24 Май 2016

Россия: результаты политики

1. Российская внешняя политика последнего десятилетия была в целом удачной. Дипломатия по-настояшему мастерской. Слабым звеном остается внутреннее экономическое развитие. Пока внешняя политика с лихвой компенсировала эту слабость. Но эти возможности не безграничны. Один из важнейших показателей веса и влияния страны в международной системе — ее доля в мировом ВНП — снова понижается.

2. На новом качественном уровне и пока с терпимыми затратами воссоздана военная мощь. Она позволяет более эффективно отвечать на вызовы все более турбулентного и опасного мира, до известной степени восполнять дефицит других факторов силы — экономической, информационной. Явным успехом стало прямое использование вооруженных сил для предотвращения расползания сирийского конфликта. Принципиально важно и крайне отрадно, что Москва в Сирии умело сочетает военные и дипломатические инструменты, не допуская перекоса ни в одну сторону и сокращая возможные издержки.

3. Российское руководство подчеркивает, что оно не позволит втянуть страну в гонку вооружений. Но риск сохраняется, особенно после 2020 года, когда США начнут очередной цикл обновления своего стратегического потенциала. Заявленные российские планы — и модернизация стратегического ракетно-ядерного потенциала, и оперативно-тактических средств, и систем ПРО и, особенно, создание и развертывание высокоточных неядерных средств большой дальности — каждое по отдельности логично. Но в совокупности могут оказаться непосильными. Особую тревогу вызывает угроза втягивания в гонку неядерных, по сути стратегических, вооружений, которая выгоднее более богатой стороне, или даже является в значительной части блефом подобно Стратегической оборонной инициативе Рональда Рейгана, повергшей в панику советское руководство. Существуют гораздо более эффективные, преимущественно ядерные средства нейтрализации или даже предотвращения появления таких угроз. Мы не рекомендуем возвращение к переговорам по ограничению и сокращению вооружений, по мерам укрепления доверия в прежних формах. Но стоит рассмотреть целесообразность в среднесрочной перспективе многосторонних переговоров с участием всех ядерных держав, многие из которых активно развивают свои ядерные потенциалы, о предотвращении подрыва международной стратегической стабильности и возможном ограничении отдельных направлений гонки вооружений.

4. С запозданием и дорогой ценой, однако в целом получается остановить экспансию западных структур и союзов на территории, которые в России считаются жизненно важными с точки зрения безопасности. Продолжение экспансии почти неизбежно грозило гораздо более опасным столкновением. Россия, увидев еще в 2011-2013 годах неизбежность дальнейшего обострения отношений с Западом и убедившись в бесплодности попыток «договориться по-хорошему», нанесла встречный или упреждающий удар. Последовало самое жесткое с начала 1980-х годов давление, открыто нацеленное на «смену режима». Россия его пока выдержала. Запад начал привыкать к необходимости учитывать интересы России, к ее способности их жестко отстаивать. Заложена основа для более здоровых и справедливых отношений, основанных на взаимном уважении. Но поиск нового баланса займет время. Напряженность будет длительной. Важно не допустить ее эскалации и структурирования, возвращения к новой «холодной войне», неизбежно более опасной, чем прежняя.

5. Успехи внешней политики, присоединение Крыма помогли консолидировать большую часть общества и элиты. Началась «национализация» элит. Правда, пока не предъявлены цели консолидации — стратегия развития.

6. Удалось частично остановить и даже, возможно, повернуть вспять распад постсоветского и исторического российского имперского пространства, угрожавший усугублением конфликтности, борьбы внешних сил за влияние на нем. Столкновение на Украине — пример последствий дезинтеграции.

7. С запозданием, но начат и развивается экономический, и частично политический поворот к растущей Азии, в том числе через развитие Сибири и Дальнего Востока.

8. Установлены отношения дружбы и глубокого стратегического партнерства с Китаем. Они открывают дополнительные возможности для развития востока страны, снижают военно-политические вызовы на том направлении. Через соглашение о сопряжении Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) и ЕАЭС удалось избежать соперничества в Центральной Азии, на которое рассчитывали внешние силы.

9. Активизировались связи с Индией — потенциально одной из великих держав будущего.

10. Наработаны возможности углубления сотрудничества с Японией, Южной Кореей. Япония и Республика Корея должны в перспективе играть большую роль в развитии Зауралья. Учитывая противоречия между многими странами в этой части мира, России стоит начать содействовать созданию в Северо-Восточной Азии структур безопасности и сотрудничества, которые стали бы в перспективе частью большого евразийского проекта. Придется работать над недопущением разрастания конфликтного потенциала в регионе.

11. Удачей российской внешней политики последнего десятилетия является активная работа по созданию и развитию БРИКС. Потенциал конкретного сотрудничества ограничен: координация в некоторых областях внешней политики; образование, человеческие связи. БРИКС способен сыграть важную роль в формировании технологических альянсов, способных укрепить технологический суверенитет входящих в него стран5 . Но как политический клуб, усиливающий позиции его членов, он уже стал фактором изменения баланса сил в мире, может и дальше играть балансирующую и стабилизирующую роль в мировой архитектуре.

12. В результате к новому туру развития (если и когда он начнется) Россия имеет неплохое геополитическое положение. Советскому Союзу противостоял Запад по всему миру и Китай на востоке. Ему приходилось содержать дорогостоящий соцлагерь, «страны социалистической ориентации» в «третьем мире». Россия же сталкивается с неизбежным, но в перспективе менее острым противостоянием только на Западе. Естественно, если не произойдет провоцирующего обострения ситуации и прямого столкновения. Помогает и качественно сократившаяся необходимость субсидирования почти всех союзных республик. Чем занималась РСФСР в составе СССР.

13. По сравнению с поздним Союзом ССР и ранней Россией изменилось морально-политическое состояние российского общества. Вместо безверия и умиравшей коммунистической идеологии 1980-х годов и ситуации 1990-х годов, когда революционное меньшинство навязывало, как потом оказалось, нежизнеспособные здесь «либеральные» ценности большинству, пришли патриотизм, государственный национализм и более или менее нормальные традиционные ценности, широко распространенные в мире. Их в общем виде готовы поддерживать значительное большинство населения и большая часть элиты, они чувствуют моральную правоту за позицией страны. Это — кардинальное изменение по сравнению со стыдом и желанием понравиться конца 1980-х — 1990-х годов.

14. Ситуация на юге осложнилась из-за долговременной дестабилизации Ближнего и Среднего Востока. Россия лучше многих подготовилась к такому развитию событий. И может выступать поставщиком относительной стабильности и безопасности для соседних регионов и международного сообщества в целом. Что она делает в Сирии, предотвращая дальнейшую дестабилизацию в случае попыток региональных держав добиться гегемонии, экспансию, завоевания ими новых плацдармов, наконец, экспансию экстремизма и терроризма, реально способствуя созданию предпосылок для мирного процесса.

15. Активная политика на Ближнем Востоке, вокруг Сирии вкупе с твердым курсом в европейском украинском кризисе укрепили позиции России как одной из ведущих держав.

16. Россия по сути начала предлагать большинству в мире, в том числе даже на Западе, жизнеспособный набор ценностей. Они во многом унаследованы из прошлого, но это прошлое как раз возвращается. Это политический и культурный плюрализм, свобода выбора вместо западного универсализма, государственный суверенитет, национальное достоинство, невмешательство во внутренние дела: опора на традиционные общественные, личные и семейные ценности, поддержка религий, отвержение воинствующего секуляризма. Эта новая «мягкая» сила России до известной степени компенсирует слабость других ее факторов, прежде всего экономических. Но только до известной степени.

17. Были и внешнеполитические неудачи. Остаются крупные нерешенные проблемы.

18. Не устанем повторять: главная из них — усугубляющаяся уже 8–9 лет экономическая стагнация, способная подорвать геополитические успехи, провоцирующая внешнее давление.

19. Не удалось выстроить взаимовыгодные и, значит, стабильные отношения в Европе, жизнеспособную систему европейской безопасности. Были и объективные причины — несовпадение векторов развития систем ценностей, стремление Запада к навязыванию своих правил и модели, к экспансии. Но были и российские ошибки. Главные — иллюзия (до второй половины 2000-х годов), что добиться уважения интересов можно уступками, стремлением «понравиться». Россия, выдвигая альтернативные предложения, практически никогда систематически на них не настаивала, удовлетворяясь обещаниями рассмотреть или вежливыми отказами. Трагическим промахом было подписание в 1997 году Основополагающего акта Россия–НАТО, который де-факто легитимировал расширение блока. Тогдашняя слабость — лишь частичное оправдание.

20. Не удалось предотвратить братоубийственный конфликт на Украине. В его основе — недееспособность украинских элит, приведшая к экономической и социальной деградации страны по сравнению практически со всеми постсоветскими государствами, политика Запада по экспансии зоны своего влияния и контроля, по недопущению сближения Украины и России, стремление значительной части украинского общества к максимальному отделению от России. Но и российская политика несет ответственность.

Почти четверть века она либо отсутствовала, либо сводилась к безнадежной попытке «купить» киевскую элиту, по сути, разрешив ей разворовывать гигантские энергетические субсидии, зачастую «на паях» с российскими контрагентами. Сохранялась вера в «братство» двух народов, которое якобы должно было неизбежно вернуть их друг к другу. Не учитывалась запретительная цена «возврата» полуразрушенной за четверть века страны. Результат — война на Украине и дальнейшая ее деградация в сторону либо ультранационалистической диктатуры, либо, что более вероятно, дальнейшей дезинтеграции.

Украина на долгие годы останется фактором, осложняющим конструктивные отношения с Европой, источником «черных лебедей» — непредсказуемых вызовов, кризисов и провокаций. Наконец, важнейшая опасность — растрачивание отечественных ресурсов (политических, интеллектуальных, управленческих, экономических) на безысходную в ближайшие годы ситуацию. Отвлечение России и частично других стран Европы от более продуктивной политики, видимо, было одним из мотивов усилий сил, содействовавших разжиганию кризиса.

21. Ошибочной была ставка на российско-американскую «перезагрузку», в основе которой лежала вторичная уже для всех проблема — сокращение стратегических наступательных вооружений. Москва не настаивала на решении кардинального вопроса — прекращении экспансии западных союзов на территории, которые в России считались жизненно-важными для безопасности. В первую очередь — на Украину.

22. Недостаточно обеспечивается экономико-политический поворот на восток. В полусне пребывает расширяющаяся ШОС, уже почти год не видно конкретных результатов договоренности по «сопряжению» ЭПШП и ЕАЭС. Мешают объективные обстоятельства — кризисы на западе и юге. Но играет роль и унаследованная от прошлых веков, а ныне устаревшая и контрпродуктивная европо- или западоцентричность российской политики и дипломатии.

23. Существует опасность длительного втягивания России в безвыходный клубок ближневосточных проблем. Внешние силы будут толкать нашу страну в конфликты, в том числе к прямой конфронтации с Турцией. Велика вероятность провокаций. К счастью, судя по действиям на сирийском направлении, российское руководство хорошо понимает обстановку и связанные с ней риски, удачно маневрирует, чтобы их снизить.

24. Нерешенной проблемой остается увязка политической и экономической дипломатии. Ответственность за последнюю распылена. Руководство страны, увлеченное внешней и военной политикой, не уделяет достаточного внимания внешнеэкономической стратегии. Результат — множество не подкрепленных реальными экономическими мерами политических заявлений.

25. До сих пор Россия не выработала автоматическую привычку консультироваться с союзниками до принятия решений или выдвижения инициатив их касающихся. И это при том, что и в ЕАЭС, и в ОДКБ Россия приняла модель действительного равноправия. Осталось последовательно претворить ее в жизнь.

26. Есть нерешенные проблемы и в отношениях России и Китая. Пока отсутствует совместное долгосрочное видение мира и места в нем двусторонних отношений, не хватает «стратегической глубины», сохраняется неуверенность в необратимости сближения. Не в последнюю очередь из-за экономической слабости России, порождающей сомнения в состоятельности ее курса. И из-за возможности стратегического сближения между КНР и США. Вероятно также и нежелание омрачать «трудными вопросами» пока почти безоблачные политические отношения. Но отказ обсуждать серьезные проблемы, отсутствие стратегической перспективы уже привели к провалу проекта системы евробезопасности.

27. Надежды на серьезный приток инвестиций из Китая пока не оправдались, что укрепило в России позиции тех, кто противился повороту на Восток, априори не доверял Пекину, лично завязан на экономические связи с Западом. Но, может быть, не меньшая проблема — отсутствие долгосрочной цели со-развития.

28. Среди важнейших проблем современной России — ее нацеленность в прошлое. После, как теперь очевидно, обреченной постреволюционной попытки 1990-х годов стать частью Запада или даже просто встроиться в фарватер его политики, отринуть и советское, и русское имперское внешнеполитическое наследие, Россия вошла в фазу восстановления традиций, но и нового отрицания. На этот раз — неудачной политики первых постреволюционных лет.

Хотя и в те годы были достижения — сохранение ядерного потенциала как основы национальной и международной безопасности, хотя бы формального статуса великой державы, дипломатической школы. Приобретен, хоть и дорогой ценой, огромный опыт, послуживший основой нынешней более чем реалистичной политики. Будем надеяться, что Москва от этого подчеркнутого реализма не откажется. Первые десять-пятнадцать лет новой России показали и выгоды поддержания приличных отношений с большинством ведущих держав. Нам не помогали, но не слишком активно мешали, не пытались «добить».

29. Российская внешняя политика, как и общество, находятся в процессе самопознания — возвращения на новом уровне к традиционным ценностям, принципам своей внешней политики, да и политики вообще. Главная из этих установок — безусловное обеспечение суверенитета и безопасности.

В последние 300 лет к ним в результате петровских и екатерининских реформ и истории побед XVIII и XIX веков прибавилась еще одна — ценность великодержавия. Эти константы нужно принимать как данность. Даже если за их воплощение и обеспечение приходилось дорого платить. Попытка отказаться от них в конце 1980-х и в 1990-е годы была безуспешной и не привела ни к чему кроме потерь и отторжения большинством общества.

30. Зацикленность на прошлом связана и с тем, что после провала 1990-х годов, восстановления 2000-х годов российская элита так и не выработала нацеленной в будущее национальной стратегии развития и реформ. Неспособность советской элиты сформулировать и претворить в жизнь такую стратегию с конца 1960-х годов привела СССР к развалу. Без общей стратегии, формулирования долгосрочных национальных интересов внешняя политика бесплодна и обречена на неуспех, несмотря на любые волю, интеллект и мастерство.

В экономической и социальной сферах отечественный политический класс бездействует. Часть мечтает о возвращении в радостные для него 1990-е годы. Другая часть хочет навсегда задержаться в 2000-х с их благополучием и стабильностью для большинства и возможностью обогащения для верхушки. Но эти годы тоже не вернутся.

Без понимания, какой мы хотим видеть Россию, систематически претворяемой в жизнь стратегии реформ, во внешней политике возможны лишь тактические победы, чреватые стратегическими поражениями.

31. Главный вывод и рекомендация. Достигнутые успехи во внешней политике, укрепление стратегических позиций страны и ее безопасности, возвращение России статуса первоклассной великой державы, искомого большинством элиты и народа, позволяют, а новые и старые глобальные вызовы, в том числе долгое противостояние с Западом, — настоятельно требуют переноса внимания государства и общества на задачи внутреннего экономического развития, сохранения и подъема человеческого капитала. Нас беспокоит, что большинство элиты не готово к такому перезревшему повороту политики.

svop.ru

Другие новости и статьи

« Если один народ побеждает другой народ

В сирийскую провинцию Дамаск доставлена гуманитарная помощь »

Запись создана: Вторник, 24 Май 2016 в 12:24 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика