4 Ноябрь 2019

О роли научного сообщества в условиях глобальной информационной войны

#наука#война#информационнаявойна

Ключевые слова: научное сообщество, информационная война, информационная блокада, ярлыки и штампы, популяризация науки.

1.«Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Это известное утверждение вполне может быть справедливым для относительно спокойных, стабильных времен, когда у большинства граждан не возникает необходимость в резких изменения своего образа жизни. Дополнительные занятия каким-либо ремеслом или хобби здесь не в счет.

В конце концов, Лев Толстой и Дмитрий Менделеев стали известны благодаря основному роду своих занятий, а не своим достижениям в изготовлении сапог и чемоданов. Иная ситуация возникает в другом предельном случае, когда возникает потребность в максимальной мобилизации всех возможностей граждан, даже выходящих за рамки их предыдущей деятельности. При этом происходит изменение относительной роли различного рода занятий. Как известно, «когда говорят пушки, музы молчат». Но этот категоричный афоризм не совсем точен, поскольку музы тоже оказываются «мобилизованными и призванными». «И песня, и стих – это бомба и знамя…» – писал В.В. Маяковский в 1927 г. во времена жесткого противостояния Советской России и враждебного ей окружающего мира.

Сейчас Россия уже давно не Советская, но противостояние с некоторой частью внешнего мира вполне заметно. Причем мира не только внешнего, но и внутрироссийского, соответствующую часть которого его противники именуют «пятой колонной». В отличие от предыдущих более или менее «горячих» войн, нынешний этап получил название глобальной информационной или гибридной войны, войны «нового типа».

Результатом такой войны может быть развал целой страны без непосредственного применения военной силы. В связи с этим становится актуальным вопрос о возможной роли научного сообщества в подобных условиях, которые требуют определенной подготовки и профессионализма для адекватного ответа на возникающие перед нашей страной новые вызовы. Не менее важны и вопросы о том, в какой мере занятые наукой люди, работающие в исследовательских институтах или в сфере образования, способны к выполнению этой дополнительной роли, и что может способствовать повышению уровня этой способности.

Этим вопросам, которым пока еще уделяется не слишком много внимания, и посвящена настоящая работа. 2. Важность проблемы, связанной с потенциальной и реальной ролью научного сообщества в нынешних условиях, определяется не только тем обстоятельством, что наука уже давно стала одним из основных факторов, определяющих развитие современной цивилизации. Возросло также и число людей, занятых научной работой, хотя это множество вряд ли когда-нибудь будет сравнимо с численностью пролетариата вековой давности. Ставка на пролетариат, как известно, была одним из краеугольных камней учения, потрясшего в XX веке весь мир, хотя этот класс не был самым многочисленным.

Эта ставка в свое время оправдалась, поскольку адекватно учитывала тогдашние особенности рабочего класса, в частности, его способность к организованным массовым действиям. В этом отношении работники науки представлялись совсем незначительным фактором, и вместе с другими представителями «творческих профессий» именовались общим словом «прослойка». Однако эта «прослойка», среди прочих факторов, оказала заметное влияние на крупнейшую геополитическую катастрофу конца XX века – крушение «Союза нерушимого». За полвека до этой исторической трагедии СССР выдержал сокрушительный удар со стороны практически всей Европы, объединенной под знаменами Третьего Рейха. А в начале девяностых годов многочисленные представители «руководящей и направляющей силы» и прочие «советские человеки» оказались не в состоянии реально противодействовать развалу своей страны, хотя и высказались на референдуме 17 марта 1991 г. за сохранение обновлённого СССР 113,5 миллионами голосов (76,43% из 148,5 миллионов проголосовавших).

Почему же все-таки произошла эта катастрофа? По этому поводу существует ряд конфликтующих мнений, сломано немало копий, и при всем при этом ощущается явный недостаток фундаментальных исследований с отчетливыми результатами и выводами, которые были бы доведены до широкого круга читателей и могли бы «овладеть массами». Фундаментальная наука здесь явно отстает от быстротекущей жизни, уступая свое место, в частности, откровенно недобросовестным сочинениям и выступлениям, игнорирующим необходимость учета достаточного полного набора относящихся к делу фактов и элементарную логику.

3. Между тем уже давно сказано, что наша страна живет в условиях глобальной информационной войны, гибридной войны, войны нового типа. И дело здесь не в новой терминологии, а в реальных отличиях прежних горячих войн от нынешнего противостояния нашей страны и некоторой части окружающего мира. Сейчас у нас нет горячей войны и нет военного положения. Во время большой горячей войны объявляется мобилизация, провозглашаются лозунги «все для фронта, все для победы».

Такую кровопролитную войну СССР выиграл в 1945 г. А вот другую, не такую, не горячую, без малого через полвека СССР проиграл и в итоге был уничтожен. Так что не горячие войны – дело тоже очень серьезное. Во время горячей войны кто-то продолжает усиленно заниматься своим основным делом в тылу или на фронте, а у кого-то род занятий и образ жизни круто меняется. Сейчас другая ситуация, которая в полной мере осознана еще далеко не всеми.

Нет достаточно четкого ответа на простой вопрос: Как должны вести себя граждане, в частности, представители научного сообщества, не желающие очередного поражения своей страны в этих новых условиях? Не дожидаясь особых приглашений и призывов, таким представителям научного сообщества следует самим мобилизоваться и инициативным образом взять на себя решение чрезвычайно актуальной научно-организационной задачи по созданию интеллектуального сопротивления и противодействия всем вариантам информационной агрессии. Такая задача, вообще говоря, выходит за рамки их основной деятельности. Однако профессиональные качества, которыми в идеале должны обладать все работники науки, вполне подходят для участия в ее решении. Основная цель этой задачи – это мониторинг информационных потоков и обеспечение непрерывного широкомасштабного процесса по нейтрализации, обеззараживанию, разминированию разбрасываемой через СМИ или Интернет ярлыков, штампов и неадекватной аргументации, независимо от их источников и распространителей. 4. Для определенности приведем несколько примеров массового использования подобной неадекватной аргументации вместе с сопутствующими ярлыками и штампами. В марте 1983 г. президент США Рейган назвал СССР «империей зла». Такой ярлык широко тиражировался мировыми СМИ, но не встречал хлесткого, запоминающегося и адекватного противодействия даже внутри СССР.

Это упущение свидетельствовало об организационной и ментальной слабости системы, которая не просуществовала после этого и десяти лет. Следует заметить, что советские лозунги типа «Победа коммунизма неизбежна!» скорее способствовали, чем препятствовали реализации именно такого финала. Ведь если «победа неизбежна», то можно в этом направлении ничего не делать или даже делать все, что угодно! Определение долей умысла и недомыслия в причинах появления подобных лозунгов представляет самостоятельный интерес, но выходит за рамки данной статьи. Расхожим штампом в СМИ сейчас является тезис о «российской угрозе».

При этом утверждается также, что РФ даже опаснее, чем ИГИЛ, поскольку Россия более мощное государство, чем ИГИЛ. Действительно, кто будет спорить с тем, что Россия мощнее Исламского государства? Разумеется, мощнее. Значит, можно с этим согласиться. А с чем, собственно, с «этим»? Ведь по этой логике получается, что наибольшая опасность для мира исходит от еще более мощной супердержавы – от США! Однако подобный последующий элементарный логический шаг нередко просто не делается и потребитель такой информации фактически соглашается с утверждением о «российской угрозе», превосходящей опасности от ИГИЛ.

Другим примером является аргументация против введения в России системы прогрессивного налогообложения, в которой величина налога растет относительно быстрее, чем сумма, облагаемая налогом. Стандартное возражение против такой схемы сводится к тому, что в случае ее принятия государство не сможет собрать такой налог, поскольку часть потенциально облагаемой суммы уйдет «в тень», «в конверты» и т.п. Использование такой аргументации означает, что представители государства фактически расписываются в его полной импотенции, ибо надлежащий сбор налогов – одно из необходимых условий для нормального существования и функционирования государства.

Однако большинство гражданского общества, включая научное сообщество, воспринимает подобную аргументацию как само собой разумеющуюся и не демонстрирует по этому поводу заметной озабоченности, по-видимому, не задумываясь о том, могут ли такие представители государственной власти реально бороться с поразившей нашу страну коррупцией и правовым беспределом В нынешнем году исполняется четверть века со времени принятия 24 октября 1991 г. Закона «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан» В Постановлении Конституционного суда РФ от 31 мая 1993 г. было указано, что неисполнение этого Закона в полном объеме нарушает конституционные права граждан.

Жертвами этого нарушения стали не только вкладчики Сбербанка, но и миллионы других граждан, включая почти всех работников бюджетной сферы, пенсионеров и студентов. Для «обоснования» этого массового нарушения законности неоднократно использовались утверждения о том, в частности, что «денег нет», что «деньги обесценились» и что «вклады сгорели». Неадекватность подобной аргументации и подобных штампов очевидна уже из того факта, что именно неисполнение Закона об индексации явилось причиной инфляционного обесценивания российских денег, которыми были заменены советские рубли.

В отличие от реформаторских дензнаков на советских деньгах – казначейских и банковских билетах было напечатано следующее: «Государственные казначейские билеты обеспечиваются всем достоянием Союза ССР …» и «Банковские билеты обеспечиваются золотом, драгоценными металлами, и прочими активами государственного банка». А на обложках советских сберкнижек были напечатаны такие слова «Государство гарантирует тайну вкладов, их сохранность и выдачу по первому требованию вкладчика». И это была не реклама, а ст.395 ГК РСФСР 1964 г. Надлежащие исполнение Закона об индексации не позволило бы осуществить ограбление вкладчиков Сбербанка и сотворить «из воздуха» (еще один штамп!) состояния «новых русских». Невозможность исполнения этого Закона порой аргументируют тем, что возврат восстановленных вкладов неминуемо подорвет не только Сбербанк, но и всю российскую экономику.

Госимущество СССР нередко называли «ничьим», но такой штамп не соответствовал реальности уже хотя бы потому, что «народное достояние» было обременено долгами перед конкретными людьми, отдавшими свои деньги на государственное хранение. Организаторы приватизации при строительстве демократического и правового государства просто-напросто проигнорировали это обременение, отказавшись от выплаты гражданам страны соответствующих долгов. 5. История Закона об индексации и все многочисленные правовые, социальные, политические и другие последствия его неисполнения очень слабо отражаются в отечественных СМИ и находятся фактически в условиях информационной блокады. Cвой «вклад» в это прискорбное состояние внесло и научное сообщество, профессиональные представители которого за прошедшие десятилетия вполне могли бы проинформировать широкую общественность о результатах своих фундаментальных исследований по всем основным аспектам этого «ограбления века». Однако ничего подобного пока еще не сделано.

И так обстоит дело не только с Законом об индексации. Вся наша новейшая история нередко излагается в таких материалах, которые не основаны на фундаментальных исследованиях и просто не соответствуют действительности. Подобные подходы к истории гораздо более опасны, чем поиски «новой хронологии» А.Т. Фоменко и его соавторов. Невнимательное отношение к истории, неадекватная реакция профессионалов даже на случаи ее крайне односторонних трактовок и просто грубых искажений в условиях масштабной информационной войны быстро приводят к тяжелым, трагическим последствиям.

Очевидным примером такой эволюции являются нынешние события на Украине. Предотвращению подобных исторических «разворотов» может способствовать более активная, чем сейчас, работа по доведению до широких слоев населения основ научного подхода к обсуждению и анализу общественно значимых проблем. Такой подход требует, в частности учета достаточно полного набора относящихся к делу фактов и строгого соблюдения логики при их анализе. В ходе популярных телевизионных ток-шоу, участниками которых бывают представители различных наук, эти базовые принципы соблюдаются далеко не всегда. Популяризация полноценного научного подхода к выработке и отстаиванию адекватной гражданской позиции в условиях информационной войны является одной из важнейших задач научного сообщества, для решение которой, кроме результатов фундаментальных исследований, нужны еще и дополнительные организационные усилия.

Самохин А.А.

Другие новости и статьи

« Реиндустриализация и регулирование социально-экономических отношений

О стратегическом планировании в России »

Запись создана: Понедельник, 4 Ноябрь 2019 в 0:20 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика