15 Июнь 2019

Семья и женщина между цивилизационным развитием и культурой: проблемы единства противоположностей

#женщина#семья#общество

Любая семья изначально предстает как единство противоположностей в виде социального института и социальной общности. Как социальный институт она выражает собой своео бразный итог цивилизационного развития современного общества, закрепленный в политике, праве и идеологии любого государства и являющимся по существу одинаковым для каждой отдельно взятой страны.

Речь идет не о тождестве гражданского законодательства, гендерной политики, пенсионного и другого социального обеспечения различных стран, а о принципах государственной организации и поддержки семьи, имеющих в своей основе рациональное познание и проектирование социальной действительности, а также единые рационально бюрократические принципы управления государством. Именно мыследеятельность и ее способность к социальному конструированию как способу социальн ого развития и предстает в виде цивилизации или своеобразной политико правовой системы, как бы мы ее не выражали на языке философских категорий и философских концепций.

Как социальная общность семья характеризуется ценностями и нормами определенной культуры, прежде всего, наци ональной и религиозной, и соответствующими социально психологическими и ментальными отношениями, проявляемыми на уровне чувства и веры, а не разума. Говорить о ед инстве семейных ценностей и норм, стиля и образа жизни, реализуемых в повседневной реальности жизнедеятельности каждой отдельно вз ятой семьи даже на уровне отдельно взятой страны не приходится.

В каждой из них самым причудливым образом интегрируются ценнос ти и нормы, традиции и образ жизни самых различных социальных общностей и социальных групп: региональных, пос еленческих, семейно родственных и семейно соседских, поло возрастных и других. Например, в Республике Беларусь в разли чных регионах проявляют себя ценности, нормы и менталитет, принципиально различающиеся между собой. То, что является типичным для Гомельской области, отнюдь не является таковым для Гродненской и других областей республики, сельская семья принципиально отличается от городской семьи и т .д.

Поэтому если в одном регионе республики не принято не то, что выпячивать, но даже выделять свое «Я», то в другом такое выделение – дело обычное, что исторически проявлялось в общинной и хуторской форме хозяйствования, специфике традиций и духовной культуры. И даже отношение между полами далеко не исчерпываются лишь физиолого психологическими особенностями мужчины и женщ ины, а предстают как своеобразное выражение культуры мужского и женского пола, мужской и женской логики, религиозной веры и нравственных убеждений.

Тем не менее, эти социальные и культурные аспекты жизнедеятельности отдельных народов порой не только игнорируются политиками и идеологами, но и рассматриваются как некое нарушение всеобщих демократических принципов и принципов цивилизациооного развития в целом. Ожесточенной критике по двергается, прежде всего, традиционная патриархальная семья, семейные традиции отдельных мусульманских и других стран, положение женщин в этих странах, существующие формы общ ения между полами, мужем и женой, родите лями и детьми, детьми и взрослыми. При этом нередко сами издержки западноевропе йской цивилизации, например, отношение к женщине как неполн оправному существу («недочеловеку») приписываются национал ьным культурам отдельных стран.

Однако почему то умалчиваетс я тот факт, что неравноправное отношение к женщине есть поро ждение самого цивилизационного развития западноевропейского общества, началом которого явилось сведение сущности человека к разуму или вернее к строго логическому мышлению. Именно это обстоятельст во в свое время позволило поставить вопрос: «А является ли женщина человеком?».

На современном этапе идеи либерализма, индивидуализма, прагматизма, инструментализма как важнейшие составл яющие западноевропейской культуры подаются как некие всео бщие законом ерности общечеловеческого, общецивилизационного развития, хотя в действительности они выступают основной пр ичиной разрушения духовной культуры народов, их нравственного самосознания. Вне всяких сомнений, современная европейская семья переживает глубокий нравственно психологический кризис.

Он выражается в предельном напряжении демографической ситуации, ставящей под сомнение само выживание многих европейских народов, в разрушении основ традиционной патриархальной с емьи, падении роли и значимости мужского восп итания, религио зных и нравственных ценностей, распространении нетрадиционных форм взаимоотношений между мужчиной и женщиной типа «гражданского брака».

В действительности же эти нетрадицио нные формы отношений между полами не являются ни браком, ни семьей, н о, тем не менее, активно поддерживаются существующим общественным мнением и прогрессируют в своем распр остранении на постсоветском пространстве. И такой «прогресс» во многом связан с современными средствами массовой информации и цивилизационным развитием в целом. Цивилизационное развитие основывается, прежде всего, на унификации культурных различий и глобализации этого разв ития, представлении его как своеобразного итога эволюционного развития или развития некой абсолютной идеи или духовной культуры общества в целом.

Внимание здесь акцентируется на неких общих психолого физиологических закономерностях интеллект уального, волевого и нравственного развития человека, или же на общих принципах мыслительной деятельности, сводимых в о сновном к гносеологии или теории познания и теории отражения. Представление о таком развитии неотъемлемо от представления о разуме как движущей силе истории, логической системе как нек оем универсальном и неизменном, проявляемом во все времена и для всех народов и культур способе познания .

Своеобразными показателями цивилизации выступают: научность и научно технический прогресс, стирание различий между городом и дере вней, между национальными культурами, обычаями, традициями и образом жизни, правами и обязанностями мужчины и женщины, ментал итетами различных социальных общностей и групп. При этом происходит растворение всего многообразия духовной кул ьтуры различных народов в этапах всеобщего движения научно технического прогресса от аграрного общества к индустриальн ому, и от него к информацио нному. На этом представлении, собственно, и основываются о сновные идеи глобализации.

В качестве же рационального обосн ования «закономерностей» такого социального развития выступают дополняющие друг друга философская антропология и социоце нтризм, сведение сущности развития человека к его индивидуал ьному развитию или же растворение этой индивидуальности в и сторическом развитии социума.

В одном и втором случае имеет место непонимание или простое игнорирование диалектики соц иального и индивидуального развития. Семья и женщина и их пр облемы не рассматриваются как проблемы единства противоп оложностей между цивилизационным развитием и культурой, а предстают как некие элементы в мировой системе или системе мыследеятельности. Соответственно, и их роль в современном мире далеко не всегда оцениваются адекватно реальному положению дел.

Чаще всего семья представляется не как важнейшая с оциальная общность, первичная ячейка общества, из которой оно вырастает, а лишь как некая организация, конструируемая полит иками, идеоло гами и педагогами, владеющими «тайнами» и техн ологиями индивидуального развития как детей, так и взрослых, вне культуры и вне требований социального времени. На первый план выдвигаются права ребенка, права женщины, равноправие полов, сексуальная свобода, с вобода совести и т.д.

Это дает основание государству бесцеремонно вмешиваться в семейную жизнь, лишая родительских прав на основании якобы нарушения ими прав р ебенка или в связи с тяжелым экономическим положением семьи, в связи с проблемами получения гражд анства матери и отца в той или иной стране и т.д. При этом сама совесть, долг и т.д. предст ают здесь не как категорический императив или социальный закон внутри каждого из нас, а как результат индивидуального развития, сводимого в основном к естественному физиолого психологическому развитию и усвоению нравственных категорий. На этой основе и выстраивается до сих пор система воспитания и образования. Название этой системы – «педоцентризм» или «а втоматизм».

На протяжении десятилетий они господствовали в совет ской школе и продолжают сегодня господствовать на постс оветском пространстве. Просвещенность неуклонно растет, а нра вственное начало в обществе постепенно исчезает, а вместе с ним исчезает и самодеятельность личности. Остаются лишь лозунги и призывы к инно вационной деятельности. Как считает один из представителей христианской ант опологии В. Зеньковский, автономизм в педагогике был историч ески связан с философией «Просвещения», столь типичной для Х V ІІІ , а отчасти и Х І Х в., – с верой рационального переустройства жизни на началах разума, с признанием, что это перестроение жизни на началах разума является выражением цивилизационного развития.

По мере роста психологического знания, в особенности психологии детства, в педагогическом сознании все яснее встает вопр ос о возможности творческого влияния на развитие детской души путем создания определенных условий жизни ребенка [1, с. 7]. Но если для Г. Песталоции, А. Дистерверга, П. Наторпа и других основоположников социальной педагогики семья и семе йные отношения явля ются первоосновой развития всего общества, то для современной педагогики конструирование самой семьи и семейных отношений есть лишь одно из направлений професси ональной деятельности социального педагога, социального рабо тника и психолога. Они предлагают мо дель оптимальных для да нного государства и проводимой им политики отношений в семье, которая внедряется в жизнь с помощью различных территориал ьных социальных центров, психологических служб и других гос ударственных учреждений.

Эти центры и службы сегодня п ытаются в известной мере конструировать и реальность нашей повседне вной жизни, заменяя ее иррациональные начала концептуальной схемой национальных и политических интересов соответству ющих государств. И, пожалуй, нельзя принижать, как и преувелич ивать их ро ль в развитии современного общества. Однако реальность повседневной жизни, как справедл иво отмечают П. Бергер, Т. Лукман и другие представители фен оменологической социологии, я разделяю с другими людьми. При этом наиболее важно восприятие других людей в с итуации лицом к лицу, которая представляет собой прототип социального вза имодействия. Все другие случаи – отклонения от нее. Семья как раз и является такой повседневной реальностью, сформированной столетиями и аккумулирующей весь социально культурный опыт этих столетий.

Он не сводим к некой абсолютной идее, выведе нной из прошлого развития, и поддающейся логике философской рефлексии типа гегелевской философской системы, а предстает в виде живого общения, символического, эмоционально психологического и других форм взаимодействия друг с другом в ситуации лицом к лицу. «В ситуации лицом к лицу другой предстает передо мной в живом настоящем, которое мы оба переживаем. Я знаю, что в таком же живом настоящем я предстаю перед ним. Мое и его "здесь и сейчас" постоянн о сталкиваются друг с другом, пока длиться ситуация лицом к лицу. В результате происходит пост оянный взаимообмен своей и его экспрессивности.

Я вижу его улыбку, потом, реагируя на мой хмурый вид, он перестает ул ыбаться, потом улыбается снова, видя мою улыб ку и т.д. Каждое мое выражение направлено на него и наоборот, и эта непрерывная взаимность актов самовыражения одновременно доступна нам обоим. Это означает, что в ситуации лицом к лицу я могу "схв атить" множество признаков субъективности другого Конечно, некоторые из них я могу интепретировать неправильно….

Например, субъективная установка на гнев непосредственно выражается в ситуации лицом к лицу с помощью разнообразных телесных знаков – выражения лица, всего положения тела, особых движений ру к, ног и т.д.. Именно это свойство семьи не в состо янии заменить для ребенка ни интернат, ни любой другой иску сственно созданный государством социальный институт, поскольку в семье отражается, прежде всего, реальность повседневной жи зни, а не требование ун иверсальной логики. Реальность повседневной жизни содержит схемы тип изации, на языке которых возможно понимание других и общение с ними в ситуациях лицом к лицу. Так, я воспринимаю другого как «мужчину», «европейца», «покупателя», «живой тип» и т.д. Все э ти типизации непрерывно влияют на мое взаимодействие с ним.

Реальность повседневной жизни в качестве реальности имеет само собой разумеющийся характер. Она не требует никакой дополн ительной проверки сверх того, что она просто существует. Она с уществует как самоочевидная и непреодолимая фактичность. Эта самоочевидная фактичность, к сожалению, выпадает, как из ко нцепции семейного, гендерного и других видов воспитания, так и из концепции инновационного и других видов цивилизационного развития.

Социальная реаль ность семьи и жизнедеятельности женщины одновременно определяется как цивилизационным ра звитием современного общества, так и многообразием культур его социальных общностей и групп. Семья, как и любая другая соц иальная общность, реагирует на вызовы времени, а стоящие перед ней проблемы обретают форму проблем своей эпохи. Это, прежде всего, проблемы эмансипации женщины. Положение ее в совр еменном мире неуклонно изменяется.

Однако решение этих пр облем (проблем политического и социального равноправия, секс уальн ого и экономического насилия и т.д.) и обретение женщиной своего положения в семье, обществе и государстве осуществляется отнюдь не по общему сценарию, написанному в Вашингтоне или Брюсселе, и даже в министерских кабинетах отдельных гос ударств. Средства и способы решения этих и других проблем семья и женщина обретают в своей национальной, региональной, пос еленческой, поло возрастной и других культурах. И не последняя роль здесь принадлежит религиозной вере и религиозным трад ициям. Отношения между ними обычн о обретает форму единства борьбы противоположностей.

Каждая семья обычно формируется как некая общность и нтересов, единство взглядов и ценностных предпочтений, стиля и обр аза жизни, взаимной любви и верности, доверия, долга и ответственн ости за общую судьб у и семейное благополучие. Однако проходит совсем немного времени, и выявляется, что общности то этих интер есов между супругами нет, они различаются уже по самому характеру мышления и общения с другими людьми, так как являются представ ителями различных полов.

Их взгляды и ценностные предпочтения, стиль и образ жизни различаются, по меньшей мере, настолько, насколько не похожи друг на друга те семейные устои, в условиях которых они воспитывались. Позже выявляется и то, что те чувства, которые они раньше прин имали за любовь, вовсе таковой не являю тся, поскольку в отличие от сексуальных потребностей любовь отн осится к числу важнейших нравственных чувств, ориентированных не на самого себя и свои собственные интересы, а на другого.

Сила ее определяется не тем, чт о человек говорит, а тем, что он делает и пре жде всего его способностью жертвовать собой во имя любимой( ого), его (ее) нравственным долгом. И этот долг, так или иначе, связан с самими социальными условиями бытия, условиями настоящей и пр ошлой жизни каждог о из супругов. Наметившиеся противоположности начинают углубляться, увеличивая вероятность разрушения семьи. Дело нередко заканчивается разводом, где то на полпути до окончания формирования семьи как социальной общности. Эта тенденция в большинстве европей ских, или цивилизованных странах, нарастает.

Где же выход, где искать способы достижения некоего единства противоположностей, «отравляющих» нашу жизнь и лишающих надежды на обретение счастливой семейной и общ ественной жизни? Над ответом на этот вопрос труд ились философы всех эпох и всех философских, религиозных и иных направлений. В одном случае ставка делалась на восточной мудрости, в другом – на европейском рационализме и, прежде всего, на диалектическом методе решения социально политических и научных про блем. Основным вопросом выступает здесь вопрос смысла бытия или существования человека в той или иной социальной общности, начиная от семьи и кончая мировым сообществом.

Для чего созд ается семья или другая социальная общность: для счастливого со вместного с уществования или для обретения каких то материал ьных благ? Является ли данный брак браком по любви или по ра счету? Сама логика ответов на поставленные вопросы, а, следов ательно, стратегия и тактика построения семейной жизни могут быть разными. Разными могу т быть и средства достижения п оставленной цели. Логика буржуа в отношении к женщине хорошо проиллюстрирована была еще К. Марксом. Она сводится к пр остому умозаключению: «Я не красивый, но богат, следовательно, я красив. Ибо имея деньги, я куплю любую краса вицу» Стратегия иметь деньги, власть, славу существенно отличается от стратегии быть скромным, справедливым, любящим, честным. В одном сл учае она выражает откровенный индивидуализм и эгоизм, в другом – заботу о благосостоянии самой социальной общности. И п одо бные стратегии проявляются не только в отношении к семье и женщине.

Но было бы все слишком просто, если бы основные пр облемы нашей жизни сводились только к простой дихотомии инд ивидуального и социального существования. В том то и дело, что наша социальн ая жизнь немыслима без того и другого и для своего разрешения требует некоего диалектического метода как метода достижения единства противоположностей.

Таким образом, рассмотрение семьи и женщины в с овременном мире с позиции цивилизационных и социально культурных аспектов и с использованием диалектического метода познания неизбежно выводит нас на многие другие глобальные проблемы современности и вынуждает признать, что рассматрив аемая локальная проблема является лишь частью мировых проблем. К тому же инстит ут семьи на самом деле не существует в отрыве от института воспитания и образования, института права и гос ударственного регулирования в целом.

Однако это вовсе не являе тся логическим основанием для того, чтобы абсолютизировать организационно технические, т ехнологические, синергетические и другие движущие начала социальной институализации в ущерб развитию национальных культур и культур других социальных общностей и социальных групп и представить эту абсолютизацию как требование глобализации, требование совре менности. Но к акие бы глобальные реформы мы не собирались бы проводить, независимо от нашего желания, начинать придется все же с семьи. Семья – тот первокирпичик любого общества, без изменения кот орого нельзя изменить и все общество. Как изменилось совреме нное общество в связи с изменением положения в нем женщины, еще предстоит выяснить, но то, что между этими процессами с уществует внутренняя глубокая связь – факт, пожалуй, очевидный.

Литература

1. Зеньковский, В. Проблемы воспитания в свете христианской ан тропол огии. – М., 1993.

2. Бергер, П. Социальное конструирование реальности / П. Бергер, Т. Лукман. – М., 1995.

А.И. Левко

Другие новости и статьи

« Социальные последствия трансформации ценностных оснований семьи

Сокращение норматива при обеспечении батальона боеприпасами »

Запись создана: Суббота, 15 Июнь 2019 в 0:31 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика