Полевое водообеспечение войск в боевой обстановке



Полевое водообеспечение войск в боевой обстановке

#продовольствие#тыл#водообеспечение

Фактор своевременного обеспечения войск водой невозможно переоценить. Особое значение вопросы водоснабжения приобретают тогда, когда боевые действия ведутся в маловодных районах. Откроем Энциклопедический словарь инженерных войск: «Водообеспечение войск, обеспечение войск водой по установленным нормам подразделяется на водообеспечение войск в пунктах постоянной дислокации и полевой – во время боевых действий, а также учений и маневров.

Полевое водообеспечение войск организуется НИВ (НИС) во взаимодействии с тылом, медицинской и химической службами и включает разведку источников, добычу, очистку, хранение, подвоз (доставку) и выдачу воды, контроль за ее качеством. Для водообеспечения войск оборудуются пункты водообеспечения…» [1]

Созданием ведущими мировыми державами миллионных армий огромное значение приобрели вопросы их водообеспечения. Об этом в ведущих странах Европы задумались задолго до начала Первой мировой войны. Так, уже в 1912 г. к поискам воды в германской армии были привлечены геологи. В армии Великобритании на западноевропейском театре военных действий поисками воды руководил капитан Кинг. В русской армии именно геологи занимались водообеспечением воинских частей. В Красной армии уже к началу Великой Отечественной войны было подготовлено Наставление по полевому водоснабжению войск и в сентябре 1941 г. пошло в войска. Снабжение войск водой в полевых условиях являлось одной из важных задач инженерного обеспечения в оборонительных и наступательных боях.

На инженерных войсках лежала обязанность снабжать соединения и части техническими средствами добычи и очистки воды, а также мягкой тарой для ее хранения и транспортировки. В составе инженерных войск имелись отдельные гидротехнические роты, отдельные роты полевого водоснабжения и отряды глубокого бурения. В ряде операций к выполнению такого рода работ привлекались и другие инженерные части, а для самых простейших из них, не требующих специальной подготовки и сложных технических средств, – подразделения и части родов войск. Транспортировка и обеззараживание воды возлагались соответственно на органы тыла и медицинскую службу. Разведку на воду обычно производили группы из 4-5 подготовленных саперов.

Кроме них, в состав общевойсковой и инженерной разведки включались 3-5 саперов-гидрологов для разведки имевшихся источников воды. Надо заметить, что, отступая под натиском наших войск, гитлеровцы стремились превратить оставляемую территорию в зону пустыни. Варварски разрушая города и поселки, они приводили в негодность водопроводы, колодцы. А те водохранилища, которые оставались целыми, засыпали мусором, бросали в них трупы животных, отравляли воду.

Так, вода в открытых водоемах с запрудами, которые были широко распространены в южных приморских районах, часто оказывалась зараженной трупным ядом, или сами запруды были разрушены бомбардировкой. Понятно, что объем работ, связанных с водоснабжением наших наступающих частей и подразделений, неизмеримо возрастал. В зависимости от обстановки пункты водоснабжения устраивались различной производительности, но наибольшее их число было ротного и батальонного типа. Пункты водоснабжения устраивались преимущественно на шахтных колодцах различных типов. На ряде фронтов до 20-40% пунктов водоснабжения на шахтных колодцах составляли пункты с простейшими колодцами (так называемыми «копанками»), однако, как правило, их количество не превышало 10%.

Также пункты водоснабжения устраивались и на скважинах, глубина которых в большинстве случаев не превышала 15 м. Однако бурились новые или использовались существующие скважины глубиной от 20 до 70 м, а в отдельных случаях – до 100 м (в Крыму была пробурена одна скважина глубиной 105 м). Достаточно широко применялась обработка воды. На крупных пунктах водоснабжения с поверхностными водоисточниками производилось коагулирование воды с отстаиванием и фильтрованием через фильтры табельные и из подручных материалов, а также ее хлорирование. В ряде случаев производилось только коагулирование воды с отстаиванием.

Широко и успешно практиковалось хлорирование воды хлорной известью непосредственно в шахтных колодцах. В первый год Великой Отечественной войны применялись также табельные носимые хлораторы для хлорирования воды газообразным хлором (к примеру, на Ленинградском фронте). Для обеззараживания воды в индивидуальной таре (фляге, котелке) в значительных количествах употреблялись пантоцид и гипохлорит кальция. Для осветления и обеззараживания воды войсками применялись также носимые фильтры.

В маловодных районах практиковались устройства водоразборных пунктов, в том числе крупных, а также подвоз воды, иногда на расстояния в десятки километров. Подача воды на крупные водоразборные пункты осуществлялась железнодорожными цистернами и даже специальными поездами (Крымский фронт в 1942 г., Забайкальский фронт в 1945 г.). В наступлении и на марше войска пользовались запасами воды, возимыми в табельной или подручной таре на боевых и транспортных машинах.

Практика войны подтвердила целесообразность применения в ряде случаев полевых водопроводов небольшой протяженности, которые обычно прокладывались для обеспечения водой полевых управлений фронтов. В одной из дивизий 4-го Украинского фронта по дну залива Сиваш проложили водопровод диаметром 50 мм и длиной 1 км из газовых труб. В целях разведки на воду уже в 1941 г. на ряде фронтов Великой Отечественной войны работали отдельные специалисты – геологи и гидрогеологи – или целые их группы. В числе прочих задач они обслуживали полевое водоснабжение войск. На отдельных участках фронтов Великой Отечественной войны гидрогеология играла большую роль в полевом водоснабжении войск.

Можно привести много примеров значения подземных вод для водоснабжения Советской армии для некоторых южных приморских районов. Здесь требовалась подвозка к передовым позициям воды из артезианских скважин, так как неглубокие воды этих районов, вскрытые колодцами в отдельных местах, часто оказывались горько-солеными и непригодными для питья. Находила использование также вода родников, выходящих из известняков-ракушечников. Весьма показательным является пример, когда командование немецких войск не учло гидрогеологические особенности нашего южного театра военных действий. Дело в том, что немецкие инженеры так и не сумели обеспечить получение подземных вод, что привело к потере почти всего конского поголовья.

В третьем периоде Великой Отечественной войны в операциях 1944-1945 гг. появились и нашли свое признание такие элементы боевого порядка и оперативного построения инженерных войск, как: гидротехнические группы и отряды, отряды водоснабжения и др. Во время подготовки операций инженерные части и подразделения расширяли в исходном районе для наступления сеть пунктов водоснабжения, подготовленных в период обороны.

С этой целью проводили разведку источников воды, определяли ее количество и качество, ремонтировали и строили новые колодцы и скважины, создавали пункты водоснабжения на позициях и путях движения прибывающих войск. Кроме того, саперы изготавливали тару (в дополнение к табельной) для транспортировки воды и распределяли ее по частям и соединениям родов войск. Пункты водоснабжения (в зависимости от имевшихся источников) устраивались на шахтных колодцах, скважинах, мелкотрубчатых колодцах, родниках, поверхностных источниках. При отсутствии последних создавались водоразборные пункты на привозной воде и на водопроводах; в отдельных случаях использовалась вода, полученная от таяния снега.

Пункты водоснабжения были различной производительности, но преимущественно ротного и батальонного типа. Оборудовались они непосредственно в районах размещения тыловых подразделений, а иногда прямо на позициях войск, на пунктах управления, в медицинских и других тыловых учреждениях и частях, а также на маршрутах движения войск. Для лучшей организации обеспечения водой создавались нештатные команды водоснабжения, для этого в каждом батальоне (дивизионе) выделялось отделение, дивизионном и корпусном саперных батальонах – рота, а в инженерной бригаде – один батальон полностью и по роте в других батальонах.

Для того, чтобы составить представление о том, какой большой объем сил требовала организация водоснабжения войск, приведем такие данные. В период подготовки к контрнаступлению гидротехнические роты и рота полевого водоснабжения Сталинградского фронта построили 50 шахтных колодцев и отремонтировали 9 колодцев, 45 саперных рот предназначались для обеспечения наступающих войск водой.[2] При подготовке контрнаступления в трудном положении оказались войска 28-й армии, действовавшие в безводных степных районах. Минимальная их потребность в воде на 1 ноября 1942 г. определялась около 2 тыс. куб. м в сутки. Дебит же всех источников составлял всего 600 куб. м в сутки, что составляло немногим больше одной четверти от потребного объема. Некоторые части армии находились на расстоянии 20-25 км от источников воды. Шахтные колодцы, отрытые в нескольких местах, давали горько-соленую воду.

Аналогичное положение создалось и на левом фланге 51-й армии. Для обеспечения войск водой 28-й и 51-й армиям были приданы соответственно 45-я гидротехническая рота и 80-я рота полевого водоснабжения. В короткие сроки они пробурили в наименее обеспеченных водою районах необходимое количество скважин. Для снабжения водой госпиталей, эвакопунктов и запасных полков в полосу фронтового тыла на направление этих армий была выделена 44-я гидротехническая рота, которая с 1 по 20 ноября построила 50 и отремонтировала 9 колодцев в районах, имевших пресную воду.[3] Даже в составе героического десанта на Малой Земле были воины 54-й гидротехнической роты.

В невероятно трудных условиях, под сильным огнем противника они обеспечили водой отважных воинов. 1 апреля 1943 г. по постановлению военного совета 18-й армии рота была направлена на восстановление водопровода от Кабардинки до цементного завода «Октябрь» протяжением 19 км. Водопроводная линия от артиллерийского огня и бомбовых ударов противника сильно пострадала. За 15 суток воины восстановили ее, ликвидировав в 52 местах все разрушения. Чтобы не пускать воду в занятый врагом Новороссийск, в районе цементного завода «Октябрь» в 20 м от переднего края, саперы перерезали трубопровод и поставили заглушку.

Все участники этой операции были награждены медалью «За отвагу».[4] И еще один пример. Большой объем работ по водоснабжению был выполнен при подготовке и проведении Крымской операции весной 1944 г. Так, 6, 54-я гидротехнические роты и 56-я рота полевого водоснабжения в ходе подготовки операции оборудовали на Таманском полуострове 98 источников воды общим дебитом 3900 куб. м в сутки. В ходе наступления в Крыму 6-я, 16-я и 54-я гидротехнические роты обследовали 350 шахтных колодцев, родников и скважин, восстановили водопроводы в городах Керчь, Феодосия и Старый Крым.[5] Сложнее обстояло дело со снабжением войск водой (особенно в связи с антисанитарным состоянием источников воды) в исходных районах для наступления во 2-м и 3-м Украинских фронтах при подготовке Ясско-Кишиневской операции.

Потребовалось обследовать все источники воды, закрыть непригодные, отремонтировать сохраняемые и отрыть новые. Только в полосе 2-го Украинского фронта было отрыто и отремонтировано более 2,5 тыс. колодцев. Для выполнения этих работ, кроме частей полевого водоснабжения, было привлечено по одному специально подготовленному взводу от каждой армейской бригады. В результате каждый стрелковый, танковый батальон имел не менее одного пункта водоснабжения. Большинство источников, используемых войсками, находилось в системе ходов сообщения, что давало возможность пользоваться водой в любое время суток. В траншеях переднего края были устроены ниши и установлена тара с питьевой водой. По неполным данным, за время войны была произведена разведка более 53 тыс. шахтных колодцев и более 500 только глубоких скважин, а также выполнено более 20 тыс. химических и более 15 тыс. бактериологических анализов воды.

При разведке подземных вод было пробурено более 800 мелких и глубоких скважин. [6] В большинстве городов и населенных пунктов производилась специальная разведка головных сооружений, водопроводной сети и системы электроснабжения. Особое место в истории Великой Отечественной войны занимает Маньчжурская стратегическая наступательная операция. Решительные военно-политические цели определили и основное содержание замысла операции. В самом общем виде он заключался в том, чтобы силами войск Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов осуществить стремительное вторжение в Маньчжурию по сходящимся в центре ее территории направлениям. При этом основные удары нанести с территории Монгольской Народной Республики на восток и из советского Приморья – на запад. Планировалось рассечь главную группировку Квантунской армии, окружить и последовательно уничтожить ее по частям.

Затем предстояло овладеть важнейшими административными и военно-промышленными центрами Шэньяном, Чанчунем, Харбином, Гирином. В военных действиях против японских войск летом 1945 г. в районе безводных Монгольских степей и в горах Большого Хингана громадную роль играли подземные воды для обеспечения знаменитого маневра частей Советской армии. Особые трудности в водоснабжении войск пришлось преодолевать в ходе Хингано-Мукденской фронтовой наступательной операции. Для Забайкальского фронта, наступавшего в пустынно-степной местности, водоснабжение войск было самой главной и самой нелегкой задачей. Еще до прибытия с запада основной массы войск Забайкальского фронта для создания системы их водоснабжения было выделено 5 инженерных батальонов и рота полевого водоснабжения. Они развернули работы в районах предстоящей выгрузки войск, на маршрутах выдвижения и в районах сосредоточения.[7] Недостаток воды стал ощущаться сразу же с началом наступления.

В связи с этим была установлена жесткая норма расходования – 5 литров в сутки на человека, 25 литров – на автомашину и 100 литров – на танк. С прибытием с запада трех армий, а также инженерных частей и соединений фронтового подчинения мероприятия по водообеспечению приняли еще более широкий размах. Помимо 8 гидротехнических рот и 3 рот полевого водоснабжения для обеспечения войск водой из каждой штурмовой или инженерно-саперной бригад выделялось по батальону, из остальных батальонов этих бригад – по роте, из корпусных и дивизионных саперных батальонов – по роте. В частях родов войск создавались нештатные команды водоснабжения из расчета одно стрелковое отделение (орудийный расчет) на батальон (дивизион). С 10 июля по 8 августа инженерные войска с помощью нештатных команд построили 1194 и отремонтировали 322 шахтных колодца, ввели в действие 21 буровую скважину, развернули 61 пункт водоснабжения.[8] В результате удалось почти полностью удовлетворить потребность фронта в воде.

В ходе наступления водоснабжение было организовано следующим образом. Инженерные подразделения, действовавшие с передовыми отрядами, выполняли работы в таком объеме, чтобы к моменту подхода главных сил иметь полностью оборудованные пункты водоснабжения. Нештатные команды полевого водоснабжения следовали вместе со своими частями и занимались подвозом и раздачей воды, а в некоторых случаях оборудовали пункты водоснабжения.

Саперные батальоны дивизий выполняли работы по обеспечению водой частей своих соединений. Роты полевого водоснабжения производили оборудование крупных пунктов водоснабжения армейского назначения на базе открытых водоемов или колодцев. За время продвижения войск от государственной границы до хребта Большой Хинган инженерные части фронта построили 209 и отремонтировали 11 шахтных колодцев, оборудовали 20 пунктов водоснабжения. Наступавшие в высоком темпе части и соединения, как правило, своевременно снабжались водой. Это в немалой степени способствовало успеху всей операции. Инженерные части спешно оборудовали пункты водоснабжения. Пункты армейского значения организовывались ротами полевого водоснабжения на базе существующих водоемов или колодцев.

Роты полевого водоснабжения и гидротехнические роты на протяжении 60-100 км маршрута одновременно обслуживали 3-4 пункта водоснабжения. Подразделения армейских и фронтовых инженерных бригад строили колодцы на маршрутах движения войск, а дивизионные саперные батальоны обеспечивали водой части дивизий в местах привалов и дневок. Нештатные команды полевого водоснабжения стрелковых полков следовали вместе со своими частями и занимались распределением воды, а также оказывали помощь в оборудовании источников воды. Расстояние между основными пунктами водоснабжения для стрелковых соединений устанавливалось 25-30 км, а для танковых и механизированных соединений – 70-75 км. В качестве дополнительных источников между пунктами водоснабжения обычно строились отдельные колодцы. Кроме того, каждое соединение обеспечивалось суточным возимым запасом воды.

Перевозилась вода транспортом самих войск в табельной и подручной таре. В полосе 2-го Дальневосточного фронта много сил и средств было затрачено на обеспечение войск водой. Еще до прибытия соединений с запада были обеспечены водой окрестности города Чойбалсана, где происходило временное сосредоточение войск, а также два основных пункта: Соловьевск – Чойбалсан и Чойбалсан – Тамцаг-Булак. В районе Чойбалсана в радиусе 25 км саперы построили 100 шахтных колодцев с общим дебитом около 20 000 куб. м в сутки. На маршруте Чойбалсан – Соловьевск, предназначавшемся для движения механизированных войск и автотранспорта, выгружавшихся на станции Соловьевск, построили и отремонтировали 118 колодцев с дебитом 500 куб. м воды.

На маршруте Чойбалсан – ТамцагБулак было развернуто четыре пункта водоснабжения.[9] Опыт операции свидетельствует о том, что действиям войск в пустынной и безводной местности должна предшествовать предварительная подготовка источников воды на маршрутах движения, в районах сосредоточения и исходных. Обеспечение войск водой в ходе наступления, по опыту Забайкальского фронта, потребовало использования до половины состава всех инженерных частей, сосредоточения большого количества специальных подразделений водоснабжения и привлечения общевойсковых частей, выполнявших работы под руководством саперов. Для добычи воды было отрыто 25 тыс. колодцев и пробурено большое количество скважин. [10] Что во многом позволило нашим войскам сохранить высокой темп наступления. Как видим, проводимые в ходе Великой Отечественной войны мероприятия позволили, в общем, успешно решать задачи обеспечения войск водой.

ЛИТЕРАТУРА

1. Энциклопедический словарь инженерных войск. М., 2005. С. 55.

2. Инженерные войска. М., 1982. С. 213.

3. Инженерные войска Советской аамии 1918-1945. М., 1985. С. 464.

4. ЦАМО РФ, ф. 69, оп. 12120, д. 743, л. 3-5.

5. ЦАМО РФ, ф. 69, оп. 12111, д. 1621, л. 43-44.

6. Военно-инженерное искусство Советской армии. М., 1958. С. 275.

7. Инженерное обеспечение наступательных действий войск Советской армии 1941-1945 гг. М., 1968. С. 37.

8. Операции Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне. М., 1958. Т. 4. С. 675.

9. Инженерные войска. С. 313314. 10. Там же. С. 329.

Февраль 2016 | Армейский сборник

Б. СЕМЯННИКОВ,
Н. ИБРАГИМОВ,
Ю. ВОЛКОВ



Другие новости и статьи

« Духовное назначение образования и его проблемы

Другой взгляд на Сталина »

Запись создана: Воскресенье, 7 Апрель 2019 в 15:19 и находится в рубриках Новости, Продовольственное, Транспорт.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы