27 Май 2020

Вызовы современности и личные ответы

oboznik.ru - Успешный человек нашего времени
#история#человек#общество

Мы привыкли к тому, что если речь заходит о глобальных вызовах современности, то отвечать на них должны нации, народы, государства, коалиции государств, говоря голосом своих лидеров и представителей. А что делать простому смертному? Слушать ответ да слушаться? Когда Арнольд Тойнби писал свои 12 томов «Постижения истории», выдвигая модель развития цивилизации на основе вызова-и-ответа, он утверждал, что ответ мог быть только «делом рук творческих личностей или творческих меньшинств» , ибо такова была история рассмотренных им цивилизаций от самой древности до середины ХХ века. Но современная цивилизация (во всяком случае та, которую мы называем «западная») кардинально изменилась. Это изменение касается прежде всего положения индивида в обществе, культуре, истории, а тем самым и того субъекта, на которого ложится ответственность за ответы на вызовы эпохи.

Глобализация и общество потребления поставили современную цивилизацию перед лицом многих вызовов — это вызов экологический (глобальное потепление, сохранение биологического разнообразия и пр.), вызов истощения минеральных ресурсов, вызов терроризма, вызов разрыва между богатыми и бедными нациями, вызов сохранения/потери национальной самобытности и т. д. Эти многочисленные исторические вызовы не пришли извне, они порождение самой техногенной цивилизации (В. С. Степин). Но если эти вызовы — результат действия тех экономических, социальных, политических и культурных факторов, которые характеризуют современное общество, то ответ на них не может быть найден внутри структуры данного общества, внутри тенденций существующей техногенной цивилизации. Эти вызовы свидетельствуют о кризисе современного индустриально-потребительского общества и той культуры, которая его утверждает и поддерживает.

Президент Будапештского клуба «Созидательные пути человеческой эволюции» профессор Эрвин Ласло, характеризуя нерадостные параметры нынешнего пути развития общества, отмечает, что если мы не изменим направление развития, то человечество окажется на пути к глобальному, общепланетному распаду3 . Время кардинального изменения направления развития, по мнению Э. Ласло, уже наступило, так как современное общество находится в процессе макросдвига, который начинается тогда, когда система, достигнув пределов своей стабильности, инициирует бифуркацию и открывает эру трансформации4 . Кризис механизмов развития техногенной и потребительски ориентированной цивилизации вынуждает общества и культуры искать иные средства развития и точки приложения сил истории. Парадокс ситуации глобализации заключается в том, что свое осуществление (глобальная экономика, глобальная информационная система, глобальная инфраструктура, унификация образа жизни и т. п.) она реализовала благодаря инициированию креативной деятельности человека.

И научно- техническая революция середины ХХ века, и особенно продолжившая ее информационно-коммуникативная революция рубежа XX–XXI веков не только были результатом творческих усилий определенных личностей, чьи имена можно просто перечислить, но и высвободили продуктивную силу миллионов жителей планеты во всех ее регионах. Однако возникший благодаря творческой энергии человека глобальный мировой порядок продолжает считать общественной ценностью не самого человека, а только результат его продуктивной деятельности. В обществе потребления, в техногенной цивилизации ценностью и общественной значимостью обладает продукт, постав (М. Хайдеггер), то, что можно использовать, что отчуждается от человека, а не продуктивная сила личности, не та causa efficiens, без которой нет продукта и постава. Но в ситуации макросдвига, который ведет к кардинальному изменению направленности движения современной цивилизации, происходит перенос акцента общественной значимости и ценности с результата на его созидание.

Креативность становится точкой приложения тех сил истории, которые могут вывести цивилизацию на новую историческую орбиту. Вошедшее в 1990-е годы в русский язык через рекламу прилагательное «креативный» как преобразованная транслитерация с английского creative (творческий) ввело в наше представление новое понятие для определения продуктивной деятельности человека.

Наряду с традиционным для отечественной культуры представлением о творчестве как деятельности исключительной, абсолютно свободной, подчиненной только личному таланту и гению («Procul este, profane (Прочь, непосвященные). …Подите прочь — какое дело // Поэту мирному до вас…»), появилось представление о творчестве, включенном в прагматику повседневности и подчиненном этой прагматике. Понятие креативности позволяет по-новому увидеть отношение творчества и среды, свободы и действительности, а тем самым по-новому оценить и место отдельного человека в истории. Можно сказать, что мы начинаем жить в иной истории. Раньше человек работал на историю, которая была представлена как полис, Бог, капитал (корпорация), нация, коммунизм.

Эти объективации истории определяли выбор и направление деяний человека. Теперь история начинает работать на человека, она вкладывает в него то, что накопилось и случилось. Перед индивидом открыто все богатство истории. Новые средства объективации культурных достижений, информационные технологии, дигитальные формы создают практически неограниченные (или, по крайней мере, огромные) возможности подключения к разнообразным множествам произведений и событий. С этими множествами и работает человек. Он использует все, что его окружает. Человек, как кочевник, проникает в любую область культурного или социального множества и продуцирует свое событие-произведение. Это произведение войдет во множество других как случай, как «бросок кости», как камень в воду, распуская круги волн. Какие это будут круги — не забота того, кто свершил событие-произведение. Волноваться о судьбе множества — забота не этого человека. Тогда чья это забота? Или чем должен быть озабочен человек? Человек освободился от опеки полиса, Бога, логики разума, коммуны. Он свободен. Он по ту сторону установок трансцендентного для него начала.

И это достижение той истории, на которую он работал (он же работал ради свободы!) и которая закончилась (Гегель, Маркс, Фукуяма). Но тогда что он может и что должен делать с этой свободой? Выскочило — должен, а это слово из той истории, которая уже закончилась. Человек не должен быть свободным, он обречен на свободу (Сартр). Значит, появляется новое отношение к свободе, отношение понимания и переживания самой свободы, осмысление того, что значит для человека свобода, что значит для него та новая ситуация, которая не требует долга, а предъявляет ему себя как открытая возможность действия — «Бери от жизни все!».

Это ситуация вызова свободы. К этому новому глобальному вызову современной эпохи, как к фокусу, сходятся все те вызовы, которые породили макросдвиг нашей цивилизации, а потому ответ на этот вызов становится ключом к разрешению и всех остальных. Ответ же на вызов свободы может дать только конкретный человек тогда, когда он обретает опыт свободы. В самом общем смысле опыт свободы приобретается тогда, когда человек рассматривает свои действия в отношении предела, преодоления границ как испытание своих возможностей и способностей.

Свобода — это напряжение трансгрессии, способность видеть пределы, к которым устремлены и которыми заряжены твои действия. Именно такой смысл свободы открывает креативность. В традиционном понимании творчества акцент ставился на спонтанности и свободе творческого акта, креативность же накладывает на творческий акт ограничения ситуацией. В этом случае продуктивный акт связан не просто с созданием произведения (то есть образованием уникального), а с созданием такого произведения, которое становится продуктом (то есть нацелено на тиражирование, воспроизводство) и продуцирует изменение цивилизационного пространства (то есть пространства предметного и социального действия человека). Креативность как деятельность, направленная на производство нетривиального результата, не может не учитывать ограничения возможными обстоятельствами будущего функционирования результата. Именно поэтому здесь свободное действие (свобода) обнаруживает свою зависимость от будущего, от того, что оно порождает.

Свобода как опыт предела сама в себе несет свое содержание как свое сдерживание. Возвращаясь к ответам на вызовы современности, теперь хотелось бы сказать, что эффективный ответ на них может дать только креативная деятельность каждого конкретного индивида. Спрашивается, как действия конкретного человека могут повлиять на сокращение выброса парниковых газов, чтобы предотвратить потепление климата? Конечно, для этого требуются действия государств, корпораций, принятие международных соглашений и т. д. Но вряд ли эти соглашения будут успешно реализовываться, если не изменится экологическое поведение каждого человека, если каждый из нас не будет своим поведением создавать экологически чистое окружение вокруг себя. А это и есть креативное поведение.

В конечном счете таким будет поведение и директора завода, и министра, и главы государства. Конечно, для разрешения конфликта богатых и бедных стран и регионов потребуются усилия и действия многих национальных и наднациональных институций, и это займет немало времени. Но и эта глобальная проблема не будет решена, если усилия каждого из нас не будут направлены на оптимизацию и эффективное исполнение своего дела, каким бы оно ни было, и если твой кругозор не будет ограничен только этим делом. В своем современном состоянии европейская цивилизация (а именно она определяет сейчас всемирное развитие) не только обнаружила изъяны потребительского общества и безоглядной эксплуатации природы, но и создала условия и раскрыла возможности свободы человека.

Теперь именно от способностей человека пользоваться этой свободой, принимать решения действовать так-то или воздерживаться от такого-то действия зависит дальнейшая история человечества. Личный ответ на глобальные вызовы современности — это неравнодушное отношение к твоему конкретному окружению. Не равнодушие, а стремление укрепить свои интересы и ценности так, чтобы они могли укорениться в истории, — вот главный ответ на вызовы истории. А это необходимо влечет за собой включение своей личной судьбы, своего личного пристрастия сразу к двум началам — к своей национальной (региональной) культуре, так как ценности и идеалы живут только в культурном пространстве, и к социоцивилизационным реалиям, так как любые результаты деяния живут только в цивилизационном пространстве. Синергия, слияние свободного личного действия с ценностями национальной культуры и существующими возможностями цивилизации рождают новую историческую ситуацию после «конца истории».

В. А. Конев

Другие новости и статьи

« «Октябрьский переворот» или «Великая российская революция»? Переосмысление «мифа основания» СССР в политическом дискурсе постсоветской России

Общество потребления как дискурс манипуляции сознанием »

Запись создана: Среда, 27 Май 2020 в 0:17 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика