301 гв. мин. полк в боях под Сталинградом в воспоминаниях фронтовиков



301 гв. мин. полк в боях под Сталинградом в воспоминаниях фронтовиков

oboznik.ru - 301 гв. мин. полк в боях под Сталинградом в воспоминаниях фронтовиков

Воинам 301 гвардейского минометного Криворожского Краснознаменного полка посвящается

oboznik.ru - 301 гв. мин. полк в боях под Сталинградом в воспоминаниях фронтовиков

oboznik.ru - 301 гв. мин. полк в боях под Сталинградом в воспоминаниях фронтовиков
Сайт 301 гвардейского минометного полка

Боевой путь 301 гвардейского минометного полка после тяжелых боев на Брянском фронте продолжился в районе Сталинграда. Окруженная Советскими войсками 6-я фашистская армия отчаянно сопротивлялась. Ей на помощь были брошены отборные соединения Вермахта. с целью деблокировать группировку. Перед полком были поставлены сложные задачи. Фронтовики вспоминают.

Левчик Василий Павлович, майор (401 гвардейский минометный дивизион)

«Говорили, что скоро наступят перемены. Отзвук от грандиозного сражения под Сталинградом докатился и до нас.

В декабре наш 301 гвардейский минометный полк получил назначение наступать к Сталинграду – в оперативное подчинение Донского фронта. Наши три дивизиона должны были действовать самостоятельно в боях, поддерживать стрелковые части и танковые бригады. Комиссар полка Ф.И. Иващенко был переаттестован в строевое звание майор. Нам было сказано, что предстоят тяжелые бои.

В окружении под Сталинградом находились войска фельдмаршала Паулюса, и прорвать кольцо на помощь Паулюсу, немецкое командование бросит отборные войска. В штабе полка сообщили, что наш 401 дивизион будет оперативно переброшен под командование генерал-полковника Н.Ф. Ватутина, а будем непосредственно в распоряжении третьей гвардейской танковой армии под командованием генерал-лейтенанта Д.Д. Лелюшенко. На Юго-Западном фронте генерал Вознюк командовал гвардейскими минометными частями. В соответствии с директивами командования, мы должны поддержать своим огнем подразделения пятого танкового корпуса генерала Романенко. Наш дивизион получил полный комплект снарядов и зарядил все машины горючим на станции Кумилдиновская. На этих участках передняя линия фронта проходила по берегам реки Дон – от горы Монастырщина через станицу Вешенская до станции Еланская. Было известно, что немцы на Дону располагают большим количеством танков и превосходят наши силы в воздухе. Танковая атака с массированной поддержкой с воздуха – такова тактика врага.

Тогда мы должны были войти в огненный коридор. На подступах к Сталинграду была окружена вражеская группировка, которая отчаянно сопротивлялась, стремясь выйти из котла, а на западе была сильная группировка фельдмаршала Манштейна. Между этими двумя огненными лавинами мы должны были не только удержать, но и разгромить врага. Об этом говорил генерал Вознюк. Тут Манштейн собрал не только немецкие дивизии, но и итальянские и четыре румынские армии.

Задача была такая – ночью танковая бригада при поддержке нашего дивизиона должна освободить Вешенское и Еланское. Мы должны дать залп по Еланской, а Вешенское атакуют танкисты. Причем, при любых условиях, Вешенская не должна была пострадать от огня, то есть не должна быть разрушена. Нам так и сказали. «Все, что связано с именем автора «Тихий Дон», Михаила Шолохова не должно пострадать, - сказал комиссар Иващенко, а фашистских варваров мы должны изгнать».
Рядом, куда не глянь, моя многоязычная Родина. И я, удмурт, представитель народа, дошел сюда, на Дон - родину великого писателя и гуманиста Шолохова, дошел вместе с моими братьями, украинцами, узбеками и белорусами. «Да защитим тебя, прославленный Дон от поругания и осквернения!», – так говорил комиссар полка.

Точно в 6.00 капитан Зайкин дал команду открыть огонь. Наш дивизион начал артиллерийскую подготовку по передней линии противника. К обеду из штаба сообщили, что Еланская взята, и что требуется перебазироваться туда. Оставляя Еланскую, гитлеровцы перешли по льду Дон и на противоположной стороне взорвали лед почти на трехкилометровом участке.

К обеду следующего дня, когда бойцы собрались около походной кухни, от Дона совсем ясно донесся шум приближающегося самолета. Прозвучала команда «Воздушная тревога!» и бойцы разбежались, так и не успев получить свой обед. Все поспешили в укрытия – окопы, траншеи, ямы. Я сначала попал в одну яму, но потом огляделся и увидел маленький окоп в форме буквы «Г», перебежал туда и стал наблюдать за Юнкерсом. Так и есть, друг за другом приближались шесть бомбардировщиков. Первый Юнкерс зашел в пике и сбросил серию бомб. Они взорвались в двухстах метрах от нас, на краю станицы. Зенитная батарея открыла огонь. Второй и третий самолеты, изменив немного курс, стали целиться по зенитной батарее. При прямом пике из них посыпалась целая серия полутонных бомб. Земля затряслась, взрывная волна прижала меня к стене окопа, оглушила, перед глазами завертелись белые искры. Я упал на дно окопа. Когда поднял голову, увидел, что три бомбардировщика улетают за Дон, а другие три сбрасывают свой смертоносный товар, целясь на край станицы, и еще дальше.

Стали выяснять потери в дивизионе. Две наши установки были выведены из строя, но шоферы быстро их отремонтировали. Пять человек было ранено, в том числе один шофер по фамилии Гагарин – пожилой боец, отец троих детей.

Мы заинтересовались судьбой зенитной батареи, которая стреляла по самолетам. Пройдя немного назад, перед глазами открылась страшная картина. Все четыре орудия батареи были искорежены до неузнаваемости. Еще одна бомба попала прямо в 76-мм орудие и весь расчет погиб. Медицинская сестра перевязывала раненых, санитары уносили на носилках убитых.

Рано утром, когда были еще сумерки, наш дивизион перешел Дон. Нам сообщили, что одна из стрелковых дивизий и танковая бригада уже три дня ведут упорные бои за станицу Боковская и не могут ее взять, терпят тяжелые потери. Перед обедом мы получили срочный приказ – готовиться к открытию огня. К залпу приготовились быстро, и ждали команды. Дивизионный командир вместе с командиром подразделения дали команду и прогремел залп. Передняя линия немецкой обороны покрылась густым дымом. Танковый полк и десант автоматчиков сходу ворвались в Боковскую. Был ожесточенный бой, к вечеру станица оказалась в наших руках. Немцы отступили к станице Чернышевская».

Мелкоозеров Николай Павлович (400 гвардейский минометный дивизион - разведчик)

«Под Сталинградом мы видели, как недалеко от нас под белым флагом проходила колонна военнопленных. Во время нашего залпа, часть военнопленных упала на землю, а другая часть в панике от страха пыталась разбежаться. Но тут охрана стала их подгонять, выравнивать в колонну, и они продолжили путь…»

Князев Петр Андрианович, лейтенант (401 гвардейский минометный дивизион - командир взвода)

«В районе Ново-Анновка – Василевка - Поповка мы оказались в окружении. Почти четыре дня отбивали бесчисленные атаки немецких танков и пехоты. Немецкая авиация постоянно нас бомбардировала. При отражении атаки батарея старшего лейтенанта Веселовского подбила шесть танков и уничтожила около батальона пехоты. Реактивные снаряды закончились, в баках машин не было бензина. С утра старшина раздал последние куски сахара и сухари. Веселовский взял гранату и пошел искать горючее или еще что-нибудь. Вдруг, он увидел приближающихся немцев. Добежав до штаба, закричал: «Тревога! Немцы прорвались на западный край села!» Комбат побежал к «Катюшам». Надо было во чтобы то ни стало отбить атаку немцев, чтобы не допустить их к реактивным установкам. Вслед Веселовский крикнул: «Лейтенант! Не подпускайте врага к «Катюшам», защищайте до последнего патрона, а если пробьются – взорвите установки!»

Капитан Кириленко попросил помощи у танкистов, они дали танк Т-34. В неравном бою очистили улицу от немцев – их было человек сорок, и мы смогли эту группу уничтожить. В том бою Кириленко был тяжело ранен автоматной очередью.

Ночью, под покровом тьмы к нам пробрался начальник разведывательной службы лейтенант В.Н. Корниенко с группой бойцов. Они принесли боеприпасы, горючее, еду. С утра немцы пытались отбить село, но с помощью залпов батареи Веселовского и лейтенанта Глухова все атаки противника были отбиты. Одновременно соседние наши части усилили натиск и принудили немцев отступать к Ворошиловграду, где наш дивизион продолжал сражаться».

Высоцкий Николай Георгиевич, лейтенант (1942 г. - командир батареи)

«Это было в январе 1943 года. Противник стремился удержаться в районе Ворошиловграда на берегу реки Северный Донец. Танковый корпус, при поддержке нашего полка готовился нанести удар с малого плацдарма, где должны были построить переправу. Дивизиону полка требовалось обеспечить сохранность этого плацдарма своим огнем.

29 января наш наблюдательный пункт находился на одной из высоток. Там находились командир 33 дивизиона гвардии капитан Михайлов, и начальник разведки. Прямо на них двигались вражеские танки – тринадцать с одной стороны и пять с другой. Батарея младшего лейтенанта Руденко произвела залп в гущу танков. Огонь был точен, на некоторое время танки исчезли, но через несколько минут мы увидели, что они опять движутся на нас. Критические минуты! От наблюдательного пункта до них оставалось 600 м. Однако последовала команда: «Огонь!», и снаряды полетели плотной стеной огня. На правом фланге послышался огонь противотанковой артиллерии. Таким образом атака противника на плацдарм была ликвидирована».

Левчик Василий Павлович, майор (401 гвардейский минометный дивизион)

Дивизионная разведка получила данные о том, что на нашем участке готовится смена немецкого командования и частей. Вместе со стрелковой дивизией, которую мы поддерживали, в состав разведгруппы вошел и наш начальник разведки, лейтенант Кузнецов. С наступлением темноты группа отправилась на выполнение задания. К утру привели языка – фельдфебеля. Пленный подтвердил наши сведения о подготовке смены полка немецкого командования, которое было назначено на 11 часов утра, развеял наши сомнения.

До утреннего залпа оставалось еще время. Дивизион тщательно готовился к бою. Используя затишье на этом участке фронта и абсолютно нелетную погоду, немцы решили поменять расположение своих прифронтовых частей.

Село было в шести километрах от передней линии. День был ненастный, почти весь день не рассеивался туман, иногда валил мокрый снег. Немцы точно рассчитали погоду и не боялись бомбардировки. Ночью наши разведчики снова перешли линию фронта, по радиостанции связались с командованием. Их наблюдательный пункт был в непосредственной близости от села, и через бинокль было видно площадь возле церкви, где находился немецкий штаб. Командир дивизиона капитан Зайкин, начальник штаба и командиры батарей собрались в штабе, и по карте подготовили удары по противнику.

В 10.00 дивизион в составе восьми боевых установок вышел на боевые позиции. Несмотря на то, что американские машины имели хорошую проходимость, все же они очень трудно добирались до огневой позиции. Сняли брезент, завинтили взрыватели, на реактивные снаряды, сняли колпачки. Наводчик уточнил прицел. Вместе со старшим сержантом Свириденко бойцы быстро приготовили огневую позицию и поставили ручные пулеметы и противотанковые ружья в места наиболее вероятного прорыва противника. Все было готово к залпу. Оставалось несколько минут до условного сигнала с наблюдательного пункта. Выжидая, нервничал дивизионный командир, волновались и батарейные командиры. И вот, точно в 11.00 лейтенант Кузнецов подал условный знак по радиостанции. Это означало «Огонь!». Капитан Зайкин крикнул: «Внимание! Все в укрытие!» И сильный командирский голос отчетливо скомандовал: «Огонь!»

Загремел залп. Огневая позиция дивизиона покрылась огромным облаком дыма земли си снега, которые летели из-под сопел реактивных снарядов. Воздух наполнился воем и ревом. Небо прочертили огненные факелы летящих мин. За 8-10 секунд на головы фашистов, выстроившихся на площади, обрушилось 128 реактивных снарядов, общим весом более шести тонн».

Высоцкий Николай Георгиевич, лейтенант (1942 г. - командир батареи)

«Бои за ликвидацию вражеской группировки под Сталинградом продолжались. Передвигаясь на запад, мы чувствовали сильное сопротивление врага. Противник бился из последних сил, стремясь закрепиться на удобных позициях. Также противник обладал сильной танковой обороной.

13 января один из наших дивизионов при хуторе Дядин сразился против танковой колонны. По команде капитана Ленчика «Катюши» в открытой позиции открыли огонь. В боях две машины были повреждены, трое бойцов были убиты, девять человек – ранено. Но танковая атака была отбита, и этот опыт прямой наводкой при Сталинграде был одобрен и использован командованием».

Левчик Василий Павлович, майор (401 гвардейский минометный дивизион)

«В середине декабря наши соседи воины 1-я гвардейской армии окружили и разгромили итальянскую армию в Богучаре. В последующие дни 3-я гвардейская армия окружила и нанесла сокрушительный удар 3-й румынской армии к югу от г. Серафимович. Было сломлено сопротивление и при реках Чира и Дон, и наши войска начали наступление на город Морозовский. Немцы сражались за каждую высотку, за каждую речушку, за каждое село. Бои приняли исключительно ожесточенный характер. Часто производили залп и днем, и ночью. Своим огнем уничтожали живую силу и технику врага, громили опорные пункты. Все чаще видели колонны военнопленных, которых вели наши автоматчики. Они шли, низко опустив головы. Среди них были не только немцы, но и итальянцы, румыны. Кого только не привел Гитлер погибать на берега Волги! По пути встречались трупы, наполовину заваленные снегом – недавние завоеватели нашей земли! Части 3-й гвардейской армии, преодолевая упорное сопротивление группы армий «Дон», с тяжелыми боями продвигались вперед. Накануне нового 1943 года, в одном из боев был тяжело ранен и наш командир В.А. Зайкин. Сверху на колонну дивизиона налетело 9 немецких штурмовиков. Местность была открытая и ровная, негде укрыться.

По заданию командования Юго-Западного фронта 24-й танковый корпус, под командованием генерала М.В. Баданова, совершил крупный и дерзкий рейд в тыл врага. Задача стояла такая – под станицей Тацинская находился крупный аэродром, на котором базировались немецкие самолеты. Они отовсюду совершали рейсы в окруженную группировку фельдмаршала Паулюса. Одна танковая бригада этого корпуса была сопровождена нашим 33 дивизионом под командованием майора Н.Д. Ленчика. Свой командный пункт он установил на одном из движущихся танков, и оттуда передавал по рации своим батареям координаты, где наиболее большое скопление противника. Но вышло так, что большая часть танкового корпуса была обнаружена. Танкисты и минометчики успели сохранить свои части и стали отходить. Батареи 400 и 401 гвардейских минометных дивизионов нашего полка несколькими залпами помогли товарищам. Все собрались на окраине г. Морозовский. К вечеру сопротивление противника было сломлено и город очищен от неприятеля. С освобождением этого города был завершен разгром крупной Боковско-Морозовской группировки фашистов».

Высоцкий Николай Георгиевич, лейтенант (1942 г. - командир батареи)

«В ночь на 31 января подвижные соединения и наш полк пересекли реку Северный Донец и двинулись в обход Ворошиловграда. Поддерживая «огнем на колесах», как нас тогда называли наши части. На наше счастье, погода была ненастной, облачной, валил густой снег, значит, можно было не опасаться нападения самолетов. Дорога была тяжелой – буксовали в снегах, и 7 февраля наши машины прошли последние метры по открытой степи на виду у врага, и оказались на окраине г. Ворошиловграда – 33 дивизион в поселке Тельман, 401 дивизион – в селе Васильевка. Последовал ожесточенный обстрел и бомбардировка, но враг уже не мог изменить наши позиции. У него был упущен день отрытого пути, по которому мы шли.

Неугомонный наш начальник штаба дивизиона, гвардии старший лейтенант Цвиткис (одессит) ободрял бойцов: «Враг, считайте, окружен, мы у себя дома». И вправду, тыл и позиция полка была хорошей. Командир полка майор Митюшев хорошо знал порядок врага, и знал, как поступить. Начальник связи полка, гвардии лейтенант Корниенко, в соответствии с указанием командира, ночью заснеженные поля и овраги, обходя немецкие части, провел автомашины с горючим, снарядами и продовольствием. Следующей ночью эти машины вывезли раненых».

Воспоминания обобщила и подготовила к публикации Шабашова Елена Владимировна, канд. ист. наук, доцент (внучка командира 301 гвардейского минометного полка), специально по заказу администрации oboznik.ru

См. далее:
8. Ворошиловоград, Северный Донец, Изюм: боевые будни гвардейских минометчиков в воспоминаниях

См. также:
1. 301 гвардейский минометный полк: краткий боевой путь
2. Помнить ветеранов 301 гвардейского минометного полка
3. О специалистах тыла 301 гвардейского минометного полка
4. Бессмертный 301 Гвардейский минометный полк
5. Гвардейские минометы «Катюши» остаются в строю
6. Воспоминания фронтовиков. Формирование 301 гв. мин. полка и первые залпы




Другие новости и статьи

« Воспоминания фронтовиков. Формирование 301 гв. мин. полка и первые залпы

Ворошиловоград, Северный Донец, Изюм: боевые будни гвардейских минометчиков в воспоминаниях »

Запись создана: Суббота, 18 Июнь 2016 в 14:29 и находится в рубриках Вторая мировая война, Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы