2 Ноябрь 2019

Крейсер I ранга «Аврора» в Русско-японской войне. Цусимское сражение 14–15 мая 1905 г.

oboznik.ru - Крейсер I ранга «Аврора» в Русско-японской войне. Цусимское сражение 14–15 мая 1905 г.
#аврора#флот#история

Крейсеру «Аврора» посвящено большое количество публикаций в отечественной и зарубежной печати. Повторять их «один в один» нет необходимости. В то же время необходимо напомнить некоторые известные или малоизвестные факты истории легендарного крейсера, который является бесценным свидетелем боевой, революционной и трудовой (повседневной) славы нашего ВМФ.

Крейсер «Аврора» был создан на рубеже XIX–XX вв. и являлся достижением российской военной промышленности (той, что сейчас называют ВПК). В те времена самостоятельно строить боевые корабли всех классов, главные механизмы для них и вооружение могли только пять морских держав, а именно Великобритания, Франция, Северо-Американские Соединенные Штаты (ныне США), Германия и Россия.

Характерным для России того времени было сосредоточение всей морской политики и т. п.) в одном ведомстве — Морском, а именно в Морском министерстве, где во главе всего дела находился «главный начальник Флота и Морского ведомства» генерал-адмирал — представитель правящей династии. В 1882–1905 гг. таковым был генерал-адмирал Великий князь Алексей Александрович, августейший дядя императора Николая II (брат Александра III). При нем состоял управляющий Морским министерством (из профессиональных моряков), бывший на правах министра с докладом императору. В 1896– 1903 гг. управляющим был опытнейший моряк и авторитет в своем деле адмирал П. П. Тыртов, в 1903–1905 гг. — адмирал Ф. К. Авелан1 .

На рубеже XIX–XX вв. российские моряки сами разрабатывали задания (ОТЗ) для проектирования кораблей, сами (в лице специалистов Корпуса корабельных инженеров) разрабатывали проекты и сами строили корабли с отечественным вооружением (производства Обуховского завода). После этого моряки сами создавали эскадры (отряды) и вели их в дальние походы или в бой. Сами они дрались в боях и погибали, порой расплачиваясь за «заслуги» своих старших коллег и учителей.

Исключением были заказы кораблей за границей (Англия, Франция, Германия, САСШ), где по нашим заданиям строились миноносцы, крейсера и даже линейные корабли (эскадренные броненосцы). Что касается крейсеров, то наиболее ярким примерами здесь являются германский вариант нашего задания 1898 г. удачный «Богатырь» и отчасти удачный «Аскольд». Всемирно известный «Варяг», спроектированный и построенный американским заводчиком В. Крампом в Филадельфии, отличался отсутствием броневой защиты артиллерии и просчетом в проектировании главных механизмом.

Котлы Никлосса не могли обеспечить проектную мощность главных машин, позволивших крейсеру достичь на испытании скорость всего 23,12 узлов вместо возможных 24–25 узлов. Что касается «Авроры», то она строилась в счет программы 1895 г.2 Эта программа предусматривала постройку броненосцев и крейсеров, способных к автономному плаванию на Дальний Восток. Проект бронепалубных крейсеров I ранга (впоследствии «Паллада», «Диана» и «Аврора») разрабатывался инженерами Балтийского судостроительного и механического завода под общим руководством его начальника К. К. Ратника и по заданиям Морского министерства, которое ориентировалось на английские бронепалубные крейсера 2-го класса водоизмещением 5600 т. Требования к автономному плаванию в Тихий океан выполнены не были, так как нормальная вместимость угольных ям составила всего 800 т. (полная — около 917 т) при расчетной дальности плавания 10-узловым ходом всего 4000 миль. В тактическом отношении проект не был обоснован и скорее подходил к характеристикам крейсера — «истребителя торговли», т. е. предназначенного для уничтожения транспортов (торговых судов).

Паровые машины Франко-Русского завода с 24 котлами Бельвиля оказались хорошего качества и превысили проектную производительность на всех трех однотипных кораблях. Но ни один крейсер на приемных испытаниях не достиг заданной скорости (20 уз). «Аврора» не достигла и 19 уз. Это во многом объяснялось неудачными для быстроходного корабля обводами подводной части корпуса, теоретический чертеж которого не учитывал результатов запоздалых испытаний моделей в опытовом бассейне3 . По решению генерал-адмирала конструкторы отказались от носового и кормового 203-мм орудий в пользу установки орудий 152-мм калибра. Сказалось и чрезмерное увлечение наших моряков 75-мм пушками, которые должны были «засыпать противника градом снарядов» (скорострельность 12–14 выстрелов в минуту) на короткой дистанции.

В результате проектирования получился высокобортный мореходный (с полубаком) корабль проектным нормальным водоизмещением 6731 т (фактически несколько более 7000 т), представлявший собой хорошую цель (при трех высоких трубах), со скромным по мощности артиллерийским вооружением. На вооружении корабля состояли восемь 152-мм скорострельных орудий системы Канэ производства Обуховского завода (одно на полубаке и семь на верхней палубе); двадцать четыре 75-мм орудия той же системы и того же производства (из них 12 — на батарейной и 12 на верхней палубах); восемь 37мм орудий (Гочкиса, Обуховский завод, четыре — на марсах, четыре — на мостиках); две 64-мм скорострельные десантные пушки системы Барановского (на вооружении шлюпок и для судового десанта на берегу); один носовой и два бортовых минных (торпедных) аппарата для 381-мм мин Уайтхеда (торпед); шесть боевых прожекторов системы Манжена4 . Экипаж крейсера по штату 1902 г. насчитывал 2 штабофицера (командир и старший офицер), 13 обер-офицеров, 4 инженер-механика, 8 кондукторов, 19 квартирмейстеров и 545 рядовых5 .

Командиром «Авроры» с 1901 г. состоял капитан 1 ранга Иван Владимирович Сухотин, воспитанник Морского училища, мичман с 1876 г., имевший опыт самостоятельного командования судами с 1890 г.6 . В 1902–1903 гг. он командовал крейсером на испытаниях, а в сентябре 1903 г. вывел его из Кронштадта в поход на Дальний Восток. План похода предусматривал строгое соблюдение графика со сроком прибытия в состав эскадры Тихого океана до 1 января 1904 г. Однако «Авроре» было не суждено встретить начало Русско-японской войны в Порт-Артуре. По прибытии крейсера в Средиземное море его командир получил приказание ГМШ из Петербурга войти в Отдельный отряд судов под командованием контр-адмирала А. А. Вирениуса. Отряд, также имевший назначением Порт-Артур, включал эскадренный броненосец «Ослябя» (14 300 т, 18 уз, 4 254-мм, 11 152-мм, 20 75-мм орудий), крейсер I ранга «Дмитрий Донской» (6200 т, ок. 15 уз, 6 152-мм, 10 120-мм, 6 47-мм орудий и др.), крейсер II ранга «Алмаз», 7 больших и 4 малых миноносца с прибавлением двух пароходов-крейсеров Добровольного флота –—20-узлового «Смоленска» с боеприпасами для Порт-Артура и 18-узлового «Саратова» с грузом 6000 т угля.

Отряд А. А. Вирениуса задерживался в Средиземном море из-за необходимости ремонта «Осляби», поврежденного при касании грунта в Гибралтарском проливе, и постоянных поломок малых номерных миноносцев. По приказу командующего отрядом «Аврора» вместо Порт-Саида (вход в Суэцкий канал) направилась из Алжира в Специю, где стоял в доке броненосец, с которого адмирал перенес на крейсер свой флаг. Из Специи под флагом А. А. Вирениуса «Аврора» пошла в Бизерту (французская военно-морская база в Тунисе). Здесь она около месяца поджидала отставшие суда отряда. Время было потеряно безвозвратно. Наконец, встретив Рождество в Пирее (Греция), в начале января 1904 г. «Аврора» достигла Порт-Саида, где застала спешащие на Дальний Восток броненосные крейсера «Ниссин» и «Касуга», построенные на заводе Ансальдо в Генуе (Италия) для Аргентины и купленные японцами.

Старший минный офицер «Авроры» лейтенант Г. К. Старк в своих заметках отметил: «Крейсер «Ниссин» [имел] 7800 тонн водоизмещения, палубную и поясную броню… район действия больше нашего. Вооружение четыре восьмидюймовых [орудия] в башнях… 12 шестидюймовых в бронированных казематах (в действительности 14. — В. Г.), скорость хода 20 узлов de facto [фактически]; но эти корабли строил на заводе Ансальдо в Генуе гениальный Куниберти»)7 .

Сравнение «Авроры» с «Ниссином» и «Касугой», японскими крейсерами итальянской постройки, сделанное лейтенантом Г. К. Старком в Порт-Саиде накануне войны с Японией представляется справедливым: оно явно не в пользу нашего крейсера. Были и другие примеры более удачного сочетания наступательных и оборонительных элементов больших крейсеров. Так, броненосный крейсер «Esmeralda», построенный в Англии для Чили (спущен на воду в 1896 г.), при водоизмещении около 7000 т развивал скорость свыше 22 уз и в составе главного вооружения имел два 203-мм и шестнадцать 152-мм орудий и при этом броневую защиту: 75 % борта по ватерлинии, и 114-мм броневые щиты у орудий8 . При всех недостатках в отношении мореходности, прочности, живучести, в боевом отношении «Esmeralda» выглядела значительно сильнее «Авроры».

Правда, англичане, строившие в то время большие серии крейсеров в ответ на русские «истребители торговли», также не раз поступались вооружением и защитой. Примером могут служить бронепалубные крейсера 1-го класса типов «Diadem» и «Ariadne» (1896–1898 гг. спуска на воду), имевшие по шестнадцать 152-мм и двенадцать 75-мм орудий при водоизмещении около 12000 т и представлявшие собой огромные мишени для противника. Скорость их достигала 20-21 уз максимум, а защита борта ограничивалась броневой палубой9 . Из Порт-Саида «Аврора» направилась через Суэцкий канал (открыт в 1869 г.) в Красное море, т. е. фактически достигла Индийского океана.

Но ее поход окончился в Джибути (к югу от Аравийского полуострова). Здесь крейсер застало известие о внезапном нападении японского флота на эскадру Тихого океана и подрыве минами Уайтхеда (торпедами) двух ее лучших броненосцев — «Цесаревич» и «Ретвизан» — и крейсера «Паллада», однотипного с «Авророй» (в ночь с 26 на 27 января 1904 г.). Началась война, которая оказалась совершенно неожиданной для «миролюбивого» контр-адмирала А. А. Вирениуса, прибывшего в Джибути на «Ослябя» 31 января 1904 г. Формально Андрей Андреевич оставался в подчинении ГМШ до Сабанга (архипелаг Палаван, Голландская Индия). В Сабанге он переходил в подчинение адмирала Е. И. Алексеева, наместника царя на Дальнем Востоке.

Из Джибути А. А. Вирениус телеграфировал в С.-Петербург о мнимых опасностях, поджидавших его отряд на пути в Порт-Артур10. Адмирал Е. И. Алексеев и С. О. Макаров, только что назначенный командующим флотом в Тихом океане, наоборот, предлагали ускорить поход и даже обещали встретить отряд в Желтом море. Однако в столице решили иначе: всему отряду А. А. Вирениуса было предписано возвращение на Балтику с целью присоединения к целой эскадре, направляемой для усиления флота Тихого океана. На обратном пути через Красное море — Суэцкий канал — Средиземное море — Атлантику — Северное море «Аврора» шла в составе отряда, имея при себе миноносцы. В Дании на крейсере узнали о гибели вице-адмирала С. О. Макарова на броненосце «Петропавловск». Из Либавы «Аврора» перешла в Кронштадт, где присоединилась ко 2-й эскадре флота Тихого океана, которая снаряжалась для похода на Дальний Восток под командованием Свиты его императорского величества контр-адмирала (впоследствии вице-адмирала) З. П. Рожествеснского.

На крейсер установили новый радиотелеграф системы Сляби-Арко германской фирмы «Телефункен». Прежний был системы Попова-Дюкрете, изготовленный в Кронштадтских мастерских. Он действовал не далее визуальной видимости. Новый радиотелеграф обеспечивал радиосвязь на дистанции до 50 миль11. Кроме этого, «Аврора» получила английский дальномер системы Барра и Струда, приспособления для погрузки угля — лебедки Спенсер-Миллера и стрелы Темперлея. На крейсере сменилось командование: командиром 5 июля 1904 г. назначен капитан 1 ранга Евгений Романович Егорьев, воспитанник Морского училища (мичман с 1875 г.). Он командовал судами с 1894 г., в 1901–1904 гг., будучи командиром уникального учебного судна — транспорта «Океан», совершил поход из Кронштадта на Дальний Восток и обратно.

Опытный моряк, Е. Р. Егорьев пользовался заслуженным авторитетом у офицеров и команды. Старшим офицером корабля почти одновременно стал капитан 2 ранга Аркадий Константинович Небольсин. Офицерский состав пополнился офицерами военного времени — двумя прапорщиками по морской части (вахтенные офицеры) и одним прапорщиком по механической части. Вместо восьми кондукторов было назначено 12. После императорского смотра в Ревеле 2-я эскадра перешла в Либаву, откуда 2 октября 1904 г. двинулась в беспримерный поход через три океана. Миновав Балтийские проливы, З. П. Рожественнский на стоянке у м. Скаген (Дания) подразделил эскадру на шесть эшелонов, которые направились в Северное море. «Аврора» шла в третьем эшелоне во главе с крейсером I ранга «Дмитрий Донской» (флаг контр-адмирала О. А. Энквиста).

В кильватер «Авроре» вступила плавучая мастерская (транспорт) «Камчатка», которая вскоре отстала и «потерялась» в густом тумане12. Адмирал Энквист уменьшил ход с 10 до 8 уз и вскоре был настигнут первым эшелоном, включавшим самые сильные корабли эскадры — эскадренные броненосцы «Князь Суворов» (флаг вице-адмирала З. П. Рожественского), «Император Александр III», «Бородино» и «Орел». Вскоре после полуночи 9 октября «Аврора» впервые оказалась под огнем, но не японских, а своих броненосцев. К этому времени эскадра достигла Доггер-банки, где застала до 30 траулеров, по обыкновению занимавшихся ловлей сельдей.

Приняв небольшие рыболовецкие суда за японские миноносцы (о возможном присутствии которых предупреждали З. П. Рожественского), флагманский «Князь Суворов» открыл по ним интенсивную стрельбу. Остальные три броненосца отряда дружно поддержали флагмана. За десять минут, пока огонь не прекратили по приказу адмирала, броненосцы выпустили не менее чем по 500 снарядов малого (47-мм) и среднего (152-мм) калибров. Из них пять (один 47-мм и четыре 75-мм) снарядов поразили «Аврору». Повреждения крейсера были ничтожны: наши 47-мм и 75мм снаряды отличились слабым бризантным действием. К счастью, 305-мм снаряд с «Бородино» пролетел мимо, иначе для «Авроры» поход вполне мог завершиться преждевременно. Но крейсер понес потери: священнику отцу Анастасию (Рукину) в каюте оторвало руку, был ранен также один комендор13.

Обстоятельства Гулльского инцидента, «сражение» это было так названо из-за приписки пострадавших траулеров к английскому порту Гулль (один из них погиб), хорошо известны. Достаточно сказать, что каких-либо миноносцев на Доггер-банке не было. Командиру Е. Р. Егорьеву было отказано в разрешении зайти в Шербур для того, чтобы сдать раненого на берег, и о. Анастасий скончался 16 октября в Танжере14. Дальнейший переход «Аврора» совершила в отряде из пяти самых крупных броненосцев и трех крейсеров вокруг м. Доброй Надежды. Поход проходил в сложных условиях тропической жары и сопровождался изнурительными погрузками угля, который каждый раз принимали на сотни тонн больше полной вместимости угольных ям. Уголь занял всё свободное пространство в жилой, батарейной и на верхней палубах.

В авральных погрузках угля участвовал весь экипаж, включая и офицеров. Обогнув м. Доброй Надежды и преодолев жестокий шторм, «Аврора» в составе отряда 16 декабря достигла о. Мадагаскар. Здесь вскоре с главными силами З. П. Рожественского соединились отряды, совершавшие переход через Средиземное море и Суэцкий канал. Стоянка у берегов Мадагаскара оказалась продолжительной и сопровождалась периодическими погрузками угля, нехитрыми развлечениями для матросов, редкими съездами на берег, шлюпочными гонками и выходами на практические стрельбы.

Следует отметить, что команда «Авроры» отличалась сравнительно хорошей дисциплиной и сплоченностью. Крейсер был даже поставлен в пример прочим за образцовое расположение излишков угля. Приказ об этом был уникальным событием для вице-адмирала З. П. Рожественского, который даже лично посетил «Аврору»15. Длительное пребывание в тропиках сказалось на здоровье экипажей, которые страдали от болезней. С «Авроры» в Россию по болезни были списаны ревизор лейтенант А. А. Захаров и старший врач надворный советник М. М. Белов (31 декабря 1904 г. и 2 февраля 1905 г. соответственно). Вместо последнего был назначен надворный советник В. С. Кравченко16.

Одновременно младший врач крейсера лекарь А. М. Бравин был назначен на крейсер II ранга «Изумруд»; он сменил В. С. Кравченко, который на «Авроре» так и остался в одиночестве, так как младшего врача не назначили. Судовым священником несколько ранее назначили о. Георгия. 3 марта 1905 г. «Аврора» в составе эскадры вышла от Мадагаскара и после длительного перехода Индийским океаном 1 апреля достигла Индокитая (ныне — Вьетнам). От Либавы до Камранга крейсер прошел более 17500 миль. Здесь к эскадре присоединился Отдельный отряд контр-адмирала Н. И. Небогатова. Перед последним переходом, а до Владивостока оставалось 2500 миль, З. П. Рожественского принял решение прорываться туда Корейским проливом и в расчете не неизбежный бой с японцами объявил о новой организации. Главные силы составили три отряда броненосцев. «Аврора» вошла в состав отряда крейсеров под флагом контр-адмирала О. А. Энквиста, державшего флаг на крейсере «Олег». В этот же отряд включили крейсера I ранга «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах».

В результате «Олег» с ходом до 22 уз и «Аврора» (18–19 уз) оказались в одном отряде с крейсерами с максимальной скоростью около 15 уз. (реальный полный ход). Кроме этого, З. П. Рожественский оставил в составе эскадры четыре крупных тихоходных транспорта, которые ограничивали эскадренный ход до 9 уз. В последний поход от берегов Аннама к Владивостоку эскадра вышла 1 мая 1905 г. Накануне прорыва (сражения) отряду крейсеров командующий эскадрой поставил задачи: прикрывать транспорты («Дмитрий Донской», «Владимир Мономах») и оказывать помощь поврежденным броненосцам («Олег» и «Аврора»). 14 мая, около 8 час утра, вскоре после появления в виду эскадры японского крейсера «Идзуми», на «Авроре» по примеру флагманского корабля объявили боевую тревогу и подняли на обеих мачтах стеньговые (боевые) Андреевские флаги. Бой главных сил начался в 13ч 49 мин, вскоре после появления боевых японских адмирала Того Хейхатиро.

Пока наши три броненосных отряда вели артиллерийскую дуэль с японскими броненосцами и броненосными крейсерами, четыре японских отряда крейсеров заходили в тыл русской эскадры, где находились транспорты и охранявшие их крейсера. Соотношение крейсерских сил противников складывалось в пользу японцев: против 9 русских крейсеров, из которых «Урал» представлял собой вооруженный пароход, а «Алмаз» — безбронную крейсер-яхту с ничтожной артиллерией, японцы имели 16 боевых единиц, в том числе один, правда устаревший, броненосец и 15 крейсеров 2-го и 3-го классов. Японские корабли располагали семью тяжелыми (305–320 мм) и 150 орудиями среднего калибра (120–203 мм)17. Русские крейсера имели на вооружении 27 152-мм и 34 120-мм орудия. Оценив угрозу противника транспортам, адмирал О. А. Энквист на «Олеге» немедленно повернул на их защиту. «Аврора» весь бой неотступно следовала за флагманским кораблем, вместе с которым стала главной целью противника. Вскоре после 14 ч крейсер открыл огонь из всех орудий 152и 75-мм калибров. Одновременно и сама «Аврора» оказалась под перекрестным огнем противника.

В самом начале боя небольшой (очевидно, 76-мм) снаряд попал в трап, шедший на передний мостик «Авроры», и разорвался как раз напротив прорези боевой рубки. Часть его осколков залетела в рубку и поразила почти всех находившихся в ней людей. Одним из осколков командир крейсера капитан 1 ранга Е. Р. Егорьев был смертельно ранен в голову. Вскоре он скончался, не приходя в сознание. Из находившихся в боевой рубке на ногах остались только двое — старший штурманский офицер лейтенант К. В. Прохоров и рулевой18. Старший минный офицер лейтенант Г. К. Старк, старший артиллерийский офицер лейтенант А. Н. Лосев и сигнальщики были ранены. В командование крейсером вступил старший офицер капитан 2 ранга А. К. Небольсин, ранее уже раненый при тушении пожара Обязанности старшего офицера были возложены на лейтенанта Г. К. Старка. «Аврора» продолжала поддерживать «Олег» в отражении атак японских крейсеров.

Маневрирование наших крейсеров в бою носило беспорядочный характер, они придерживались общего направления движения эскадры и стремились прикрыть транспорты и вышедший из строя подбитый флагманский броненосец «Князь Суворов». Дистанция боя лежала в пределах 24–42 кабельтовых. «Аврора» получила целый ряд попаданий снарядами и повреждений от близких разрывов, понесла потери в людях. Одновременно с крейсера наблюдали гибель «Осляби», пожары и повреждения других кораблей эскадры. Тем не менее, весь экипаж корабля храбро сражался, многие раненые оставались на боевых постах. Судовой врач В. С. Кравченко вспоминал: «Первый снаряд, ударивший в левый борт, сделал пробоину в восемь квадратных футов, много мелких, изрешетил паровой катер… Следующий снаряд 75-мм калибра (в действительности 76-мм. — В. Г.) пробил правый борт и, не разорвавшись, упал в батарейной палубе у орудия № 7, откуда и был тотчас же выброшен за борт комендором Кривоносовым. Почти тут же рядом разорвался более крупный 8-дюймовый фугасный снаряд, нанесший много бед… Замолкли орудия № 21 и № 7 (75-мм. — В. Г.)… В борту зияла пробоина в 20 квадратных футов»19. У орудия № 21 тяжело ранило четверых (одного — смертельно). Мичман В. Я. Яковлев с тяжелым ранением был отнесен в перевязочный пункт. Вечером 14 мая с «Авроры» наблюдали гибель броненосцев «Император Александр III» и «Бородино»…

Вслед за окончанием дневного боя последовали минные атаки многочисленных японских миноносцев. «Олег» и «Аврора» увеличили ход до 17 уз, за ними следовал крейсер II ранга «Жемчуг», а «старички» «Донской» и «Мономах» отстали. Следуя приказу З. П. Рожественского, адмирал О. А. Энквист трижды пытался прорваться на север, однако всякий раз встречал японские отряды миноносцев и, предположительно, крейсеров. Будучи свидетелем гибели лучших кораблей эскадры, Энквист и командир «Олега» капитан 1 ранга Л. Ф. Добротворский посчитали невозможным достижение Владивостока и решили отступить из корейского пролива на юг. А потом и в Манилу, американскую военно-морскую базу на Филиппинских островах. Сейчас, оценивая это решение адмирала О. А. Энквиста в сравнении с решением адмирала Н. И. Небогатова и некоторых командиров кораблей продолжать прорыв во Владивосток, сделать однозначный вывод представляется затруднительным. Как известно, четыре броненосца с адмиралом Н. И. Небогатовым сдались неприятелю, броненосец «Адмирал Ушаков», крейсера «Светлана» и «Дмитрий Донской», миноносцы «Громкий» и «Безупречный» геройски погибли в неравных боях с противником.

Трудно предположить, какая судьба могла ожидать сильно поврежденные «Олег» и «Аврору» и быстроходный, но небольшой «Жемчуг» в случае их движения на север. Так или иначе, но адмирал О. А. Энквист вывел свой отряд из-под удара и спас корабли и их доблестные экипажи от позора сдачи или неминуемой гибели. В бою 14 мая «Аврора» получила 21 попадание снарядами от 76 до 152-мм (возможно и 203-мм) калибра. Экипаж потерял 16 человек убитыми (в том числе одного офицера — командира) и 83 человека ранеными (около 16,7 % экипажа)20. Сам крейсер выпустил 303 снаряда 152-мм, 1282 снаряда из 75-мм орудий и 320 37-мм снарядов (в ночь на 15 мая по миноносцам)21. Ущерб, понесенный противником от огня «Авроры», точно не известен. Но почти все японские крейсера получили некоторые повреждения и понесли потери. Фактом остается то, что наши крейсера защитили транспорты, кроме «Камчатки», разделившей судьбу «Князя Суворова», и отразили ночные минные атаки. Офицеры и кондукторы крейсера I ранга «Аврора» принявшие участие в Цусимском сражении22. 1. Командир крейсера — капитан 1 ранга Евгений Романович Егорьев (в бою погиб). 2. Старший офицер — капитан 2 ранга Аркадий Константинович Небольсин (в бою тяжело ранен). 3. Старший артиллерийский офицер — лейтенант Алексей Николаевич Лосев (ранен). 4. Младший артиллерийский офицер — мичман князь Александр Владимирович Путятин.

5. Старший минный офицер — лейтенант Георгий Карлович Старк 3-й (ранен). 6. Младший минный офицер — лейтенант Борис Павлович Ильин. 7. Старший штурманский офицер — лейтенант Константин Викторович Прохоров 1-й (ранен). 8. Младший штурманский офицер — мичман Борис Николаевич Эйсмонт. 9. Ревизор (и. д.) — мичман Михаил Львович Бертенсон. Вахтенные начальники. 10. Мичман Готфрид Рудольфович Дорн (ранен). 11. Мичман Михаил Владимирович Шаховской (ранен). 12. Мичман Африкан Владимирович Терентьев 2-й. 13. Вахтенный офицер и водолазный офицер —мичман Василий Васильевич Яковлев 9-й (тяжело ранен). Вахтенные офицеры. 14. Прапорщик по морской части Эдуард Григорьевич Берг. 15. Прапорщик по морской части Михаил Яковлевич Сорокин. 16. Старший судовой механик — подполковник Николай Карлович Гербих. Младшие судовые механики. 17. Поручик Чеслав Федорович Малышевич. 18. Поручик Николай Иванович Капустинский. 19. Прапорщик по механической части Михаил Клементьевич Городниченко. 20. Старший врач надворный советник Владимир Семенович Кравченко (прибыл 7 февраля 1905 г. с крейсера «Изумруд»). 21. Священник о. Георгий. Всего на положении офицеров — 21 человек. Кондукторы: Губанов Кирилл, Лезин Петр, Алексеев Семен, Юргенсон Константин, Пряхин Семен, Иваночкин Степан, Бубнов Николай, Крылов Александр, Семенкин Михаил, Николаев Николай, Лыжин Андрей, Михайлов Иван (машинный). Всего 12 человек. В Маниле отряд крейсеров О. А. Энквиста был интернирован до заключения Портсмутского мирного договора.

Все три крейсера были отремонтированы, и в 1906 г. «Олег» и «Аврора» вернулись на Балтику. За отличия в бою 87 человек команды «Авроры» уже в 1905 г. были награждены знаками отличия Военного Ордена 4-й степени (позднее Георгиевский крест), в их числе были старший боцман Кирилл Губанов и артиллерийский кондуктор Петр Лезин. Четыре человека удостоились золотой медали с надписью: «За усердие» на Станиславской ленте, в том числе старший баталер К. Юргенсон и шкипер Н. Бубнов.

Серебряные медали «За усердие» получили шесть человек, в их числе рулевой кондуктор С. Пряхин и машинный И. Михайлов23. Офицерам-цусимцам наград пришлось подождать до окончания расследования обстоятельств сражения, за исключением офицеров трех кораблей, прорвавшихся во Владивосток. В 1907 г. за бой 14 мая капитан 2 ранга А. К. Небольсин был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с мечами, остальные офицеры (по старшинству) получили ордена Св. Анны 3-й степени или Св. Станислава 2-й степени, все с мечами. Судьбы офицеров и матросов «Авроры» после Цусимы сами по себе весьма примечательны и могут явиться темой специального исследования.

В. Ю. Грибовский

Другие новости и статьи

« Российские университеты в XXI веке: преодолеть стагнацию

Постройка крейсеров типа «Диана» на петербургских верфях »

Запись создана: Суббота, 2 Ноябрь 2019 в 0:01 и находится в рубриках После Крымской войны, После Русско-японской войны.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика