6 Ноябрь 2019

Проблема соотношения гражданского общества и государства в контексте обеспечения национальной безопасности

#общество#государство#закон

В статье предлагаются определённые способы противодействия негосударственным организациям в целях обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. При определённых условиях, когда численность негосударственных организаций становится достаточной для оказания давления на государственную власть, этот атрибут гражданского общества может быть использован геополитическим противником для нанесения ущерба национальной безопасности государства.

Религиозный фактор может быть использован для дестабилизации государственной власти, что связано с переходом от процессов мирной экспансии одной религии в отношении основных сфер жизни общества или государства, исповедующего другие религиозные виды духовности, в применении вооруженного насилия в целях завоевания и духовного преобразования одних народов другими (в целях формирования соответствующей государственности, народности, а затем и нации). Автор делает вывод о необходимости создания частных военных компаний (под контролем государства) которые необходимы для применения военной силы вне рамок использования вооружённой организации государства, а также о внесении дополнений в закон «О свободе совести и религиозных организациях», в соответствии с которым равные права предоставлены, и традиционным для России религиозным конфессиям, и множеству религиозных течений, которые в массовом порядке распространились по территории РФ после 1991 г.

Ключевые слова: гражданское общество, государство, национальная безопасность, управляемый хаос, государственный режим, общественное сознание.

Проблема соотношения гражданского общества и государства является значимой и дискуссионной не только с социологической, но и с политической, а следовательно, и с военной точки зрения. В мире, насыщенном ядерным и высокоточным оружием, переплетённом сетью взаимоперекрещивающихся договоров (в том числе и об оказании военной помощи), возрастает значение применения методов «мягкой силы», которая позволяет решать вопросы, связанные с воздействием на другое государство в рамках международноправового поля [1]. События, связанные с распадом Варшавского блока, а затем и самого Советского Союза, итоги «арабской весны» и государственного переворота в Украине с дальнейшим развязыванием гражданской войны и приближением «зоны нестабильности» к границам Российской Федерации, заставляют поновому взглянуть на «негосударственные организации» как на инструмент давления на системы государственного и военного управления. В самом общем виде гражданское общество понимается как область самоуправления в общественных отношениях, в которые не вмешивается го¬сударство. В программы по дисциплине «Социология» твёрдо вошла установка на то, что чем больше сфера общественных отношений, относящаяся к сфере гражданского общества, тем более демократичный режим установлен на территории государства.

Любые попытки ограничения сферы действия гражданского общества со стороны государства сталкиваются с негативным общественным мнением (в том числе и международным). Однако практика показывает, что на территории Евросоюза или США элементы гражданского общества носят либо декоративный характер, либо плотно контролируются со стороны самого государства (можно вспомнить скандал о тотальном шпионаже за собственными гражданами, связанный с деятельностью Сноудена). Каковы же основные элементы гражданского общества, которые можно использовать для оказания давления на государство (вплоть до организации на территории государства управляемого хаоса и смены политического режима)? Во-первых, это СМИ, контрольный или блокирующий пакет акций которых принадлежит иностранному капиталу.

Во-вторых, непосредственно сами общественные организации, которые по странному стечению обстоятельств (начиная от экологических и правозащитных и заканчивая комитетом солдатских матерей) создаются практически во всех областях жизнедеятельности государства и до определённого момента являются мощными центрами сбора и анализа информации об этих сферах, а затем могут использоваться в качестве рычага давления на них. При этом следует учитывать мультипликационный эффект, когда давление в нужный момент оказывается фактически одновременно во всех сферах жизнедеятельности государства. В-третьих, это частные военные компании, роль которых стремительно возрастает во всех регионах мира, где по тем или иным причинам нельзя использовать вооружённые силы государства (в том числе и по причине международно-правовых ограничений).

В-четвёртых, это религиозные организации (которые по закону «О свободе совести и религиозных организациях» отделены от государства). Причём религиозные организации не традиционных для России конфессий (которые либо индифферентно, либо резко враждебно относятся к идее государственности и необходимости её защиты вообще) [2]. Попытки органов государственного управления влиять на элементы гражданского общества (когда они начинают угрожать идее самого государства) говорят о том, что в органах государственного управления всё больше находит понимание осознание того, что использование элементов гражданского общества по единому замыслу и плану извне (Болотная площадь) может угрожать национальной безопасности.

Под национальной безопасностью в самом общем виде понимают политическую, экономическую, военную и духовную безопасность, обеспечивающую устойчивое развитие социума. Каковы возможности влияния элементов гражданского общества на национальную безопасность и методы противодействия негативному влиянию? СМИ в условиях резкого роста значения информационной составляющей межгосударственного противоборства являются одним из инструментов непрямого воздействия на общественное сознание (Интернет, телевидение, печать, радио). Характер и направленность информации формируются в соответствии с поставленными целями. Геополитический субъект, контролирующий информационное пространство, в постиндустриальную (информационную) эпоху получает преимущество в информационной сфере, которая становится ареной информационного противоборства [3].

Способами воздействия на общественное сознание российского общества в целях нанесения ущерба государству являются: информационная диверсия – разовое целенаправленное информационно-психологическое воздействие на население и войска противника в целях рефлексивного управления ими для решения своих внешнеполитических и военных задач; информационный криминал – это действия отдельных лиц или групп, направленные на взлом систем защиты, на хищение или разрушение информации в корыстных или хулиганских целях. Информационных террористов могут использовать в своих целях разведывательные и специальные службы иностранных государств, подрывая основы безопасности России; дезинформирование – это способ психологического воздействия, заключающийся в намеренном предоставлении населению страны противника такой информации, которая вводит его в заблуждение относительно истинного положения дел. Оно включает в себя использование заведомо ложных данных и сведений. В этом случае дезинформация становится обманом. Грани между дезинформированием и обманом трудно различимы; мероприятия по дезинформированию осуществляются по единому замыслу, с тщательным согласованием пропорций правды и лжи (при максимальном использовании правдоподобной информации), с обязательным сокрытием истинных намерений, целей и задач, решаемых в собственных интересах.

Основным инструментом дезинформирования в данном случае обычно являются средства массовой информации – печать, радио, телевидение, Интернет; манипулирование – это способ информационно-психологического воздействия, нацеленный на изменение направления активности других людей, осуществляемый настолько искусно, что остается не замеченным ими. Манипуляция сознанием – это своеобразное господство над духовным состоянием людей, управление путем навязывания людям идей, установок, мотивов, стереотипов поведения, выгодных субъекту воздействия. При этом применяются такие методы, как дозирование информации, ложь, смешивание истинных фактов со всевозможными предположениями, допущениями, гипотезами, слухами, затягивание времени; «возвратный удар» (распространение вымышленной, выгодной для себя версии тех или иных событий через подставных лиц в органах СМИ, нейтральных по отношению к обеим конфликтующим сторонам; пресса противника обычно повторяет эту версию, ибо она считается более «объективной», чем мнения прямых участников конфликта); своевременная ложь (сообщение совершенно лживой, но чрезвычайно ожидаемой в данный момент «горячей» информации).

Способом противодействия негосударственным или не контролируемым государством СМИ, которые проводят деструктивную по отношению к государству политику, является: – ограничение иностранного капитала в уставных фондах негосударственных СМИ в целях контроля над характером информации (принятый федеральный закон ограничивает долю иностранного капитала – 20 %); – приравнивание блогеров и других распространителей информации в социальных сетях к СМИ с соответствующими обязанностями и возложением юридической ответственности за клевету и распространение ложной информации; – переход блокирующего пакета акций данных СМИ под контроль государства со сменой кадрового состава и направленности данных изданий; – отказ в праве аренды офисов данных СМИ в рамках действующего законодательства; – лишение полиграфической базы, частот вещания, блокирование серверов; – лишение базы сбыта полиграфической продукции в рамках действующего законодательства; – принятие закона «Об охране общественной нравственности» и предоставление права общественным советам при исполнительных органах государственной власти обращаться в суд с предложениями о закрытии данных СМИ; – увеличение количества проправительственных СМИ и др. Общественные организации должны создаваться, по возможности, в тех же сферах общественных отношений и в таком же или большем количестве, чем общественные организации, проводящие по отношению к государству деструктивную политику (например, комитет солдатских матерей – родительский комитет при МО РФ и т. д.).

Мерами противодействия в этой сфере, на взгляд авторов, может стать: – создание «альтернативных» общественных организаций с их широкой информационной поддержкой; – перекрытие каналов финансирования антигосударственных общественных организаций и формирование их отрицательного имиджа (закон об иностранных агентах, относящихся к юридическим лицам, и т. д.); – активная информационная война против данных общественных организаций с использованием всех подконтрольных государству СМИ с раскрытием конфиденциальной информации о руководителях и активных членах данных общественных организаций (всегда есть информация, о которой руководители подобных организаций предпочли бы умолчать); – создание одноименных с деструктивными общественных организаций государственной направленности для дискредитации подобных структур и т. д.

Назрела необходимость создания частных военных компаний (под контролем государства), которые необходимы для применения военной силы вне рамок использования вооружённой организации государства: для борьбы с иностранными ЧВК без привлечения официальных вооружённых сил; обеспечения безопасности отечественного капитала за рубежом; создания подготовленного резерва ВС (вне их численности) для решения задач, которые по тем или иным причинам не могут быть решены армией; задержания и доставки на территорию РФ лиц, скрывшихся от российского правосудия на территории других государств; силового воздействия на центры подготовки террористов и диверсантов в целях предотвращения их использования на территории государства; создания подготовленного резерва в интересах предотвращения и локализации массовых беспорядков (когда по каким-либо причинам внутренние войска МВД и армия не смогут их нейтрализовать) и т. д

Принимаемый закон о ЧВК должен учитывать спектр задач, который предстоит решать государству с учётом действующего международно-правового законодательства. Необходимо совершенствование законодательства в рамках внесения дополнений в закон «О свободе совести и религиозных организациях», в соответствии с которым равные права предоставлены и традиционным для России религиозным конфессиям (православие, ислам шиитского толка, буддизм, иудаизм) и множеству религиозных течений, которые в массовом порядке распространились по территории РФ после 1991 г. Процессы, имевшие место на территории бывшего СССР и непосредственно РФ, говорят о том, что религиозный фактор может быть использован для дестабилизации государственной власти, что связано с переходом от процессов мирной экспансии одной религии в отношении основных сфер жизни общества или государства, исповедующего другие религиозные виды духовности, к применении вооруженного насилия в целях завоевания и духовного преобразования одних народов другими (в целях формирования соответствующей государственности, народности, а затем и нации) [4].

В условиях негативного воздействия на массовое сознание в религиозной сфере необходимо обратить внимание государственных органов на поддержку традиционных для России религиозных конфессий, вплоть до законодательного запрещения деятельности деструктивных религиозных организаций.

Список таких организаций определять по итогам ежегодных парламентских слушаний. Необходимо законодательно закрепить отказ от подготовки священнослужителей для исламских регионов на территории Саудовской Аравии и других шиитских государств (где открыто проповедуется вакхабизм) и открыть на территории РФ свои учебные заведения. В целом стратегия защиты национальной безопасности российского социума в контексте взаимодействия гражданского общества и государства должна выводиться из целей, противоположных целям противника, который может использовать (и использует) элементы гражданского общества на государственную власть исходя из стратегии «мягкой силы». Если цель противника – подрыв национальной безопасности путём воздействия на неё через компоненты гражданского общества, то противодействовать этому необходимо, используя ту же тактику и те же способы, путём защиты своих национальных интересов, воздействуя на элементы гражданского общества на территории государства, контролируемые противником [5].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Волошко В.С. Лутовинов В.И. Военная политика и военная безопасность Российской Федерации в условиях глобализации. – М.: Воениздат, 2007. – С. 25.

2. Чижик П.И. Духовная безопасность российского общества как фактор военной безопасности государства. – М., 2000. – С. 7–35.

3. Брычков А.С., Никоноров Г.А. Глобальная информационная оборона духовной сферы общества // Проблемы безопасности российского общества. – 2015. – № 1. – С. 14–28.

4. Носков Ю.Г. Социально-философский анализ воздействия религиозного фактора на национальную безопасность: дис. … д-ра философ. наук. – М., 2000. – С. 212.

5. Расторгуев С.П. Философия информационной войны. – М.: Изд-во МГУ, 2002. – С. 135.

Г.А. Никоноров

Военная академия войсковой противовоздушной обороны Вооруженных сил Российской Федерации имени Маршала Советского Союза А. М. Василевского

Другие новости и статьи

« Особенности социально-экономического развития России в первой половине XIX в.: начало формирования индустриального общества

Финансовое обеспечение английских воинов в XV веке »

Запись создана: Среда, 6 Ноябрь 2019 в 0:17 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика