4 Октябрь 2016

Исламское государство как угроза стабильности в мире, России и странах СНГ

oboznik.ru - ИГИЛ - колосс на глиняных ногах

Несмотря на принятые Советом Безопасности ООН резолюции в отношении Исламского государства и объявленную формально Вашингтоном и его западными и региональными союзниками войну этому террористическому монстру, последний не только сохраняет свой контроль за значительными территориями Сирии и Ирака, но и продолжает дальнейшую экспансию в Ливию, Йемен и другие страны Ближнего и Среднего Востока. Более того, ИГ удалось наладить весьма тесное взаимодействие с Движением «Талибан» в Пакистане и Афганистане, «Боко Харам» и «Аш-Шабаб» в Африке, осуществить ряд терактов в европейских государствах.

Силовые ведомства Сирии, Ирака, Ливии пока не в состоянии самостоятельно справиться с бандформированиями этой группировки. Исламисты продолжают демонстративные массовые казни пленных и заложников, угрожают новыми терактами по всему миру и вторжением в страны Центральной Азии и на Кавказ. В рядах ИГ и союзных ему группировок сегодня воюют уже не только выходцы из арабских и мусульманских стран, но и десятки тысяч граждан США, ЕС, СНГ, России, других государств. К сожалению, значительная часть арабо-суннитского населения на оккупированных ИГ территориях Сирии и Ирака попало под влияние радикальной исламистской идеологии и поддерживает Исламское государство в борьбе с центральными правительствами этих стран. Зарубежные спонсоры исламистов использовали нараставшие противоречия между суннитами и шиитами (алавитами) в Сирии и Ираке и спровоцировали суннитов на борьбу с прошиитскими властями в Дамаске и Багдаде.

Эффективность противодействия ИГ со стороны западной коалиции пока невелика. По данным Пентагона, за истекший год ВВС международной коалиции под эгидой США посредством ракетно-бомбовых ударов и силами курдских ополченцев уничтожили около 6 тысяч боевиков ИГ и освободили лишь несколько процентов из оккупированных ими районов. За тот же период ряды ИГ и родственных ему группировок пополнили новые десятки тысяч добровольцев и наемников, угроза взятия ими Багдада и других городов Ирака сохраняется. Как признает большинство американских военных экспертов, война с ИГИЛ приобретает затяжной характер и такими силами и темпами может вестись долгие годы.

Коренной перелом в дело борьбы с ИГ внесла Российская Федерация, которая во взаимодействии с Ираном, правительственными войсками Сирии и ливанской военно-политической группировкой «Хизбалла» в октябре 2015 года начала масштабную военную операцию против ИГ и других исламистов на территории Сирии. Группировкой ВКС России уже уничтожены сотни целей и объектов ИГ (склады оружия и боеприпасов, командные пункты, штабы, другие элементы военной инфраструктуры, убиты и ранены сотни боевиков-террористов). Созданы реальные предпосылки для освобождения оккупированных ИГ ранее территорий Сирии и начала мирных переговоров между правительством Башара Асада и вооруженной оппозицией в лице Свободной сирийской армии (ССА), а также курдскими отрядами самообороны. Какова же природа и анатомия ИГ и в чем заключается секрет его живучести? ИГ создавалось радикальными исламистскими группировками салафито-ваххабитского толка и по каналам спецслужб монархий Персидского залива на базе одной из ячеек «Аль-Каиды» в так называемом «суннитском треугольнике» Ирака еще в период оккупации этой страны США и их союзниками (примерно в 2006 году). Целями спонсоров ИГ было создать противовес новым арабо-шиитским властям в Ираке и воспрепятствовать возможному усилению позиций Ирана в этой стране и регионе в целом.

Его значительно усилили военно-политические группировки бывших иракских военнослужащих и представителей других силовых структур, которые вели борьбу с оккупационными войсками и центральным правительством в Багдаде в основном террористическими методами. С началом гражданской войны в Сирии ИГ распространило свою деятельность на территорию этой страны и, вначале в союзе с другими исламистскими группировками типа «Джабга ан-Нусра», а затем и самостоятельно, смогло установить контроль за значительной территорией и важными стратегическими объектами (участками госграниц, городами, нефтепромыслами и т.п.). Ряды ИГ пополнили более мелкие исламистские группировки Сирии и даже подразделения оппозиционной Свободной сирийской армии. Вашингтон и его западные партнеры долгое время старались не замечать роста военного потенциала ИГ в расчете на активное участие этой группировки в борьбе с режимом Башара Асада в Сирии. Летом 2014 года, воспользовавшись восстанием восьми суннитских провинций Ирака, боевики ИГ практически без боев прошли победным маршем по северо-западу страны, взяли второй по значению иракский город Мосул и установили контроль за третью территории Ирака. Подготовленные американскими инструкторами регулярные части ВС Ирака не смогли оказать сколько-нибудь серьезного сопротивления боевикам ИГ, в панике разбежались, оставив им арсеналы самых современных тяжелых вооружений. Уже в июле 2014 года ИГ было объявлено о создании на оккупированных территориях Сирии и Ирака нового суннитского государства – Исламского халифата с иракцем Абу Бакром аль-Багдади (псевдоним) во главе.

Этот человек долгое время оставался в тени, известно лишь то, что он давно был связан с радикальными исламистами, считался сторонником сопротивления оккупационным войскам и некоторое время даже провел в американской тюрьме на территории Ирака. Лидеры ИГ, взяв за основу шариат как свод законов, сразу же приступили к формированию новых законодательных и исполнительных органов власти, силовых структур, всех других структур (образования, здравоохранения, жизнеобеспечения). Финансовые вливания ваххабитских фондов, торговля оружием, нефтью и нефтепродуктами, музейными артефактами, заложниками, поборы на границах, грабежи банков и другие источники позволили исламистам сформировать годовой бюджет в несколько десятков миллиардов долларов США и не только покрыть свои прямые расходы, но и начать выплату зарплат и пенсий мирному населению. К началу 2015 года эта группировка превратилась в передовой отряд международного терроризма и ударную силу радикального ислама, а ее лидер может вполне претендовать на роль нового Усамы бен Ладена. Здравый смысл подсказывает, что мировому сообществу надо бы объединить усилия всех заинтересованных стран в борьбе с этим злом, но реальность такова, что мир сегодня оказался вновь, как и накануне Второй мировой войны, политически и идеологически расколот. Вашингтон не скрывает, что для него главной угрозой является не ИГ, а «Россия и лихорадка Эбола». Поэтому и ограничительные санкции принимаются США и Западом не против спонсоров ИГ, а против России. США и их союзники пытаются вести борьбу с ИГ или скорее лишь обозначать ее в рамках политики двойных стандартов.

Они пытаются делить террористов на хороших и плохих, выгодных Вашингтону или невыгодных. Серьезным упущением является категорический отказ США и их союзников сотрудничать в борьбе с ИГ с законно избранным правительством Башара Асада в Сирии. Было бы оправданным продолжить усилия по сближению позиций Дамаска и оппозиции в рамках Женевских переговоров, чтобы создать единый фронт борьбы с радикальными исламистскими группировками. Б. Асад и лидеры оппозиции (в большинстве своем) выражают заинтересованность в таком варианте развития событий, однако внешние силы (Эр-Рияд, Доха, Анкара, Вашингтон, Брюссель) по-прежнему не признают легитимность президента Асада и всячески саботируют продолжение мирных переговоров. Похоже на то, что от идеи использовать и дальше ИГ в борьбе с Дамаском Запад пока не отказывается. Непростая ситуация складывается и в Ираке.

Проводившая несколько лет репрессивная по отношению к арабам-суннитам политика американских оккупационных сил и марионеточного правительства Нури альМалики привела к восстанию суннитских провинций и поддержке ими ИГ. Сменивший Нури аль-Малики на посту премьер-министра Хейдар аль-Абади пока ничего не предпринял, чтобы восстановить доверие своих граждан из числа суннитов. Более того, его панические обращения за помощью к Вашингтону и Тегерану лишь усилили ненависть суннитов к центральным властям. Ракетно-бомбовые удары ВВС коалиции наносят незначительный ущерб живой силе ИГ, но при этом разрушают инфраструктуру и приводят к жертвам среди мирного населения.

Таким образом, число противников Багдада и его союзников в Ираке только множится. Пока не просматривается и желание Вашингтона инициировать миротворческую операцию (гуманитарную интервенцию) в рамках мандата ООН с более широким привлечением в коалицию против ИГ России, Китая, Индии и одной из ключевых региональных держав – Ирана. Затрудняет борьбу с ИГ и «двойная игра» монархий Персидского залива. Формально они вошли в коалицию и даже обозначают свое участие в налетах ВВС по позициям исламистов, но неправительственные организации и различные ваххабитские фонды продолжают подпитывать ИГ, «Джабга ан-Нусра» финансами и всем необходимыми и ведут вербовку новых боевиков по всему миру.

Таким образом, не развенчав для многих ставшей привлекательной модель и идеологию радикального ислама, не прекратив приток новых тысяч джихадистов со всего мира, не лишив поддержки ИГ со стороны местного суннитского населения, не блокировав военную, финансовую, материальную и другую помощь извне, добиться решающего перелома в борьбе с этим террористическим монстром вряд ли удастся в обозримом будущем. Что касается нарастания угроз со стороны радикальных исламистских группировок в отношении России и стран СНГ. По официальным данным ФСБ и МВД России, на сегодняшний день уже около 2 тысяч россиян и до 5 тысяч выходцев из стран СНГ находятся в рядах ИГ на территории Сирии и Ирака.

Не исключено, что часть из них может вернуться на родину и продолжить свою подрывную и террористическую деятельность непосредственно у себя дома. Проведенные российскими спецслужбами в октябре 2015 года превентивные аресты и задержания десятков вербовщиков и боевиков-исламистов подтверждают эти опасения. Как и во многих других странах мира, в России отмечается так называемый «ренессанс» ислама, который сопровождается распространением и крайне исламистских, радикальных, экстремистских взглядов. Часть зарубежных исламистских центров пытается использовать это явление для проникновения в Россию и страны СНГ и организации подрывной деятельности. При этом лидеры исламистов активно применяют самые современные информационные технологии.

Успешно противостоять угрозе распространения идей радикального ислама и порождаемого им международного терроризма в России, странах СНГ и в целом на нашей планете можно лишь общими усилиями государственных и общественных организаций. Значительную помощь в борьбе с этим злом или «чумой 21-го века» могут оказать мусульманские общины, которые аргументировано, на базе постулатов Корана и других богословских трактатов разоблачают эти преступные исламистские группировки, ничего общего не имеющие с настоящими ценностями и культурой ислама.

ИВАНОВ Станислав Михайлович,
ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук

 

Другие новости и статьи

« Работы на военных объектах острова Земля Александра завершаются

Больно поздно спохватились готовить объекты Северного флота к зиме »

Запись создана: Вторник, 4 Октябрь 2016 в 11:53 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика