18 Июнь 2019

Подготовка рабочих кадров Тульского оружейного завода в первой четверти XIX в

oboznik.ru - Подготовка рабочих кадров Тульского оружейного завода в первой четверти XIX в
#история#завод#оружие

Круг исследований , посвященных проблеме снабжения войск оружием в период Отечественной войны 1812 года, довольно широк . Историки , обращавшиеся к данной теме , единодушны в выводах относительно вклада тульских оружейников в победу над наполеоновской Францией.

Проведенный в их работах анализ производительности имевшихся в те годы в России оружейных заводов : Тульского , Сестрорецкого и Ижевского — позволил утверждать , что задача обеспечения армии стрелковым оружием решалась тогда преимущество вследствие интенсификации деятельности Тульского оружейного завода , выпуск продукции которого значительно превышал аналогичные показатели двух других заводов. Однако далеко не все аспекты этой проблемы подверглись изучению в равной степени .

Одним из наименее исследованных остается вопрос уровня подготовки кадров отечественной оружейной промышленности в данный период , являвшийся одним из определяющих условий деятельности вышеупомянутых предприятий . И наибольший интерес , в соответствии с вышесказанным , представляет Тульский оружейный завод . Для уяснения данного вопроса важно установить основы организации обучения оружейному делу , характерные для этого предприятия .

Документы заводского делопроизводства , хранящиеся в Российском государственном военно - историческом архиве ( РГВИА ), Архиве Военно - исторического музея артиллерии , инженерных войск и войск связи ( АВИМАИВиВС ), Государственном архиве Тульской области ( ГАТО ), позволяют утверждать , что в исследуемый период на Тульском оружейном заводе подготовка рабочих кадров осуществлялась посредством ученичества , которое представляло собой вполне сложившуюся систему . В основу этой системы был положен более чем двухвековой опыт обучения ремеслу детей из семей оружейников непосредственно их отцами .

Исторические предпосылки ученичества в том его виде , в котором оно существовало накануне войны , выявляются уже на раннем этапе зарождения казенного оружейного производства в Туле . Однако более конкретные черты они принимают в первой половине XVIII в ., когда , стремясь обеспечить быстро развивавшееся оружейное дело достаточным числом мастеров , правительство в 1737 г . издало указ , в соответствии с которым было запрещено брать с оружейников рекрутов .

Взамен они были обязаны поставить к оружейному делу учеников и содержать их три года « на своем коште », т . е . без дополнительной платы от казны , а соответствующие расходы покрывать их ученической работой . Идея замены рекрутства оружейников ученичеством при надлежа ла лейб - гвардии Семеновского полка капитан - поручику барону фон Албедилю ( по некоторым источникам — Албедину), который в 1736 г . был направлен на Тульский оружейный завод для выяснения причин низкой производительности и установил , что некоторые виды работ не исполняются в необходимом объеме , главным образом «за малолюдством».

Для решения этой проблемы он предложил « рекрут … с оружейников не брать , но заменить в оружейные и шпажные ученики » iv . Указ 1744 г . конкретизировал отдельные аспекты заводского ученичества . В соответствии с этим указом всем детям мужского пола , достигшим 12 лет , следовало приступить к изучению одной из оружейных специальностей под руководством отца , а сиротам — любого другого родственника . Срок обучения был ограничен тремя годами . Однако на практике он мог быть как длиннее , так и короче , что определялось способностями ученика и ответственностью мастера . В указанные выше сроки обучение завершал лишь мастер « искусный и поведения хорошего , к работе усердный ». Но поскольку таких было меньше половины , продолжительность обучения часто увеличивалась , и из учеников выходили « посредственные и худые мастера » .

Сирот же обычно отдавали в обучение на 5 — 6 лет с тем , чтобы мастер за последние 2-3 года мог компенсировать его квалифицированным трудом средства , потраченные на еду и одежду ученика . Разумеется , указ лишь узаконил практику обучения мастеровыми собственных детей , сложившуюся естественным образом . Более того , на момент выхода указа на заводах имелись случаи зачисления в состав казенных оружейников мастеровых моложе 15 лет vi . Учитывая , что продолжительность обучения составляла три года , можно рассматривать данный указ как средство ограничения возраста малолетних , приступавших к самостоятельной работе на государственных оружейных заводах . Известны несколько указов , обязывающих мастеров обучать оружейному делу своих детей , что свидетельствует о настойчивом стремлении властей увеличить численность мастеровых оружейных заводов за счет естественного прироста местного населения . Вероятно , эти указы являлись следствием недостаточного внимания мастеров к подготовке подрастающего поколения оружейников . Подтверждением этому служит подобный указ от 25 июня 1782 г ., который грозил за неисполнение занесением в штуцерную книгу.

Вследствие заинтересованности государства в увеличении численности оружейных мастеров в ученики позволялось принимать не только детей , но и взрослых родственников , что освобождало их от зачисления в рекруты . Свидетельством этому служит прошение 1735 г . тульского оружейника Меховника на высочайшее имя об освобождении его сына Куприяна от отдачи в солдаты и зачислении в оружейное сословие . Сын его ранее , после смерти матери , был отдан на воспитание посадскому человеку , но теперь оружейник хотел бы обучить его своему мастерству . Ответ на прошение был получен положительный .

Отдельно следует рассматривать ученичество при участии иностранных мастеров , приглашенных служить по контракту . Вначале к иностранцам было принято ставить в обучение взрослых мастеровых . Однако было замечено , что мастеровые крайне неохотно перенимали предлагаемые им новые приемы изготовления оружия . Следствием этого стало принятое Кабинетом министров решение не определять в обучение к иностранцам русских мастеровых , что было мотивировано следующим образом : « понеже они старое свое обык новение не отменяют ». Малолетние же ученики , по мнению Кабинета , «наилучше мастерство примут».

К сожалению , не обнаружено сведений , по какому принципу про исходил отбор учеников к этим мастерам . Несомненно , при ответственном отношении иностранного мастера к обучению , что имело место не всегда , поступление к нему в ученики давало возможность получить гораздо более высокую квалификацию по сравнению с существовавшей в данной специальности на заводе . Логично предположить , что в обучение к иностранцам чаще попадали сироты , так как вряд ли отцы отдавали сыновей в обучение на сторону , учитывая , что их помощь в собственной мастерской позволяла в определенной мере увеличить доход семьи . Следует отличать заводских учеников от так называемых школьников — солдатских детей , также находившихся в ученичестве на государственных оружейных заводах , но подготавливаемых для нужд армии — в мастера по ремонту оружия в войсках .

Ученичество школьников было введено на заводах указом 1737 г . и преследовало цель сохранения комплекта мастеровых путем прекращения их командирования в полки для ремонта оружия . Указ предписывал посылать на заводы из школ солдатских детей по 100 человек для обучения слесарному и кузнечному мастерству с последующим направлением в войска успешно обучившихся x . Отдельную категорию учеников представляли крепостные , куп ленные претендующими на выход в купечество оружейниками и обучаемые ими на собственные средства . По окончании обучения их зачисляли в казенные оружейники взамен выпускаемых « в промышленники », что было предусмотрено указами 1737 и 1739 гг . xi Однако в 1760 г . покупка крепостных оружейникам была запрещена . Тем не менее условие при выходе в купечество поставлять вместо себя обу ченного мастера , причем со всеми необходимыми инструментами , сохранилось.

Отличной от других категорий заводских учеников были рекруты . Они могли быть обучаемы как для войсковых ремонтных мастерских , так и для пополнения заводского штата . Число учеников не было стабильным . Если в конце XVII в . дефицит мастеров - оружейников стал причиной появления указа , предписывавшего принимать в тульскую оружейную слободу всех желающих и определять их в обучение к лучшим мастерам xiv , то в 1737 г . при ТОС числилось уже 486 учеников , что составляло более 40% от общего числа мастеров , молотобойцев и работников . Это соотношение было зафиксировано соответствующим указом и утверждено в штате завода.

Овладение мастерством завершалось переводом ученика в мастера « на задельные деньги », т . е . на сдельную оплату труда . Зачисление на задельные деньги совершалось по указу из Оружейной канцелярии , где рассматривались челобитные кандидатов в мастера , их аттестаты , а также рапорты из заводского правления о том , что будущие мастера своему ремеслу « обучились в совершенстве ». Право состоять на задельных деньгах получали оружейники , имевшие дома , нужные инструменты и кузницы (необходимость последних определялась специальностью мастера).

О наличии этого имущества сообщал сам челобитчик , и эти сведения подтверждались в аттестатах и рапортах . Форма приказа из Оружейной канцелярии была следующей : « Как означенные оружейники по прилежности своей обучались делу казенных оружейных вещей … и сверх того по выдумке своей сделали объявленные вещи , каковых доныне в Туле никем делано не было , того дня быть им на задельных деньгах … коим в верности е . и . в . в тульском Успенском соборе присягу учинить и потом с протчими мастерами в списки написать».

Образцовые вещи , сделанные « по усердному старанию и по выдумке мастеров », были различны , но преобладало , естественно , оружие : граненые винтовальные стволы , «отменной работы» замки на «шведский , английский и шпанский ( испанский . — Е . Д .) манер » и инструменты — метчики , тиски и др . Очень часто изготавливали бытовые вещи : секретные замки « с литерами », чернильницы , подсвечники , ножницы , печати и т . п ., а также « куриозное оружие »: палаш и писто лет вместе , «палаш и при нем два малых ствола для выстрела» и т . д . Некоторые оружейники украшали свои изделия «гранеными ка меньями» — стальными бусинами в бриллиантовой огранке .

Так , порезной ученик Е . Т . Плеханов представил « цепочку с гранеными каменьями », приборный отдельщик И . П . Земцов - « медный прибор с гранеными каменьями и железный медальон , насеченный золотом и серебром », а приборный отдельщик Г . Зафатаев указал , что « делает граненые каменья , медальоны разных сортов , перстни и пуговицы ». Особо ценились предметы , имеющие признаки « инвенции », т . е . представляющие собой нечто особенное с конструктивной или ху дожественной точки зрения . Примером такого изделия может слу жить представленный в 1780 г . Родионом Гавриловым на рассмотрение Оружейной канцелярии фузейный « двупульный ствол в котором состоит одна затравка и стрелять может в один раз ». Согласно этому описанию , мастер предлагал в качестве аттестационной работы оружие , являвшееся прообразом магазинной винтовки , получившей распространение лишь в последней четверти XIX в . Во второй поло вине XVIII в . подобные системы являлись крайней редкостью.

Еще один пример подобной инвенции - фузею в ореховой ложе с прибором , выполненным из рога , « каковой до него в Туле сделано не было », представил в том же году каменщик гончарной слободы Андрей Егоров , который самостоятельно изучил дело изготовления лож, В рапорте особо подчеркивалось , что « все ему аттестат дают », т . е . отличие от других кандидатов в мастера , которым было достаточно в соответствии с существующими правилами представить один ат тестат - поручительство , мастерство А . Егорова подтверждали многие мастера . Это , с одной стороны , свидетельствуют об исключительном мастерстве аттестуемого , с другой — об исключительности ситуации , когда без содействия представителей оружейного сословия , т . е . без прохождения этапа ученичества , сформировался зрелый мастер . Наиболее интересные вещи , сделанные « по выдумке или инвенции » приобретали за некоторую плату и оставляли на хранение « с прочими таковыми вещами с подписью кем и когда сделано , и что за них выплачено». Если же « выдумка была и не важна », ее возвращали мастеру.

В 1809 г . была предпринята попытка систематизировать опыт ученичества как способа подготовки кадров оружейной промышленности , что , прежде всего , проявилось в стремлении проанализиро вать возрастной уровень обучаемых и сроки обучения . Полученные Военным министром сведения позволили составить следующую картину . Обучение изготовлению стволов занимало 3 — 4 года , замков — 2 — 3 года , ружейных приборов — 1 — 2 года , лож — 2-3 года , холодного оружия — от 6 месяцев до 1,5 лет . На основании этого было принято решение определить максимальные сроки для обуче ния : ствольному делу — 4 года , замочному и ложевому — по 3 года , приборному — 2 года , делу белого оружия — 1,5 года .

Не удостоенные звания мастера по истечении этих сроков следовало отдавать в моло тобойцы на заводе или в арсеналы xxi . При определении возраста обучаемых было учтено их физическое развитие , так как многие виды работ требовали приложения значительных физических усилий . Так , об учениках заварки и отделки канала ствола говорилось следующее : «Здорового и видного сложения тела может начать учиться с 17 лет , дабы мог иметь довольно силы владеть молотком с довольным понятием и желанием при хорошем мастерстве от 3- х до 4- х лет может выучиваться ». При сравнении этого определения с характеристикой учеников обтирки замка , а именно : « такового же сложения тела может начать учиться лет с 15 и при хорошем мастере с довольным усердием выучивается от 2- х до 3- х лет », можно сделать вывод , что при определении в ученики учитывалось и интеллектуальное развитие подростка , гарантией которого служил его возраст .

В цехе белого оружия учиться рекомендовалось с 17 лет , в приборном и ложевом — с 15 лет. Таким образом , произведенный анализ имеющихся в то время данных позволил авторам разработанных предложений прийти к выводу , что начальный возраст обучения , определенный указами , а именно 12 лет , не соответствовал задачам , решаемым ученичеством . Следует заметить , что предложение о пересмотре возрастных ра мок ученичества не могло быть воплощено в жизнь прежде всего по тому , что имело мало общего с реальностью . На практике дети ору жейников с раннего возраста приобщались к делу отцов , посильно помогая им в домашних мастерских . Естественным было стремление определить сына в казенные оружейники , т . е . на задельную плату , как можно раньше .

Возможность освоить ремесло в 21 год , приступив к обязательному обучению только в 17 лет , негативно сказалась бы на материальном положении мастеров . Тем не менее стремление пересмотреть основные положения ученичества , являвшегося главным источником комплектования заводского штата , свидетельствует , что в своем развитии это явление к на чалу XIX в . преодолело этап становления и достигло , таким образом , уровня , необходимого для успешного решения Тульским оружейным заводом задачи обеспечения армии стрелковым вооружением в период Отечественной войны 1812 года .

Е . Е . Дроздова

Другие новости и статьи

« Традиции экономической теории на Руси: анализ «Домостроя»

Реализация дисциплинарной ответственности военнослужащих в годы Великой Отечественной войны »

Запись создана: Вторник, 18 Июнь 2019 в 0:21 и находится в рубриках Начало XIX века.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика