19 Сентябрь 2018

Проблема приоритетов при организации военного образования в современной Роccии

В статье раскрываются некоторые проблемы организации военного образования в современной России, связанные с заимствованием гражданских Федеральных государственных образовательных стандартов, не несущих военных приоритетов для формирования базовой части учебных планов подготовки по большинству военных специальностей. Автор вносит конкретные предложения по совершенствованию организации военного образования. Ключевые слова: военное образование, Федеральный государственный образовательный стандарт, военно-профессиональные качества, компетенции, личность воина.

Процесс перманентного реформирования военного образования в России продолжается уже два десятилетия и не мудрено, что не все могут понять суть возникающих и постоянно меняющихся проблем в нем. Мы никак не можем сложить постоянно изменяющиеся пазлы в единую и внятную картину системы военного образования. Естественно, что в таких условиях вместо реальной педагогической работы преподаватели погрязли в бумагах, в разработке документации, объём которой превысил все разумные пределы. По общему мнению практиков, такое обилие документов не только не способствует организации деятельности преподавателей, а, напротив, мешает им заниматься реальной работой.

Это, на наш взгляд, ведёт к подмене целей учебно-методической документации. Вместо того чтобы рабочие документы были реально направлены на организацию педагогического процесса, они в основном формальны, явно избыточны и ориентированы на удобство для проверяющих чиновников. Нельзя настолько не доверять преподавателям, стремясь до малейших деталей регламентировать их деятельность! Большая часть документов совершенно не нужна для практической деятельности педагогов и отвлекает их от живого педагогического процесса. К сожалению, до сих пор не нашлось ни одного руководителя, который бы осмелился прекратить этот документальный абсурд.

Преподавательское сообщество возлагало большие надежды на новый приказ, регламентирующий деятельность военных вузов. Однако вышедший 15 сентября 2014 года приказ МО № 670 так и не смог решить проблему оптимизации, необходимой для практической деятельности документации. Напротив, продолжилась тенденция увеличения её объёма. Например, разработанная в соответствии с новыми требованиями учебная программа только по одной учебной дисциплине (14 обязательных пунктов) составила около восьмидесяти страниц формата А4. А ведь это только один документ! Объём же всей документации только по одной дисциплине составляет около двух тысяч страниц. А если на кафедре несколько десятков дисциплин и один преподаватель ведёт несколько дисциплин?!

Очевидно, что такое положение дел не способствует нормальной творческой работе, сжигает время и силы преподавателей, которые достойны лучшего применения. Военное образование, при всей своей специфичности, является частью единой системы российского образования и не может не соответствовать ей в принципиальных основах. Сегодня система образования в России строится на компетентностном подходе. Этот подход, по сути, не является чем-то принципиально новым по сравнению с существовавшим прежде подходом дисциплинарным, сам по себе он не решает проблем образования, но при этом сам становится проблемой. А.Г. Бермус в статье «Проблемы и перспективы реализации компетентностного подхода в образовании» отмечает: «Компетентностный подход в современном российском образовании представляет собой проблему. Причем, это утверждение остается верным и применительно к научным обсуждениям этого феномена, так и для компьютерного редактора, неизменно обнаруживающего ошибку в прилагательном “компетентностный”» [1]. Автор разделяет это ироничное, но глубокое и точное мнение уважаемого профессора. Идея компетентностного подхода как принципа образования выдвинута в период кризиса образования, претендуя на инновационность, хотя, по сути, носит формальный, наукообразный характер и реально только отвлекает профессорско-преподавательский состав от настоящей работы. При компетентностном подходе экспертным профессиональным сообществом разрабатываются федеральные образовательные стандарты на основе набора различных компетенций, которыми должен обладать выпускник учебного заведения, затем компетенции определяют набор учебных циклов и дисциплин, где определены проектируемые результаты их освоения по уровням «знать», «уметь», «владеть».

В программах учебных дисциплин в соответствии с определёнными уровнями освоения учебного материала («знать», «уметь», «владеть») учебные заведения определяют содержание учебных дисциплин через перечень дидактических единиц. При дисциплинарном подходе экспертное сообщество сразу, минуя этап определения компетенций, определяет набор дисциплин и проектируемые результаты их освоения по уровням «знать», «уметь», «владеть». В итоге, то же самое, но без лишнего для практической деятельности преподавателя этапа. Любая компетенция всё равно представляется в учебной программе через дидактические единицы и уровни освоения («знать», «уметь», «владеть»). Более того, в советской системе образования по многим базовым, обязательным дисциплинам, особенно первого (гуманитарного и социально-экономического) и второго (математического и естественнонаучного) циклам Министерством образования и заказывающими министерствами устанавливались типовые учебные программы, которые, исходя из специфики вуза, можно было изменять на 20–25 процентов.

Такой подход позволял достигать единого государственного подхода к содержанию и уровням образования, а также выпускать фундаментальные и качественные учебники по базовым дисциплинам. При проведении реформы военного образования в необдуманном стремлении соответствовать «цивилизованному Западу» были допущены серьёзные ошибки, на наш взгляд, более всего из-за недостатков в управлении. Соответствующие органы военного управления, которые отвечали за организацию военного образования, в силу различных причин не смогли правильно оценить обстановку при принятии адекватных управленческих решений. Так, на первом этапе реального реформирования военного образования в начале 2000-х годов основой подготовки военных специалистов стали заимствованные у гражданских вузов государственные стандарты для похожих специальностей, не учитывавшие специфики деятельности военного специалиста.

Гражданские стандарты рассчитаны на подготовку только инженера, а на подготовку личности воина – морально, психологически и физически готового вести боевые действия, командира-организатора и руководителя боя, специалиста по боевому применению оружия, воспитателя подчинённых – они не ориентированы. Пришлось в дополнение к гражданским стандартам принимать квалификационные требования (КТ), предусматривающие военную специфику. Поэтому формирование учебных планов военных вузов сегодня основано на требовании двух документов: ФГОС (федеральный государственный образовательный стандарт) и дополнение к стандарту – КТ (Квалификационные требования). ФГОС формирует базовую часть плана, а КТ – вариативную.

Таким образом, документально установлены приоритеты: подготовка к боевому, военно-профессиональному предназначению – всего лишь дополнение к базовой гражданской специальности. При этом забыли посчитать лимит учебного времени, необходимого для реализации требований этих двух базовых документов. В гражданских вузах есть только один документ – ФГОС, так как он разработан под конкретного специалиста. В системе военного образования понадобились КТ, так как свой военный стандарт не разработали, а позаимствовали более-менее подходящий гражданский. Таким образом, базовую часть учебного плана формируют стандарты, не несущие военных приоритетов, а через вариативную часть мы пытаемся изменять приоритет – подготовить военного специалиста по его истинному предназначению. Абсурд решается просто – необходимо разработать новые, собственно военные стандарты, и тогда никакие КТ не нужны. Большинство заимствованных инженерных гражданских ФГОС рассчитаны на 5 лет (300 зачётных единиц), то есть на весь период обучения курсанта, а некоторые и того больше (330 З.Е.). Справедливо возникает вопрос, если выполнять требования ФГОС, а их выполнение обязательно, то как найти время на подготовку курсанта по его непосредственному предназначению в соответствии с КТ?! Очевидно, что такое положение не могло и не может удовлетворять потребностям качественной подготовки кадров в системе военного образования.

Специалистам было понятно изначально, что нужны свои военные ФГОС для всех военных специальностей и тогда КТ как дополнения к ним будут не нужны. Время заставило признать, что необходимо разработать и принять военные стандарты, но эта работа так и не была должным образом организована и доведена до конца. До сих пор в основе подготовки большинства военных специалистов лежат гражданские ФГОС, которые, зачастую предусматривают компетенции по подготовке инженера-конструктора и проектировщика (ФГОС 17.05.02, 11.05.01, 11.05.04.)! Некоторые стандарты, уже принятые как военные, в основе своей всё равно содержат ранее разработанные гражданские стандарты под другие специальности. Так, например, ФГОС 26.05.04, используемый для подготовки по двум военным специальностям «Кораблевождение и эксплуатация морских средств навигации» и «Применение и эксплуатация морского подводного вооружения…», основан на уже существовавшем гражданском стандарте для проектировщиков кораблей. По сути, командир – специалист по боевому применению вооружения и техники, обучается по учебному плану, основанному на ФГОС, разработанному для подготовки инженера-проектировщика кораблей!

Это обуславливает приоритетность чисто инженерноконструкторской тематики и, как следствие, неоправданно большой объём времени на математику и другие дисциплины, обеспечивающие подготовку подобных специалистов. В большинстве стандартов, принятых для подготовки военных специалистов среднего профессионального звена, предусматриваются требования, которые не просто не нужны, но и несовместимы с военной службой. Так, например, ФГОС 11.02.06 обязывает будущих военных специалистов «иметь практический опыт применения информационных технологий для построения деловых отношений и ведения бизнеса», «знать основы предпринимательской деятельности», подобные требования мы находим и в ФГОС 11.02.10 («иметь практический опыт: составления рекламного продукта, разработки маркетингового плана, электронного ведения бизнеса, достижения конкурентного преимущества на рынке…»! Трудно себе представить, что в военном училище преподаватели, исходя из требований подобных ФГОС, будут проводить практические занятия и организовывать практику по вопросам ведения бизнеса.

Такие требования противоречат идеологии подготовки воина, абсурдны для системы военного образования и входят в разрез с Федеральным законодательством, которое прямо запрещает военнослужащим заниматься предпринимательской деятельностью и бизнесом. В реальной практике в деятельности военных вузов возникло серьёзное противоречие между необходимостью выполнения ФГОС и КТ. Парадокс состоит в том, что военный вуз получает лицензию на право ведения образовательной деятельности от Министерства образования, которое интересуется выполнением требований ФГОС как основанием выдачи выпускникам дипломов государственного образца, а не Квалификационных требований (КТ) заказчика – Министерства обороны. Иными словами, военные вынуждены «сидеть на двух стульях», что порождает неразбериху, путаницу и нервозность.

Единственный выход из ситуации абсурда – принятие военных стандартов для всех военных специальностей с учётом реальных требований к военным специалистам всех уровней и отказ от КТ как дополнения к ФГОС. Однако это не станет полным решением проблемы, если этот процесс пустить на самотёк, как это уже произошло с принятием военных стандартов по некоторым специальностям. Разработанные военные ФГОСы во многом скомпилированы из составных частей аналогичных гражданских стандартов, разрабатывались авторскими коллективами узких специалистов без спланированного органами военного управления взаимодействия, а потому не унифицированы по компетенциям и учебным дисциплинам первого, второго и третьего блоков.

Это вызывает большие трудности при составлении и реализации учебных планов в военных вузах, где готовят специалистов различных специальностей. Общеучилищные кафедры вынуждены изворачиваться, чтобы удовлетворить требованиям нескольких стандартов, в которых по-разному определены компетенции и даже по-разному названы учебные дисциплины, например: «История» и «История Отечества» или «Экономика», «Основы экономики» и «Экономика и организация производства». На наш взгляд, необходимо срочно начать работу по разработке ФГОС 4-го поколения для всех военных специальностей, при этом учесть специфику деятельности офицера и исключить копирование и использование гражданских образовательных стандартов как основы для них. Эту работу необходимо организовать на уровне Управления военного образования МО РФ, которое сможет организовать взаимодействие между направлениями военного образования видов вооруженных сил и рабочими группами, разрабатывающими содержание стандартов.

Принципиально важно, чтобы в новых военных стандартах были максимально унифицированы набор учебных дисциплин, их наименования, компетенции, требования к уровням их освоения по блокам гуманитарных и социально-экономических дисциплин, математических и естественнонаучных, общевоенных и общепрофессиональных дисциплин, так как их содержание в основном может быть единым для большинства военных специальностей. Содержание блоков специальных дисциплин, которое будет разработано рабочими группами для различных специальностей, должно вноситься в разработанный и общий для всех специальностей макет ФГОС. На таких же принципах впоследствии должны будут формироваться учебные планы в военных вузах.

При условии разработки и принятия реальных военных ФГОС четвёртого поколения необходимо, на наш взгляд, организовать разработку типовых образовательных программ по общим для всех специальностей дисциплинам и на их основе разработать и издать единые учебники для военных вузов МО РФ. Для выполнения этой задачи потребуется подключить весь интеллектуальный потенциал учёных и, что особенно важно, опытных, практикующих педагогов вузов Министерства обороны. Проекты программ и содержание учебников должны быть утверждены только после их тщательной проработки и широкого обсуждения.

При разработке военных стандартов важно исходить из принципа компетентностнодисциплинарного соответствия. Иными словами, любые компетенции должны образовывать учебные дисциплины. Идеальным воплощением этого принципа было бы положение, когда одна-две компетенции образовывали бы одну учебную дисциплину. Сегодня в ФГОС имеются абстрактные компетенции (большинство общекультурных компетенций (ОК), которые практически невозможно отнести к конкретной дисциплине, а тем более проверить их освоение курсантами через фонд оценочных средств и, напротив, есть дисциплины, у которых нет своих компетенций, но есть требования по уровням «знать», «уметь» (философия, история и др.). Это связано с путаницей понятий «качество личности» и «компетенция». Большинство компетенций вырабатываются в процессе учебной деятельности курсантов, а качества личности воспитываются в образовательной среде в процессе социального взаимодействия и деятельности. Здравый смысл, цели, стоящие перед военным образованием, требуют немедленного изменения подхода к разработке федеральных государственных образовательных стандартов (ФГОС), учебных программ и планов всех уровней военного образования. Государственные образовательные стандарты для подготовки военных кадров должны быть принципиально иными, чем для подготовки гражданских специалистов. Они должны быть ориентированы не только на выработку компетенций специалиста, а на выработку морально-боевых, профессиональных и физических качеств личности офицера: человека с развитым чувством долга и чести, командира-лидера, военного специалиста, учителя и воспитателя подчинённых, психологически устойчивого и физически развитого воина.

Такие специалисты, а не студенты с офицерскими погонами, нужны России, её армии и флоту! Компетентностный подход, который сегодня стал главным в системе военного образования, по нашему мнению, не вполне соответствует задаче подготовки офицера как личности и профессионала. Понятие «военнопрофессиональные компетенции» значительно уже по своему объему, чем это необходимо для подготовки офицера. При этом принципиально важно определить, что военно-учебные заведения не столько оказывают образовательные услуги (это современное модное понятие совершенно не подходит для системы военного образования), сколько образуют и преобразуют личность воина-гражданина. Военное образование – это не сфера услуг, это система воспитания защитника Отечества, это система трансляции и развития военной культуры! Те, кто этого не понимают, не понимают самой сути военного служения и подготовки военных кадров для России. Целью военного образования является подготовка военных профессионалов, способных и готовых к организации и осуществлению вооружённой защиты страны и её государственных интересов, преданных патриотов России. В российской, а затем в советской военной школе ставился вопрос о воспитании и привитии военно-профессиональных качеств. При этом компетенции (знания, умения, навыки) были лишь одной из составляющих профессиональных качеств, связанных с процессом обучения, а основой всегда оставалась другая, наиглавнейшая составляющая – личностные, прежде всего нравственные качества.

Профессиональные качества не могут включать в себя только знание специальности и военной науки, они с необходимостью предполагают качества личности, способной переносить все тяготы и лишения войны и военной службы. Это, прежде всего, касается чести, верности долгу, ответственности, стойкости и мужества. И если уж использовать международный опыт в вопросах военного образования, то нужно отметить, что в основной миссии Военно-морской академии США (г. Аннаполис) на первом месте стоит развитие нравственных качеств, а затем умственных и физических. Основной задачей они считают «воспитание у курсантов высоких идеалов, чувства долга, чести и верности, чтобы выпустить приверженных военно-морской службе лидеров, с потенциалом будущего развития характера и мышления, для постов с высочайшим уровнем ответственности командования, гражданской службы и управления». Весь образовательный процесс «Аннаполиса» направлен на достижение этой, «имеющей уникальную ясность цели».

В этом нет ничего нового, и это совершенно естественно при стремлении готовить не наёмников, а офицеров, способных воевать за свою страну. В России система военного образования сложилась задолго до того, как она возникла в США, и, учитывая нашу богатую военную историю, мы имеем опыт не меньший, а намного больший. Но в стремлении быть модным, соответствовать «современным» требованиям при проведении реформы с «водой был выплеснут ребёнок»! Следует отметить, что Государственных образовательных стандартов как основного документа, определяющего систему подготовки военных специалистов в нашей стране, до конца 90-х годов прошлого века не было вообще, но было понимания того, каким должен быть офицер, и офицеров в военных училищах готовили хороших. Набор учебных дисциплин, их объём и содержание определялись исходя из здравого смысла и нужд практики.

Сегодня, когда Россия, подписав Болонскую конвенцию, стремится построить свою систему по западному образцу, нам никто не мешает также исходить из здравого смысла и практики. Но для этого требуется отойти от формализма и, спокойно разобравшись в проблеме, разработать и внедрить военные ФГОС, реально отвечающие потребностям подготовки офицеров, прапорщиков и мичманов. Система подготовки военных кадров в России, уклад повседневной жизнедеятельности в училищах всегда были направлены на развитие характера воина, способного переносить все тяготы и лишения военной службы, адекватно действовать в экстремальных ситуациях. При этом такая подготовка осуществлялась на мощном духовном базисе, предполагающем внедрение в сознание курсантов понятия чести, долга, достоинства, гордости за принадлежность к Российскому воинскому сословию!

В современных образовательных стандартах, принятых для подготовки офицеров, в лучшем случае адекватно прописана модель узкого специалиста. Качеств личности воина, тем более, офицера в них нет, а, значит, и задача такая не ставится. По этой причине выхолащивается суть военного образования, сдвигаются приоритеты. В этих условиях стал возможен дисбаланс распределения времени, отводимого на изучение дисциплин. Так, например, на освоение математики учебным планом отведено 720 часов (24 З.Е.), физики – 432 часа (12 З.Е.), иностранного языка – 504 часа (15 З.Е.) а на историю всего 72 часа (3 З.Е.)! На все 8 фундаментальных учебных дисциплин уровня ВПО кафедры гуманитарных дисциплин отведено меньше учебного времени (17 З.Е.), чем на одну математику (24 З.Е.) и почти столько же, сколько на обучение иностранному языку! Не лучше обстоит ситуация и с другими учебными дисциплинами, непосредственно формирующими нравственные ценности и мировоззрение курсантов как воинов и офицеров. Постоянно сетуют на недостаток учебного времени педагоги, преподающие военные дисциплины, призванные готовить курсантов к своему основному предназначению. Так, например, на учебную дисциплину «Тактика ВМФ» отведено 324 часа (9 З.Е.), «Боевое применение гидроакустических средств» –108 часов (3 З.Е.) «Управление подразделением в мирное и военное время» отведено всего 48 часов (2 З.Е.).

Возникает риторический вопрос: «Мы кого готовим? Воина и офицера или инженера как носителя набора формул, прекрасно говорящего на языке вероятного противника?!» В отечественной системе военной культуры и военного воспитания всегда существовало понятие «морально-боевые качества», которые, на наш взгляд, должны оставаться центральной категорией при воспитании воина и подготовки кадрового военного специалиста! Морально-боевые качества – это совокупность духовных (нравственных, психологических) и собственно профессионально-боевых (навыки, умения, боевое мастерство) свойств личности, необходимых для решения боевых задач в контексте выполнения воинского долга. Нравственная (моральная) сторона морально-боевых качеств является воплощением смысла жизни воина и образована сформировавшейся системой ценностей, идеалов, мотивов и целей личности.

Собственно профессионально-боевая сторона морально-боевых качеств образована боевой (специальной, тактической, огневой), физической и технической подготовками (компетенциями), которые являются средствами достижения моральных целей и реализации смысла жизни воина. Таким образом, если приоритетом становится выработка компетенций, а не морально-боевых качеств, то совершается методологическая ошибка, заключающаяся в приоритете средств над целями. При этом формируется военный специалист как некая слабо пригодная для войны машина без определённой духовной, нравственной и гражданской направленности. Если нашему государству нужны воиныгерои, а не просто военные профессионалынаёмники, то необходимо в военных стандартах чётко определить сначала качества личности офицера – военного специалиста, средства их формирования и контроля в военном вузе, а затем компетенции специалиста. Развитая личность воина, безусловно, предполагает и развитые специальные качества.

В данном случае важно определить содержание понятия «профессионализм». Профессиональные качества (модель) офицера-воина складываются из: – личностных моральных качеств воина (система ценностей и идеалов, воля, ответственность, дисциплина, долг, совесть, достоинство, честь); – качеств военного специалиста; – качеств лидера, командира и начальника; – качеств педагога (воспитателя и учителя л/с); – физических качеств воина (сила, быстрота, выносливость, ловкость); – психических качеств воина (психическая устойчивость, адаптивность и пр.). Одной из грубых ошибок реформы военного образования, которая сегодня уже исправлена, стало выведение военно-учебных заведений изпод командования Главнокомандующих видами Вооружённых сил России, которые на деле способны приблизить учебный процесс к нуждам практики и ориентировать военные вузы на подготовку курсантов с учетом перспектив развития вооружения, техники, тактики и стратегии. Формально исправленная ошибка пока не принесла реальных практических результатов и ещё предстоит наладить фактическую систему руководства и реально работающий механизм управления связями структур флота (войск), военной промышленности и военных вузов.

Так, например, срочно требуется запустить механизм обновления учебно-материальной базы военных вузов, что должно быть организовано не военными вузами, как сегодня, а Главкоматами, в соответствии с перспективными планами развития видов Вооружённых сил России и выпуска военной техники. Необходимо возродить систему, позволяющую новые, перспективные образцы вооружения и техники, которые начинают производиться военной промышленностью, сразу же поставлять в военные училища и академии. Более того, на предприятиях военно-промышленного комплекса параллельно с образцами новой техники необходимо выпускать их аналоги, специально предназначенные для обучения (тренажёры, агрегаты и изделия в разрезе, макеты, учебные фильмы и пр.). Управление военного образования МО РФ, к сожалению, до сих пор не смогло организовать продуманную, всесторонне обоснованную систему управления деятельностью вузов по подготовке военных кадров для реальных потребностей вооружённых сил.

Исходя из сложившейся ситуации и анализа ключевых практических проблем, учитывая общую модель выпускника военно-учебного заведения, необходимо разработать концепцию военного образования, включающую систему воспитания и обучения курсантов, и на этой основе определить содержание и форму военных образовательных стандартов. Если эту работу не начать сейчас, пока еще есть резерв времени для ее скрупулезного и качественного проведения до принятия очередных ФГОС, ситуация абсурда в подготовке профессиональных военных останется неизменной.

С.А. Данильченко

Другие новости и статьи

« Чем поощряли солдат во время Великой Отечественной

Тема дискуссии: «Патриотизм: знак вопроса» »

Запись создана: Среда, 19 Сентябрь 2018 в 9:37 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика