15 Июнь 2019

М.В. Ломоносов о проблемах семьи и сохранении народонаселения в России

#Ломоносов#брак#семья

В 2011 году в России широко отмечалась знаменательная дата – 300-летие со дня рождения гениального русского мыслителя Михаила Васильевича Ломоносова. Как ученый-энциклопедист М.В. Ломоносов охватил своим умом широчайший круг проблем и вопросов, начиная с физики, химии, географии и заканчивая историей и литературоведением. При этом все его помыслы и титанические творческие устремления были сориентированы на благо своего отечества.

На благо отечества М.В. Ломоносов исследовал и проблемы семьи, включая вопросы деторождения, здоровья, воспитания и образования. Несмотря на столь отдаленную историческую эпоху, в которую жил и работал русский гений, многие выдвинутые им в этой области идеи актуальны и в наши дни.

Говоря о существующей и все более возрастающей демографической проблеме, политики и ученые обычно имеют в виду сложившееся перенаселение планеты, т.е. наличный избыток населения на земном шаре, численность которого достигла в 2011 году громадной цифры – семи миллиардов человек. Но для ряда стран, в том числе для Беларуси, России, Казахстана и других постсоветских государств современная демографическая проблема состоит не в избытке, а, наоборот, в очевидном недостатке народонаселения. Применительно к России, она возникла не в ХХ и не в ХХІ веках, а гораздо раньше – со времен присоединения к ней огромных территорий Сибири и Дальнего Востока. Поэтому осмыслением и практическим решением демографических вопросов стали заниматься на Руси еще в ХVIII веке. И одним из первых попытался их осмыслить –применительно к той исторической эпохе – М.В. Ломоносов.

Подчеркну сразу, что характеристику взглядов М.В. Ломоносова в данной области следует проводить в контексте объективных обстоятельств – общественных устоев и традиций той исторической эпохи, в которую жил и работал мыслитель, – обстоятельств, которые он не в состоянии был отменить. Но тем весомее и значимее многие воистину революционные идеи и предложения великого ученого, действовавшего наперекор объективным обстоятельствам и субъективным представлениям чрезмерно строгих охранителей уходящей в небытие исторической эпохи. Что собой представляли эти устои?

С одной стороны, в России в ту историческую эпоху были еще достаточно сильны установки «Домостроя», которыми-то и определялся весь жизненный уклад людей, в особенности семейно-бытовые отношения. «Наказывай сына своего в юности его, и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей. И не жалей, младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрет, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти. Если дочь у тебя, и на нее направь свою строгость, тем сохранишь ее от телесных бед: не посрамишь лица своего, если в послушании дочери ходят… Если воспитаешь детей своих в страхе божьем в поучении и наставлении, и до возмужания их сохранишь в целомудрии и в чистоте телесной, законным браком их сочетаешь, благословив, и обеспечишь всем, и станут наследниками имения твоего, и дома, и всего твоего прибытка, который имеешь, то упокоят они тебя в твоей старости, а после смерти вечную память отслужат по родителям своим, да и сами благословенны пребудут вовеки, и великую награду получат от Бога в сей жизни и в будущей, если живут они по заповедям господним» – таковы предписания «Домостроя». Для современного человека они непривычны, если не сказать большего.

С другой стороны, жизнь в России уже постепенно входила в иное русло, что явилось следствием осуществленной Петром І революционной ломки традиционных общественных устоев. Помимо этого, нельзя не учитывать значительно усилившуюся связь России с Европой, и те динамичные процессы, которые шли в Европе, несомненно, оказывали определенное влияние и на жизнь в России, в том числе на семейные отношения.

Такое влияние сказывалось, главным образом, на мировоззрении и повседневном поведении дворянского сословия, активно впитывавшего отнюдь не лучшие европейские образцы семейно-брачных отношений. Но это был все-таки еще восемнадцатый, а не предстоящий драматичный девятнадцатый век, когда нравы дворян в области семейных отношений стали еще более раскрепощенными (об этом можно судить хотя бы по эпистолярному наследию, да и по многим художественным произведениям русских писателей), и когда под влиянием революционной Франции, и вслед за ней, в России оказались возбужденными умы многих мыслителей – М.Л. Михайлова, Н.В. Шелгунова и других, требовавших незамедлительного разрешения «женского вопроса», представленного ими чуть ли не главным политическим вопросом. К проблемам семьи М.В. Ломоносов подходил с разных сторон, но решал ее как ученый и по этой причине во главу угла поставил ее социально-экономический аспект: центральное место по праву заняла проблема формирования здорового населения своего отечества. Именно в таком ключе он рассуждал в работе «О размножении и сохранении российского народа». Пожалуй, следует начать с того, как М.В. Ломоносов понимал могущество государства.

Он считал, что «благополучие, слава и цветущее состояние государств от трех источников происходит. Первое, от внутреннего покоя, безопасности и удовольствия подданных; второе, от победоносных действий против неприятеля, с заключением прибыточного и славного мира; третие, от взаимного сообщения внутренних избытков с отдаленными народами чрез купечество».

Как видим, все три перечисленных источника могущества государства замыкаются, в конечном счете, на народонаселение. Поэтому в своей записке куратору Московского университета И.И. Шувалову он, прежде всего, предложил реализовать ряд конкретных мер по сохранению российского народа. Эти меры касаются как внутренней, так и внешней политики российского государства. Одни из них действительно были своевременными и в какой-то степени реализованы еще при жизни М.В. Ломоносова, другие, наоборот, не могли быть в ту историческую эпоху понятыми, и, следовательно, принятыми, третьи – выглядели как должное – как тот идеал, к которому человек стремится, но который не может быть воплощен в жизнь не только в ближайшей, но и в отдаленной перспективе.

Что касается численности населения России той исторической эпохи, то статистические данные достаточно условны – едва ли их можно признать достоверными. В ту пору не проводились переписи населения, осуществлялись лишь ревизии. Но в такого рода ревизиях не были заинтересованы ни помещики, хозяева крестьян, ни сами крепостные крестьяне, и те и другие всячески старались их избежать: первые – по экономическим соображениям, вторые – по религиозным предрассудкам и своему невежеству. Тем не менее, по мнению историков, население России составило: в 1719 году – 13,6 млн человек, в 1763 году – 18 млн человек, в конце ХІІІ века – 36 млн человек. Для сравнения отметим, что население Франции в 1740 году составляло 30 млн человек. Мы видим, что огромная по своей территория Россия по численности народонаселения уступала такому небольшому по сравнению с ней европейскому государству, каким являлась Франция. Это таило в себе постоянную угрозу, поскольку позволяло европейским государствам – Польше, Швеции, а в 1812 году и Франции осуществлять на Русь смелые набеги.

Для заселения огромнейшего пространства и его обустройства, а также для надежной защиты территории нужны были люди, много людей. Одним из первых осознал всю серьезность этой проблемы М.В. Ломоносов. Чтобы увеличить численность населения, он предложил, во-первых, отказаться от некоторых архаичных и нездоровых, на его взгляд, обычаев, сложившихся на Руси, например, от обычая женить подростков на взрослых женщинах, как и от обычая жениться престарелым мужчинам на молодых девушках – «невеста жениха не должна быть старее, разве только двумя годами; а жених старее может быть 15 летами. …Всего сходне, ежели муж жены старее от 7 до 10 лет». Не приветствовал М.В. Ломоносов и насильственные браки – «где любви нет, ненадежно и плодородие. Несогласие, споры и драки вредят плоду зачатому и нередко бывают причиною безвременному и незрелому рождению».

Вопреки церкви, для «размножения народа и для избежания непозволенных плотских смешений» он считал нужным дать возможность вдовцу заключать четвертый и даже пятый брак, но при условии «представления в свидетели соседей или, еще лучше, родственников по первым супружествам, что в оных поступки его были незлобны и беззазорны», а также вдовым попам и дьяконам в возрасте до 50 лет заключать второй брак. «Возможно ли подумать, – рассуждал он, – чтобы человек молодой, живучи в монашестве, без всякой печали, довольствуясь пищами и напитками, и по всему внешнему виду здоровый, сильный и тучный, не был бы плотских похотей стремлениям подвержен, кои всегда тем больше усиливаются, чем крепче запрещаются?». Более того, М.В. Ломоносов не без веских на то оснований полагал, что «надобно клобук запретить мужчинам до 50, а женщинам до 45 лет». Предложенные М.В. Ломоносовым меры были аргументированными.

В самом деле, насильственно постригая в монахи овдовевших молодых попов и дьяконов, церковь тем самым наносила демографический ущерб государству и моральный урон себе и обществу. М.В. Ломоносов внес также ряд конкретных и достаточно гуманных предложений, касающихся сохранения новорожденных. В первую очередь это касалось незаконнорожденных, для содержания которых предлагалось построить «богаделенные дома», что позволило бы избежать «детского душегубства». Много человеческих жизней уносили болезни. М.В. Ломоносовым в этой связи ставилась масштабная для России задача развивать отечественную медицину, готовить профессиональных докторов, лекарей, совершенствовать «повивальное искусство», открывать аптеки.

Предлагая проект Московского университета, М.В. Ломоносов предусмотрел создание наряду с правовым и философским медицинского факультета, не считая при этом нужным организацию на базе университета теологического факультета, что было характерным для европейской традиции. Он исходил из того факта, что в России «по большей мере простые, безграмотные мужики и бабы лечат наугад, соединяя часто натуральные способы, сколько смыслят, с вороженьем и шептаниями, и тем не только не придают никакой силы своим лекарствам, но еще в людях укрепляют суеверие, больных приводят в страх унылыми видами и умножают болезнь, приближая их скорее к смерти».

Ряд предложений касался церковных обрядов. Например, русский ученый категорически возражал против церковного обряда крещения младенцев в так называемой «натуральной», т.е. холодной воде. Этот вопрос был в ту эпоху весьма актуальным, поскольку «попы, не токмо деревенские, но и городские, крестят младенцев зимою в воде самой холодной, иногда и со льдом, указывая на предписание в требнике, чтобы вода была натуральная без примешения, и вменяют теплоту за примешанную материю, а не думают того, что летом сами же крестят теплою водою, по их мнению, смешанною». М.В. Ломоносов называл таких попов не иначе, как палачами «затем что желают после родин и крестин вскоре и похорон для своей корысти». Серьезные нарекания у М.В. Ломоносова вызывали посты. «Паче других времен, – отмечал он, – пожирают у нас масленица и св [ятая] неделя великое множество народа одним только переменным употреблением питья и пищи. … Мертвые по кабакам, по улицам и по дорогам и частые похороны доказывают то ясно».

Не лучше складывалась ситуация и в праздник Рождества Христова: «Христос воскресе! Только в ушах и на языке, а в сердце какое ему место, где житейскими желаниями и самые малейшие скважины все наполнены. Как с привязу спущенные собаки, как накопленная вода с отворенной плотины, как из облака прорвавшиеся вихри, – рвут, ломят, опровергают, терзают …».

Общий вывод М.В. Ломоносова такой: «Неоспоримое есть дело, что неравное течение жизни и круто переменное питание тела не токмо вредно человеку, но и смертоносно, так что вышеписанных строгих постников, притом усердных и ревностных праздниколюбцев самоубийцами почесть можно». Огромные потери населения связаны с многочисленными разбоями и драками. М.В. Ломоносов предлагает огородить все города каменными стенами или, в крайнем случае, валами и рвами, заполненными водой. Для проезжих назначить места ночлегов, разбойников отлавливать.

Таким образом, М.В. Ломоносов видел решение демографической проблемы в России в первую очередь за счет внутренних ресурсов. Но не исключал возможности использования и внешних ресурсов. Он считал нужным сделать Россию привлекательной страной и для граждан других государств, что позволило бы заселить необжитые или мало обжитые обширные российские пространства. Екатерина ІІ, кстати, в свое время привлекла в Россию в качестве переселенцев немцев. М.В. Ломоносов проявлял заботу не только об увеличении численности населения России, но и о его, говоря современным языком, качественном состоянии.

В этом плане особое значение придавал проблеме образования и воспитания населения, развитию отечественной науки. Именно с образованием, воспитанием и наукой он связывал будущее России как великой державы, ибо «блаженства человеческие увеличены и в высшее достоинство приведены быть могут яснейшим и подробнейшим познанием натуры, которого источник есть натуральная философия, обще называемая физика». Он отмечал исключительную заслугу Петра І, который «предусмотрел за необходимо нужное дело, чтобы всякого рода знания распространить в отечестве и людей искусных в высоких науках, также художников и ремесленников размножить».

Проявляя особое беспокойство о будущем отечественной науки, М.В. Ломоносов не рассчитывал на иностранцев, а полагал нужным активно заняться подготовкой в первую очередь отечественных специалистов, вовлекать в науку талантливую молодежь, подготовить и издать учебники на русском языке, на родном языке читать лекции. В самом деле, задача широкого распространения знаний, т.е. реализация народности как базового принципа программы среднего и высшего образования, могла быть успешно решена лишь в том случае, если, во-первых, к образованию имели бы свободный доступ не только дети дворян, но и мещане, и, во-вторых, если бы языком обучения стал национальный (в данном случае – русский) язык, а не латинский язык, как это было принято в ту пору. В этом плане М.В. Ломоносов был первопроходцем: он не только сам перевел на русский язык многие учебники, но и впервые разработал и впервые прочитал в Академии наук лекции по физике на русском языке. Он же в записке к графу К.Г. Разумовскому предложил прибавить жалованье на содержание гимназистов на 12 рублей.

При этом русский мыслитель был достаточно строгим по отношению к коллегам по академическому цеху, т.е. к членам академии и неоднократно упоминал о наличии «тунеядцев» в этом научном учреждении. Он требовал от ученых добросовестного труда, но при этом ратовал за достойное вознаграждение такого труда. В своем обращении к И.И. Шувалову утверждал: «Ежели кто еще в таком мнении, что ученый человек должен быть беден, тому я предлагаю в пример с его стороны Диогена, который жил с собаками в бочке и своим землякам оставил несколько остроумных шуток для умножения их гордости, а с другой стороны – Невтона, богатого лорда Бойла, который всю свою славу получил употреблением великой суммы, Вольфа, который лекциями и подарками нажил больше пятисот тысяч и сверх того баронство…».

М.В. Ломоносов отстаивал идею системной подготовки отечественных научных кадров. Ее суть сводилась к следующему: предлагалось прежде всего повысить уровень школьного образования путем создания гимназий (согласно проекту ученого, в Москве должны были быть две гимназии – одна для дворянских детей, другая – для разночинцев), а затем продолжить обучение способных выпускников в Московском университете. Самые способные выпускники университета – это будущие ученые, будущее российской науки. Особое место в сочинениях М.В. Ломоносова и в его практической деятельности занимала проблема нравственного воспитания.

Он считал, что добродетельный человек обязан обладать такими качествами: мудростью, благочестием, чистотой, правдодушием, добролюбием, благодарностью, милостью, воздержанием, скромностью, великодушием, незлобием, трудолюбием, терпением, послушанием и др.

К порокам человека относил леность, безумие, нечестие, лютость, скупость, неблагодарность, малодушие, лукавство, злобу, лицемерие, сварливость, упрямство, самохвальство, зависть, ревность и др. По мнению ученого, дети не получают должного домашнего воспитания. Поэтому задача воспитания благородной личности – важнейшая задача школы. Но, чтобы воспитать такую личность, сам воспитатель должен обладать добродетельными качествами. М.В. Ломоносов на протяжении всей своей жизни мужественно боролся с невежеством, лицемерием, казнокрадством, процветавшими в стенах Петербургской академии.

Следует отметить и то, что в разработанных ученым предложениях об устройстве и уставе Петербургской академии, проекте регламента московских гимназий наряду с проблемой обучения очень важное место отводилось проблеме воспитания. Могущество государства определяется не только численностью его граждан, но и их духом, т.е. стойкостью, мужеством, патриотизмом. Именно поэтому М.В. Ломоносов так много внимания уделял проблемам патриотического воспитания, приводил веские доводы в пользу того, что патриотизм, наряду с образованностью общества, являются прочными основаниями государственности. Он не только теоретически обосновывал идею патриотизма, но и своими мужественными поступками, своим упорным каждодневным трудом показал образец служению отечеству. Причем, сферы служения отечеству были самые разнообразные. Например, он впервые обосновал идею Северного морского пути и активно добивался ее практической реализации. А чего только стоит его убеждение в том, что «российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке».

Идеи патриотизма воплощены М.В. Ломоносовым в предложенных им двадцати пяти сюжетах живописных полотен на тему российской истории, среди которых можно назвать такие, как «Взятие Искореста», «Единоборство князя Мстислава», «Мономахово единоборство», «Победа Александра Невского над немцами ливонскими на Чудском озере», «Низвержение татарского ига», «Погибель Расстригина», «Козма Минич», «Сражение Святослава с печенегами в порогах», «Избавление Киева от осады печенежской», «Князь Пожарский бьется с поляками, разоряющими Москву», «Гермоген, патриарх Московский» и др. Патриотическое воспитание, нравственность для М.В. Ломоносова не отвлеченные понятия. М.В. Ломоносов практически ежедневно боролся с невежеством, ханжеством, лицемерием, проникшими во все сферы российского общества той исторической эпохи. Достаточно ознакомиться с письмами русского гения, в которых он характеризовал плачевное положение дел в императорской академии наук, которой фактически управлял немец И.-Д. Шумахер. Сетовал М.В. Ломоносов и на чинимые ему постоянно препятствия академиком Г.Ф. Миллером и другими чиновниками. Об атмосфере, царившей в стенах Петровской академии наук, М.В. Ломоносов поведал незадолго до своей кончины.

В документе «Из "Краткой истории о поведении Академической канцелярии и рассуждении ученых людей и дел с начала сего корпуса до нынешнего времени"» он писал: «Рассматривая все вышеописанное, которое доказывается живыми свидетелями, письменными документами, приватными и публичными, неоспоримо и обязательно удостоверен быть должен всяк, что Канцелярия академическая основана Шумахером для его властолюбия над учеными людьми и после для того утверждена по новому стату и регламенту к великим наукам утеснению, ибо 1) имел он в ней способ принуждать профессоров удержанием жалованья или приласкать прибавкою оного; 2) принятием и отрешением по своей воле, не рассуждая их знания и достоинств, но токмо смотря, кто ему больше благосклонен или надобен; 3) всевал между ними вражды, вооружая особливо молодших на старших и представляя их президентам беспокойными; 4) пресекал способы употреблять им в пользу свое знание всегдашною скудостию от удержки жалованья и недостатком нужных книг и инструментов, а деньги тратил по большей части по своим прихотям, стараясь завести при Академии разные фабрики и раздаривать казенные вещи в подарки… 5) для того всячески старался препятствовать, чтобы не вошли в знатность ученые, а особливо природные россияне, о чем Шумахер так был старателен, что еще при жизни своей воспитал, обучил, усыновил подобного себе коварствами, но превосходящего наглостию Тауберта… ». М.В. Ломоносов дал весьма критичную оценку исследованием академика Г.-Ф. Миллера, посвященным истории России.

Он указал на многочисленные неточности, допущенные Г.-Ф. Миллером, вскрыл их политическую подоплеку – показал, что Г.-Ф. Миллер осознанно хотел принизить русский народ, обосновать его убогость. М.В. Ломоносов писал: «Мнение г-на Миллера о происхождении россов от шведов, а имени их от чухонцев весьма неосновательно, а оное, которое от европейских славных авторов и от целых ученых собраний приемлется, есть весьма основательнее, то-есть, что россы и их имя происходит от роксолан древних». И продолжал: «При сем отдаю на рассуждение знающим политику, не предосудительно ли славе российского народа будет, ежели его происхождение и имя положить толь поздно, а откинуть старинное, в чем другие народы себе чести и славы ищут». М.В. Ломоносов признавал как древность россов, так и красоту их языка. «Красота, великолепие, сила и богатство российского языка, отмечал он, – явствует довольно из книг, в прошлые века писаных, когда еще не токмо никаких правил для сочинений наши предки не знали, но и о том едва ли думали, что оные есть или быть могут…». Таким образом, к решению демографических проблем России гениальный русский ученый и мыслитель подходил комплексно: с одной стороны, он считал нужным увеличивать народонаселение страны и предложил для этого ряд конкретных мер.

С другой стороны, осознавая то, что мощь государства определяется не только количеством его граждан, но и уровнем их интеллектуального, культурного развития, он ратовал за радикальное улучшение качественных характеристик российского населения путем его образования, просвещения и воспитания. В разные периоды своей научной деятельности М.В. Ломоносов осмыслил и с целью «приращения общей пользы» высказал свое видение многих других важных проблем, органично связанных с проблемой сохранения российского народа. К ним можно отнести следующие: «о истреблении праздности», «о исправлении земледелия», «о исправлении и размножении ремесленных дел и художеств», «о лучших пользах купечества», «о лучшей государственной экономии», «о сохранении военного искусства во время долговременного мира» и др.

Т.И. Адуло

Другие новости и статьи

« Эволюция понятия «Отечество» в российской педагогической мысли

Межпоколенные отношения в глобализирующемся мире »

Запись создана: Суббота, 15 Июнь 2019 в 0:01 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика