Владимир Набоков - старший



Владимир Набоков - старший

oboznik.ru - Владимир Набоков - старший
#история#криминалист#общество

Владимир Дмитриевич Набоков, русский криминалист и политический деятель, сын министра юстиции при Александре II, был в свое время очень широко известен. Семейное предание гласило, что он был даже незаконнорожденным сыном Александра II. Родился в Царском Селе (ныне город Пушкин) в 1869 году.

Окончив юридический факультет Петербургского университета, в 1894–1899 годах служил в Государственной канцелярии при Государственном совете, был камер-юнкером. В то же время с 1895 года Владимир Дмитриевич был профессором уголовного права в Училище правоведения, секретарем Санкт-Петербургского юридического общества при университете. Написал учебник и ряд статей по уголовному праву, был редактором газеты «Право». Будучи гласным петербургской Городской думы, слыл либералом, еще большим чем его отец. В 1904 году за свои политические убеждения лишился придворного звания камер-юнкера.

Владимир Дмитриевич был участником земских съездов 1904–1905 годов и «Союза Освобождения», стал одним из основателей конституционно-демократической партии, товарищем председателя ее ЦК, издателем-редактором печатного органа партии — журнала «Вестник Партии Народной Свободы», соредактором газеты «Речь». Избранный членом 1-й Государственной думы, Владимир Дмитриевич за подписание Выборгского воззвания, призывавшего население к гражданскому неповиновению, отбыл трехмесячное заключение в петербургских «Крестах». В Первую мировую войну как офицер ополчения (июль 1914 — сентябрь 1915) служил делопроизводителем в Главном штабе в Петрограде. Считая, что во время войны по своему служебному положению он должен быть вне политической и партийной жизни, Набоков «следил за нею только извне как сторонний наблюдатель»

В дни Февральской революции 1917 года это отношение к своему месту в политике Набоков изменил. Утром 2 марта по просьбе сослуживцев он сказал краткую речь — о том, что «деспотизм и бесправие свергнуты, что победила свобода, что теперь долг всей страны ее укреплять, что для этого необходима неустанная работа и дисциплина». С прежней службы Владимир Дмитриевич уволился 3 марта: сославшись на свою неподготовленность, отказался от поста финляндского генерал-губернатора. Он активно включился в формирование и работу центральных органов новой власти, был назначен управляющим делами Временного правительства. Считал, что этот пост приобретал особое значение: «Предстояло создать твердые внешние рамки правительственной деятельности, дать ей правильную однообразную форму. Разрешить целый ряд вопросов, которые никого из министров в отдельности не интересовали».

Именно Набоков 3 марта вместе с бароном Б.Э. Нольде составил акт отречения великого князя Михаила Александровича, в котором не исключалась возможность восстановления монархического строя с санкции Учредительного собрания. Набоков считал, что восшествие Михаила Александровича на престол невозможно, так как противоречит закону о престолонаследии. С другой стороны, он считал, что «если б династия удержалась на троне, власть и ее престиж были бы сохранены. Но я не вижу, каким образом это могло бы удасться Временному правительству без монарха» Набоков был убежден, что «одной из основных причин революции было утомление войной и нежелание ее продолжить». Весной Набоков старался убедить вождя кадетов П.Н. Милюкова в том, «что трехлетняя война осталась чуждой русскому народу, что он ведет ее нехотя, из-под палки, не понимая ни значения ее, ни целей…». Впрочем, позднее, 2 сентября, Набоков выступил в петроградской Городской думе в защиту смертной казни за антивоенную пропаганду. Отмечают, что «как юрист, как либеральный правовед и гуманист, он был убежденный противник смертной казни…

Но в эти поворотные решающие для России месяцы понял, что спасти армию, вести дальше войну до победного конца можно только при суровой дисциплине, и он имел смелость сказать это во всеуслышание». С конца марта Набоков стал членом Юридического совещания для предварительных юридических заключений по «мероприятиям Временного правительства, имеющим характер законодательных актов», вошел в состав Комиссии по выработке закона об Учредительном собрании. В дни Апрельского кризиса Набоков сочувственно отнесся к предложению левого кадета Н.В. Некрасова пойти на коалицию с эсерами и меньшевиками и на компромисс с Советами. В период Июльского кризиса выступил в ЦК партии кадетов против решения о разрыве правительственной коалиции и отставки министров-кадетов. Набоков был в числе тех, кому А.Ф. Керенский предложил войти в правительство в качестве «частных лиц», однако соглашение не состоялось.

В августе Набоков пришел к выводу о неспособности Временного правительства вывести страну из кризиса; на заседании ЦК партии кадетов накануне московского Государственного совещания заявил, что «военная диктатура и буржуазное министерство — это последние судороги, чтобы спасти существование государства». После провала корниловского выступления и отъезда в Крым П.Н. Милюкова, Набоков фактически стоял во главе Центрального комитета партии кадетов.

На совещании 22–25 сентября в Зимнем дворце по вопросам организации власти выступил за создание Предпарламента только как совещательного органа. В октябре вошел в составе кадетской фракции в Предпарламент (Временный Совет Российской Республики): был членом Совета старейшин, товарищем председателя комиссии по иностранным делам и товарищем председателя Предпарламента. По заданию ЦК партии кадетов М.С. Аджемов и Набоков вступили в переговоры с лидерами эсеров и меньшевиков, преследуя «совершенно определенную цель — укрепление Временного правительства в его борьбе с большевизмом».

После победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Набоков вошел от кадетской фракции Городской думы в Комитет спасения Родины и Революции. «Но увы, — вспоминал он, — только в самые первые дни можно было предаваться иллюзиям и думать, что Городская дума вместе с Комитетом спасения смогут стать каким-то организующим центром, который окажет большевикам организованное сопротивление. Очень скоро стало ясно, что никакой организованной силы в их распоряжении не имеется». В ноябре участвовал в возобновившей свою работу комиссии по выборам в Учредительное собрание. На одном из заседаний, проходившем под председательством Набокова, комиссия постановила «безусловно игнорировать СНК, не признавать его законной властью и ни в какие отношения с ним не вступать».

В ответ 23 ноября декретом СНК комиссия была распущена, ее члены, в том числе Набоков, арестованы и помещены в Смольный. Впрочем, 28 ноября он был освобожден, но утром 29 ноября прочел декрет, ставящий партию конституционных демократов вне закона и предписывающий арест ее руководителей. Вечером того же дня он выехал к семье в Гаспру (Крым), возможно, не зная, что был избран единственным кадетом — членом Учредительного собрания по Петроградской губернии. Видный политик везде на виду, и с 15 ноября 1918 года Набоков стал министром юстиции Крымского краевого правительства. 15 апреля 1919 года семье Набокова пришлось покинуть и Крым.

В эмиграции он издавал с П.Н. Милюковым в Лондоне журнал «New Russia». Но затем их политические позиции разошлись. В 1920 году Набоков перебрался в Берлин, был членом и председателем различных русских эмигрантских организаций, соредактором газеты «Руль». В историю вошел мужественный и жертвенный поступок Владимира Дмитриевича Набокова: он погиб 28 марта 1922 года при покушении на П.Н. Милюкова, закрыв его собою и пытаясь обезоружить террориста.

Воловик А.М. Личность на фоне эпохи. Том II. От Владимира до Владимира… /А.М. Воловик — М.: Издательский дом «АЛВО», 2012. —



Другие новости и статьи

« Владимир Набоков - младший

Владимир Соловьев »

Запись создана: Понедельник, 11 Ноябрь 2019 в 0:19 и находится в рубриках Гражданская война, После Крымской войны, После Русско-японской войны.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы