23 Октябрь 2018

Россия глазами европейцев: образ России и русских в художественной культуре

Фильмы о России или с русскими персонажами классифицировать достаточно легко — образы, показанные в них, упрощены и стереотипны, часто повторяются. Первые русские киногерои — представители Белой эмиграции и их антагонисты — ярые советские коммунисты. Один из самых ранних фильмов на русско-советскую тему — знаменитый кинороман «Ниночка», получивший широкую известность и популярность благодаря Грете Гарбо, исполнившей роль «красной комиссарши».

Европейский и американский кинематографы часто обращаются к теме русской классики: «Война и мир», «Евгений Онегин», «Анна Каренина», «Доктор Живаго». Во время просмотра этих фильмов мы обычно восторгаемся игрой знаменитых актеров, а также удивляемся тотальному незнанию русских реалий.

Третий по популярности сюжет об СССР/России — это история репрессий, как в фильме «Восток—Запад» и концлагерей, как в фильме «Побег из ГУЛАГа». Люди, живущие в СССР, делятся на жестоких «палачей» и покорных «жертв» — во многих эпизодах антипатию вызывают и те, и другие. Страна представлена образом «русских морозов» и «гиблого места» — Сибири.

Холодная война породила некоторую «шпиономанию» в обоих «лагерях» и дала жизнь множеству литературных и киноэпопей. Самый известный пример, конечно же, Джеймс Бонд, но книга Ле Карре «Русский дом» и снятый по ней фильм намного интересней с точки зрения подачи образа России и русских. В фильме присутствуют все классические архетипы русских людей— красавица с трудной судьбой и гений вопреки всему со склонностью к пьянству. А главную мужскую роль в фильме играет Шон О’Коннери — первый исполнитель роли агента 007. Очень популярный образ русского человека, вошедший в хитпарад «развесистой клюквы», — русский космонавт в фильме «Армагеддон».

Фильм хоть и не европейский, а американский, но популярностью он пользуется и в Старом Свете, а сборы в мировом кинопрокате составили полмиллиарда долларов. Часто высмеиваются русские технологии как в космосе, так и на Земле. Отдельный кинематографический сюжет— «мирный» и «военный» атом. К примеру, фильм «Плутоний-239»: «Потрясенный несправедливостью Березин крадет контейнер с обогащённым плутонием и собирается продать его на “чёрном рынке”. Помогать ему в этом берётся один мелкий бандит-неудачник» — типичная сюжетная канва фильмов, основанных на страхе ядерной угрозы, исходящей от СССР/России.

Русские женщины в западных фильмах почти всегда столь же прекрасны, сколь и несчастны, а мужчины — либо пьяные нищие гении, либо просто пьяные. Как другой вариант — мафиози или шпионы, которые также не расстаются с бутылкой «Stolichnoy». Практически в каждом американском или европейском детективном сериале есть сюжеты о русской мафии. Причем эти «русские мафиози» могут быть на самом деле украинцами и азербайджанцами — для западного зрителя большой разницы нет.

Итак, если мы смотрим фильм, действие которого происходит в России, скорее всего мы увидим дворцы, храмы и метро Москвы и Санкт-Петербурга, возможно, герои будут смотреть балет. А в противовес культурному достоянию нам покажут убогий быт простых людей — малогабаритные квартиры, очереди. Вбольшинстве случаев действие фильма будет полностью или частично происходить зимой. Если местом действия будут выбраны не столица и не город на Неве, то сюжетные страсти будут кипеть где-нибудь в Сибири. Если в фильме присутствуют русские персонажи, то они будут принадлежать к одной из следующих категорий: — бандит/алкоголик/наркоман; — ученый/изобретатель/космонавт; — проститутка/шпионка;

— женщина сложной судьбы; — шпион/милиционер; — перебежчик — артист или ученый. Писатели, уделяющие внимание русской тематике, более свободны в своих описаниях и интерпретациях русской действительности. Однако образ России и русского человека сильно отличается у писателей из разных европейских государств. Всплеск интереса к жизни восточного соседа произошел во время перестройки и усилился с падением «железного занавеса»: СССР, а затем Россия предоставили европейской литературе новые сюжеты, ознакомиться с которыми теперь стало намного проще. Для жителей Германии период конца 1980-х — начала 1990-х годов имел особое значение в связи с падением Берлинской стены и объединением Восточной и Западной Германии. Томас Бруссиг, родившийся в Восточном Берлине, в романе «Герои как мы» (1995) разделывается с социалистическим прошлым как в личном плане, так и в масштабе страны.

Немец из Восточной Германии Инго Шульце в сборнике рассказов «33 мгновения счастья. Записки немцев о приключениях в Питере» (1995) создает галерею эксцентричных, почти лубочных русских характеров. Гюнтер де Бройн («Промежуточный итог», 1992) вспоминает о гигантском портрете Сталина и «дрессировке людей» в советской оккупационной зоне в 1945 году. Однако ненависти по отношению к России писатель не испытывает, по его мнению, социалистический режим обрел в ГДР благодатную почву. И Гюнтер Грасс в своей нобелевской книге «Мое столетие» (1999) преодолевает синонимию слов «русский», «советский» и «большевик». Во Франции общество и писатели реагировали иначе. Современная французская литература и без того постоянно щедро подпитывается свежей «русской кровью»: Эльза Триоле, Анри Труайа (Лев Тарасов), Натали Саррот (Черняк), Владимир Волков, Артюр Адамов, Ален Боске (Анатолий Биск), Владимир Янкелевич, Александр Кожев (Кожевников), Роман Гари (Карцев), Андрей Макин, Элен Каррер д’Анкосс (Зурабишвили). Вот далеко не полный перечень французских писателей русского происхождения. Пример семьи Каррер д’Анкосс достаточно характерен для французской литературной среды. Элен Каррер д’Анкосс имеет грузинские и русские корни, политолог и историк, бессменный президент Французской академии. В1978 году вышла её диссертация, посвящённая национальному вопросу в СССР, под заголовком «Расколовшаяся империя».

Её сын, Эммануэль Каррер, известный французский романист и публицист, изучал русский язык в Институте иностранных языков и цивилизаций, часто бывает в России. Два его знаковых произведения связаны с Россией — «Русский роман» и «Лимонов». Спрос на русскую культуру элитарного образца во Франции полностью насыщается за счет классической русской литературы в переводе на французский язык, а также благодаря русским аристократам и деятелям искусств, покинувшим родину после 1917 года. А любопытство относительно советской экзотики и «новой русской чернухи» удовлетворялось новым поколением эмигрантов и многочисленными американскими блокбастерами, которые и во Франции пользуются все большей популярностью. Изменения в жизни восточного соседа вызвали особенно живой отклик у английских авторов. В ряду таких писателей соседствуют Джон Ле Карре с романом «Русский дом» (1989), Анджела Картер «Ночи в цирке» (1984 г.), Дик Фрэнсис «Предварительный заезд» (1978), Эмис Кингсли «The Russian Girl» (1994) и многие другие.

Энтони Берджес в своем последнем романе «Железо, ржавое железо», написанном в 1988 г., также обращается к «русской теме», которой в своем творчестве он уделял значительное внимание. Берджес еще в 1962 году в своем романе «Заводной апельсин» создал надсат (nadsat) — вымышленный жаргон британских подростков, в основе которого много русских слов, что привлекло молодежь того времени к иностранному языку, так как сам автор не дает ни перевода, ни пояснения относительно заимствованных слов, к примеру — droog (друг), malchik (мальчик), korova (корова), litso (лицо), viddy (видеть). Сам Берджес, хорошо владевший русским языком, посетил в начале 1960-х годов Ленинград и на основе своего непосредственного опыта проникновения в социокультурную среду того времени написал юмористический шпионский роман «Клюква для медведей». Пародийное название книги отсылает читателя к самым популярным стереотипам о России и говорит об осведомленности автора относительно русских/советских реалий. Надсат — выдуманный жаргон подростков, в отличие от «Runglish», смешанного языка или, скорее, псевдодиалекта английского языка, с русским акцентом и русскими словами и оборотами, который появился за рубежом: в 2000 году так назвали язык, на котором космонавты общаются на борту Международной космической станции.

С этого момента термин стал очень популярен. Писатели, сценаристы и режиссеры в Европе заимствуют не только отдельные русские слова или сюжеты, но и имена, получающие широкую известность и даже популярность благодаря вымышленным персонажам. Наиболее показательным в этом отношении является имя Tanya — краткая форма от имени Татьяна. Имя героини «Евгения Онегина» хорошо известно почти у всех европейских народов, став особенно популярным в Италии, Германии и Скандинавских странах. Одри Хепберн, сыгравшая роль Наташи Ростовой в фильме «Война и мир» (1956 г.), сделала весьма популярным в Европе имя Natasha — оно входит в число наиболее распространенных имен, заимствованных из русского языка. Среди других русских имен, вошедших в западноевропейские именники, — Tonya (краткая форма от имени Антонина), Katya (Екатерина), Nadya (Надежда), Sonya (Софья), Anya (Анна), Vera (Вера), Tamara, имена великих княжон Романовых: Olga, Anastasya, Marya и уже упомянутая Татьяна. Имя Όλγα стало популярным и в Греции после того, как в 1867 году Ольга Константиновна, племянница российского императора Александра II, стала греческой королевой.

Так историческое событие и характер взаимоотношений двух держав запечатлелся на уровне общественной жизни. Большую роль в популяризации русских имен, как женских, так и мужских, сыграла Белая эмиграция. Мужских имен, получивших какое-либо распространение в западноевропейских языках, значительно меньше. Среди них выделяется имя Sasha (краткая форма от имени Александр) — весьма популярное и на родине. Имя Nikita изредка встречается в англоязычных странах, однако является женским; показательно, что в том же качестве оно использовано в популярной песне Элтона Джона «Nikita» (1986) и культовом фильме Люка Бессона «Ее звали Никита» (1990). Тем не менее в Италии встречаются имена Ivan, Dimitri, Igor, Vassili, Vladimiro. Встречая на страницах романа или в кинофильме русского персонажа, мы заранее можем предсказать его имя, род занятий, черты характера. Скорее всего мужчину будут звать Владимир, а женщину Наташа, и сфера их занятости будет близка к криминалу. Некоторые стереотипы неистребимы и разрушаются лишь при непосредственном контакте обывателя с действительностью.

В отсутствие доступа к объективной информации европейцы в большинстве своем черпают знания о России из, мягко говоря, малодостоверных источников. Например, низкопробных американских блокбастеров, ангажированных и политизированных донельзя СМИ и интернет-сайтов знакомств с русскими «невестами». Нынешний образ русских и представителей России в западной массовой культуре возник не случайно. Как мы уже видели в разделе 1, на протяжении нескольких веков Европа испытывала подозрения в адрес России. Эти подозрения превратились в откровенный страх в эпоху существования Советского Союза— мощнейшего государства, имевшего статус одной из двух существовавших на тот момент сверхдержав. Однако с распадом СССР возникла проблема интеграции России и русских в однополярный на тот момент западный мир.

После некоторых колебаний Запад принял решение продолжать политику изоляции России. Это привело к тому, что Россия не была принята в ключевые западные структуры, такие как НАТО. При этом в них вошли бывшие союзники нашей страны по Варшавскому договору. Изоляция России требовала изображать русских в предельно непривлекательном виде. Ибо только подобный имидж мог убедить обывателя в том, что с русскими нельзя иметь ничего общего. Отсюда и возникает стереотип гражданина России — вечно пьяного «космонавта» в шапке-ушанке с красной звездой, с обязательной бутылкой водки в руке, но одновременно — жестокого уголовного преступника и агента КГБ. Этот стереотип, сформированный в 90-е годы, до сих пор наносит ущерб имиджу русских и России на Западе. Вместе с тем способы борьбы с подобного рода стереотипами известны.

Прежде всего, это развитие собственного кинорынка. Современная Россия является важным рынком сбыта для голливудской продукции. В последние годы американские «звезды» кино не стесняются самостоятельно представлять в России свою продукцию. Если российская общественность приложит ничтожные усилия для того, чтобы бойкотировать на российском рынке фильмы, в которых Голливуд изображает русских в качестве уголовников и пьяниц, «фабрика грез» будет вынуждена прислушаться. Они уже сейчас резко сбавили обороты в этом направлении. И, разумеется, необходимо развивать отечественный кинематограф мирового класса, который мог бы продемонстрировать европейскому и общемировому зрителю позитивный образ русских и России.

С.В. Коник

Другие новости и статьи

« «МК» проверил, можно ли выжить, питаясь армейским полевым пайком

Военная реформа 1924-1925 г.г. »

Запись создана: Вторник, 23 Октябрь 2018 в 1:23 и находится в рубриках Новости.

метки: , , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика