15 Октябрь 2018

Меценатство в России на рубеже XIX-XX веков

Рубеж XIX - XX вв. в России был временем небывалого взлета русского искусства, его «серебряным веком». Рядом с художниками, музыкантами, артистами стояли новые люди - владельцы крупных состояний - меценаты, чья деятельность была гораздо шире этого понятия: их по праву можно назвать собирателями, организаторами культуры, соратниками и помощниками творцов. Это было явление уникальное, чисто русское, возникшее на московской почве. Думается, что опыт российского меценатства необходимо знать и использовать сегодня, когда состояния нынешних бизнесменов значительно превосходят тогдашние, но им не хватает государственного кругозора, патриотизма, готовности действовать на благо страны.

Сегодня настало время вспомнить имена дореволюционных меценатов и многому у них поучиться - инициативе, предприимчивости, практическому уму, способности к самоограничению, стремлению к знаниям и культуре, осознанию взаимосвязи общественного и личного богатства, проявившемуся, в том числе, и в широком развитии меценатства. Этот вопрос широко обсуждался на специальной конференции в Японии http://aviroom.ru/airtickets_v_yaponiyu/.

Мы с благодарностью вспоминаем целый ряд имен, память о которых дошла до нашего времени именно из-за их меценатской деятельности. Благодаря этим людям в наследство России достались Третьяковская галерея, Щукинский и Морозовский музеи современной французской живописи, Бахрушинский театральный музей, собрание русского фарфора

А.В.Морозова, собрание икон Рябушинского, частная опера С.Мамонтова, Художественный театр К.Станиславского (Алексеева) и С.Морозова и многое другое. Особое место в этом ряду занимает имя С.И.Мамонтова (1841-1918), которого по праву можно назвать созидателем русской культуры. Даже на

фоне крупных личностей своего времени это фигура редкая, исключительная по талантливости, силе энергии, широте размаха. Он родился в семье сибирского купца в г. Ялуторовске, а в 1850 году с семьей переехал в Москву. С молодых лет он был привлечен к торговому делу и унаследовал от отца главное - понимание духа прогресса, которое позднее блестяще проявит и в промышленной деятельности, и в художественном деле. Сам С.Мамонтов был исключительно талантлив - посещал театр, на всю жизнь влюбился в оперу, студентом юридического факультета Московского университета играл в любительских спектаклях. Уехав по делам в Италию, брал там уроки пения. Затем он пробует себя в скульптуре, и сам П.Антокольский пишет ему, что его дело - искусство, а не строительство железных дорог. Две страсти проявились у С.Мамонтова - любовь к живописи и к оперному искусству. Первую определило знакомство с собранием картин братьев Третьяковых и сближение с И.Репиным. В окружение С.Мамонтова вошли крупные художники. В 1870 году он купил под Москвой (недалеко от Сергиева Посада) имение Абрамцево, которое на долгие годы стало местом жительства и работы многих русских живописцев. Здесь он устроил художественную мастерскую, пригласил П.Антокольского и В.Поленова, затем приехали И.Репин, В.Серов, Виктор Васнецов, Коровин, М.Врубель - создалось объединение художников, которое называли абрамцевским, или мамонтовским кружком. И.Репин здесь написал свои знаменитые портреты, картину «Проводы новобранца», начал писать «Запорожцев», В. Васнецов - «Богатырей», «Витязя на распутье», «Аленушку», Вал. Серов - «Девочку с персиками». В

Абрамцеве собирали изделия народного творчества, возрождали старинные русские ремесла, открыли гончарную мастерскую, в которой М.Врубель создавал свои майолики. Любовь к театру воплотилась в основании в 1885 г. Московской частной русской оперы, в которой он соединил музыкальное искусство с высокой живописью - впервые художники пришли на смену декораторам. Декорации для оперных постановок создавали В.Васнецов, В.Серов, B.Поленов, И. Левитан. Так, И.Левитан по эскизам В.Васнецова нарисовал декорации к «Русалке», В.Васнецов - к «Снегурочке». С.Мамонтов щедро финансировал это дорогостоящее дело, стремясь создать национальный оперный театр. Второй блистательный этап Мамонтовской оперы связан с открытием для сцены Ф.Шаляпина и содружеством с Н.Римским-Корсаковым. C.Мамонтов лично работал с молодым Ф.Шаляпиным над образом Ивана Грозного в «Псковитянке», Бориса Годунова в одноименной опере М.Мусоргского. Н.Римский-Корсаков отдает в его театр «Моцарта и Сальери», специально пишет «Царскую невесту’» и «Сказку о царе Салтане». За дирижерский пульт здесь вставали С.Рахманинов, М.Ипполитов-Иванов. Столь разнообразная деятельность С.Мамонтова была результатом глубокого осознания им общественного значения искусства. В 1899 г.

меценат писал: «Искусство во все времена имело неотразимое влияние на человека, а в наше время, как я думаю, в силу шаткости других областей человеческого духа, оно заблестит еще ярче. Кто знает, может быть театру суждено заменить проповедь» [цит. по: 2, с. 95]. Еще одна уникальная русская фигура второй половины XIX века - П.М.Третьяков, также купеческого происхождения, сам он с детства помогал отцу в лавке, а когда тот умер, вместе с братом вел все торговые дела. Братьям Третьяковым принадлежала Новая Костромская мануфактура льняных изделий. В характере П. Третьякова сохранялись некоторые типично купеческие черты, но они были направлены не на наживу, а на пользу его благородного дела. Задумав дело гигантского размаха, затратив на это миллионное состояние, Третьяков никогда не переплачивал за картины больше, чем считал нужным. Он берег деньги не сами по себе, а чтобы иметь средства для покупки других произведений. В случае надобности он платил авторам вперед, чтобы дать им возможность спокойно работать над картиной. Сам он избегал в быту роскоши, помогал нуждающимся художникам, их вдовам и сиротам, достраивал и расширял галерею. Из узкого круга интересов купцов П.Третьяков сумел вырваться на путь строительства национальной русской культуры и стать одним из передовых людей России с демократическими и патриотическими взглядами, с глубоким знанием и пониманием искусства. Собирать картины он начал в 1856 г., а уже в 1860 г. решил, что подарит коллекцию городу, сделает ее народным достоянием. В завещательном письме 1860 г. он пишет, что

завещает капитал «на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи» и добавляет, что «желал бы оставить национальную галерею, то есть состоящую из картин русских художников» [1, с.53]. В письме к Стасову в 1895 г. П.Третьяков повторяет это желание: «Чтобы наше собрание всегда было в Москве и ей принадлежало» и добавляет «а что пользоваться собранием может весь русский народ, это само собой известно!» [1, с.7]. Третьяков желал «собрать русскую школу, как она есть, в последовательном своем ходе». «Я беру… только то, что нахожу нужным для полной картины нашей живописи», - писал он в одном из писем JI. Н. Толстому. Современников восхищали природный ум и требовательный вкус П. Третьякова. Он покупал картины нередко вопреки мнению критики, запрету цензуры, давлению признанных авторитетов. Если работа оказывалась у Третьякова, то для художников это было равнозначно общественному признанию. Он пользовался особым доверием живописцев, ему первому они показывали свои новые произведения в мастерских или на выставках. Важно то, что он решил собирать русскую живопись, когда еще не проявился талант И.Репина, В.Сурикова, В.Васнецова, когда коллекционеры предпочитали покупать произведения западных художников. Его огромная заслуга - непоколебимая вера в торжество русской национальной школы живописи.

Можно сказать, что в наступившем в конце XIX века триумфе русской живописи велика личная роль П.Трстьякова. Она состоит в том, что он не просто собирал уже написанные картины, но и выступал в роли заказчика, что особенно ярко проявилось в создании галереи портретов деятелей русской культуры - писателей, ученых, композиторов. С этой целью он заказывает В.Г.Перову портреты А.Островского, И.Тургенсва, Ф.Достосвского, В.Даля и др., И.Н.Крамскому - И.Гончарова, Т.Шевченко, A.Грибоедова, Д.Фонвизина и др., И.Е.Репину - И.Тургенева, Ф.Тютчева, Л.Толстого и т.д. П.Третьяков также собирал древнерусское искусство, портретную живопись XVIII и начала XIX века - произведения Ф.Рокотова, Д.Левицкого, В.Боровиковского, А.Венецианова, Тропинина, К.Брюллова, П.Федотова. Он приобретает картины и более молодых художников - B.Серова, И.Лсвитана, Н.Рериха, Малютина, Архипова, Коровина, К.Сомова и других, тщательно отбирая самое художественное, что заслуживаю права войти в сокровищницу национальной русской живописи. Таким образом, он взял на себя огромную моральную ответственность и материальную тяжесть - собирание национальной художественной галереи силами и средствами одного человека. В 1892 г. Третьяков передал в дар Москве свое собрание вместе с коллекцией умершего брата, а также дом в Лаврушинском переулке, где они размещались. Вскоре на заседании Московской городской думы дар братьев Третьяковых был официально принят.

Он включал 1287 живописных произведений, 518 рисунков, 9 скульптурных работ русских художников, а также 75 картин и 8 рисунков иностранных мастеров, главным образом, французских и немецких второй половины XIX века. Оценен этот дар был в 1 429 ООО рублей. Городской голова Н.Алексеев писал о принятии дара П.Трстьякова: «Движимый желанием способствовать устройству в первопрестольной столице полезных учреждений и содействовать процветанию искусства в дорогой для Вас России, Вы принесли в дар Московской городской Думе Вашу художественную коллекцию, на которую Вы положили столько нравственных забот и материальных затрат и которая издавна составляет гордость и украшение не только города Москвы, но и всей нашей родины» [1,с. 274]. Эта роль П.Трстьякова была высоко оценена и в дореволюционный период, когда он получил звание Почетного члена Академии Художеств, и в советское время, когда в 1918 г. В. Ленин, подписывая декрет о национализации галереи, присвоил ей название Государственной Третьяковской. Уникальна меценатская деятельность Н А.Найденова, известная очень немногим в сегодняшней России.

А ведь он подготовил и опубликовал несколько десятков книг огромной научной значимости. Например, 14 знаменитых «Найденовских альбомов», в которых представлено 680 прекрасно выполненных фототипий с видами храмов, гражданских зданий, улиц Москвы. Сегодня эти альбомы стали библиографической редкостью и хранятся лишь в крупнейших библиотеках. Без этих альбомов мы не знали бы, как выглядели многие храмы и церкви, здания, сегодня безвозвратно исчезнувшие. Историк И.Е Забелин благодарил Найденова за этот труд, потребовавший немало вложений, говоря, что издание «останется вековечным памятником Вашей любви к матушке Москве и Ваших неутомимых и горячих стараний и попечений об всяком историческом се добре и благе» [4, с. 143]. В апреле 1883 г. Найденов выступил в заседании выборных купеческого сословия с речью о важности публикации документов по истории купечества. Убежденные им, купеческие выборные стали выделять от двух до трех рублей на эту работу ежегодно.

В итоге в течение 1883-1889 гг. им были выпущены 14 томов «Материалов для истории московского купечества», в которых содержались тысячи фамилий купцов. Через четыре года к ним добавились пять томов «Общественных приговоров» купечества. К этим многотомным публикациям примыкает работа с названием «Опись дел, хранящихся в Архиве Московской Купеческой Управы» в двух томах (1888-1893). Благодаря этому труду можно составить представление о том, как развиваюсь производственное или торговое дело каждой московской купеческой семьи, как шли представления купцов к званиям и наградам, какие ими делались пожертвования. Это поистине бесценный источник по истории московского купечества! При его участии публикуются «Матер и азы по истории русского города XVII - XVIII столетий». Известно не менее десяти томов, посвященных Зарайску, Иркутску, Устюгу, Рязани, Туле, Тобольску, Псрсяславлю- Залссскому и другим городам. Кроме средств самого Найденова, привлекались средства других купцов. Например, деньги на издание документов по Зарайску дали братья II. и В.Бахрушины, местные уроженцы, и П.П.Сорокоумовский.

На протяжении 25 лет под наблюдением Н.Найденова было издано более 80 томов документов, т.с. в среднем по три книги в год. В 1883 году он был избран почетным членом Императорского Археологического института. После смерти Н.Найденова Московская городская Дума учредила премии его имени за лучшие сочинения по церковно-историческим древностям Москвы и торгово-промышленной истории города.

Пример Н.А.Найденова показывает, что меценатство российского купечества имело множество форм и не всегда афишировалось. Нам предстоит еще много узнать о благородных делах соотечественников. Сегодняшним предпринимателям сеть на кого ориентироваться, с кого брать пример служения собственному народу и России.

Литература

1. Боткина А.П. П.М.Третьяков в жизни и искусстве /А.П. Боткина. - М., 1985.- 374 с.

2. Боханов А Н. Коллекционеры и меценаты в России / А.Н. Боханов. - М., 1989,- 188 с. 25

3. Думова Н.Г. Московские меценаты/ Н.Г. Думова. - М., 1992 - 335 с.

4. Мартынов С. Предприниматели, благотворители, меценаты/С. Мартынов. - СПб., 1993. - 237 с.

5. Хорькова Е.П. История предпринимательства и меценатства в России/ Е.П. Хорькова. - М., 1998. - 494 с.

Армичева В.И.

Другие новости и статьи

« Образ князя Г.А. Потемкина в зарубежной и отечественной историографии XVIII-XIX вв.

Военные трибуналы »

Запись создана: Понедельник, 15 Октябрь 2018 в 17:31 и находится в рубриках После Крымской войны, После Русско-японской войны.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика