4 Сентябрь 2018

Институт военного образования в социальной структуре современного общества

В статье проводится анализ теоретико-методологических традиций изучения института военного образования на нескольких уровнях научного знания: от общесоциологических теорий, представляющих собой синтез методологии системного подхода и теорий войны, конструирующих практики военного обучения и воспитания, до специальных теорий военного образования, фиксирующих связь всех уровней военного образования.

Ключевые слова: социальный институт, социологический подход, военное образование, социальная структура, общество.

Реализация социологического подхода к изучению института военного образования в России осуществлялась преимущественно путем теоретического анализа характера и последствий воздействия войны на формирование социальной структуры общества и его военной компоненты, где особую роль занимал институт подготовки профессиональных военных.

Первыми к проблемам институциализации военного образования обратились представители российской военной науки, которые пытались самостоятельно выйти на путь «положительного знания». В поисках ответов на сочинения западных военных теоретиков и стратегов Г. фон Бюлова, А. Жемени, К. фон Клаузевица, X. фон Мольтке российские исследователи обозначили социологическую перспективу изучения института военного образования в связи политическими, экономическими, демографическими и духовными явлениями. Попытки выявить проблемные зоны военного обучения и воспитания в России со второй половины XIX века предпринимались в рамках военной статистики и военной психологии.

Широкую известность в то время получили исследования Л. Золотарева, А. Макшеева, Д. Масловского, Д. Милютина, A. Мышлаевского, К. Оберучева, П. Режепо, П. Языкова. Авторами анализировались изменения в социальном составе офицерского корпуса, его состояние и перспективы служебного роста. Психологическими исследованиями армии и военного образования в рассматриваемый период активно занимались П. Изместьев, А. Коропчевский, B. Пепелищев, А. Резанов, Н. Угах-Огорович, Г. Шумков. Именно российскими учеными был впервые поставлен вопрос о необходимости создания новой отрасли научных знаний, которая «занялась бы специально изучением социальных явлений с военной точки зрения» – военной социологией. Прикладные военно-статистические и социально-психологические теории способствовали зарождению социологического подхода к анализу социальных явлений в условиях института военного образования, который нашел свое отражение в анкетных опросах выпускников с целью выявления недочетов в специальной подготовке и практических навыках офицеров русской армии.

Результаты опросов послужили основой для принятия решений по изменению качества военного образования [1, c. 91–107]. Особый интерес представляют концепции, объясняющие социальную природу войны и выдвигающие особые требования к подготовке профессиональных военных. Внимание к данной проблематике проявляли многие известные отечественные ученые: М. Драгомиров, Н. Головин, Н. Корф, Г. Леер, Н. Михневич, Я. Новиков, П. Режепо, А. Резанов, А. Снесарев, П. Сорокин и др. Так, например, Н. Головиным предложен набор социальных показателей и индикаторов, сформированы методологические приемы исследования военного образования и обозначены ориентиры в подготовке профессиональных военных, где поддержание «морального духа» занимало особое место [2, c. 7].

Нормы, ценности, морально-этические коды стали обозначаться в качестве «ядра» социального института военного образования. Главную причину войн и вооруженных конфликтов П. Сорокин видит в ослаблении процесса усвоения обществом или его отдельными частями системы основных ценностей и соответствующих норм (нравственных, политических, экономических, эстетических и религиозных), в нарушении их совместимости. В периоды переходности культуры происходит столкновение различных культурных систем. В качестве главных условий мира П. Сорокин указывает на пересмотр и переоценку всеми государствами и народами культурных норм и ценностей; учреждение высшей международной власти, обладающей правом обязательных и принудительных решений во всех международных конфликтах [3, c. 245]. Поэтому эволюцию становления института военного образования в России нельзя рассматривать изолированно от общего контекста развития военного искусства в мире. Стратегия ведения войны анализировалась, оценивалась, обобщалась и находила свое отражение при создании военных школ. Именно российским ученым принадлежит приоритет в постановке вопроса об институционализации военного образования.

С появлением социологии как науки родоначальники системного подхода О. Конт и Г. Спенсер к важнейшим элементам социальной структуры стали относить государство с его военной организацией, семью, церковь, а общество рассматривалось ими сквозь призму особых форм социальной организации – социальных институтов. К. Маркс отмечал, что социальные институты являются не только продуктами исторического развития, но и социальными формами существования человека [4, c. 263]. С позиций структурного функционализма Э. Дюркгейм определяет социологию как науку об институтах, их генезисе и функционировании, а социальные институты называет «фабриками воспроизводства общественных отношений», фундаментом которых выступают социальные нормы и ценности [5, c. 20]. В качестве особых институтов он выделяет корпорации, которые объединяют людей, прежде всего, по профессиональному признаку. К такой корпорации может быть отнесен институт военного образования, скрепом которого выступают морально-этические коды социальных взаимодействий профессиональных военных.

В работах российских и зарубежных исследователей имеются различные интерпретации и классификации категории «социальный институт». В отечественной социологии он представлен в качестве главного структурного элемента социальной структуры, который координирует и интегрирует множество индивидуальных действий людей, упорядочивает социальные отношения в отдельных сферах общественной жизни.

Различают институты по продолжительности существования; по механизмам образования; по возникновению в результате случайного выбора и конверсии (соглашению). Множественность определений социального института отражается и в различных классификациях: формальные и неформальные; основные и дополнительные; авторитарные и демократические и т. п. Однако все эти подходы имеют различный уровень обобщения и отношения к различным сферам общественной жизни. Такие разные точки зрения не конкретизируют исследовательскую сферу и не позволяют вычленить главные методологические принципы использования категории «социальный институт».

Поэтому из всего многообразия определений в качестве базовой принимается трактовка Г. Осипова, которую он приводит в трех ее значениях. С одной стороны, институт представляет собой специализированную группу, выполняющую определенные социальные функции для удовлетворения потребностей или регулирования социального поведения людей. В другом случае социальный институт ограничивается организационными формами, в которых осуществляются те или иные социальные функции. В-третьих, социальный институт трактуется как совокупность организаций и средств для выполнения определенных функций в интересах общества. В системе социальных институтов особое место занимает военный институт, лежащий в основе разграничения двух основных типов «общественной конституции», а именно военного и промышленного типов общества. Социальные институты конструируют отношения между гражданским обществом и армией, выстраивая весь спектр социальных взаимодействий, оказывая влияние на институт военного образования, структурируя его и определяя стратегию его трансформации.

Институциональные практики, сопрягаясь друг с другом, разрушают, перестраивают, создают новые образовательные структуры по подготовке профессиональных военных. В конечном счете, эти практики обозначают статусные позиции социальных групп военных, определяют ориентиры базовой (модальной) личности военного. Институт военного образования аккумулирует определенные социальные ценности и нормы (готовность к сражению, подчинение старшим по званию, безоговорочное выполнение приказов и т.п.). Как и любой другой институт общества он воплощает в себе совокупность различных социальных ролей и статусных позиций.

В качестве целевой функции социального института военного образования определяется подготовка профессиональных военных, ориентированных на вооруженную защиту отечества от военной агрессии, обучение профессиональных военных, их воспитание, социализацию и приобщение к базовым ценностям и практикам военной службы [6]. Переход России на рыночные механизмы хозяйствования и, как следствие, социальноэкономические трансформации социальной структуры общества, привели к тому, что институт военного образования пришлось воссоздавать под воздействием сложного комплекса разнообразных факторов внешнего и внутреннего характера: политических, экономических, социальных, военно-технических, правовых, национально-этнических и военно-географических. Изменилось внешнее окружение России, возросли угрозы военных конфликтов, приблизившихся к нашим границам, в том числе с территорий ближнего зарубежья. Несмотря на наличие исторических традиций, патриотических ценностей и убеждений, институты армии и военного образования стали ориентироваться на экономические принципы.

Для многих профессиональная военная служба стала рассматриваться, прежде всего, как источник социальных преференций в виде высокого дохода, бесплатного жилья и социальных льгот. Западные социологи одними из первых обратили внимание на меняющийся характер военной службы и военного образования, которые стали трансформироваться от социального института с понятиями долга и чести к роду занятий с рыночными механизмами функционирования. В публикациях второго десятилетия ХХI века все больший акцент делается на проблематике формирования этических принципов ведения современной войны, на вопросах закрепления в структуре личности будущих офицеров патриотических ценностей. В последние годы фокус внимания отечест­венных исследователей смещается в сторону необходимости реформирования института военного образования и изменения образовательных парадигм, имеющих социокультурную направленность [7]. Поменявшиеся военно-политические и социально-экономические условия выдвинули ряд новых требований перед институтом военного образования, где определяющим стал принцип перспективности многоуровневой подготовки военных кадров, основанной на преемственности веками сложившихся традиций. Как утверждают военные исследователи, современная модель института военного образования в России должна осуществлять подготовку военных кадров, по крайней мере, с перспективой на 10–15 лет вперед.

Именно данный подход позволит командному, военнотехническому составу правильно оценивать влияние возможных неожиданных научнотехнических прорывов на формы и способы вооруженной борьбы в ситуационных, дистанционных, трансконтинентальных, воздушнокосмических и других видах войн «седьмого» поколения. Органически взаимосвязан с первым принципом и другой – фундаментальности подготовки профессиональных военных. Поскольку усложнился характер вооруженной борьбы, то соответственно более емкими стали военная стратегия, оперативное искусство и тактика, системы управления войсками, вооружения и военной техники, обучения и воспитания личного состава. Поэтому институт военного образования призван выполнять важные познавательные функции, систематизировать, углублять и развивать военные знания, обеспечивать им научную обоснованность. Начало этому должно быть положено разработкой новой доктрины военного образования [8, c. 44]. Использование концептуальных положений современного системного подхода

позволяет целостно, однозначно и конкретно описать социальный институт военного образования. Примером такой концепции является параметрическая теория систем А. Уемова, в которой предлагаются формализованные определения, теоретически и эмпирически обоснованные методы и процедуры измерения, закономерности и факты, полученные в ходе эмпирических исследований [9]. Исходя из риторики другого представителя системного подхода А. Давыдова, социальный институт военного образования может быть представлен как иерархическая, гетерогенная, распределительная социальная подсистема, созданная людьми для удовлетворения общей потребности, которая функционирует на основе принципов и законов с помощью социологических алгоритмов» [10, с. 73]. Рассмотрим эти положения более подробно. Целенаправленность – удовлетворение одной или нескольких фундаментальных потребностей, нацеленность на решение определенных задач (потребность в получении качественного образования, подготовка к военной службе).

Иерархичность – структурирование по иерархическим уровням: воспитатели – воспитанники; начальники – подчиненные; педагоги – обучаемые. Гетерогенность – социальная подсистема состоит из локальных подсистем, таких как культура (этические принципы, ценности, нормы, традиции, образцы поведения, социальные роли), профессиональное обучение (система подготовки будущих офицеров, профессиональная социализация), право (система юридических норм, законов, уставов, положений и правовых регламентаций). Распределенность подсистемы состоит в том, что социальный институт военного образования – часть более общей социальной подсистемы – института образования. Продуктивность, взаимодействие – эффективность удовлетворения потребности в получении качественного образования: объективные результаты деятельности социальной подсистемы с помощью субъективных оценок удовлетворенности, пользы.

Кроме того, эти свойства предполагают определение влияния подсистемы военного образования на другие социальные подсистемы, их координацию и субординацию (гражданское общество, армия, образование). Устойчивость – способность функционирования с течением времени и под воздействием меняющейся внешней среды. Стадии жизненного цикла подсистемы – зарождение (появление потребности), становление, зрелость, прекращение существования. Наличие общесистемных принципов, законов и закономерностей – принципы и законы подобия, обратной связи, увеличение количества подсистем и различий между ними, увеличение количества локальных подсистем с течением времени. Развитие по собственному «сценарию», согласованному со «сценарием» целостной системы военного образования. Социологические алгоритмы – массовые и повторяющиеся способы решения задач, стоящих перед подсистемой (по решению задач профессиональной социализации воспитанников в соответствии с профессиограммой офицерских должностей).

Если признавать, что социальный институт образуется в обществе для реализации опре­деленных общественно значимых функций (удовлетворение общественно значимых потребностей), а в нем создается определенная социальная организация, то все организации могут быть разделены по этому институциональному признаку. Использование методологии системного подхода позволяет определить специфику функционирования института военного образования, исходя из его роли и места в социальной структуре общества: – тесная связь с институтом военной службы и институтом государства; – определенная степень закрытости, иерархичности и корпоративности; – социализационные практики приобщения к ценностям военной службы (традиции, ритуалы, морально-этические коды, предписания и запреты); – статусная позиция, формирующая стойкий комплекс формальных и неформальных установок жизнедеятельности (воинская честь, достоинство, товарищество, воинское братство); – общественная значимость и необходимость обладания профессиональными навыками, знаниями и умениями;

– формирование у обучаемых идеологии, отвечающей интересам государства. Институт военного образования имеет четко оформленную и юридически закрепленную формальную структуру, детально разработанную и документально выраженную систему прав и обязанностей, систему культурных норм и предписаний. Военный социолог В. Бондаренко определяет спектр социальных отношений, в которых осуществляются институциональные практики подготовки военных: – военно-служебные (связаны с выполнением учебно-боевых задач); – общественно-организационные, которые, прежде всего, связаны со всеми формами патриотического воспитания, выполнения своих общественных обязанностей, гражданского долга; – бытовые отношения (константы в сфере быта и досуга); – культурно-духовные (связаны с удовлетворением культурных и духовных потребностей и интересов); – социально-управленческие отношения, в которых осуществляется регламентация, контроль и регулирование совместной деятельности. Подчеркивая значимость совместной деятельности в условиях института военного образования, Бондаренко обозначает функции воинских коллективов: – военно-служебные (отражают содержание деятельности воинского коллектива как структурного элемента военной организации и проявляются в различных формах социальной организованной деятельности личного состава); – социально-интегративные, обеспечивающие социокультурную интеграцию членов коллектива со всем обществом; – социально-коммуникативные, направленные на обеспечение многообразных форм внутриколлективного общения, взаимодействия личного состава и сплоченность группы; – воспитательные, обеспечивающие регулирование и совершенствование социальных отношений, сотрудничества для решения различных задач; – управленческие, обеспечивающие организацию, регулирование и совершенствование социальных отношений как на уровне личности, так и на уровне коллектива в целом [11, с. 61–62.]. Основные функции армии и института военного образования закреплены в Военной доктрине Российской Федерации. В настоящее время – реализация политики государства, защита его от внешних врагов, отстаивание национальных интересов и т. п. Повышение престижа военной службы, всесторонняя подготовка к ней граждан Российской Федерации; повышение качества подготовки кадров и военного образования, а также наращивание военно-научного потенциала являются приоритетными направлениями военной политики. В широком смысле военная организация определяется как «организация, созданная тем или иным социальным субъектом для достижения его политических (и иных, преломляющихся через политику) целей посредством применения военного насилия.

Последнее становится ее непосредственной целью и предполагает специфические средства – оружие, организационно-штатную структуру и подготовленный персонал» [12, с. 114.]. Поэтому направленность подготовки профессиональных военных на всех уровнях военного образования находится в прямой зависимости от политики государства, фиксирующей способы и средства применения военной силы.

В связи с этим не случайно российские военные ученые И. Воробьев и В. Киселев поднимают проблему, связанную с необходимостью расширения рамок исследований в области зарождения, становления, развития и современного состояния отечественной военной школы, опираясь на долгосрочные ориентиры военного строительства, выработанные военной наукой, прежде всего, социологией [13, с. 43–49]. Таким образом, функционирование института военного образования тесно связано с политикой государства, поскольку в процессе обучения в структуре личности будущего военного профессионала формируется идеология, отвечающая интересам государства.

Институт военного образования воспроизводит наиболее устойчивые образцы поведения, привычки, традиции, которые передаются и транслируются из поколения в поколение всеми членами общества. Его роль и место в социальной структуре общества, реализуемые образовательные стратегии и практики, выстраиваются исходя из современной геополитики, типа войн и вооруженных конфликтов, экономических и социальных трансформаций российского общества и ментальности народа под воздействием внешних и внутренних факторов, оказывающих существенное влияние на состояние национальной безопасности государства.

1. Образцов И.В. Военная социология в России: история, современное состояние и перспективы // Журнал социологии и социальной антропологии. – 1998. – Том 1, № 3. – С. 91–107.

2. Головин Н.Н. О социологическом изучении войны // Осведомитель. – Белград, 1937. – № 4. – С. 7–12.

3. Сорокин П.А. Причины войны и условия мира // Новый журнал. – 1944. – № 7. – С. 238–251.

4. Маркс К. К критике гегелевской философии права // Маркс К. Соч.; изд. 2-е. Т. 9. – М., 1957. – 696 с.

5. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / пер. с фр., сост., послесл. и примеч. А.Б. Гофмана. – М., 1995. – 352 с.

6. Абрамов А.П. Социокультурная трансформация личности в условиях реформирования системы средних специализированных военно-учебных заведений: монография. – Курск: Юго-Зап. гос. ун-т, 2013. – 340 с.

7. Абрамов А.П., Алексеенко А.И. Духовность и нравственность в историко-культурной традиции русской армии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2011. – № 5 (11): в 4-х ч. Ч. II. – C. 10–12.

8. Воробьев И.Н., Киселев В.Л. Отечественная военная школа: история и современность // Военная мысль. – 2010. – № 3. – С. 43–49.

9. Уемов А.И. Системный подход и общая теория систем. – М.: Мысль, 1978. – 272 с.

10. Давыдов А.А. Системная социология; изд. 2-е. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 324 с.

11. Бондаренко В.Ф. Социология военного управления. – М.: ВУ, 2009. – 192 с.

12. Клепиков Д.В. Источники военной реформы: проблемы организационного подхода // Социология. – 2004. – № 2. – С. 114–121. 13. Воробьев И.Н., Киселев В.Л. Отечественная военная школа: история и современность // Военная мысль. – 2010. – № 3. – С. 43–49.

А.П. Абрамов

Другие новости и статьи

« Военно-морские силы в Первой мировой войне

Петр I - великий реформатор («революционер патроне») или безответственный разрушитель Святой Руси («антихрист»)? »

Запись создана: Вторник, 4 Сентябрь 2018 в 6:25 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика