15 Июнь 2019

Новое качество семьи

#семья#качество#общество

Что называется, «на защиту» выносится следующий тезис: кризис семьи продолжает углубляться, основания этого кризиса носят, в том числе и объективный характер, и задача уже не в том, чтобы остановить такого рода кризис, а в том, чтобы выйти из него с наименьшими для общества потерями.

Идеальный вариант развития событий – не только сохранение традиции, но и искусственное конструирование семьи, формирование нового качества семьи, даже появление семьи «из пробирки».

1. Вначале – об очевидном. Уже стало общим местом рассуждать о кризисе семьи. Примеров тому масса и приводить их вновь и вновь бессмысленно. Гораздо важнее признать иное: часть общества уже фактически согласилось с тем, что мы теряем семью как социальный институт, и признать это публично мешают разве что предрассудки разного рода, прежде всего традиционалистского характера.

Такого рода общественное согласие (очевидно, в разных странах и в разных цивилизациях) проявляется в различных сферах и по-разному. Например, в сфере правовой, юридической. Скажем, национальные законодательства, особенно в ряде стран Западной Европы, сегодня переполнены новациями, разрешающими однополые браки, более того, даже разрешающими искусственно изменить пол усыновленного ребенка в связи с изъявленным желанием родителя А и родителя Б.

Все это подается в рамках замечательных либеральных нововведений, базирующихся на приоритете прав человека и никто не обращает внимание на то, что тем самым ортодоксальный, догматический, классический институт семьи рассыпается на глазах. Казуисты от юриспруденции заверяют нас, что они в данном случае идут исключительно от общественных настроений, что их предложения вторичны по отношению к реальности и напрочь забывают, оставляют в стороне самостоятельный характер науки права.

Отрицается наличие (возможность) новых концептуальных построений, которые бы выстроили новую правовую основу понимания проблемы, а не выступали лишь фиксатором сложившегося статус-кво. Предполагаю, что здесь скрыта некая лукавая предпосылка, связанная с тем, что все и все хорошо понимают, а правовые решения принимаются в рамках именно таким образом понятого государственного, общественного заказа.

Далее, это сфера духовная и, прежде всего, религиозная. Уже никого не удивляет, когда высшие иерархи церкви (например, англиканской) освящают в церкви брак между мужчиной и мужчиной, женщиной и женщиной. Никому в голову не приходит простая констатация: если бы Господь желал именно этого, то он бы создал Еву и Еву или Адама и Адама. Но ведь процесс творения привел совсем к иным последствиям, общеизвестным. Здесь происходит то же самое, что и в правовой сфере: нам говорят, что подобного рода конфессиональные решения основываются на реализации права человека, в частности, праве на выбор партнера, но не надо себя обманывать: страдает здесь, прежде всего именно институт семьи. В-третьих, обманывают себя и обманывают сообщество те интеллектуалы, которые стремятся обосновать абсолютность прав человека, в рамках которых (прав) действительно можно «углублять» наше понимание того же института семьи до бесконечности, то есть, до его полного разрушения.

Здесь на первый план выдвигается отдельная тема – понимания феномена прав человека – мы его оставим пока в стороне, а отметим главное. Вовсе не права человека являются первичными в системе тех ценностей, которыми оперирует человек, которые выстраивает та или иная личность.

Таким приоритетом обладают моральные ценности, изложенные в мировых религиях и совершенно непонятно, почему мы, как завороженные, до сих пор следуем однажды высказанным и спорным тезисам. Это как в известной сказке, про Крысолова, и его волшебную дудочку: мелодия действует завораживающе, и все внимают ей, идут за ней, не осознавая, что идут к пропасти. Замечу в заключение данной темы лишь одно: почемуто никто не трудится во благо такого права, как право на семью – чем не тема для обсуждения в рамках все той же заботы о глобальных правах человека.

2. Можно ли протестовать против подобного рода настроений и подобного рода практики? Конечно, и даже факт проведения данной конференции свидетельствует именно об этом. Можно привести многочисленные примеры того, как мировые церкви, интеллектуальное сообщество справедливо протестует против попыток выхолостить тот смысл семейного института, без которого нам останется лишь форма, причем ничего не значащая форма, форма, не имеющая ничего общего с аристотелевской методологией. Но мне хотелось бы обратить внимание на иное: на некоторые объективные характеристики процесса коррозии института семьи. Полагаю, что большинство наблюдателей замечают: несмотря на многочисленные протесты, несмотря на апелляцию к подлинно человеческим ценностям и, прежде всего, ценностям семьи процесс критики основополагающих семейных институций продолжается, у противников института семьи появляются все новые аргументы (как правило, скрытые), внешне отстраненные (юридические, философские и иные).

В чем же заключаются эти объективные обстоятельства? Во-первых, это аргумент метафизический, даже диалектический. Никто не присягал на абсолютную и вечную верность институту семьи и почему нельзя предположить, что в рамках развития цивилизации этот институт будет заменен чем-то иным, более соответствующим потребностям и вкусам людям нового века, по сути, новой цивилизации. Об этих специфических вкусах мы уже вспоминали выше. Но с этим аргументом можно полемизировать и достаточно успешно. Сложнее с иным подходом, суть которого в том, что институт семьи за тысячелетия свого существования не способствовал достижению неких идеальных состояний общества, более того, сегодня мы видим, как в рамках семьи все более нарастают негативные тенденции (пьянство, одиночество, насилие над женщиной, детьми и т.д.).

Вообще получается, что семья не защищает своих членов, более того, она не является гарантом счастливого детства. Чтобы убедиться в этом, достаточно привести соответствующую статистику. Поэтому имеется все больше попыток найти некие альтернативные семье подходы (формы) человеческого общежития и соответствующих ценностей. В общетеоретическом плане это можно только приветствовать: человечество не застывший конгломерат догм и традиций. Вот только вызывают протест те настроения и теории, которые стремятся разрушить имеющееся, не предлагая ничего взамен. Причем не стоит забывать, что ценности семьи – это базовые ценности мировой цивилизации в ее сегодняшнем виде. И если все же усилия разрушителей семьи приведут к успеху, то надо признать прямо: мы будем иметь новую цивилизацию, да и будет ли это новое состояние общества называться словом цивилизация – еще вопрос. В этой ситуации могут быть различные предложения и различные варианты решения вопроса, обращу внимание лишь на один. Условно говоря, речь пойдет о возможности появления семьи «из пробирки».

3. Появление семьи «из пробирки» это одна из попыток адекватно отреагировать на вызовы времени, попытаться найти тот вариант развития событий, который был бы воспринят обществом. Ведь факт: технологические достижения человечества не только, скажем, способствуют сохранению здоровья, но и во многом «убивают» семью.

Зачем вообще семья, если ребенка можно «получить» искусственным путем? Зачем двое партнеров, разнополых партнеров, если современная наука позволяет решить проблему воспроизводства населения и иными способами? Конечно, этот вопрос правомерен, если мы признаем, что основная функция семьи – репродуктивная. Здесь фундаментальная проблема выглядит так: мы боремся за сохранение института семьи, как правило, апеллируя лишь к традиции, опыту, но забываем, что новый век, новое время предоставили новые возможности людям, в том числе и в той сфере, которую деликатно связывают с продолжением человеческого рода.

Другими словами, для того, чтобы сохранить семью, ее надо «выводить» на новую орбиту, обращаясь не только к опыту прошлых поколений, но и реалиям сегодняшнего дня. В этом смысле мы и можем говорить о семье «из пробирки», имея в виду использование возможностей (биологических, философских, иных) для укрепления института семьи. Возможно, пришло время для искусственного конструирования, искусственной поддержки семьи. Этот процесс относится к самым различным сферам нашей жизни. Например, к правовой сфере. Почему бы, не озаботиться концептуальной поддержкой института семьи, привлекая к этой работе известных юристовконцептуалистов. Речь здесь не идет о том, что кого-то надо в чемто переубеждать. Это все же вторично – в контексте данного разговора. Разговор о том, чтобы предложить новое понимание правовой реальности, выдвинуть новые правовые гипотезы и обосновать их – естественно, учитывая приоритет семейных ценностей.

Во-вторых, институт семьи может и должен рассматриваться не только в русле привычных, традиционных подходов. Надо искать резервы, в том числе и философские, метафизические для того, чтобы уже привычные клише могли выглядеть по новому, чтобы ситуация стала приобретать черты привлекательности для тех, кто еще только выбирает приоритеты в жизни. Почему, например, среди основных глобальных проблем, с которыми столкнулось человечество и о которых говорится в университетском курсе философии, ничего не говорится о кризисе семьи? Почему мало кто анализирует предпосылки этого кризиса, в том числе и объективного характера? Вообще в вузах этой проблеме придан некий успокаивающе-констатирующий характер.

Вот, дескать, цифра разводов, вот число одиноких матерей, вот несчастные дети, которые живут вне семьи и т.д. Возможно, нужен проблемный характер изложения, проблемный в том смысле, что надо искать пути выхода из этого кризиса, а не констатировать известное. Далее, почему бы, не привлечь и исследования методологического характера, не искать новые методологические подходы – даже не столько для изучения статус-кво, сколько поиска новых концептуальных «прочтений» темы?

Словом, вопрос заключается сегодня вовсе не в том, чтобы констатировать «вызовы», здесь большого ума не надо. Вопрос даже не в том, чтобы апеллировать к опыту и традициям. Вопрос в том, чтобы находить методологические, социальные, религиозные и иные аргументы для того, чтобы защитить семейные ценности и, следовательно, защитить ту цивилизацию, в рамках которой мы состоялись, и ценности которой мы разделяем. Нам сегодня нужен новый Фома Аквинский – естественно, при условии, что ему будет предоставлены важнейшие базисные достижения нашей цивилизации в качестве логико-методологического инструментария.

Б.М. Лепешко

Другие новости и статьи

« Проблемы современной семьи

Социальные последствия трансформации ценностных оснований семьи »

Запись создана: Суббота, 15 Июнь 2019 в 0:20 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика