13 Октябрь 2018

Проблемы определения понятия идеологемы в средствах массовой информации

В условиях обществ переходного типа роль и статус СМИ носят иной характер, чем в странах развитой демократии. Реальностью стали свобода слова и мысли, политический и идеологический плюрализм, право на получение и распространение информации и т.д. СМИ не только реагируют на политические события, но и воздействуют на них: СМИ становятся посредниками и инструментом внутренней и внешней политики, формируя, корректируя и изменяя общественное мнение.

СМИ принимают активное участие в формировании ценностного сознания общества, воздействуя на когнитивную и оценочную сферы аудитории. Возможности влияния СМИ на общественное мнение и поведение наиболее ярко проявляется посредством таких универсалий, как идеологема. Первое использование понятия «идеологема» относится к началу XX века, но в последние годы оно снова оказалось в фокусе интересов исследователей.

Наиболее часто данное понятие применяется в постсоветских исследованиях медиатекстов, идеологий и пропаганды в рамках языково-культурологических, политологических, историогра- фических, социологических и других обществоведческих дисциплин. Подобный интерес обусловлен тем, что понятие «идеологема» позволяет рассмотреть не только языковые, но и идеологические, концептуальные особенности медиатекстов советского и постсоветского периода.

Необходимость и актуальность изучения идеологем обусловлены изменением языкового восприятия современного мира. Проявившийся во второй половине XX века «Лингвистический поворот» переместил философское и социологическое восприятие мира в языковое, дискурсивное пространство.

Тем самым возросла необходимость изучения дискурсивных практик как способа формирования и восприятия картины мира. Впервые понятие «идеологема» введено в науку русским философом, филологом, литературоведом Михаилом Бахтиным, на идеи и творчество
которого серьезное влияние оказали марксизм и русский формализм. Согласно М. Бахтину, текст – это полифония (многоголосие), которую нужно понимать в широком смысле, как сплетение точек зрения, дискурсов, идеологий. А конструирование смысла можно понять как взаимовлияние этих голосов. Заметим, что язык не оторван от идеологий, а является полем полилогии идеологий, где идет борьба формирования смыслов. Понятием «идеологема» М. Бахтин указывает на объективно существующие формы идеологии: идеологема – это экспликация, способ репрезентации той или иной идеологии1 . М. Бахтин понимал и идеологему, и идеологию в самом широком смысле. Термин «идеологема» был введен М. Бахтиным в литературоведческом контексте. «Говорящий человек в романе – в той или иной степени идеолог и слово его всегда – идеологема. Особый язык в романе – всегда особая точка зрения на мир, претензия на социальную значимость» .

Однако идеи Бахтина о слове, языке, «диалогическом» романе послужили основой не только для литера- туроведческой и лингвистической мысли, но и для обществоведческих исследований, оказавшихся в лингвистической парадигме (посредством Юлии Кристевой, оказав влияние на развитие подходов семиотики, французского структурализма и постструктурализма . В случае термина «идеологема» мы также видим попытки дальнейшего применения, которые выходят за заранее обозначенные рамки и входят в более широкий дискурс текстовых исследований. Идеологемы во многих трудах рассматриваются как инструменты выявления общественной реальности и общественных процессов. Формой существования идеологем является знаковая форма, например, слово, словосочетание или визуальный образ. Идеологемы исследуются с целью выяснения, каким образом они, как ключевые языковые и коммуни- кационные факторы, влияют на общество и его социально-культурную деятельность. Следовательно, они выступают как главные элементы борьбы за формирование и переформирование смыслов, как «носители» и «репрезентаторы» смысла и, тем самым, как узлы воспроизводства смысла. Таким образом, посредством идеологем разворачивается формирование, переформирование и распространение идеологии в социально-культурной и общественной жизни. Работы об идеологемах можно найти у многих авторов, например, таких как Н. Купина, Н. Клушина, Т.Б. Радбиль, Г. Гуссейнов, Е. Малышева, А. Безродная4 и др. Рассмотрим подходы некоторых из указанных авторов, посвященные проблеме определения понятия «идеологема». Н.А. Купина – одна из первых исследователей на постсоветском пространстве, кто обратился к понятию «идеологема».

Она отмечает языковой статус и когнитивное свойство идеологемы, определяя ее как «мировоззренческую установку (предписание), облеченную в языковую форму» 1 и «языковую единицу, семантика которой покрывает идеологический денотат или наслаивается на семантику, покрывающую денотат неидеологический» 2 . Н.И. Клушина рассматривает идеологему в рамках публицистики СМИ и в контексте распространения политического слова. Согласно Клушиной, «идеологема предполагает целенаправленное воздействие со стороны адресанта (отправителя речи) на сознание адресата (получателя речи) с помощью заранее заданной идеи3 . Такая идея носит обобщенный характер и ориентирует массовое сознание в заданном направлении (…) утверждение в СМИ определенных идеологем, соотнесенных с политической установкой издания, закономерно» 4 . Т.Б. Радбиль выдвигает на первый план ценностные, оценочные аспекты: идеологемой является «…любое словесное обозначение значимых для личности духовных ценностей, при котором как бы размывается прямое, предметное значение слова, а на первый план выходят оценочные, эмоционально-экспрессивные коннотации, не имеющие опоры в непосредственном содержании слова» .

А. Безродная в своей статье (2013г.) в числе прочих приводит следующее бахтиновское определение идеологемы: «Идеологема – это идеологически полновесное слово (в большинстве случаев активное и действенное)» 1 . И на его основе отмечает: «Эта дефиниция, представленная М.М. Бахтиным, по своей сути очень краткая и емкая. Она определяет основную функцию идеологемы – волюнтативную. Это слово в его действии, в оказании определенного воздействия на слушающего и меняющее его картину мира» 2 . Таким образом, идеологема понимается как текстовая единица идеологического воздействия. Понятие было основательно разработано Г. Гусейновым, рассмат- ривающим идеологемы как непосредственные, мельчайшие единицы идеологии (в частности, советской). Он формулирует идеологему как знак или стабильную целостность знаков, указывающий участникам коммуникации (читателю, телезрителю и пр.) истинное и допустимое и содержит предупреждение о недопустимом . Г. Гусейнов проявляет более широкий подход к понятию «идеологема», не сводя его проявления только к слову, словосочетанию или предложению. Для Г. Гусейнова в качестве идеологемы могут выступать также окончания слов, содержащие идеологические смыслы.

Так, в своем труде «Советские идеологемы в русском дискурсе 1990-х» он выделяет идеологемы-буквы («еръ», б, н, е), идеологемы-падежные окончания (измена Родины и измена Родине; Федеративная Республика Германии и Федеративная Республика Германия), идеологемы-имена, идеологемы-цитаты4 . К числу идеологем Г. Гусейнов относит и русский (кириллический) алфавит при его использовании неславянскими народами. Согласно Г. Гусейнову, идеологемами в широком смысле могут считаться также несловесные формы представления идеологии – символы (серп и молот), визуальные объекты искусства (памятники, автопортреты, карты, карикатуры и пр.), а также музыкальные символы. Тем не менее, они все равно подчиняются языку, и он (язык) должен быть основным предметом анализа идеологий. Таким образом, формы проявления, репрезентации идеологем могут быть разными. И вполне возможно, что их знаковые выражения могут не иметь прямой связи с их означаемыми смыслами.

Просто идеологемы, приобретая различные знаковые выражения, демонстрируют базовые концепты идеологии. Согласно Е. Малышевой, «под идеологемой целесообразно понимать единицу когнитивного уровня – особого типа многоуровневый концепт, в структуре которого (в ядре или на периферии) актуализируются идеологически маркированные концептуальные признаки, заключающие в себе коллективное, часто стереотипное и даже мифологизированное представление носителей языка о власти, государстве, нации, гражданском обществе, политических и идеологических институтах» 1 .

Таким образом, исследователи под понятием «идеологема» понимают концептуальный элемент, имеющий эмоциональный, ценностный и идеологическо-волюнтативный аспекты, который объективизируется посредством различных феноменов языковых уровней. Формами существования идеологем являются, по сути, сами идеологемы разного типа, представленные на разных уровнях текста. Таким образом, мы замечаем один из важных методологических аспектов изучения идеологемы: имея концептуальный, когнитивный, ментальный характер, понятие «идеологема» и его трактовка входят в прямую связь с локальным, социально-культурным, политическим контекстом, приобретают также многослойные ценностные свойства. Как обслуживающие идеологию знаковые или словесные элементы, идеологемы тесно связаны с ценностями, их усваиванием (интернализацией) или даже спекуляцией.

Ценности могут использоваться как идеологемы (например, на основе важности ценности семьи или национальной безопасности с разной целью возможна спекуляция идеологем «национальная безопасность» или «армянская семья») и, наоборот, посредством введения в обращение того или иного устоявшегося выражения возможна попытка сформировать что- либо как отдельную ценность (например, «борьбу с сектами»). Зачастую идеологемы «эксплуатируют» патриотические ценности, направляя их в политическое русло. В случае формирования идеологем, содержание того или иного концепта упрощается, насыщается политическими идеями, эмоциональными оценками, мифологизируется и подвергается контентному расширению. Например, слово «трудящийся« в толковых словарях трактуется как живущий своим трудом человек, но в советском обществе, будучи использованным в качестве идеологемы, оно приобрело расширенное значение – типовой субъект, деятельность которого направлена на благо интересов страны. Зачастую, для выражения определенной идеологии, идеологемы в СМИ выступают бинарными оппозициями. Например, советский (наш, хороший, правильный) и буржуазный (чужой, плохой, неправильный). В постсоветских СМИ осмысление этих идеологем диаметрально изменилось. В то же время тот сегмент общества, который ранее крайне скептически и с недоверием подходил к понятию советский, сегодня переосмыслил его, и теперь уже для определенных социальных кругов «советский» стал символом хорошего. Таким образом, идеологема в тот или иной исторический период является стабильным знаком, словом, словосочетанием, фразеологизмом, несущим определенную идеологическую нагрузку, придающую

определенный смысловой оттенок, как, например, «общечеловеческие ценности», «приватизация», «свобода слова» и т.д. Идеологемами могут быть слова (например, «партийный», «патриотизм», «буржуазный», «Арцах»), словосочетания («независимая Армения», «могучая родина»), предложения («Армения – это ты»), а также целые тексты. Идеологема имеет мировоззренческую, ценностно-ориентирующую и регулирующую функции и строго поставлена на службу интересам правящих социальных групп и государства. Цель идеологем – подчинить себе как официальную, так и неофициальную, неформальную реальность. Обобщая вышеупомянутые подходы, в качестве определения идеологемы предлагаем: идеологема – это носящая идеологический месседж единица, которая узнаваема как закрепленный знак – слово, выражение, имеет эмоционально-ценностный аспект, выступает в характерном контексте или ассоциативным образом выдвигает необходимый контекст. Таким образом, она концентрирует определенную информацию и является ее «кратким названием».

Сегодня реальность, конечно же, более многоплановая, в том числе в идеологическом аспекте, нежели в советский период, которому посвящено большинство исследований идеологем. Как бы то ни было, в наше время в вопросе понимания неоднородного информационно-идеологического влияния идеологемы остаются актуальным и прикладным элементом анализа. Введенные в обращение идеи всегда тесно связаны с тем социальным контекстом, в котором они развиваются и действуют. В этом плане различные идеологии сегодня выражают растущую социальную дифференциацию общества – постепенное увеличение числа культурных и экономических групп, формируемые ими различные точки зрения, в отличие от прежнего – гомогенного общественного сознания, присущего более однородному обществу1 . При анализе содержания идеологем в медиатекстах следует учитывать ряд их характеристик, в том числе, политико-идеологическую принадлежность (либерализм, социализм и т.д.), эмоциональное интонирование (положительное, отрицательное, двойное и т.д.), связь с определенной ценностью, ценностной ориентацией (ценность какой сферы обыгрывается в идеологеме), вероятный агент формирования и распространения (внутренний или внешний, властный или иной), контекст и подтекст (в каком более общем социальном контексте и с каким подтекстом звучит данная идеологема). Имеет смысл также учитывать, что одно и то же слово или словосочетание в некоторых случаях могут выступить как идеологема, в других – не иметь такого применения. Например, слово «Армения» в описательном, информационном тексте может встречаться просто как название страны, а в других случаях – получать присущее понятию «родина» осмысление, с положительными или отрицательными оттенками.

Из вышеупомянутых теоретических определений следует, что предварительные этапы изучения идеологем в медиатекстах целесообразно проводить с целью их выявления и дифференцирования по качественному признаку. Наш опыт изучения дискурса СМИ Армении с таким подходом позволил выделить десятки идеологем, которые, группируя в несколько этапов, классифицировали в четыре тематические группы .

Так, на самом крупном уровне обобщения мы получили четыре сферы идеологем: «внутригосударственная политическая», «внешнеполитическая», «этнона- циональная» и «общественная». В ходе исследования иногда одна и та же вербальная единица выступала в качестве разных идеологем, с учетом этого, в зависимости от смысловой нагрузки, контекста и подтекста данная вербальная единица причислялась к конкретной группе. Например, «Армения» в медиатекстах семантизируется и как «родина армянства», и как «государство», функционируя в первом случае в «этнонациональной», а во втором – «внутригосударственной политической» или «внешнеполи- тической» сфере. Следовательно, можем отметить, что «Армения» является идеологемой, введенной в обращение в различных дискурсах и идеологических кругах, и ее можно считать неоднозначно воспринимаемой.

Об однозначном и неоднозначном осмыслении идеологем говорит А.П. Чудинов, отмечая, что сторонники различных политических взглядов используют неоднозначные идеологемы по- разному и с различными эмоциональным интонированием2 . Следующая группа – идеологемы с однозначным осмыслением, предполагающие конкретные идеологические и ценностные взгляды, уже «используется только сторонниками определенных политических взглядов», тогда как их политические противники для характеристики тех же реалий предпочитают использовать иные обозначения3 . Следовательно, важно также измерение эмоциональных позиций в отношении идеологем.

И опять же по нашим наблюдениям шкала эмоциональности идеологем в медиатекстах намного более чувствительна, нежели просто положительное-отрицательное. Так, качественные наблю- дения позволяют заранее выделить следующие интонации различных идеологем: 1. положительная-пристрастная, с любовью, восторженная, горделивая, 2. положительная (стимулирующая), 3. отрицательная (не поощряющая-критикующая), 4. саркастическая, ироничная, 5. Возму- щенная, 6. ненависть, вражда, 7. уравновешенная (недостатки и преимущества), 8. озабоченная, 9. унижение, оскорбление. В дальнейшем, в зависимости от цели исследования и требований количественного представления данных, можно поместить вышеупомянутые эмоциональные проявления в наиболее широкие группы .

Несмотря на то, что широким полем для изучения идеологем являются медиатексты (массовая информация, реклама, агитационные и PR кампании) и, в частности, политические медиатексты, это не означает, что идеологемы не проявляются в других сферах и дискурсах (научном, спортивном, развлекательном, бытовом) общественной жизни. Просто политические (а также религиозные) тексты остаются самыми выразительными платформами противостояния формирования смыслов, где идеологемы выступают как идеи, выражающие национальные, культурные ценности. Следовательно, в аспекте изучения широкого спектра генерируемых и распространяемых в обществе идеологем наиболее целесообразно изучение медиатекстов и, в частности, текстов средств массовой информации, поскольку они отличаются возможностью многообразия дискурсов.

Проблемы и перспективы развития общества в современных условиях : Коллективная монография. Второй выпуск / отв. ред. С.В. Бойко. – Череповец : Филиал СПбГЭУ в г. Череповце, 2015. – 252 с.

Другие новости и статьи

« Культура чтения как один из факторов духовного воспитания личности

Александр Невский: мир с Литвой »

Запись создана: Суббота, 13 Октябрь 2018 в 13:41 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика