6 Май 2021

Отношение иностранцев к русским во время Второй Мировой войны

oboznik.ru - Отношение иностранцев к русским во время Второй Мировой войны
#битва#ВОВ#архив

Сегодня история Второй Мировой Войны – в сущности, открытая книга. Этому периоду посвящено множество книг, публикаций и интервью во всем мире.

Для России эта война имеет особое значение потому, что она велась на русской земле. Великой Отечественной войной стало для СССР вторжение Германии на территории Союза.
В наше время общеизвестно, что Великая Отечественная война имела для СССР освободительный характер. В борьбе с фашизмом советский народ отстоял национальную независимость и территориальную целостность, хотя заплатил за Победу слишком высокую цену.

За ходом войны на российской земле следил практически весь мир. Какие-то страны стали союзниками СССР, кто-то сохранял нейтралитет, однако никто не остался равнодушным.

Длительное время «железный занавес» скрывал от советских граждан истинные мнения и отношения к русским и СССР как во время войны, так и практически весь «советский» период, нередко передавая не просто искаженную, но и ложную информацию из-за рубежа. Сегодня же мы имеем доступ ко многим источникам, позволяющим узнать истинное отношение к русским.

Оценки зарубежных государственных и военных деятелей

С момента нападения гитлеровской Германии на Советский Союз центром судьбоносных событий Второй мировой войны стал советско-германский фронт.
Великая Отечественная война советского народа вызывала сочувствие и поддержку демократических сил всего мира.
В ходе войны сложилась антифашистская коалиция, включавшая СССР, США, Англию и многие другие государства.
Несомненно, поворотными событиями Великой Отечественной войны явились срыв гитлеровского плана «молниеносной войны» и разгром немецко-фашистских войск под Москвой, блистательные победы Красной Армии под Сталинградом зимой 1942-43 годов, под Курском и на Днепре летом и осенью 1943 года.

Важнейшее значение для завершения разгрома немецко-фашистских захватчиков имели победы Советских Вооруженных Сил в 1944 года под Ленинградом и в Белоруссии, на Правобережной Украине и под Кишиневом, в Прибалтике и в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

Как свидетельствует история, именно эти победы стали не только объектом пристального внимания всего мирового сообщества, но и заставили кардинально изменить отношение иностранцев к Советскому Союзу.

Так, битва под Москвой началась 30 сентября 1941 года генеральным наступлением фашистских войск на столицу Советского государства.

К началу декабря наступление гитлеровцев выдохлось. Враг был остановлен на ближних подступах к Москве. В оборонительных боях под Москвой советские воины покрыли свои боевые знамена неувядаемой славой.
Американская газета «Балтимор сан» писала: «Никакая другая армия в Европе не выдержала бы такого невероятного повсеместного давления, неизбежно развалилась бы, открыв дорогу врагу к столице».
В ходе боев под Москвой советское Верховное Главнокомандование проявило высокое стратегическое искусство, создав благоприятные условия для перехода Красной Армии в контрнаступление. 5-6 декабря 1941 года мощные удары обрушились на врага севернее столицы. Так же успешно началось наступление наших войск и южнее Москвы. Удары севернее и южнее столицы дополнились в последующие дни наступлением на других участках.

С огромным энтузиазмом встретили вести из России американцы. 16 декабря президент США Ф.Рузвельт в послании на имя И.В.Сталина писал: «Я хочу еще раз сообщить Вам о всеобщем подлинном энтузиазме в Соединенных Штатах по поводу успехов Ваших армий в защите Вашей великой нации». Начальник штаба армии США Дж.Маршалл охарактеризовал победу под Москвой так: «Это было стратегическим поражением германских вооруженных сил… поворотным пунктом всей войны».

О международном значении этой первой крупной победы над немецко-фашистскими захватчиками Ф.Рузвельт писал М.И.Калинину: «Решительность и успешность, с которыми народы Советского Союза отбрасывают орды агрессоров, вдохновляют другие нации, борющиеся за сохранение своей независимости» .

Контрнаступление под Москвой в январе 1942 года переросло в общее зимнее наступление Советской Армии. Оно развернулось на фронте протяженностью 2 тыс. км и продолжалось до апреля 1942 года. За это время захватчики были изгнаны с территории общей площадью 150 тыс. кв. км. В ходе зимнего наступления советские войска разгромили около 50 дивизий врага. 11 февраля 1942 года Ф.Рузвельт писал И.В. Сталину: «Имеющиеся здесь сообщения указывают на то, что Вы успешно отгоняете нацистов».
Подчеркивая решающее значение событий на русском фронте, газета «Нью-Йорк таймс» писала 5 января 1942 года: «Гитлер потерпел самое крупное поражение… Поражение немцев и успешное наступление русских затмевает события, происходящие на отдаленном театре военных действий в Тихом океане».

Английский военный историк Дж.Фуллер по этому поводу писал, что кампания в России «дала необходимую передышку Британии как в метрополии, так и на Среднем Востоке для приведения в порядок своих вооруженных сил. Англичане в Египте были избавлены от угрозы войны на два фронта» .

Анализируя обстановку в мире, американский журнал «Нью-Рипаблик» в апреле 1942 года с полным основанием делал вывод, что «борьба Красной Армии против гитлеровской военной машины изменила всю стратегию войны».
В битве под Москвой Красная Армия развеяла миф фашистской пропаганды о непобедимости гитлеровского вермахта. Нацистская Германия потерпела первое большое поражение во второй мировой войне. Свой подвиг под Москвой советские воины совершили в дни, когда многим на Западе, устрашенным победами гитлеровцев в Европе, казалось, что господство нацизма неизбежно. Примечательным было заявление, которое сделал 16 декабря 1941 года журнал «Стар»: «История воздаст русским должное за то, что они не только приостановили «молниеносную войну», но и сумели обратить противника в бегство».

В течение первого года Великой Отечественной войны (июнь 1941 года – июнь 1942 года) Красная Армия практически одна из числа армий стран антигитлеровской коалиции противостояла агрессору. Это подтвердил и Ф.Рузвельт в августе 1942 года в письме И.В.Сталину: «Соединенные Штаты хорошо понимают тот факт, что Советский Союз несет основную тяжесть борьбы».

Сталинградская битва длилась с июня 1942 года до начала февраля 1943 года и по времени явилась самой продолжительной в ходе Великой Отечественной войны. Более полугода шли ожесточенные сражения, в которых участвовало 2 млн. человек, 26 тыс. орудий и минометов, более 2 тыс. танков, свыше 2 тыс. самолетов.

Красная Армия одержала великую победу. Она нанесла немецкой армии и войскам союзников гитлеровской Германии сокрушительное поражение. Обескровив противника в оборонительных сражениях, советские войска перешли в решительное наступление, продвинулись на запад от Сталинграда на сотни километров.

Разгром врага под Сталинградом имел большое международное значение. Под влиянием победы Красной Армии возрос международный авторитет Советского Союза, укрепилась антифашистская коалиция. Многие государства, не имевшие до этого дипломатических отношений с СССР, спешили их установить.

Обострились противоречия в блоке фашистских государств, упал военный престиж Германии. Разгром немецко-фашистской армии на берегах Волги и Дона отрезвляюще повлиял на политику так называемых «нейтральных» стран.
Турция окончательно отказалась от своих намерений вступить в войну против Советского Союза на стороне фашистской Германии, а Япония отложила нападение на советский Дальний Восток.

Разгром войск агрессора под Сталинградом укрепил надежду народов оккупированных стран Западной Европы на скорое освобождение от фашистского рабства. Эта победа дала новый толчок к расширению движения Сопротивления.
Значение победы Красной Армии в Сталинградской битве высоко оценили государственные и политические деятели США и Англии.
Премьер-министр Великобритании У.Черчилль об ударах по немецко-фашистским войскам на советско-германском и североафриканском фронтах писал 29 ноября 1942 года: «Победы в Африке, какими бы быстрыми и важными они ни были, не должны отвлечь нашего внимания от изумительных ударов, которые наносят русские на восточном фронте».
Он же о наступательных операциях Красной Армии: «Мы все с восхищением следим за великолепными наступательными операциями, которые проводит Красная Армия. Подвиги советских Вооруженных Сил, партизан, труды и страдания советского гражданского населения в обороне своего Отечества войдут в историю на все времена» .

Ф.Рузвельт в письме к Сталину 26 ноября 1942 года отметил: «Вести из района Сталинграда самые обнадеживающие, и я шлю Вам свои самые горячие поздравления». 30 декабря 1942 года он писал: «Я пользуюсь этим случаем, чтобы выразить свое восхищение отвагой, стойкостью и воинской доблестью Ваших великих русских армий, о чем мне сообщал генерал Брэдли и что было продемонстрировано в Ваших великих победах прошлого месяца».

В письме от 8 января 1943 года он выражал «высокую оценку продолжающегося наступления Ваших армий. Принцип постепенного перемалывания сил противника на всех фронтах начинает давать свои результаты».
Начальник штаба армии США генерал Дж.Маршалл 16 января 1943 года: «Мы должны найти средства, которые позволили бы России продолжать наступательные действия в течение 1943 году».

Главнокомандующий американскими войсками на Тихоокеанском театре войны генерал Д.Макартур 22 февраля 1943 года: «Красная Армия воплощает в себе то, что вызывает волнение, что движет всеми войнами: храбрость, готовность отдать свою жизнь за родину, стойкость в испытаниях, неугасимый огонь решимости… Это – основополагающие военные достоинства, которые составляют величие и порождают бессмертие».

Заместитель военного министра США П.Паттерсон 23 февраля 1943 года: «Мужество, искусство, решимость и дух самопожертвования, которыми проникнута эта армия, служат источником вдохновения для народов всего мира. Оборона Сталинграда, блестящая стратегия, приведшая к переходу от обороны к наступлению, ожесточенность атаки, отбросившей назад, а затем уничтожившей нацистские армии, имеет мало параллелей в истории. Только что мы были свидетелями одного из самых решительных сражений всех времен».

Пресса США также исключительно высоко оценивала значение Сталинградской битвы. 3 февраля 1943 года канзасская газета на первой странице опубликовала статью «Сталинград!», где сообщалось о том, что немецкие армии наголову разбиты под Сталинградом. Эта битва – «поворотный пункт в войне и величайшая катастрофа для немецких армий на протяжении всей второй мировой войны».
Крупнейший в США специалист по изучению отношения американской общественности к СССР в годы войны Р.Леверинг цитировал статью из газеты «Нью-Йорк геральд трибюн» от 24 декабря 1942 года: «Американцы могут бросить взгляд на спокойные улочки своих городов и попытаться представить их в условиях страшных разрушений, которые обрушились на Сталинград».

Король Великобритании Георг VI также очень высоко оценивал победу Красной Армии в Сталинградской битве:
«Сегодня я и мои народы присоединяемся к народам Советского Союза в искреннем воздании должного героическим качествам и великолепному руководству, благодаря которым Красная Армия в своей борьбе против наших общих врагов своими славными победами вписала новые страницы в историю. Упорное сопротивление Сталинграда повернуло события и послужило предвестником сокрушительных ударов, которые посеяли смятение среди врагов цивилизации и свободы. Для того чтобы отметить глубокое восхищение, испытываемое мной и народами Британской Империи, я отдал приказ об изготовлении почетного меча, который я буду иметь удовольствие преподнести городу Сталинграду. Я надеюсь, что в грядущие счастливые дни этот дар будет напоминать о несгибаемом мужестве, в котором город-воин закалился в борьбе против сильных и упорных атак своих врагов, и что он будет символом восхищения не только народов Британской Империи, но и всего цивилизованного мира».

Курская битва началась 5 июля наступлением двух мощных ударных группировок противника на северном и южном участках Курской дуги. Сюда было стянуто 50 дивизий, в том числе 16 танковых и моторизованных (до 2700 танков и штурмовых орудий). Здесь же действовало свыше 2 тыс. вражеских боевых самолетов. На отдельных участках гитлеровцам удалось вклиниться в оборону советских войск. Но вскоре они были отброшены на прежние позиции. Советская Армия перешла в решительное наступление. Последняя попытка Гитлера перехватить стратегическую инициативу не удалась. Он надеялся остановить наступление Красной Армии на Днепре, в оборонительных сражениях измотать и обескровить ее войска, выиграть время и найти пути компромиссного выхода из войны. Но и этим надеждам не суждено было сбыться.

Значение победы Красной Армии на Курской дуге и на Днепре отмечали в США. 6 августа 1943 года Ф.Рузвельт писал И.В.Сталину:
«В течение месяца гигантских боев Ваши вооруженные силы своим мастерством, своим мужеством, своей самоотверженностью и своим упорством не только остановили давно замышлявшееся германское наступление, но и начали успешное контрнаступление, имеющее далеко идущие последствия».

Многие американские военные и политические деятели говорили о прямой зависимости успехов англо-американских войск в Италии от побед Красной Армии. Так, Д.Эйзенхауэр писал, что активные действия советских войск «оказали огромную услугу уже в том смысле, что мы действовали уверенно, зная, что немецкое командование не сможет уделить должного внимания району Южной Италии». По словам генерала О.Брэдли, союзники «не встретили никаких затруднений при высадке десанта».
Указывая на крупные военно-стратегические успехи Советских Вооруженных Сил в летне-осенней кампании 1943 года, некоторые американские генералы отмечали в качестве одной из причин этих успехов высокое военное искусство. В частности, Дж.Маршалл писал, что действия советских войск на Курской дуге и на Днепре «могут быть по праву оценены как поучительные образцы целенаправленной и решительной стратегии».

В одном из своих докладов начальнику штаба армии США Д.Эйзенхауэр писал: «Все, чего мы здесь достигли, имеет, несомненно, определенное политическое значение. Однако это не те результаты, если их рассматривать с позиции дальних целей нашей большой стратегии».

В конце 1943 года Ф.Рузвельт довольно точно определил возможные последствия того факта, что победы Красной Армии завершили коренной перелом во всей второй мировой войне. Рассуждая о перспективах открытия второго фронта в Западной Европе, он заметил: «Если дела в России пойдут и дальше так, как сейчас, то возможно, что будущей весной второй фронт и не понадобится».
В 1944 году советские Вооруженные Силы провели две кампании: зимне-весеннюю и летне-осеннюю. В этих кампаниях они нанесли по врагу новые сокрушительные удары, сыгравшие решающую роль в его окончательном поражении.
В январе 1944 году гитлеровцы потерпели поражение под Ленинградом и Новгородом. Отмечая эти крупные победы, Ф.Рузвельт писал в феврале 1944 году: «Героическая оборона Ленинграда была увенчана и вознаграждена недавним сокрушительным поражением врага у ворот этого города».

Блестящие победы Красной Армии на Украине, в Крыму и Молдавии весной 1944 году вызвали новые восторженные отклики в США. Так, газета «Нью-Йорк геральд трибюн» писала: «Приходится изумляться неимоверно быстрым темпам русского наступления в условиях распутицы».

С июня по декабрь 1944 года Красная Армия провела вторую военную кампанию.
«Я отмечаю продвижение Красной Армии по карте, — говорил Д.Эйзенхауэр 7 июня 1944 года – «Естественно, я испытываю колоссальный трепет от той силы, с которой она уничтожает вооруженную мощь врага».
Чтобы сломить сопротивление гитлеровского вермахта, основные силы которого по-прежнему находились на советско-германском фронте. Красной Армии пришлось провести крупные наступательные операции в Белоруссии и Прибалтике, на Украине и на Балканах, в Карелии, Польше, Чехословакии и Венгрии. В ходе летне-осенней кампании от ударов советских войск противник потерял 1,6 млн. человек, 6700 танков, более 12 тыс. самолетов.

В докладе начальнику штаба армии США (март 1944 г.) верховный главнокомандующий союзными войсками в Западной Европе генерал Д. Эйзенхауэр подчеркивал: «Русские армии продвигаются быстрыми темпами, что может неожиданно изменить обстановку и заставить пересмотреть наши планы».

Решающие удары по вермахту были нанесены Красной Армией в январе-мае 1945 года на заключительном этапе вооруженной борьбы народов антифашистской коалиции против гитлеровской Германии. Красная Армия провела ряд крупных наступательных операций. В январе-феврале 1945 года была завершена Будапештская операция 2-го и 3-го Украинских фронтов. Победа на Дунае открыла нашим войскам путь к «Альпийской крепости» гитлеровцев Южной Германии и Восточной Австрии. В это же время войска 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов во взаимодействии с 4-м Украинским и 2-м Белорусским фронтами провели Висло-Одерскую операцию. Они вышли на реку Одер, форсировали ее и оказались всего в 60 км от столицы «третьего рейха». 13 января началась Восточно-Прусская операция. Советские войска расчленили и уничтожили крупную вражескую группировку и заняли к началу апреля всю Восточную Пруссию с городом Кенигсбергом. 16 марта 2-й и 3-й Украинские фронты развернули Венскую наступательную операцию. Сломив сопротивление противника в районе озера Балатон, советские войска перешли в стремительное наступление и к 4 апреля полностью освободили Венгрию. 13 апреля они овладели столицей Австрии – Веной, а к началу мая вышли в предгорье Австрийских Альп.
Решающий удар по «третьему рейху» нанесли войска 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов в ходе Берлинской операции. Враг потерял в ней 93 дивизии. Советские воины закончили свою освободительную миссию в Европе Пражской операцией.
В январе, когда советские войска взломали оборону гитлеровцев на Висле и стремительно продвигались к Одеру, генерал Д.Эйзенхауэр писал: «Волнующая весть о продвижении могущественной Красной Армии, предпринявшей новое наступление, встречена в союзных войсках на Западе с энтузиазмом».

Последняя кампания войны в Европе завершилась полным разгромом гитлеровского вермахта. Решающая роль в этом принадлежит Советским Вооруженным Силам. Такой вывод целиком разделял и верховный главнокомандующий союзными войсками в Западной Европе Д.Эйзенхауэр: «Наши усилия в этих последних сражениях далеко не соответствовали имеющимся возможностям. Были причины, которые препятствовали более широким и эффективным действиям. Русским принадлежит пальма первенства в принуждении нацистов к капитуляции».

Очевидно, что приведенные выше высказывания зарубежных государственных и военных деятелей свидетельствуют о том, что главная заслуга в спасении народов от угрозы фашистского порабощения принадлежит Советскому Союзу – государству, которое внесло решающий вклад в разгром военной машины гитлеровской Германии.

Патриотизм русской эмиграции

Нападение Германии на СССР глубоко потрясло русскую эмиграцию, вызвав самый живой отклик во всех ее слоях. Это событие привело к окончательному размежеванию эмиграции. Старые политические границы были стерты окончательно.
Остался один главный вопрос: за СССР или против?
Для многих эмигрантов вопрос был ясен: Родина подверглась нападению страшного врага, и, кто бы ни стоял в России у власти, всем надо встать на ее защиту.
В первый же момент нашлись люди, которые, забыв все, горели желанием скорее помогать Красной Армии в битве с врагом.
22 июня 1941 года, еще до закрытия советского представительства в Виши, к послу СССР А.Е.Богомолову явился князь Оболенский с просьбой зачислить его в Красную Армию, чтобы защищать Отечество. В Лондоне к советскому представителю обратился Н.Н.Вырубов с аналогичной просьбой – «хоть бы рыть окопы, но на русской земле». Однако во время Великой Отечественной войны в СССР удалось попасть только Игорю Эйхенбауму, который поехал в качестве переводчика с прославленной эскадрильей французских летчиков, получившей впоследствии название «Нормандия-Неман».

Большинство же эмигрантов в эти первые дни войны было охвачено тревогой, ужасом, сомнениями. В неопределенных выражениях о произошедшем отзывались лидеры либерального крыла эмиграции, которые впоследствии выступали за поддержку Советского Союза в войне, – П.Н.Милюков и А.Ф.Керенский. Для многих людей из правого лагеря, также охваченных чувством глубокой обеспокоенности за судьбу Отечества, переход на патриотические позиции был сопряжен с тяжелым внутренним разладом, необходимостью порвать с многолетней привычкой видеть в советской власти кровного врага.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз подняло участие русских эмигрантов в Сопротивлении на принципиально новый уровень.

Реальная опасность военного поражения, нависшая над Родиной, разбудила дремавшие патриотические чувства бóльшей части зарубежья, вовлекла в антифашистское движение тысячи эмигрантов, охваченных патриотическим подъемом, и придала новый, более глубокий смысл и значение борьбе тех, кто уже состоял в подпольных организациях. Дату 22 июня 1941 года многие называли «днем патриотической мобилизации».

Последующие события на восточном фронте все больше и больше усиливали патриотические настроения. По мере того, как постепенно преодолевалось шоковое состояние первых месяцев войны, когда вера в победу Красной Армии была призрачна, нарастала гордость эмигрантов за «русскую армию», которая единственная в Европе смогла противостоять непобедимому, как казалось, вермахту. После битвы за Москву и в особенности после Сталинградского сражения, показавших сплоченность и силу советского народа, многие эмигранты-пораженцы поняли, что их расчеты на народное восстание в тылу Красной Армии и крушение советской власти «от одного только удара извне» оказались несостоятельными. Таким образом, под ударом оказалась самая главная идеологическая установка пораженцев – о том, что русский народ только и ждет того часа, когда кто-нибудь его освободит. Это имело большое значение для размывания и политической дезинтеграции пораженческого лагеря.

Определенную роль, безусловно, здесь играли и доходившие из России сведения о поведении «освободителей» на захваченных русских землях. Когда были осознаны истинные реалии германо-советской войны, многие разочаровались в «немецком друге и союзнике». Как писала газета «Русский патриот», приезжавшие с восточного фронта русские спешили снять свою немецкую форму и переодеться в гражданское еще на вокзале – «чтобы не было стыдно и опасно». Более того, среди тех людей, кто уже надел немецкую форму и отправился на восточный фронт, нашлись настоящие патриоты, у которых достало смелости решительно пересмотреть свои взгляды.
Немалое значение для перехода части пораженческого лагеря в стан патриотов СССР имело усиление в советской идеологии национальных русских мотивов. Обращение к традиционным патриотическим ценностям русского народа, восстановление патриаршества, учреждение орденов в честь русских полководцев, возврат к офицерским званиям в Красной Армии и, наконец, к погонам с золотым шитьем, очень импонировали бывшим белым офицерам и были, в известном смысле, шагами уже советской власти к сближению с эмиграцией. Впрочем, многие приняли эти меры за свидетельство глубокого перерождения советской власти, что неизбежно должно было вызвать глубокое разочарование в будущем.

Таким образом, патриотическая часть русского зарубежья значительно увеличилась. Это расширило базу движения Сопротивления среди эмигрантов.

Начало нового этапа эмигрантского Сопротивления выразилось, прежде всего, в увеличении количества русских антифашистов, в одиночку или мелкими группами примкнувших к уже существовавшим французским подпольным организациям. Большинство эмигрантов, вступая в такие организации, оговаривало условие: выполнять любые задания, если они не противоречат интересам Советского Союза. Имена десятков и сотен этих людей были установлены в послевоенные годы Содружеством русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления. Среди самых известных погибших героев – Георгий Маковский, «сушеф» (заместитель руководителя) городской подпольной организации в Ницце, погибший в гестаповском застенке 6 июля 1943 года; А.Чехов, А.В.Кожевников, К.Федоров, С.Антонов, В.Пухляков, К.Зубалов, З.А.Юдович и другие.

С разведывательной сетью ФАНА, созданной французскими коммунистами, сотрудничал И.А.Кривошеин. Ему был присвоен псевдоним «Фернан», под которым русский патриот участвовал во многих разведывательных операциях. В ряды организации он привлек еще нескольких эмигрантов. Самым большим успехом «Фернана» была вербовка Вильгельма Бланке, немецкого антифашиста, служившего в звании зондерфюрера в экономическом отделе штаба германского военного командования во Франции. Через него было получено много важных секретных сведений политического и военного характера. В июне 1944 года «Фернан» был выслежен и арестован. После завершения следствия он был отправлен в лагерь смерти Бухенвальд. Освободился же он в 1945 году. После войны И.А.Кривошеин был избран председателем Содружества русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления во Франции. В 1948 году он вернулся в СССР.

Продолжалась борьба русских эмигрантов в рядах «Гражданской и военной организации». Особенно большую работу вела В.А.Оболенская, нельзя не упомянуть и об Е.Ю.Кузьминой-Караваевой и М.А.Шафровой-Марутаевой.
Героиня бельгийского Сопротивления М.А.Шафрова-Марутаева совершала дерзкие нападения на немецких офицеров в Брюсселе. 8 декабря 1941 года на площади Порт-де-Намюр ударом ножа был убит майор немецкой армии, помощник военного коменданта Брюсселя. Оккупационные власти арестовали 60 заложников и выдвинули ультиматум: если убийца не сдастся, заложники будут преданы смерти. 12 декабря было совершено новое нападение на немецкого офицера. На этот раз «террорист» не пытался скрыться и был схвачен. Им оказалась молодая русская женщина, дочь эмигранта. Военный суд приговорил ее к смерти. Несмотря на личное ходатайство бельгийской королевы Елизаветы, просившей помиловать мать двух детей, приговор был приведен в исполнение. 31 января 1942 года. М.А.Шафрова-Марутаева была обезглавлена в кельнской тюрьме. В 1978 года указом Президиума ВС СССР она была награждена Орденом Отечественной войны I степени (посмертно).

Участие русских женщин-эмигранток в Сопротивлении – вообще особый вопрос, которому, наверное, можно посвятить целые книги. Геройской смертью погибли А.Скрябина и А.П.Максимович. Также можно назвать имена С.Б.Долговой, В.Кукарской, А.Тарасевской, И.Бухало, И.Сикачинской, Н.Ходасевич, В.Шпенглер, Р.И.Покровской, Е.Столяровой, Т.А.Волконской.
Однако то, что нам известно об изолированном участии отдельных русских людей во французском Сопротивлении, – это лишь часть реального вклада русской эмиграции в антифашистскую борьбу. О многих русских героях Сопротивления не известно ровным счетом ничего. В подпольные боевые организации они вступали под псевдонимами, как того требовали правила конспирации, или под вымышленными иностранными именами. Многих под этими прозвищами и похоронили. Многие бесследно исчезли в немецких концлагерях и гестаповских застенках.

Таким образом, несмотря на массовые аресты представителей русских патриотических и антифашистских кругов, эмигранты внесли заметный вклад в борьбу с немецкими оккупантами уже в 1940-1941 годах, причем главная роль в этом принадлежала выходцам из, главным образом, аполитичных либеральных кругов. Пробуждение патриотических чувств, вызванное началом Великой Отечественной войны, привело на этом этапе в ряды Сопротивления новых участников, которым борьба с фашизмом в Западной Европе представлялась посильным участием в защите Родины. Теперь в антифашистскую деятельность включились даже некоторые представители правых сил эмиграции, симпатизировавшие фашизму в довоенные годы. Наконец, создание ряда подпольных эмигрантских организаций и прежде всего Союза русских патриотов создавало организационную основу для привлечения в ряды Сопротивления советских военнопленных, появившихся в Европе в это время.

Мировое сообщество о Великой Отечественной войне (война глазами журналистов)

Великая Отечественная война не оставила равнодушным никого на планете. Невозможно в одном исследовании, даже в рамках энциклопедического многотомного издания изложить все те мнения, которые высказывались по отношению к СССР и русским во время войны. Поэтому постараюсь рассмотреть наиболее интересные, на мой взгляд, моменты.

Алан Морхед (1910-1983) – известный австралийский журналист и писатель-историк. В частности, его перу принадлежит ставший классическим труд «Галлиполи». В годы Второй Мировой Войны он был военным корреспондентом, главным образом, — в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В 1944 году он выпустил одну из лучших книг о войне в этом регионе – «African Trilogy» («Африканская трилогия»). В этой книге есть интересные строки, написанные об отношении британцев к своему неожиданному союзнику – Советской России, и о встречах с советскими солдатами и офицерами в Иране, оккупированном советскими и британскими войсками осенью 1941 года .

Алан Морхед писал: «…В этот момент величайший красный блеф лопнул во мне раз и навсегда. Где же тот бедный анемичный русский пехотинец, оказавшийся в Финдляндии без сапог? И где эти немые орды, разгромленные немцами в прошлой войне? И где эти кустарные фабрики, выпускающие любительские ружья и ржавые патроны? Где крестьяне, раздавленные ОГПУ?
Это был великолепный блеф, и он стабильно работал на протяжении двух десятилетий. Теперь, наконец, русские были вынуждены раскрыть карты. Их картами были эти молодые люди, каждый – настоящий атлет, с их железной дисциплиной, новеньким современным оружием и отличным здоровьем. У них было то, что редко можно увидеть на лицах молодых людей. Это была смесь юношеской силы и духовной решимости и что-то еще – может быть гордость. Прежде я такого не видел.».

Более того, дальше Морхед констатирует: «Для самих персов оккупация (имеется в виду оккупация русскими войсками) оказалась добрым делом, так как их новый Шах, которого короновали в сентябре, разрушил королевские монополии, открыл двери тюрем для политзаключенных, расплатился с армией, уменьшил налоги и стал прислушиваться к советам. Было завезено продовольствие для того, чтобы накормить его изголодавшихся подданных. Стало казаться, что у страны будет нормальное будущее несмотря на войну.».
Таким образом, Ближний Восток лишился как минимум двух предрассудков: духовной слабости русских и их жестокости.

Осмар Уайт – военный корреспондент и писатель, с августа по ноябрь 1944 года до дня Победы находился в Европе в рядах 3-й американской армии. В своей книге он писал: «…В конце первого дня моего пребывания в Берлине я был уверен, что город мертв. Человеческие существа не могли жить в этой ужасающей груде мусора. К концу первой недели мои представления начали меняться. Общество стало оживать среди развалин. Берлинцы начали получать пищу и воду в количествах, достаточных для того, чтобы выжить. Все больше и больше людей были заняты на общественных работах, проводимых под руководством русских. Благодаря русским, имеющим большой опыт борьбы с подобными проблемами в своих собственных опустошенных городах, распространение эпидемий было поставлено под контроль. Я убежден в том, что Советы в те дни сделали больше для того, чтобы дать Берлину выжить, чем смогли бы сделать на их месте англо-американцы. Русские методы поддержания порядка и достижения результатов в самом существенном не имели такого сдерживающего фактора, как прекраснодушие. Они понимали психологию массы и знали, что чем быстрее берлинцы вдохновятся идеей помочь самим себе, тем лучше будет для всех. Через несколько дней после капитуляции они поддержали идею выпуска газет. Затем восстановили радиовещание, разрешили организацию развлекательных мероприятий и объявили, что утвердят создание профсоюзов и демократических политических партий.» .

При всем при этом, Уайт не был русофобом. Более того, его впечатления и характеристики часто звучат весьма критически и даже обидно для русского читателя. Но в его записках много строк, в которых видны уважение и добрые чувства по отношению к советскому солдату и советской военной администрации в оккупированном Берлине. Очевидно одно – он старался писать о войне и оккупации Германии правду.

Наверное, поэтому более чем приятно читать слова Уайта о том, что «Русские – суровые реалисты по отношению к коллаборационистам и фашистам, но человеку с чистой совестью бояться нечего». И нельзя не улыбнуться, читая таки строки Уайта: «Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух или по бутылкам…».
Дж.А.Александер возглавлял посольство Австралии в Москве в 1944-47 годах. Он видел Россию в последние месяцы Второй Мировой Войны и стал свидетелем начала Холодной Войны. Его отношение к Советской России очень противоречиво – он восхищался военными успехами Советской армии, любил русскую культуру, простых русских людей, но относился с резкой антипатией, а то и с ненавистью к коммунизму, советской политической системе и верхушке советского общества .
Так, 28 апреля 1945 года Д.Александер писал: «Теперь, когда победа совсем близка, грустно сознавать, что ее величие омрачено неутешительными реалиями взаимоотношений между союзниками, и, исходя из того, что я читаю в здешней прессе – постоянным умалением роли помощи союзников Советам». Фразами в таком смысле – уменьшении Советским Союзом роли союзников в войне – пронизан практически весь дневник автора.

В конце дневника Александер отмечает: «…Это был странный, но и самый пленительный период в нашей жизни. Мы постоянно ощущали здесь присутствие темных сил, борющихся за полное подавление прав человека, всего того, что Кэт и я считаем самым ценным в жизни. Эти силы не преуспели окончательно. Каждый, кому довелось жить рядом с ними, не может не полюбить русских людей и не восхититься их пассивным сопротивлением в войне против человеческой личности и духовной природы человека…».
Пожалуй, более, чем интересными, являются мнения самой Германии о русских и СССР. Так, 14 апреля 1943 года выходит циркуляр СД «Сообщение из рейха об образе русского у немцев», где с первых строк констатируется, что до 22 июня 1941 года народ Германии, за небольшим исключением, узнавал о социальной, хозяйственной структурах и культурной жизни в СССР только из прессы, кино, пропагандистских выступлений и прошедшей цензуру литературы. Далее на основании информации из различных германских городов и земель, куда были доставлены сотни тысяч остарбайтеров (рабочих с Востока) и советских военнопленных, делаются выводы, что эти люди воспринимались немцами как живые свидетели «большевистской системы», на которых можно было проверить существовавший ранее образ СССР, а также и порожденные пропагандой представления о советском человеке и солдате. Руководство СД тревожит то, что мнение различных слоев населения рейха по этому вопросу «ныне раскололось и трещина все более углубляется и расширяется» .

Другие новости и статьи

« В ходе Северной войны на Балтике был создан регулярный военный флот

«Дюнкерк»: рождение и развитие »

Запись создана: Четверг, 6 Май 2021 в 0:30 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика