«Великие реформы» Александра II, их историческое значение



«Великие реформы» Александра II, их историческое значение

«Великие реформы» второй половины XIX в. связаны с именем императора Александра II, вступившего на престол в 1855 г. и правившего Россией до 1881 г. Александр II вошѐл в историю как царь-освободитель: 19 февраля 1861 г. он подписал Манифест об освобождении крестьян от крепостной зависимости и комплекс законов об отмене крепостного права. Эту реформу современники назвали «Великой реформой», имея в виду еѐ масштабы, историческую значимость, подчѐркивая то, что она обеспечила реальное обновление общественных отношений. Вопрос о том, почему именно в это время стала возможной отмена крепостного права в России, по-разному объясняется в научной литературе.

Для советской историографии, развивавшейся в схеме формационной парадигмы, крестьянская реформа 1861 г. рассматривалась как явление, закономерно вытекавшее из глубокого кризиса феодально-крепостнической системы, который был обусловлен развитием буржуазных социально- экономических отношений. В условиях, когда крепостной труд и поддерживающая его крепостническая система становились очевидным препятствием для развития страны, основной причиной возрастающего отставания России от капиталистических стран Запада, старый режим вынужденно, под давлением объективных обстоятельств, предпринял решительную попытку реформировать себя. В соответствии с этим подходом в центре внимания исследователей были, прежде всего, и главным образом, те факторы общественно-экономического развития, которые, так или иначе, могли повлиять, в конце концов, на царский режим, вынудив его пойти на реформы.

Именно такая логика привела к созданию концепции «революционной ситуации», которая в советской исторической науке являлась одним из ключевых понятий, определявших подход советских ученых к изучению крестьянской реформы. Например, известный советский историк М. В. Нечкина и еѐ последователи рассматривали отмену крепостного права как прямую реакцию правящих верхов на революционную ситуацию, якобы сложившуюся в России в 1859 – 1861 гг., которая и вынудила правительство пойти на отмену крепостного права.

Но даже в условиях методологического господства концепции «революционной ситуации» всѐ же существовал и несколько иной подход к интерпретации предпосылок крестьянской реформы 1861 г., представленный, например, в исследованиях историка П.Д. Зайончковского, который, не отвергая тезис о кризисе крепостнической системы, отмечал, что правительство Александра II пошло на отмену крепостного права, прежде всего, под влиянием поражения России в Крымской войне, и считал, что неорганизованное крестьянское движение было ещѐ слишком далеко от преодоления монархических настроений и не представляло собой большой угрозы: мятежно настроенная часть крестьянства, а также радикально настроенная интеллигенция просто «помогли» правительству провести отмену крепостного права. В целом же в советской исторической науке достаточно чѐтко были определены основные причины, заставившие самодержавную монархию отменить крепостное право.

Это кризис феодально-крепостнической системы хозяйствования, военная, технико-экономическая отсталость страны и нарастание в этих условиях массового крестьянского протеста. Но если советские историки рассматривали кризис феодально- крепостнической системы в качестве главной предпосылки отмены крепостного права, то большинство западных историков считают, что российская крепостническая система накануне реформы 1861 г. была ещѐ вполне жизнеспособна. Очевидно, сохраняется необходимость в дальнейшем углублѐнном изучении данной проблемы. В зарубежной историографии многие исследователи обращают внимание на такой культурно-этический фактор, способствовавший отмене крепостного права, как осознание частью российского дворянства моральной ответственности («комплекс стыда») за сохранение крепостничества в рабской форме, а также подчѐркивают влияние западных либеральных теорий на российское общественное сознание.

Другие же исследователи (например, Д. Филд) связывают отмену крепостного права со стремлением верховной власти обеспечить социально-политическую стабильность в стране. В последнее время в отечественной историографии при рассмотрении предпосылок отмены крепостного права больше внимания уделяется реформаторской активности российской политической элиты, осознавшей кризисное состояние страны, нежели таким объективным факторам, как кризис крепостнической системы хозяйства, активизация крестьянского движения и возникновение революционной ситуации на рубеже 50-х - 60-х гг. XIX в. Действительно, представитель верховной власти в России император Александр II, не будучи убеждѐнным либералом, вскоре после своего восшествия на престол осознал кризисное состояние российского общества и необходимость реформ. Александра II ещѐ до начала своего царствования активно занимался государственной деятельностью и по поручению своего отца императора Николая I участвовал в работе так называемых Секретных комитетов, которые занимались разработкой указов по крестьянскому вопросу.

Соответственно, он имел опыт, который помог ему рационально организовать подготовку реформы. Несмотря на то, что реформы осуществлялись Александром II в условиях общественного кризиса, обострившегося в связи с поражением России в Крымской войне, которая наглядно продемонстрировала отсталость страны, они не были хаотичны, а, наоборот, отличались основательной подготовкой. В своей деятельности по инициированию и организации реформаторского процесса Александр II, с одной стороны, опирался на традиции политической культуры российского общества, а, с другой стороны, ввѐл ряд организационных новаций, которые обеспечили необходимую общественную активность, но при этом не нарушили в целом традиций самодержавного сословно-иерархичного российского общества.

В литературе условно выделяют три этапа в процессе подготовки крестьянской реформы 1861 г. Первый этап охватывает время с весны 1856 г. до осени 1857 г. 30 марта 1856 г. в своей речи перед московским дворянством по случаю коронации Александр II впервые публично заявил о необходимости отмены крепостного права: «Гораздо лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться до того времени, когда оно само собой начнѐт отменяться снизу». По поручению царя Министерством внутренних дел был разработан первый проект реформы, который предусматривал поэтапное освобождение крестьян в отдельных губерниях без земли.

Для дальнейшей разработки проекта отмены крепостного права Александр II, следуя традиции, сложившейся ещѐ в период правления Николая I, решил создать Секретный комитет по крестьянскому делу. Но сановники, входившие в этот комитет, отражая интересы консервативно настроенного дворянства, не спешили с подготовкой проекта закона об освобождении крестьян. Второй этап подготовки реформы, как считают исследователи, начался с ноября 1857 г. и продолжался до начала 1858 г. В ноябре 1857 г. Александр II подписал рескрипты (официальные письма) на имя виленского и петербургского генерал-губернаторов, в которых предлагалось создать из числа местных помещиков выборные губернские комитеты «по улучшению положения помещичьих крестьян».

Инициатива императора была поддержана и в других губерниях. В результате в течение 1858 г. губернские дворянские комитеты по крестьянскому делу были созданы в 45 губерниях европейской части России. Таким образом, на втором этапе подготовка реформы стала не только государственным, но и общественным делом. Вместе с тем она приобрела гласность (широко обсуждалась в прессе), в условиях которой стал возможен поиск оптимального варианта решения проблемы. Такой подход позволил выявить весь спектр разнообразных мнений различных слоѐв поместного дворянства чернозѐмных и нечернозѐмных губерний, что позволило обеспечить необходимый компромисс при подготовке реформы. На третьем этапе (начало 1858 г. – начало 1861 г.) подготовки реформы в начале 1858 г. в условиях гласности Секретный комитет был преобразован в Главный комитет по крестьянскому делу, куда поступали проекты реформы, разработанные в губернских дворянских комитетах.

В начале же 1859 г. для рассмотрения предложений губернского дворянства и для разработки реформаторского законодательства при Главном комитете были учреждены так называемые Редакционные комиссии (во главе с Я. И. Ростовцевым), в состав которых, помимо чиновников, представлявших собой интеллектуальную элиту российской бюрократии (Н.А. Милютин, Я.А. Соловьѐв и др.), были включены также и эксперты (ректор Киевского университета Н.Х. Бунге, П.П. Семѐнов, будущий Тянь-Шанский и др.) из числа «сведущих» людей, которые выступали, по выражению Ю.Ф.Самарина, в роли «свободного совещательного элемента в государственном вопросе».

В деятельности Редакционных комиссий проявилась гласность как метод государственной практики, а вместе с тем и стремление к научной обоснованности содержания проекта разрабатываемой реформы. В начале февраля 1861 г. разработанные Редакционными комиссиями законопроекты обсуждались в Государственном совете, где преобладали консервативно настроенные силы. Тем не менее, попытки консерваторов изменить содержание документов в пользу помещиков не увенчались успехом, поскольку сам император решительно поддержал разработанные Редакционными комиссиями компромиссные концепция и проекты, которые, в конечном счѐте, и легли в основу императорского Манифеста и «Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости». Оба документа были опубликованы 19 февраля 1861 г. Согласно этим документам все крепостные крестьяне (около 23 млн., проживавшие в 45 губерниях России) получали личную свободу и все те права, которые предоставлялись законами Российской империи, включая и право собственности.

Они могли распоряжаться своим трудом, приобретать собственность, заниматься ремеслом, торговлей. Вместе с тем, на местах создавалась система крестьянского самоуправления, основным звеном которой являлось сельское общество, т. е. крестьянская община. В рамках сельского общества освободившиеся от крепостной зависимости крестьяне, собираясь на сельские сходы, решали общие важные вопросы, выбирали старост и т. д. На уровне волости также создавалась выборная структура крестьянского самоуправления - волостное общество. По условиям реформы помещики в обязательном порядке должны были выделить крестьянам наделы земли в бессрочное постоянное пользование. Размеры этих наделов определялись в идеале на основе добровольного соглашения между крестьянами и помещиками.

Но, если такого соглашения достичь не удавалось, то в этом случае мировые посредники (должностные лица, призванные улаживать споры между помещиками и их бывшими крепостными) определяли размеры наделов в соответствии с теми нормами, которые были установлены законом для каждой местности в зависимости от плодородия почвы и плотности населения. Законодательно определены были три основные зоны: чернозѐмная, нечернозѐмная и степная, а также максимальная и минимальная величины передаваемого крестьянину надела: по разным зонам от 1 до 7 десятин (1 казѐнная десятина составляла 1, 09 га).). Наибольший размер надела был установлен в нечернозѐмной зоне, наименьший - в чернозѐмной. Если размер наделов, которыми пользовались крестьяне в дореформенное время, был больше установленной нормы, его уменьшали, т. е. «отрезали», если же меньше нормы - могли добавить (т. е. «прирезать») земли.

В целом, число «отрезков» значительно преобладало, особенно в чернозѐмных губерниях, и крестьянское землепользование после реформы фактически сократилось на 1/5. В связи с этим возникла проблема малоземелья крестьян, и, неслучайно, во время революции 1905 – 1907 гг. крестьяне требовали вернуть им «отрезки». Получив в пользование от помещика земельный надел, бывшие крепостные приобретали статус «временнообязанных» и обязаны были за пользование землѐй платить помещику оброк в денежной форме или отрабатывать на земле помещика. Размеры оброка, которые устанавливались государством, были разные в зависимости от площади надела и его географического расположения, более или менее, экономически выгодного.

Отказаться от выделяемого земельного надела крестьянин не мог в течение 9 лет. Переход освобождаемых крестьян из крепостного состояния во «временнообязанное», предусматривающий подписание между помещиком и его бывшими крепостными так называемых уставных грамот, определяющих порядок их поземельных отношений, должен был завершиться к 1863 г. Условия реформы предоставляли крестьянам право выкупить усадьбу и полевой надел (хотя до 1881 г. выкуп был невозможен без согласия помещика). При проведении выкупной операции правительство стремилось к тому, чтобы помещики не потеряли своих обычных доходов. На основании этого определена была такая выкупная сумма за землю, положив которую в банк, помещик продолжал бы получать крестьянский оброк в виде банковского процента на капитал. В результате такого подхода выкупная сумма фактически оказалась выше рыночной стоимости земли.

Так, по рыночным ценам 1854 – 1855 гг. крестьянская земля стоила 544 млн. руб., а выкуп за неѐ был установлен в 867 млн. руб.1 Правительство осознавало то, что крестьяне не в состоянии выплатить всю сумму сразу. Поэтому был установлен порядок, по которому при заключении выкупной сделки крестьяне выплачивали 20% выкупной суммы (вместо внесения денег можно было отработать на помещика). Остальные 80% правительство вкладывало на имя помещика в банк в виде ценных бумаг: каждый год помещик получал 6% дохода, т. е. сумму, которая равнялась величине оброка. Таким образом, в ходе выкупной операции правительство выступило в качестве кредитора крестьян, и крестьяне обязаны были выплачивать государству полученную ссуду в виде выкупных платежей в течение 49 лет, ежегодно по 6% от выкупной суммы.

После заключения выкупной сделки крестьяне из временнобязанных превращались в крестьян-собственников: земля, которая ранее юридически являлась собственностью помещиков, становилась теперь крестьянской собственностью. Стоит заметить, что усадебная земля была выкуплена крестьянами в короткие сроки, тогда, как переход к выкупу полевых наделов затянулся на 20 лет: к 1881 г. 85% временнобязанных крестьян перешло на выкуп и для оставшихся 15% правительство признало обязательным завершение выкупа до 1883 г. С 1 января 1883 г. временнобязанное состояние было прекращено: остатки крепостнического строя были те самым ликвидированы. Хотя при переходе на выкуп земельных наделов крестьяне номинально становились собственниками, сам по себе этот юридический статус ещѐ не означал свободного развития самостоятельного мелкого (фермерского) крестьянского хозяйства.

Дело в том, что земля переходила не к каждому крестьянину в отдельности, а общине (сельскому обществу): помещик подписывал уставную грамоту (т. е. документ, определявший размеры наделов и повинностей) именно с сельским обществом. Община по замыслу реформаторов должна была не только сохраниться, но и усилить свою роль в качестве основы крестьянского самоуправления. В рамках общины осуществлялись уравнительные переделы надельной земли, действовал принцип круговой поруки. Крестьянская община в соответствии с принципом круговой поруки призвана была обеспечивать сбор налогов, выкупных платежей в пользу государства. Выход крестьян из общины даже с выкупленной землѐй был очень затруднѐн. Прикрепляя, по сути, крестьян к земле, община сдерживала нежелательный для правительства процесс расслоения и пролетаризации крестьянства. Более того, община как традиционная (патриархальная) социальная структура рассматривалась в качестве социально-политического оплота самодержавия. В 1863 и 1866 гг. реформа была распространена на удельных и государственных крестьян.

Удельные крестьяне получили землю на более льготных условиях, чем помещичьи. За государственными крестьянами сохранилась вся земля, которой они пользовались до реформы. Реформа, отменившая крепостное право, по-разному оценивалась представителями различных направлений общественной мысли России во второй половине XIX – начала XX вв. Так, представители консервативно- охранительного направления отказывали реформе 1861г. в положительной оценке на основе того, что она ослабила традиционные основы национальной жизни России. Например, К.П. Победоносцев, Л.А. Тихомиров, ещѐ в конце XIX в. отстаивали тезис о том, что отмена крепостного права, явилась следствием, излишней уступчивости царя и привела к ослаблению традиционной власти, к потрясениям в социально-экономической жизни.

Отрицательно, хотя и по другой причине, относились к реформе 1861 г. революционно-демократические (А.И. Герцен, Н.Г. Чернышевский и др.), а позже и марксистские публицисты (прежде всего, В.И. Ленин). Они были убеждены в том, что реформы в отличие от революции в принципе не способны разрешить проблемы российского общества в интересах народа.

Лидеры революционных течений преувеличивали негативные последствия реформы, чтобы обосновать неизбежность и закономерность революционного переворота. Русские либералы второй половины XIX – начала XX вв., и хотя и обращали внимание на некоторую противоречивость и незавершѐнность крестьянской реформы 1861 г., в целом позитивно оценивали еѐ, воспринимая эту реформу как пример компромисса самодержавия с общественным мнением и подчѐркивая плодотворность для страны реформаторского пути. Так, К. Д. Кавелин оценивал реформу 1861 г. «как одно из величайших событий русской мировой истории». При этом он обращал внимание на три важных обстоятельства: 1) русские крестьяне, бывшие «до тех пор почти полными рабами», стали свободными, полноправными гражданами»; 2) началось «обращение всей массы наших крестьян», т. е. 80 % населения империи, «в мелких поземельных собственников», причѐм в мировой истории этого «ещѐ никогда не совершалось в таких громадных размерах»; 3)грандиозный социальный переворот осуществился в России «мирно, законодательным путѐм».

В советской историографии реформа 1861 г. трактовалась некоторыми исследователями (например, Н. Я. Эйдельманом в книге «Революция сверху» в России»1 ) как революция «сверху» в том смысле, что это была революция для народа, но без него. Историк же Б. Г. Литвак в своѐм историческом исследовании (« Переворот 1861 года в России: почему не реализовалась реформаторская альтернатива? М., 1991») подчѐркивал, что в отличие от реформ Петра I и Екатерины II, которые и объективно, и субъективно были только реформами (они преобразили облик России, но она осталась после них феодальной, и новых общественных структур не возникло), следствием реализации реформ Александра II была замена общественной структуры - вместо России феодальной рождалась Россия буржуазная, - и именно в этом смысле они представляли собой «революцию сверху». Современный отечественный историк Н. А. Троицкий пишет: «В целом реформа 1861 года была для России самой важной из реформ за всю еѐ историю. Она послужила юридической гранью между двумя крупнейшими эпохами в российской истории. – феодализма и капитализма». (Троицкий Н. А. Россия в XIXвеке. Курс лекций. М., 1997, с.200).

Интерпретации крестьянской реформы Александра II как «межформационного рубежа», который отделил феодальный и капиталистический периоды русской истории в России и который в отличие от Запада имел форму революции «сверху», а не «снизу», придерживается ряд современных отечественных исследователей, анализирующих эту реформу в общеисторическом, социально-философском плане в контексте особенностей капиталистической эволюции России. При этом одни исследователи традиционно акцентируют внимание на внутреннем (российском) аспекте процесса становления капитализма в России, а другие, такие, как М. Я. Гефтер, Е. Г. Плимак, В. Г. Хорос, И. К. Пантин и др., рассматривают этот процесс в мировом (внешнем) контексте, выдвигая в центр исследования проблему вовлечѐнности страны в мировую систему капиталистических отношений, мирового обмена, политического соперничества великих держав. При этом реформа 1861 года рассматривалась через призму «догоняющей» модели модернизации. (См. Пантин И.К., Плимак Е.Г., Хорос В.Г. Революционные традиции в России 1783 – 1883 гг. М., 1986; В. А. Красильщиков В.А. Вдогонку за прошедшим веком: Развитие России в XX веке с точки зрения мировых модернизаций. М., 1998.) Важно подчеркнуть и то, что крестьянская реформа представляла собой социальный компромисс, потребовавший определѐнных уступок, издержек, «жертв» как со стороны помещиков, так и со стороны крестьян. Неслучайно известный русский поэт Н. А. Некрасов написал так: «Порвалась цепь великая, порвалась и ударила: одним концом по барину, другим – по мужику!…».

По мнению многих исследователей, крестьянская реформа, будучи результатом сложного согласования разных интересов государства, помещиков и крестьян, как социальный компромисс была близка к оптимальному варианту. Отмена крепостного права с необходимостью требовала реформирования всех сторон жизни российского общества и сопровождалась в 60-70-е гг. реформами местного управления, суда, военного дела, просвещения. Главными из этих реформ считают земскую, городскую, судебную, военную, которые вслед за крестьянской реформой 1861 г. заслуженно заняли место в ряду «великих реформ» Александра II. Земская реформа 1864 г., которая изменила местное управление в России, готовилась параллельно с крестьянской реформой сначала под руководством либерала Н. А. Милютина, а позже (с 1861 г.) П. А. Валуева, придерживающегося консервативных взглядов и изменившего первоначальный проект этой реформы в пользу дворянства. В соответствии с «Положением о губернских и уездных земских учреждениях», подписанным Александром II 1 января 1864 г., вводилась новая система местного самоуправления, основанная на принципах бессословности и выборности.

В рамках уездов и губерний в качестве выборных распорядительных органов местного самоуправления создавались соответственно уездные и губернские земские собрания. Выборы в эти всесословные по своему составу земские собрания осуществлялись по куриям: все избиратели были разделены на три группы (курии) на основе имущественного ценза.

В первую курию входили землевладельцы, имевшие не менее 200 десятин земли и годовой доход более 6 тыс. руб. Вторую курию составляли купцы, владевшие недвижимостью от 500 руб. (в малых городах) до 2 тыс. руб. (в крупных городах). Третья же курия (сельских обывателей) формировалась из числа крестьян (прежде всего, должностных лиц крестьянского самоуправления), а также нередко из представителей мелкопоместного дворянства и сельского духовенства. Выборы в третью курию (в отличие от первых двух) были не прямыми, а многоступенчатыми: сельский сход избирал представителей на волостной сход, который в свою очередь выбирал уполномоченных на уездный съезд выборщиков, где проводились уже выборы депутатов уездных земских собраний, получивших официальное название – гласные. Выборы в губернские земские собрания осуществлялись на уездных земских собраниях в соответствии с таким расчѐтом: 1 депутат от 6 уездных гласных.

В целом система выборов в земские собрания, которая строилась не только на имущественном цензе, но также ещѐ и образовательном, возрастном и других цензах, обеспечивала существенное преобладание дворянства и исключала из числа избирателей женщин, лиц, работающих по найму. На земских уездных и губернских собраниях избирались в качестве исполнительных органов соответственно уездные и губернские земские управы, где представительство дворян доходило до 90%. Земские учреждения (земства) к началу 80-х гг. XIX в. были сформированы в 34 губерниях Российской империи. В тех же губерниях, где помещичье землевладение не было распространено (например, в Архангельской губернии, в Сибири и др.), а также на территории национальных окраин земства не создавались.

Земские учреждения лишены были политических функций и занимались проблемами местного уровня: школами, больницами, дорогами, местными промыслами и другими хозяйственными нуждами в масштабах уезда или губернии. Любое решение земских собраний могло быть отменено губернатором или министром. И, тем не менее, деятельность земств, способствуя развитию народного образования, здравоохранения, местной промышленности, торговли и т. д., в целом, сыграла прогрессивную роль в истории России. Например, к 1880 г. на селе было создано 12 тыс. земских школ. В рамках городской реформы 1870 г. были проведены аналогичные преобразования в системе городского самоуправления. Согласно «Городовому положению» 1870 г. городские думы, существовавшие со времѐн Екатерины II (с 1785 г.) в качестве распорядительных органов городского самоуправления как сословные учреждения, теперь становились всесословными. Выборы гласных в городские думы осуществлялись только налогоплательщиками на основе имущественного ценза.

Рабочие, служащие, представители интеллигенции, не владевшие недвижимым имуществом, в выборах не участвовали. Заседания городской думы проходили по мере необходимости, а для текущей исполнительной работы избирались городская управа и городской голова. Городские думы, как и земства, занимались, главным образом, хозяйственными проблемами, но при этом руководствовались уже не сословными, а общегражданскими интересами. За десятилетия своего существования органы земского и городского самоуправления показали свою способность решать насущные вопросы жизни российского населения.

Судебная реформа началась в России после подписания Александром II 20 ноября 1864 г. указа об утверждении новых судебных уставов, которые были направлены на существенное преобразование прежней системы российского судоустройства и судопроизводства. Согласно судебным уставам, суд строился на принципе бессословности. Кроме того, провозглашались независимость суда от администрации, несменяемость судей, гласность, состязательность судебного процесса. Прогрессивной мерой судебной реформы стало введение суда присяжных. В целом система судопроизводства значительно упростилась. Введено было два вида суда — общий окружной (коронный) и мировой. Мировой суд (с единственным судьѐй) создавался в уездах и городах и рассматривал гражданские и малозначительные уголовные дела. Мировые судьи избирались на уездных земских собраниях или в городских думах и утверждались департаментом Сената.

Второй инстанцией являлся съезд мировых судей, призванный рассматривать апелляции по делам мировых судов. Окружной (коронный) суд, назначался императором по представлению министра юстиции. Он действовал в каждом судебном округе, равном одной губернии. Ему были подсудны все гражданские и почти все уголовные дела (за исключением особо важных дел). При рассмотрении уголовных дел в окружном суде предусматривалось участие 12 присяжных заседателей. Решения, принятые с участием присяжных, можно было обжаловать лишь в кассационном порядке (т. е. при нарушении законности в производстве дела). Хотя для присяжных предусматривался достаточно высокий имущественный ценз, по природе своей институт присяжных заседателей являлся демократическими и приобрѐл большое общественное значение.

Например, суд присяжных при рассмотрении уголовного дела о покушении В. И. Засулич на петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова в Петербургском окружном суде вынес оправдательный приговор, осудив тем самым полицейский произвол. Решения окружного суда, принятые без участия присяжных заседателей, могли быть обжалованы в судебной палате (одна палата учреждалась на несколько губерний), председатель и члены которой назначались императором. Судебная палата являлась в то же время первой инстанцией для рассмотрения государственных преступлений. Сенат же рассматривался как верховный кассационный суд. В ходе реформы была реорганизована прокуратура, введены должности следователей и учреждѐн институт адвокатуры. Судебный процесс стал открытым, хотя в ряде случаев дела слушались при «закрытых дверях». Следует отметить, что из всех реформ 60-х гг. XIX в. судебная реформа была наиболее радикальной. Потребности общественного развития обусловили необходимость преобразований в сфере просвещения.

При Александре II в России была создана стройная система образования, включавшая начальные, средние и высшие учебные заведения. В период его правления были открыты университеты в Томске, Одессе, а также высшие женские курсы в Петербурге, Москве, Киеве, Казани. 18 июня 1863 г. был принят новый университетский устав, который вернул университетам автономию, предоставленную Александром I (в 1804 г.) и ликвидированную Николаем I (в 1835 г.). В рамках этой автономии важные вопросы жизни университета решались его Советом, при этом должности ректора, проректоров, деканов, профессоров становились выборными.

В целом, университетская реформа увеличила административно-хозяйственную самостоятельность вузов и создала благоприятные условия для общественной активности преподавателей и студентов. Одновременно с университетским уставом был утверждѐн и новый устав гимназий, согласно которому купцы, мещане, крестьяне вновь получили право учиться в гимназиях, которое было предоставлено им Александром I (в 1803 г.) и отнято Николаем I (в 1828 г.). Все гимназии были разделены на классические, где преподавались, главным образом, гуманитарные дисциплины, и реальные, где преобладали естественные дисциплины. Позже реальные гимназии были преобразованы в реальные училища. «Положение о начальных народных училищах», утверждѐнное императором 14 июня 1864 г. предоставляло право открывать начальные школы как общественным, так и частным лицам, тем самым ликвидирована была государственно-церковная монополия в этой сфере. В 1865 г. Александр II утвердил «Временные правила» о цензуре, которые отменяли предварительную цензуру (но только для Петербурга и Москвы).

Инициатором и руководителем военной реформы выступил Д. А. Милютин (военный министр с 1861г. по 1881 г.), который, преодолевая сопротивление консервативных сил, в течение 12 лет осуществил ряд преобразований, значительно улучшивших состояние российской армии. В ходе реформы были облегчены условия солдатской службы (отменены бессмысленная муштра, телесные наказания), улучшилась боевая подготовка войск, перевооружалась армия (нарезным стрелковым оружием, артиллерией и т. п.). Улучшилась подготовка офицерских кадров: создавались юнкерские училища для младших офицеров, военные академии для среднего и высшего командного состава. Реорганизовано было управление вооруженными силами и в целях более оперативного руководства войсками в 1864 г. было создано 15 военных округов, подчиненных непосредственно военному министру. Главным же мероприятием военной реформы стало введение нового порядка комплектования армии. Согласно закону, принятому 1 января 1874 г., вместо рекрутских наборов вводилась всеобщая воинская повинность: теперь призыву на службу подлежало всѐ мужское население, достигшее 21 года без различия сословий. Срок службы в армии сокращался до 6 лет, на флоте до 7 лет.

Закончившего действительную военную службу солдата отправляли на 9 лет в запас, а затем до достижения 40 лет зачисляли в ополчение, призывая после этого на службу лишь в случае всеобщей мобилизации. Многие из потенциальных призывников освобождались от призыва на военную службу по семейному положению: единственный кормилец в семье, единственный сын и т. п. Не призывались на военную службу и представители духовенства. Поскольку мужчин, достигших 21 года, в то время было больше, чем требовалось для призыва, то необходимое количество призывников отбиралось по жребию из числа признанных медицинскими комиссиями годными к военной службе.

Фактически на действительной военной службе оказывалось 25 – 30 % от общего количества мужчин, достигших призывного возраста. Итак, «великие реформы Александра II способствовали становлению индустриального общества и означали заметное продвижение вперѐд по пути формирования в России правового государства и гражданского общества. Вместе с тем следует отметить, что они осуществлялись в условиях сохранения самодержавного политического строя и были внутренне противоречивы, представляя собой социально-политический компромисс, который весьма неоднозначно оценивался различными общественно- политическими силами российского общества.

Кроме этого, в ходе проведения реформ в жизнь они подвергались нередко корректировке в интересах консервативных сил общества и оказались незавершенными. В обществе не оказалось сил, способных оказать давление на правительство и довести реформы до логического конца - создать общероссийское представительство. Более того, процесс преобразований был прерван в результате контрреформ, предпринятых в 80 – 90-е гг. XIX в. Александром III. Это затруднило дальнейшую модернизацию страны и усилило социальную напряженность в обществе.



Другие новости и статьи

« Модель человека в кейнсианской экономической теории

Фавориты Ивана Грозного и его сына Федора »

Запись создана: Четверг, 6 Сентябрь 2018 в 9:49 и находится в рубриках Новости.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы