруссии. Еще одним решающим доказательством в пользу намерения Сталина начать вторжение в Европу именно в июле 1941 года служит решение Политбюро от 4 июня о формировании к 1 июля в составе Красной Армии 238–й стрелковой дивизии, «укомплектованной личным составом польской национальности и знающими польский язык» общей численностью в 10298 человек. Германо-советская война была неизбежной. Оставался открытым лишь вопрос о том, какая из двух держав сможет опередить противника. С учетом огромного превосходства Советского Союза в вооружении, особенно в танках, самолетах и артиллерии, над войсками вермахта июнь 1941 года представлялся Гитлеру последним возможным сроком, когда вообще еще можно было вести превентивную войну. Считается, что Сталин предполагал развернуть военные действия против Германии в июле 1941 года.

Таковы некоторые мифы современной России. Они мешают видеть реальные проблемы страны, и если мы будем опираться на эти мифы, будем продолжать строить воздушные замки, то в стране будут только нарастать социальные противоречия, она будет по-прежнему отсталой и бедной. При разработке вопросов развития страны необходимо избавляться от подобных мифов и исходить из реального положения России.

Библиографический список

1. Мединский В.Р. О русском пьянстве, лени и жестокости. / В.Р. Мединский / Изд. 2-е. М., 2009.

2. Заиграев Г.Г. Алкоголизм и пьянство в России. Пути выхода из кризисной ситуации / Г.Г. Заиграев // Социс. 2009. № 8.

3. Бердяев Н.А. Судьба России. Самопознание / Н.А. Бердяев. Ростов н/Д, 1997.

4. Клюев Н.Н. Россия на мировой карте социального благополучия / Н.Н. Клюев // Вестник РАН. 2009. № 7.

5. Аксючиц В.В. Национальный образ России / В.В. Аксючиц // Вестник УрО РАН. Наука. Общество. Человек. 2003. № 1(3).

6. Абалкин Л.И. Н.Я. Данилевский о России, Европе и славянском единстве / Л.И. Абалкин // Социс. 2003. № 5.

7. Нещадин А. Россия, которую мы ищем / А. Нещадин // Экономика и общество. 2000. № 9–10.

8. Согрин В.В. Уроки российской истории и современные реформы / В.В. Согрин // Вопросы философии. 2002. № II.

9. Соколов Б. Красный колосс. Почему победила Красная Армия? / Б. Соколов. М., 2007.

И.В. Назаров (УГЛТУ, Екатеринбург)



Другие новости и статьи

« Физическая культура и спорт в дореволюционной России

Войсковое хозяйство, его сущность, роль и основные задачи »

Запись создана: Среда, 12 Сентябрь 2018 в 3:56 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы