18 Январь 2022

Владимир Каппель

#история#гражданскаявойна#каппель

Как несправедлива бывает история к людям высокого полета, рожденным для великих свершений, когда они попадают во времена смут и потрясений! Адмирал Колчак мог войти в историю России как исследователь Арктики, строгий и справедливый командующий славным Черноморским флотом.

См. также: 7 фактов из жизни генерала Каппеля

А запоминается последнее — бесславная гибель в Иркутске преданного белочехами Верховного главнокомандующего Вооруженными силами Белого движения, обреченного историей на поражение. Вот и Каппеля могли бы помнить как блестящего военачальника Первой мировой войны, защитника Отечества.

Но, примкнув к Белому движению, он был обречен вместе с ним на десятилетия забвения. И только теперь, когда настало время «собирать камни», основательно всматриваться в глубины собственной истории, имя Каппеля возрождается, вызывая к себе огромное уважение масштабом этой уникальной личности. Родился Владимир Оскарович Каппель 16 (28) апреля 1883 года в уездном городе Белев Тульской губернии. Его семья — один из примеров органичного врастания в ткань российскую пришельцев из других народов. Его отец, Оскар Павлович Каппель (1843–1889), потомственный дворянин Ковенской губернии с корнями выходцев из Швеции. Служил в Туркестане, вначале «нижним чином», а затем офицером в Ахалтекинской экспедиции Русской армии 1880–1881 годов.

Находясь в отряде знаменитого «белого» генерала М.Д. Скобелева, в ночь с 11 на 12 января 1881 года он участвовал во взятии укрепленной крепости текинцев Геок-Тепе. За отличия, оказанные в делах 5 апреля 1866 года при урочище Мурза-Рабат, юнкер облегченной батареи, Оренбургской артиллерийской бригады Оскар Каппель был награжден солдатским Георгиевским крестом IV степени. За храбрость, проявленную при взятии крепости Джизак, был произведен в прапорщики армейской пехоты и удостоен ордена Святой Анны IV степени с надписью «За храбрость» и ордена Святого Станислава III степени с мечами и бантом. В 1881 году он перешел на службу в Отдельный корпус жандармов ротмистром. Еще три десятилетия назад слово «жандарм» считалось чуть ли не бранным в политическом смысле. Но в последние годы появилось немало свидетельств, что отбирали на эту государственную службу людей наиболее подготовленных и развитых, честных и преданных Отечеству. Мать Владимира Каппеля — Елена Петровна, дочь генерал-лейтенанта Петра Ивановича Постольского — участника Крымской войны, героя обороны Севастополя, кавалера ордена Святого Георгия IV степени. Гражданскую войну и советское время Елена Петровна пережила, заменив одну букву в своей фамилии и став Е.П. Коппель. Жила в Москве. И жену Владимир Каппель выбирал из своего круга — Ольга Сергеевна, урожденная Строльман, родилась 24 июля 1890 года в семье действительного статского советника, горного начальника Пермских пушечных заводов. Выбирал, впрочем, не из корыстных побуждений, а по большой любви. Их венчание состоялось в 1909 году тайно (Владимир выкрал возлюбленную из родительского дома и обвенчался с ней в сельской церкви), поскольку родители невесты были против ее брака с молодым офицером. Отношения Каппеля с ними нормализовались только после его поступления в Николаевскую академию Генерального штаба, что позволяло рассчитывать на успешную карьеру. Во время гражданской войны Ольгу Сергеевну большевики взяли в заложники, однако попытки шантажировать с помощью нее генерала успехом не увенчались. Ради спасения детей, она отказалась от мужа. После Гражданской войны осталась в России, снова взяв девичью фамилию Строльман. Скончалась 7 апреля 1960 года. Дети — Татьяна и Кирилл.

Свое призвание Владимир Каппель видел в воинской службе. Он окончил 2-й кадетский корпус в Петербурге в 1901 году, потом Николаевское кавалерийское училище в 1903 году по первому разряду и был выпущен корнетом в 54-й драгунский Новомиргородский полк. В этом полку он получил в 1906 году чин поручика, стал с 1907 года полковым адъютантом. В его аттестации за 1908 год, в частности, говорилось: «В служебном отношении обер-офицер этот очень хорошо подготовлен, занимал должность полкового адъютанта с большим усердием, энергией и прекрасным знанием. Нравственности очень хорошей, отличный семьянин. Любим товарищами, пользуется среди них авторитетом. Развит и очень способен. В тактическом отношении, как строевой офицер, очень хорошо подготовлен… Имеет большую способность вселять в людей дух энергии и охоту к службе. Обладает вполне хорошим здоровьем, все трудности походной жизни переносить может». В 1910 году он был награжден орденом Святого Станислава III степени. В Императорскую Николаевскую военную академию поступил Владимир Каппель со второго захода, зато учился блестяще и окончил ее в 1913 году по первому разряду с правом получения преимуществ при прохождении службы, был произведен в штаб-ротмистры. За успехи в изучении военных наук 8 мая 1913 года был награжден орденом Святой Анны III степени. Служил с 1913 года в Московском военном округе, 2 февраля 1915 года причислен к Генеральному штабу. С самого начала Первой мировой войны Владимир Оскарович находился в действующей армии, в штабе 5-го армейского корпуса по 3 февраля 1915 года исполнял обязанности обер-офицера для поручений.

Непосредственно на фронт попал он в должности старшего адъютанта штаба 5-й Донской казачьей дивизии (с 9 февраля 1915 года). Произведен в капитаны, в октябре–ноябре того же года исполняет обязанности старшего адъютанта штаба 1-го кавалерийского корпуса в составе 1-й армии Западного фронта. С 9 ноября 1915 по 14 марта 1916 года он — старший адъютант штаба 14-й кавалерийской дивизии, где временно исполнял даже обязанности начальника штаба дивизии. С 18 марта 1916 года Владимир Каппель переведен на должность штаб-офицера для поручений в Управление генерал-квартирмейстера штаба главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта. В это время в штабе фронта под руководством главнокомандующего генерала от кавалерии А.А. Брусилова разрабатывалась одна из самых успешных за всю войну операций русской армии — Луцкого прорыва (позже получившего название «Брусиловский прорыв»). Каппель вместе с другими штабными офицерами деятельно участвовал в разработке этой операции. 15 августа 1916 года Владимир Оскарович был произведен в подполковники и в штабе Юго-Западного фронта занял должность помощника начальника Оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера, где и застала его Февральская революция 1917 года. Накануне «Корниловского мятежа» 2 августа 1917 года Владимир Оскарович возглавил разведывательное отделение штаба главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта. В заявлении солдат, состоявших при штабе Юго-Западного фронта в Бердичеве, он попал, наряду со своим непосредственным начальством — главнокомандующим фронтом генералом А.И. Деникиным, начальником штаба генаралом С.Л. Марковым и генерал-квартирмейстером М.И. Орловым, в число «приверженцев старого, монархического строя, несомненно участников контрреволюционного заговора… которых надлежало немедленно снять с занимаемых должностей».

Однако, в отличие от генералов Деникина и Маркова, Владимир Оскарович арестован не был, и даже был допущен к временному исполнению должности начальника оперативного отделения Управления генерал-квартирмейстера штаба фронта. А 2 октября 1917 года Каппель оставил службу и убыл в разрешенный ему по болезни отпуск в Пермь к своей семье. На фронт мировой войны Владимир Оскарович больше не вернулся и окончательного развала армии уже не застал. Весной 1918 года он некоторое время служил в штабе подчиненного советским властям Приволжского военного округа в Самаре. Никакого участия, однако, ни в становлении формируемой Красной армии, ни в боевых действиях на ее стороне не принимал. Большевики тогда брали в заложники членов семей офицеров. Есть версия и о том, что Владимир Оскарович принадлежал к одной из тайных офицерских организаций и выполнял в штабе у большевиков ее задание. От предложенной красными должности заведующего отделом Окружного штаба он отказался. Более того, при первой же возможности оказался в Народной армии Комитета членов Учредительного собрания. Численность первых добровольческих частей — пара рот пехоты, эскадрон кавалерии и конная батарея о двух орудиях —

была ничтожна, и желающих командовать ими среди офицеров было немного — дело считалось заранее обреченным на провал. Вызвался только один подполковник Каппель: «Согласен. Попробую воевать. Я монархист по убеждениям, но встану под какое угодно знамя, лишь бы воевать с большевиками…» И воевать Каппель начал так удачно, что уже в июне–августе его имя стало греметь по всей Волге, Уралу и Сибири. Первоначально Владимир Оскарович возглавил сформированный 9 июня 1918 года в Самаре отряд добровольцев в 350 человек, названный 1-й добровольческой Самарской дружиной. Ядром формирующейся Народной армии стали бывшие корниловцы, не пробившиеся на Юг России и осевшие на Волге. Брал Каппель не числом, а умением, по-суворовски, что уже показала его первая блестящая операция в Сызрани.

Она прошла в точности по плану командира: благодаря «широкому маневру» — излюбленному способу ведения боевых действий Каппеля впоследствии, сочетание которого с «глубоким обходом» всегда приводило к громким победам над красными. Взяв 11 июня 1918 года Сызрань внезапным ошеломляющим ударом, 12-го отряд добровольцев Каппеля уже возвращается в Самару. Откуда по Волге перебрасывается к Ставрополю и берет город, очистив попутно от красных берег Волги напротив города. 10 июля Каппель уже дает новое сражение под Сызранью, занятой было вновь красными, и вернул ее под контроль КОМУЧа. Затем последовало взятие Бугуруслана и Бузулука, разгром Каппелем красных у станции Мелекес. Вскоре подполковник Владимир Каппель стал одним из самых знаменитых белых генералов на Восточном фронте. За его голову была назначена премия — 50 тыс. рублей. А 17 июля каппелевцы, совершив 150-ти километровый марш-бросок к Симбирску, взяли город с бою.

Симбирск обороняли превосходящие силы красных (около 2000 человек и сильная артиллерия) под командованием ставшего известным впоследствии советского военачальника Г.Д. Гая. Но он ничего не смог противопоставить «коронному» внезапному фланговому маневру Каппеля, ранним утром 21 июля сбившего красную оборону Симбирска и, перерезав железную дорогу Симбирск-Инза, с тыла ворвавшемуся в город. За победу под Симбирском приказом КОМУЧа Каппель был произведен в полковники. Уже 22 июля Каппель был назначен командующим действующими войсками Народной армии, а через три дня его 1-ая добровольческая Самарская дружина была развернута в Стрелковую бригаду особого назначения из двух полков, легкой, гаубичной и конной батарей общей численностью в 3 тыс. человек. После взятия Симбирска операции Народной армии развиваются в двух направлениях: от Сызрани на Вольск и Пензу, от Симбирска — на Инзу и Алатырь и по обоим берегам Волги к устью Камы. Успехи Каппеля напугали большевистское руководство. Троцкий требует подкреплений и прибывает лично на Волгу. Все возможные силы красных в срочном порядке начинают отправляться на Восточный фронт. Выдвинувшись 1 августа из Симбирска на пароходах, флотилия Народной армии, предварительно разгромив в устье Камы вышедшую навстречу флотилию красных, 5 августа уже создала угрозу Казани, высадив десанты на пристани и противоположном берегу Волги. Каппель с тремя ротами направился на восток, в обход города, в то время как чехи повели наступление на город от пристани. 6 августа в середине дня Каппель вошел в город с тыла, вызвав панику в рядах оборонявшихся большевиков.

Сражение затягивалось из-за упорнейшего сопротивления латышских стрелков (советский 5-й Латышский полк), потеснивших чехов обратно к пристани. Но в этот момент на сторону белых перешли 300 бойцов Сербского батальона, размещавшихся в Казанском кремле. Сопротивление латышей было сломлено. 5-й Латышский полк целиком, во главе с командиром, сдался. Это был единственный случай за всю Гражданскую войну, когда латышские части сдавались. Военно-полевой суд приговорил их, как иностранцев, взявшихся не за свое дело, к расстрелу. После двухдневных тяжелых боев, несмотря на численное превосходство красных, 7 августа к полудню Казань была взята совместными усилиями Самарского отряда Народной армии, ее боевой флотилии и чехословацких частей. Потери Самарского отряда составляли 25 человек. Что касается оборонявшихся в Казани красных, то о них лучше всего сказал лично Ленину командовавший Восточным фронтом вместо убитого И.И. Вацетис: «…в своей массе они оказались к бою совершенно неспособными вследствие своей тактической неподготовленности и недисциплинированности».

После взятия Казани в противобольшевистский лагерь в полном составе перешла находившаяся в Казани Академия Генерального штаба, благодаря успеху войск Каппеля удалось восстание на Ижевском и Воткинском заводах, по реке Вятке ушли из Камы красные, и Советская Россия лишилась камского хлеба. В Казани были захвачены огромные склады с вооружением, боеприпасами, медикаментами, амуницией, а также с залотым запасом России (650 млн золотых рублей в монетах, 100 млн рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности). Кстати сказать, Каппель сделал все, чтобы вовремя вывезти золотой запас России из Казани и сохранить его для Белого движения. Со взятием Казани Народная армия была реорганизована: создавался Поволжский фронт, в составе которого объединялись все русские и чехословацкие войска. Фронт разделялся на войсковые группы: Казанскую, Симбирскую (под командованием полковника Каппеля), Сызранскую, Хвалынскую, Николаевскую, Уфимскую, группу Уральского казачьего войска и группу Оренбургского казачьего войска. А Каппель приступает к разработке плана наступления на Москву через Нижний Новгород. До столицы оставалось всего около 300 верст. На собрании офицеров Генерального штаба в Казани Владимир Оскарович настаивал на дальнейшем движении на Москву. План Каппеля основывался на полученных сведениях о готовности выступить против советской власти рабочих нижегородского Сормовского завода. Каппель предложил развить успех — с ходу взять и Нижний Новгород, а вместе с ним и второй «золотой карман», что наверняка лишило бы большевиков «золотого ключика» в игре с кайзером: до подписания «Дополнительных соглашений» в Берлине оставалось всего 20 дней.

Но штабная «тройка», а также чехи, ссылаясь на отсутствие резервов для обороны Самары, Симбирска и Казани, категорически воспротивились смелому плану Каппеля, утверждавшего, что в гражданской войне побеждает тот, кто наступает. Вместо наступления эсеры предпочли ограниченную оборону, что стало крупной стратегической ошибкой КОМУЧа, ибо приток добровольцев в Народную армию был слабым — даже преподаватели и слушатели Академии Генштаба в Казани уклонились от мобилизации, соблюдая «нейтралитет». Между тем большевистское командование прикладывало все силы, чтобы вернуть Казань. В Свияжск, где засели отступившие от Казани остатки разбитых красных войск, прибыл нарком Троцкий. Он применил самые жестокие меры к установлению дисциплины в разрозненных и деморализованных красных войсках. Благодаря остававшемуся в руках большевиков стратегически важному мосту через Волгу 5-я армия большевиков быстро получала подкрепления, и в скором времени Казань оказалась окружена красными с трех сторон. Из состава Балтийского флота на Волгу большевистское руководство перебросило 3 миноносца, а местные волжские пароходы красных были вооружены тяжелыми морскими орудиями. Преимущество на воде быстро перешло к красным. Самара не дала дополнительных резервов, заявив, что Казань должна держаться своими силами. Силы добровольцев таяли, а красные усиливали напор, направив на Волгу свои лучшие войска. Каппелю же вместо похода на Москву уже через неделю после взятия Казани пришлось спешно возвращаться в Симбирск, где положение Народной армии резко ухудшилось — на город наступали части 1-й армии красных. 14–17 августа под Симбирском прошло ожесточенное сражение, в котором Каппель проявил себя талантливым тактиком, введя свои части в бой прямо с пароходов. На третий день упорного боя Тухачевскому пришлось отойти и перенести свой штаб в Инзу, верст на 80 западнее Симбирска.

Каппель получает приказ срочно вернуться в район Казани для участия в боях за Свияжск, его бригада отправились на пароходах 25 августа. В боях за Свияжск части бригады Каппеля ворвались на станцию, едва не захватив штаб 5-й армии и личный поезд Троцкого. Но красные получили подкрепление, и части 5-й армии при поддержке корабельной артиллерии начали охватывать левый фланг бригады. В виду подавляющего превосходства противника Каппелю пришлось отказаться от взятия Свияжска, однако проведенная операция вызвала панику среди большевиков. Каппель настаивал на повторном наступлении на Свияжск, но… бригада в срочном порядке вызывалась к Симбирску, положение которого резко ухудшилось. К осени 1918 года немногочисленные отряды Народной армии на фронте уже не могли сдерживать многократно превосходившие их силы большевиков. Наиболее боеспособная бригада Владимира Каппеля стала своеобразной «пожарной командой». 5 сентября 1918 года началось общее наступление советского Восточного фронта. Основные сражения развернулись вокруг Казани, где красные создали четырехкратное превосходство над малочисленными силами обороняющего город полковника А.П. Степанова, состоящими из одних офицеров и добровольцев. Казань была сдана. Падение Казани поставило под удар и Симбирск. К Симбирску В.О. Каппель подошел лишь 12 сентября, город к этому моменту уже эвакуировался. Упорные попытки его бригады вернуть город успехом не увенчиваются. Теперь Каппелю предстояло защищать направление на Уфу и Бугульму и прикрывать отступление из-под Казани Северной группы Народной армии полковника Степанова.

Эта задача полковником Каппелем была полностью выполнена. Ему удается наладить оборону на левом берегу Волги напротив Симбирска, присоединив к своему отряду все отступившие от города части и объединив их в Сводный корпус. До 27 сентября Сводный корпус Каппеля сумел продержаться на левом берегу, обеспечив возможность отходившим из-под Казани частям Народной армии соединиться с ним на станции Нурлат. Изрядно потрепанные части, объединенные в Симбирскую группу войск под командованием Каппеля, 3 октября начали с упорными боями медленно отступать на Уфу под натиском противника, превосходящего их более чем в 10 раз! Отступали, а когда было необходимо — останавливались и задерживали врага на неделю, две, три, давая командованию возможность вывести другие части из-под угрозы окружения и уничтожения. Затем части Каппеля были переформированы во 2-й Уфимский корпус. И хотя корпус оказался в тяжелейших условиях, без пополнений, боеприпасов, провианта, теплых вещей, Каппель постоянно контратаковал, разбивая неоднократно превосходящего в несколько раз противника. В декабре 1918 года он был произведен в генерал-майоры. Владимир Оскарович признал власть Верховного правителя А.В. Колчака. Выступая за сильную государственную власть, он в то же время, для достижения главной задачи — победы над большевиками — считал возможным сотрудничество с частью эсеров.

Весной 1919 года Каппель по поручению Колчака занялся формированием стратегического резерва Ставки Верховного Правителя России — легендарного Волжского корпуса. Костяк корпуса составили остатки частей Казанской и Симбирской групп Приволжского фронта, находившихся под командованием Каппеля с августа 1918 года. 1-й Волжский армейский корпус был развернут в составе трех стрелковых дивизий: 1-й Самарской, 3-й Симбирской и 13-й Казанской. Каждая дивизия должна была иметь в своем составе три стрелковых полка, егерский батальон, стрелковый артдивизион, отдельную гаубичную батарею, отдельный конный дивизион, инженерный дивизион, артиллерийский парк, полевой лазарет с перевязочным отрядом и санитарным транспортом, а также дивизионный обоз. Кроме того, в состав корпуса включались отдельная кавалерийская Волжская бригада, 1-я кадровая стрелковая Волжская бригада. Летом–осенью 1919 года, ценой гибели значительной части личного состава недоформированного, но брошенного Ставкой в бой 1-го Волжского армейского корпуса, наступление Красной армии было временно задержано, однако затем частям Каппеля снова пришлось отступить. С ноября 1919 года Каппель — генерал-лейтенант, его назначают командующим 3-й армии, составленной в основном из пленных красноармейцев, не прошедших достаточной подготовки.

Они, в большинстве, при первой возможности, переходят на сторону красных. Во время крушения власти правительства Колчака Владимир Оскарович — главнокомандующий белыми войсками в Сибири. (С непрерывными боями войска Каппеля отходили вдоль железной дороги, испытывая огромные лишения в условиях 50-градусного мороза, совершив беспримерный 3000-верстный путь от Омска до Забайкалья). 15 января адмирал Колчак был выдан чехами эсеро-меньшевистскому Политцентру, захватившему Иркутск. Узнав об этом, Каппель вызвал на дуэль командующего чехами и словаками в Сибири Яна Сырового, однако ответа на вызов от него не получил.

В ходе отступления под Красноярском в начале января 1920 года армия Каппеля была окружена в результате мятежа генерала Зиневича, потребовавшего от Каппеля сдачи в плен. Однако, после ожесточенных боев, каппелевцы смогли обойти город и вырваться из окружения. Дальнейший зимний путь армии Каппеля проходил по руслу реки Кан. Во многих местах лед реки подтаивал из-за незамерзающих горячих источников, возникали полыньи в условиях почти 35-градусного мороза. Во время перехода Каппель, ведя своего коня, как и все остальные всадники армии, в поводу, провалился в одну из таких полыний, однако никому об этом не сказал. Только через день, в деревне Барга, генерала осмотрел врач, констатировав обморожение ступней обеих ног и начавшуюся гангрену. Требовалась срочная ампутация, однако доктор не располагал ни инструментами, ни медикаментами.

Ампутация части левой ступни и пальцев правой он провел простым ножом без анестезии. Несмотря на перенесенную операцию, Каппель продолжал руководить войсками. Отказался он, разумеется, от предложенного чехами места в санитарном поезде. Провалившись в полынью, генерал еще и сильно простыл. Однако Каппель ехал во главе своей армии, держась на лошади, привязанным к седлу. Один из участников похода (получившего позднее название Великий Сибирский Ледяной поход) А.А. Федорович вспоминал: «Стиснувшего зубы от боли, бледного, худого, страшного, генерала на руках вынесли во двор и посадили в седло. Он тронул коня и выехал на улицу — там тянулись части его армии — и, преодолевая мучительную боль, разгоняя туман, застилавший мозг, Каппель выпрямился в седле и приложил руку к папахе. Он отдал честь тем, кого вел, кто не сложил оружие в борьбе.

На ночлег его осторожно снимали с седла и вносили на руках в избу». 21 января 1920 года Каппель, чувствуя свою неспособность дальше командовать армией из-за сильного ухудшения состояния здоровья, передал командование войсками генералу С.Н. Войцеховскому, который вступил в должность только после его смерти. Ему же Каппель передал свое обручальное кольцо с просьбой передать его жене, и один из своих Георгиевских крестов. На следующий день Каппель еще руководил совещанием в Нижнеудинске, на котором было решено ускорить движение войск к Иркутску, взять его с ходу, освободить адмирала Колчака и отбить золотой запас, после чего установить связь с контролировавшим Забайкалье атаманом Г.М. Семеновым и создать новый боевой фронт.

В последние дни жизни Каппель продиктовал обращение к сибирским крестьянам, в котором, в частности, говорилось: «За нами с запада продвигаются советские войска, которые несут с собой коммунизм, комитеты бедности и гонения на веру Иисуса Христа. Где утверждается советская власть, там не будет трудовой крестьянской собственности, там в каждой деревне небольшая кучка бездельников, образовав комитеты бедноты, получит право отнимать у каждого все, что им захочется. Большевики отвергают Бога, и, заменив Божью любовь ненавистью, вы будете беспощадно истреблять друг друга…» Как в воду глядел! 26 января 1920 года, на разъезде Утай, около станции Тулун близ города Нижнеудинска, Владимир Оскарович Каппель умер от двухстороннего воспаления легких. Последними словами генерала были: «Пусть войска знают, что я им предан был, что я любил их и своею смертью среди них доказал это». Хоронить его тело на месте смерти не стали во избежание поругания большевиками.

Отступающие войска везли положенное в гроб тело генерала с собой в течение почти месяца, пока не достигли Читы, где Каппель и был похоронен в Кафедральном соборе Александра Невского (чуть позже его прах был перенесен на кладбище Читинского женского монастыря). Однако уже осенью 1920 года, при подходе частей Красной армии к Чите, оставшиеся в живых каппелевцы перевезли гроб с телом генерала в Харбин (северный Китай) и погребли его у алтаря Иверской церкви. На могиле был поставлен памятник, разрушенный китайскими коммунистами в 1955 году. В 2001 году по инициативе Иркутского казачьего войска в районе станции Утай на месте гибели Каппеля был установлен четырехметровый памятный крест. А весной 2005 года в кафедральном соборе Читы установили уникальный киот святому равноапостольному князю Владимиру — небесному покровителю Владимира Каппеля.

В городе Белеве Тульской области установлена мемориальная доска на доме, где проживала семья Каппеля. На Троицком кладбище Белева установлен крест на символической могиле Каппеля. (Считается, что его отец был похоронен на этом кладбище). 14 декабря 2006 года останки белого генерала, перезахороненные в Харбине у северной стены Свято-Иверской церкви, были обнаружены инициативной группой в составе протоиерея Димитрия Смирнова, китаеведа Дмитрия Непары, судмедэксперта Сергея Никитина, продюсера Андрея Кирисенко и руководителя информационного агентства «Белые воины» Александра Алекаева.

В том же декабре 2006 года останки Владимира Каппеля перевезены из Харбина в Москву, и 13 января 2007 года прах генерала Каппеля был погребен на кладбище Донского монастыря — у южной его стены — рядом с могилами генерала Антона Ивановича Деникина и русского философа Ивана Александровича Ильина. 1 сентября 2007 года был торжественно открыт памятник на могиле Владимира Оскаровича Каппеля. После перезахоронения в Донском монастыре останков генерала В.О. Каппеля возродилась традиция — 28 июля, в день его небесного покровителя — святого князя Владимира, собираться на его могиле всем, кто чтит его память, следует его заветам. Возродилась, потому что с момента захоронения генерала Каппеля в 1920 году в Чите и до разрушения памятника каппелевцы во Владимиров день собирались в Харбине на его могиле у гранитного креста, служили панихиду по погибшему воину Владимиру, отдавшему свою чистую душу «за други своя». Ныне связь времен восстановлена.

Воловик А.М. Личность на фоне эпохи. Том II. От Владимира до Владимира… /А.М. Воловик — М.: Издательский дом «АЛВО», 2012. —

Другие новости и статьи

« Неустрашимые мореходы

Владимир Корнилов »

Запись создана: Вторник, 18 Январь 2022 в 0:01 и находится в рубриках Гражданская война, Первая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика