14 Март 2016

«Крымский вопрос» как фактор национальной безопасности современной России

18 марта в нашей стране отмечается важный праздник – День воссоединения Крыма с Россией. На территории Республики Крым этот день является праздничным и выходным согласно республиканскому закону №80-ЗРК/2015 от 3 марта 2015 года.

Воссоединение Крыма и Севастополя с Россией существенно повлияло на состояние защищенности национальных интересов нашей страны. Можно констатировать, что в сфере международной политики сформировался так называемый «крымский вопрос», который превращается в один из приоритетных факторов, определяющих уровень национальной безопасности России в ХХI столетии.

Совсем недавно таким цивилизационно-политическим фактором считался исламский фундаментализм, который воспринимался как основной источник вызовов и угроз российским интересам. Однако, события на Украине 2013-2015 гг. показали, что именно на юго- восточных рубежах России возник узел противоречий, существенно дестабилизирующий международные отношения и требующий пристального внимания со стороны руководства страны и экспертного сообщества. В области военной безопасности возвращение Крыма в состав России несет очевидные преимущества стратегического характера. Во-первых, Россия вернула себе ключевой плацдарм Черноморского региона, позволяющий контролировать воздушные и морские транспортные коммуникации в радиусе не менее тысячи километров вокруг.

В случае возникновения международного кризиса, гипотетической локальной или региональной войны «крымский авианосец» создает очевидные преимущества в противодействии внешней агрессии, а также при проведении превентивных оборонительных акций в Средиземноморском бассейне или на Балканском театре возможных военных действий. Во-вторых, присоединение Крыма буквально спасло Черноморский флот от полной деградации как полноценной боевой единицы. По своему фактическому состоянию на 2014 г. он в большей степени соответствовал не оперативно-стратегическому объединению, то есть собственно флоту, а уровню флотилии, способной решать только тактические и частично оперативные задачи. Из-за открытого противодействия украинских властей Россия не имела возможности для пополнения флота современными кораблями, вооружениями и техникой, подрывался процесс боевой учебы моряков-черноморцев.

Теперь не только Военно-морские силы России, но и все другие вилы и рода войск Вооруженных Сил обрели возможность для наращивания своих контингентов на ключевом геополитическом плацдарме, оснащения войск современными средствами вооруженной борьбы и повышения уровня их профессионализма и боевой готовности. В-третьих, российская армия существенно расширила свою инфраструктуру и нарастила материальные ресурсы за счет остававшихся на полуострове еще со времен СССР военных объектов и предприятий оборонно-промышленного комплекса. В свою очередь, Украина, как фактический союзник США и блока НАТО понесла серьезные материальные потери и моральный ущерб, на деле лишившись в среднесрочной перспективе иметь полноценные военно- морские силы и содержать места их базирования. В-четвертых, полностью исключена возможность военного присутствия НАТО в Крыму, попытки которого имели место на протяжении последних десяти лет.

Меры по приближению инфраструктуры НАТО к границам России, преподносимые как ответ Запад на крымскую операцию, на самом деле планировались безотносительно принадлежности государственной полуострова. Таким образом, обладание Крымом в определенной мере ослабило эффект военно- политического экспансионизма США и их союзников. Однако, существенно усилив военный компонент национальной безопасности России, возвращение Крыма весьма противоречиво сказалось на состояние других видов безопасности. Так, серьезные вызовы предстоит преодолеть в таких областях, как информационная, энергетическая, продовольственная, экологическая безопасность. Наиболее тревожна ситуация с экономической безопасностью, которая в результате скоординированных действий США и Европейского союза оказалась существенно подорвана как в Крыму, так и во всероссийском масштабе. Конфронтация с Западом выразилась в череде финансово-экономических санкций и эмбарго его стороны, обостривших негативные процессы в российской экономике и способные серьезно усилить социальную напряженность в стране.

Присоединение Крыма, в отличие от ситуации XVIII столетия не юридически не признано ни ведущими мировыми державами, ни прежним обладателем, то есть Украиной. Основные международные организации также уклонились от поддержки решения референдума крымчан и севастопольцев о воссоединении с Россией. Наиболее серьезным вызовом национальной безопасности России, стало превращения «крымского вопроса» в вопрос «новороссийский». Будучи по сути гражданской войной и проявляясь в форме конфликта «низкой интенсивности», конфликт на Донбассе стал логическим и трагическим продолжением «русской весны». При этом России идеологически и идейно приходится иметь дело с агрессивным украинским национализмом совершенно нового типа. Если в первые годы после распада СССР национал-радикалы Украины имели опору в основном в Галиции и на Волыни и представляли так называемы «этнический национализм» (приоритет национального начала над государственным), то в 2014 г. ведущей тенденцией стало проявление «политического национализма».

В последнем случае его адепты уповают не столько на национальные, сколько на общегосударственные ценности – территориальную целостность и суверенитет страны. Разумеется и «традиционные» националисты бандеровского разлива нисколько не ослабили свои позиции. Но лагерь идейных противников «русского мира» куда более сложен и неоднороден по своему составу. Очевидным стало крушение стереотипа о пророссийской ориентации Днепровского Левобережья. Как оказалось значительная часть русскоговорящих украинцев и этнических русских, после двух десятилетий антироссийской пропаганды, крайне враждебно восприняло крымские события и активно выступила против проекта Новороссии.

Центрами нового националистического движения фактически выступают Киев и Днепропетровск. Большинство членов «Партии регионов», воспринимавшейся как если не союзник, то политический партнер России, примкнуло к радикальным силам либо воздерживается от открытой политической борьбы. Сказались усилия западных правительств, зарубежной украинской диаспоры и неправительственных фондов и организаций по демонизации облика России и перекодированию исторической памяти некогда единого народа. Наиболее опасным последствием утверждения «политического национализма» на Украине может стать ее превращение в наиболее мотивированного геополитического противника России. Аналогами могут быть признаны затяжные политические и мировоззренческие конфликты между Сербией и Хорватией или между Индией и Пакистаном. В подобном случае «крымский вопрос» превращается в провоцирующий фактор, обуславливающий международные противоречия на многие годы вперед. Помимо негативных последствий идеологического характера нерешенность крымского вопроса обусловлена территориально- географическим фактором.

Пограничные рубежи Республики Крым, доставшиеся России в 2015 г. были официально признаны только по окончании Гражданской войны, когда в 1921 г. была упразднена Таврическая губерния с центром в Симферополе. Именно в это время оказалась прервана устойчивая административная связь Крыма с материком. Во вновь образованную Автономную Крымскую Социалистическую Советскую Республику, относящуюся к РСФСР, не оказались включены три уезда Северного Причерноморья, населенных преимущественно украинцами и всегда являвшимися связующим звеном между полуостровом и окружающим миром. Из исторического наследия известно, что никогда государственные или административно-территориальные образования, под чьей юрисдикцией находился Крым, не ограничивались только его территорией. Так, Крымское ханство, в 1783 г. присоединенное Россией, простирало свои рубежи от современной Молдавии до реки Терек.

В российский период Крым административно входил в Новороссийскую, а затем - в Таврическую губернии, границы которых протирались далеко за пределы полуострова. Известно, что все попытки утверждения российского влияния в Крыму начинались именно с Севера и стали успешными после твердого закрепления России в Северном Причерноморье. Из изложенного выше становится понятным, что решение «крымского вопроса» в значительной степени будет зависеть от степени лояльности прилегающих к Крыму материковых территорий - или в форме «пророссийской Украины» или в виде независимой от Киева Новороссии. Подводя итог, отметим, что воссоединение Крыма и Севастополя с Россией серьезно повлияло на состояние национальной безопасности нашей страны. Добившись очевидного геополитического успеха, Россия оказалась перед необходимостью мобилизации своих сил и ресурсов для парирования новых вызовов и угроз своим национальным интересам. Именно на обоснование приоритетов решения «крымского вопроса» и проблемы Новороссии должны быть нацелены усилия экспертного сообщества и институтов гражданского общества современной России.

Цыбаков Д.Л. РАНХиГС при Президенте РФ

Другие новости и статьи

« Гособоронзаказ подвергнут секвестру

Перспективы укомплектования вспомогательного флота ВМФ России в 2016 году »

Запись создана: Понедельник, 14 Март 2016 в 17:30 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России, Современность.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика