28 Октябрь 2018

У истоков российской камералистики

oboznik.ru - У истоков российской камералистики

Статья посвящена жизни и творчеству одного из основателей российской экономической науки И.Т. Посошкова. Рассматриваются и анализируются основные положения его произведения «Книга о скудости и богатстве». Указанная работа стала одним из первых трудов по проблемам управления и хозяйствования в российском государстве. Рекомендации автора касаются всех сторон жизни и увязываются с требованиями камерального учета.

Камералистика – наука о государственном хозяйстве, связанная с камеральным счетоводством без применения метода двойной записи; учет возможен через объем услуг, предоставляемых трудом, землей, или «капиталом» (совокупностью создаваемых человеком экономических благ).

Такое определение может быть подвержено критике с различных позиций. Во-первых, существует немало других сфер деятельности, к которым приложимо слово «камеральный». Во-вторых, эта заявка может расцениваться как посягательство на сферу макроэкономики. В-третьих, к камералистике относятся не столько научные исследования, сколько прикладные рекомендации по ведению хозяйства.

Однако используемое понятие специфицирует область нашего рассмотрения, посвященного произведению И.Т. Посошкова «Книга о скудости и богатстве». И.Т. Посошкову и его литературным произведениям посвящено немало работ, и после глубокого и детального обзора Н.П. Павлова-Сильванского1 , других аналогичных публикаций, казалось бы, мало что можно добавить к осмыслению его вклада в становление экономической мысли в Российском государстве.

Зачем же наши современники обращаются к И.Т. Посошкову: из любознательности, из стремления уточнить какие-то детали, в порядке ознакомления с историей экономических учений или по другой причине? Условием получения новых результатов является достижение переднего края науки вне зависимости от того, какой аналитический аппарат используется ученым, каких взглядов он придерживается, в какой стране живет и какими языками владеет.

Чтобы это требование не было формальным, необходимо глубокое изучение истории вопроса. Иными словами, наука как единое целое существует не только в пространстве, но и во времени. Анализ истории науки выявляет упущенные возможности и неиспользованные открытия. Еще более важно определение долговременных тенденций общественного развития и научного познания, выраженных в принципе совпадения логического и исторического. К. Маркс проиллюстрировал его образным выражением: «Анатомия человека – ключ к анатомии обезьяны». Далее он говорит: «Намеки же на более высокое у низших видов животных могут быть поняты только в том случае, если само это более высокое уже известно» [1. С. 42]. Сделаем еще один шаг, признаем, что еще не проявившееся системное качество может генерировать становление «целого», под которым мы понимаем не только (не столько) анатомию человеческого организма, сколько социальноэкономическое устройство общества.

В этом утверждении нет ничего нового, поскольку речь идет о процессах самоорганизации в живой и неживой природе1 . Проблемным кажется применение этого положения к данному конкретному случаю. Неужели И.Т. Посошков мог сформулировать некие положения, актуальные с точки зрения современных управленческой и экономической науки? Отдавая должное этому выдающемуся человеку, скажем несколько слов о его жизни2 .

Посошков, Иван Тихонович родился под Москвой в 1652 или 1653 г., умер 1 февраля 1726 г. в Петербурге. Село его состояло в ведении Оружейной Палаты, и жившие в нем крестьяне работали в различных мастерских Государева двора. Этим путем, по-видимому, Посошков и приобрел свои разнообразные технические познания – по иконописи, гравированию и черчению, оружейному делу и в особенности по столярному ремеслу, чеканке денег и винокуренному производству. В «Книге о скудости и богатстве» Посошков рассказывает, что в 1700 г., когда Петр I повелел делать круглые медные деньги, и «никто из русских людей, ни из иноземцев не сыскался такой человек, чтобы те инструменты к такому делу состроить», а иноземец, мастер золотого дела (Ю. Фробус), предлагал выписать мастеров из-за моря, тогда Посошков взял эту работу на себя и «все то денежное дело установил». В своей практической деятельности Посошков не имел особенного успеха, несмотря на то что он был искусным техником, умным, предприимчивым человеком и бережливым хозяином; после ряда неудач, лишь под конец жизни он после долговременной усердной работы приобрел некоторый достаток. Главным образом неуспех его практической деятельности обусловливался тем, что умственные его интересы часто перевешивали заботу о материальном достатке. «От юности своей, – искренно говорит он, – был таков: лучше микакову пакость на себя нанести, нежели видя что неполезно молчати».

Не имея сил умолчать, исполненный «презельной горячести» к общему благу, он пишет ряд докладных записок – проектов и три обширных полемических сочинения; пишет, к ущербу для своих дел, «иногда и нужду свою домовную презрев». И.Т. Посошков – отчаянный правдоискатель. Он считает, что все должно быть сделано правильно. Не разбирая детально источники его вдохновения, упомянем лишь, что на первом месте стоит священное писание (вернее предание, каковым является Новый завет), на втором – государева воля и его, Великого государя, интересы, на третьем – здравый смысл, объединяющий жизненный опыт, практическую смекалку и прикладные исследования.

Главная цель его исследований – «Книга о скудости и богатстве, сие есть изъявление, от чего приключается напрасная скудость и от чего гобзи-витое богатство умножается» – была закончена 24 февраля 1724 г. В общих чертах книга обсуждает два предмета: 1) всенародное обогащение, составляющее истинное царственное богатство, а в связи с этим и пополнение царской казны (царский интерес) и 2) истребление всякой неправды и неисправностей. Эти два предмета – «богатство» и «правда» – Посошков сознательно объединяет под общим заглавием («Книга о скудости и богатстве»), так как в «истинной правде» видит «невещественное богатство» и находит, что «без насаждения правды» нельзя «народ весь обогатить» [7. С. 1–3].

Основным источником возрастания богатства является «истинная правда». Приведем примеры, как этот ресурс используется и как он не используется (в России) и что надо делать по разумению И.Т. Посошкова [6]: «В немецких землях, – говорит он, – вельми людей берегут, а наипаче купецких людей: и того ради у них купеческие люди и богаты зело.

А наши судьи нимало людей не берегут, и тем небрежением все царство в скудость приводят». И пока не устроится в России прямое правосудие, то «никакими мерами от обид богатым нам быть, яко и в прочих землях, невозможно, такожде и славы добрые нам не нажить: понеже все пакости и непостоянство в нас чинится от неправого суда и от нездравого рассуждения и от нерассмотрительного правления и разбоев… И крестьяне, оставя свои домы, бегут от неправды, и российская земля во многих местах запустела, и все от неправды и от нездравого и от неправого рассуждения».

Ввиду этого «правосудное установление – самое есть дело высокое», «паче всех художеств, на свете сущих». С оговорками о своей мизерности и простоте, Посошков, всецело держась порядка старого судопроизводства, дает подробную инструкцию судье, в особенности настаивая на том, чтобы он был нравственным, богобоязненным человеком.

Нравственное увещание поддерживается угрозой великих штрафов и жестоких казней: «невозможно правому суду установитися, аще сто, другое судей не падет: понеже у нас на Руси не-правда весьма застарела…». Жестокими казнями надо вывести также и лжесвидетельство на суде: лжесвидетелям отсекать голову и на колы ставить при входе в канцелярию «и колико лжесвидетелей ни явится, всех рядом головы на коле тыкать».

Теперь попробуем ответить на вопрос: принадлежит ли И.Т. Посошков по своему мировоззрению к одному из известных нам течений экономической мысли? Обратимся к популярной литературе и воспользуемся таблицей, в которой автор [3. С. 45] сопоставляет основные черты экономического мировоззрения И.Т. Посошкова и А. Смита.

oboznik.ru - У истоков российской камералистики

Независимо от того, насколько мы согласны с конкретными характеристиками взглядов И.Т. Посошкова и А. Смита, видно их коренное различие, совпадающее с водоразделом между нормативным и позитивным подходом к экономической науке1 . Это не значит, что автор «Теории нравственных чувств» недооценивал роль моральных, правовых и иных норм человеческого общежития. Но для Смита эти нормы были моральной максимой преследующего свои цели эгоистического индивида2 (позже он был назван homo economicus).

Такой индивид был продуктом исторического развития рыночной экономики, сложившейся в условиях европейской цивилизации. Цивилизация в общем и целом начинается с письменности, позволяющей фиксировать культурные, правовые, экономические и иные нормы бытия и делать их доступными для всех сограждан. Это необходимо в том числе для того, чтобы гражданское право, регулирующее имущественные отношения между людьми, превратилось в инвариант экономической среды (структуру) человеческой жизнедеятельности.

Для такого превращения нужны условия – определенный уровень благосостояния, развития хозяйственной деятельности на основе частной собственности и т.д. Они возникают не вдруг и никогда не подчиняют себе всех людей, многие из которых остаются маргиналами, существующими на периферии гражданского общества. Это не значит, что подобного рода жители не подчиняются правовым нормам, не вступают в экономические отношения, не ведут учет доходов и расходов, потребления частных и общественных благ.

Но это означает, что они, как, впрочем, и все остальные, живут в гетерогенной экономико-правовой системе – товарного и натурального хозяйства, гражданского и варварского права. Возникает потребность и необходимость арбитража, примиряющего различные, нередко противоположные интересы. Арбитром выступает лицо, которому доверено вершить справедливый суд1 . В роли кодекса, регулирующего взаимоотношения людей, выступают религиозные, обычные, гражданско-правовые и иные нормы.

Для решения спорного вопроса нужна информация, которая опирается на учет имущества, человеческого труда, в целом человеческой деятельности. И здесь мы должны признать, что едва ли главной чертой экономических размышлений И.Т. Посошкова является учет вещественного и невещественного богатства и определение путей его правильного использования.

В этом смысле он камералист2 , и в этом его принципиальное отличие от экономистов как представителей позитивной экономической науки. Камералистика связана с так называемым камеральным счетоводством. Это одна из форм простого счетоводства, т.е. без применения метода двойной записи. Как прикладная наука, она начинается со счета денег3 . Учету денег предшествует учет имущества в натуральном выражении. Поскольку не было единого стоимостного измерителя, постольку учет был возможен через объем услуг, предоставляемых трудом, землей или «капиталом» (совокупностью создаваемых человеком экономических благ).

Символом услуги стала монета или другое средство обмена, характерное для полунатурального хозяйства. Отсюда меркантилизм И.Т. Посошкова, ставящего во главу угла накопление товарных денег, выполняющих роль всеобщего эквивалента4 : «А и серебряные денги аще и не надлежит их во иные земли отъпускать, обаче лутче их делать из самого ж чистаго серебра, чтоб они противо царе-ивановских денежек чистотою были или бы и лутче, дабы в роды родов имя его и меж поселяны славилося чистотою серебров в денгах.

И таковые денги надлежит в торгах руских иметь, за рубежи отнюд их не отъпускать, за рубежи одни токмо червонцы отъпускать» [7. С. 235]. С точки зрения экономической теории обмен (трансакция) суть обмен правами собственности. Для этого необязательно, при взаимном согласии сторон, иметь звонкую монету.

Да и сама монета за пределами функций мировых денег и не подверженного инфляции сокровища, может быть заменена узаконенным правом, обычаем, религией или государевой волей символом. По глубокому убеждению Посошкова: «…надлежит денги ценить своих государей, потому что они власть имут над своими владельцы. А наш великий император сам собою владеет и в своем государстве аще и копейку повелит за гривну имать, то так и может правитися» [7. С. 123].

Счету денег предшествует учет понятий, по которым нужно жить народу. Они концентрируются в обычаях, религии, конфуцианстве и т.п. «Характерной чертой религиозных воззрений Посошкова является пристрастие к внешней, обрядовой стороне религии. Однако он останавливается на числе поклонов не потому, что придавал им исключительное значение, а потому, что он во всем любил порядок и правила; точно так же, как, рассуждая о необходимости в канцеляриях писать уписисто, чтобы не было лишней истраты бумаги, он говорит, что на странице следует писать по 40 строк, а в записных книгах не меньше 50» [6].

Это те нормативы «истинной правды», или «невещественного богатства», которые необходимо соблюдать жителям российского государства. Таким образом, исходный пункт анализа – человек в его общественной определенности – член общины (государства), умеющий соблюдать правила общежития и законы, читать, писать5 , грамотно хозяйствовать.

Охарактеризовать нормы поведения такого человека и условия, способствующие достижению этой цели, – задача, которую ставит перед собой И.Т. Посошков. Автор книги о скудости и богатстве стремится разумно регламентировать хозяйственное поведение всех участников экономической деятельности: «И мнитца мне, надлежит крестьянскому двору быть мерою, в долготу и с гуменником пятидесят сажен или штидесят, а шириною целому двору быть 12 сажен, а полудвору 8 сажен, а четверте двору 6 сажен, а осмушечному 4-х сажен. А дълина всем единаравная, чтобы овины у всех в далекости от двороваго строения были» [7. С. 196].

Такого рода рекомендации касаются всех сторон жизни русского человека. Они увязаны с требованиями камерального учета, в котором «в отличие от патримонального (имущественного учета по двойной записи) регистрации подлежат не только расходы и доходы, но и возникновение прав на их осуществление или получение и в первую очередь бюджетные назначения» [10. С. 59]. Посошков, которому эта прикладная наука была неизвестна, пишет в полном соответствии с ее рекомендациями: «А у кого земля собственная, то он ее росчищает и распахивает и навозом наваживает и год от году и худая земля добреет, такожде и сенные покосы раскашивают, и от того царскаго величества интерес умножается» [7. С.184]. Для этого, конечно, «надлежит всем жилым землям и пустошам учинить межи недвижимыя, буде с кем не разделила ни река, ни ручей, ни иная какая недвижимая признака, то присмотреть какую ни естъ недвижимую признаку, коея б нарушить нелзя было.

А буде нет таковые признаки, то и на чистом месте мочно зделать недвижимая признака, ибо выкопать яма глубокая, аршина в три или в четыре и шириною такожде, и навозить ее полну каменья болшаго и накласть бугром, чтобы матерые земли выше было, и на то каменье насыпать земли аршина на дъва или болши и тот бугор вековым утином и будет» [7. С. 186]. Таким образом, Посошков не простой ультраортодокс и ригорист, который считает, что отступление от религиозных и других установившихся в государстве норм должно караться вплоть до смертной казни.

Он – государственник: «Истинное государственное богатство», как метко разъясняет Посошков, состоит не в финансах, а в благосостоянии народа, и государство должно печься прежде всего о богатстве народа, а не о фискальных своих интересах. «Собранию царских сокровищ», «царскому интересу» он посвящает особую, последнюю главу, а в остальных рассуждает о «всенародном обогащении». «Не то царственное богатство, – говорит он, – еже в царской казне лежащие казны много, ниже то царственное богатство, еже синклит Царского Величества в златотканых одеждах ходит, но то самое царственное богатство, ежели бы весь народ по мерностям своим богат был самыми домовыми внутренними своими богатствы, а не внешними одеждами или позументным украшением»; «Сие дело невеликое и весьма нетрудное, еже царская сокровища наполнити богатством…, но то великое многотрудное есть дело, еже бы народ весь обогатить».

«В коем царстве люди богаты, то и царство то богато; в коем царстве люди будут убоги, то царству тому не можно слыть богатому» [6]. Рассматриваемое нами произведение не стоит особняком от тенденций науки своего времени, а находится именно в той сфере, которая исследовала проблемы «полицейского государства»1 . В XVIII веке наблюдался рост числа трудов по проблемам управления, которые в меньшей степени имели научно-систематический характер, в большей практически-инструментальный. Анализировались вопросы повышения эффективности управления с целью усиления и распространения государственной власти, повышения собираемости налогов и сборов, поддержки хозяйства и общего благосостояния. В качестве правового наименования государственного обеспечения «хорошего порядка» в обществе служил термин «власть полиции». Назначением полицейской государственной деятельности считалось обеспечение счастья граждан, безопасности и благосостояния. Соответственно этому с термином «полиция» идентифицировалось внутреннее управление (за исключением управления финансами). Одной из первых крупных работ, посвященных изучению полиции, стала книга французского ученого Н. Деламаре (N. Delamare) (1639–1723 гг.) «Трактат о полиции».

Н. Деламаре не определял понятие «полиция», но перечислил все предметы полицейской деятельности, выделил главные ее черты, т.е. те сферы общественных отношений, которые охвачены полицейской деятельностью. В разработанной им системе Деламаре выделил 11 частей той материи, в которой применяется полицейская деятельность: религия; обычаи; здравоохранение; питание; публичный порядок и спокойствие (мир); дорожное хозяйство; торговля; мануфактура (производство); служебный персонал; поденная работа (работа тех, кто продавал свою рабочую силу на один день).

Совпадение с областью интересов его современника И.Т. Посошкова практически стопроцентное. Комментируя произведения последнего, нам бы хотелось провести параллели с современными проблемами российского общества. Это необходимость развивать производственную и общественную инфраструктуру, включая то, что ранее называлось полицейскими услугами. Актуальным является также развитие униграфического учета2 , позволяющего охватить сферы хозяйственной жизни, которые обычно относят к провалам рынка. С точки зрения экономической науки это нормативный подход, позволяющий включить в организацию и управление хозяйством семью, общину, государство. Обращение экономистов и управленцев к трудам такого рода, включая «Книгу о скудости и богатстве», более чем обосновано.

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 1.

2. Маршев В.И. История управленческой мысли: учебник. М.: Инфра-М, 2012.

3. Мединский В.Р. О русском воровстве, особом пути и долготерпении. URL: www.rulit.net/books/o-russkom-vorovstve-osobom-puti-idolgoterpenii-read-96587-45.html.

4. Меркантилизм. URL: http://dic.academic.ru/contents.nsf/ brokgauz_efron/

5. Основные учетные парадигмы – методология бухгалтерского учета. URL: http://buhlabaz.ru/bukhgalterskij-uchet/istoriyabukhgalterskoj-mysli/osnovnye-uchetnye-paradigmy.html

6. Павлов-Сильванский Н.П. Посошков Иван Тихонович // Большая биографическая энциклопедия. URL: http://dic.academic.ru/ contents.nsf/enc_biography/

7. Посошков И.Т. Книга о скудости и богатстве и другие сочинения / ред. и коммент. д-ра ист. наук, проф. Б.Б. Кафенгауза. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1951.

8. Самоорганизация. URL: www.vslovare.ru.

9. Серков А.А. Синергетические аспекты моделирования социально-экономических процессов. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2008.

10. Соколов Я.В. Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней: учеб. пособие для вузов. М.: Аудит, ЮНИТИ, 1996.

11. Франсуа де Ларошфуко. Максимы и моральные размышления. URL: http://www.lib.ru/INOOLD/LAROSHFUKO/larosh1_3.txt

12. Prigogine I., Stengers I. Order out of chaos. Man’s new dialogue with nature. L.: Heinemann, 1984. 13. Wilson C. England’s Apprenticeship, 1603–1763. NY, 1984.

Дятел Е.П., Степченкова М.А., Алешко И.Д., Гатина Э.Р.

Другие новости и статьи

« Индивидуальная образовательная траектория

Сущность, структура и динамика военно-экономических потребностей »

Запись создана: Воскресенье, 28 Октябрь 2018 в 19:12 и находится в рубриках Петровские реформы, Стрелецкое войско, Финансовое.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика