22 Октябрь 2016

Неотечественная война

К 100-летию начала Первой мировой войны российские режиссёры сняли немало фильмов патриотической направленности, основательно мифологизировав войну. Как-то забылось и замылилось, что война носила откровенно империалистический характер и ничего хорошего России принести не могла. И, как мы теперь знаем, не принесла. Но если очень хочется, то можно хотя бы в мифах переиграть проигранные сражения и выдать хотя бы в мечтах желаемое за действительное.

Именно это и предложили те, кто поспешил назвать участие слабенькой николаевской России в схватке империалистических хищников чуть ли не отечественной войной и даже «великой и победоносной», хотя она была полностью проиграна. Неслучайно в 2015 г. никто уже не вспоминал о событиях 100-летней давности, когда царская Россия потеряла Галицию и Польшу и начала отступление практически по всей линии фронта. Да, надо восстанавливать правду о Первой мировой войне — её нельзя взять и вычеркнуть из истории, сколь бы трагичной и местами позорной для нашей страны эта страница истории ни была. Но не следует одни мифы заменять другими, ну или подкреплять одни сказки другими, о которых пойдёт речь в этом материале.

Миф №1 — царская Россия не могла не участвовать в Первой мировой войне, поскольку кайзеровская Германия объявила ей войну.

Эта версия понадобилась для того, чтобы объяснить, почему Николай II позволил втянуть свою отсталую, аграрную и совершенно небоеспособную державу в схватку за чужие и, даже можно сказать, чуждые ей интересы. Обставлено, правда, всё тогда было формально благородно: великая православная империя вступилась за свою маленькую сестру на Балканах — Сербию. Но на деле царские стратеги рассчитывали, что смогут принять участие в переделе мира и получить контроль над проливами в Мраморное и Средиземное моря. Царский генералитет наивно полагал, что западные союзники позволят России что-либо приобрести по итогам глобальной драки. Но англо-французские правящие круги и примкнувшие к ним в конце войны североамериканские и не собирались делиться добычей с маломощной царской Россией, от которой требовалось лишь «пушечное мясо» для борьбы с конкурирующей группировкой — Германии и Австро-Венгрии с сателлитами. И царское правительство, тесно связанное с Антантой, пошло на этот самоубийственный шаг.

Более того, оно предоставило в кровавую аренду солдат в составе экспедиционного корпуса, хотя Россия сама вела кровопролитные сражения на своем весьма протяженном фронте — от Закавказья до Прибалтики. Царские стратеги не извлекли уроки из поражения в русско-японской войне 1904-1905 гг. Отрицать эти очевидные факты невозможно. Поэтому, прекрасно осознавая, что участие царской России в Первой мировой войне стало фатальным для неё шагом, современные мифотворцы решили доказать, что оно было вынужденным и неизбежным. Мол, раз кайзеровская Германия объявила войну, то другого выхода и не было. Но он был — перед тем как объявить о начале боевых действий, германское руководство, небезосновательно опасавшееся получить сразу два фронта, потребовало от царского руководства отменить объявленную им мобилизацию. Во всяком случае, возможность для ведения переговоров была, но самодержавные горе-полководцы были убеждены, что война окажется лёгкой прогулкой.

Миф №2 — Россия была близка к победе в Первой мировой войне. Понятно, что доказать, что победу одержала николаевская Россия, невозможно при всем огромном желании, поэтому в ход пускается очень странный миф, что она почти что её добилась. Но вот проблема — «почти» в данном случае не считается. Германские фашисты тоже говорили, что почти выиграли войну у СССР они практически были у ворот Москвы, душили блокадой Ленинград, громили Сталинград, но в результате красное знамя взвилось над поверженным рейхстагом. Так что разговоры о близкой, а стало быть, украденной кем-то победе царского самодержавия в схватке с германским милитаризмом, не более чем самовнушение тех, кто до сих пор верит, что «Россия, которую мы потеряли» была мощным государством.

Могучей наша страна действительно стала, но после поражения в Первой мировой. И обществу, и значительной части элиты тогда стало ясно, что капиталистический путь для неё губителен, что он ведёт в самом лучшем случае к вынужденному и очень тяжёлому для страны Брестскому договору. Да и само понятие близости победы — понятие очень эфемерное. Любители помахать виртуальными кулаками задним числом любят рассуждать, что могло бы быть, если бы армия П.К. Ранненкампфа помогла соседней А.В. Самсонова в 1914 г., а уж если бы Западный фронт А.Е. Эверта поддержал бы успешное наступление Юго-Западного под командованием А.А. Брусилова в 1916 г., то тогда уж точно Берлин был бы наш. Но это не более чем мифы — действия армии П.К. Раннекампфа могли бы спасти наши войска от разгрома и не более того, ну а фронт А.Е. Эверта на самом деле попробовал повторить «Брусиловский прорыв» броском на Барановичи, но абсолютно безуспешно. Относительный успех брусиловских войск был достигнут на второстепенном, если честно, участке против менее мощного противника, чем Германия, австро-венгерской армии. Так что никакой близости победы не было.

Миф №3 — ведение войны поддерживалось народом, пока всё не испортила антивоенная агитация большевиков.

Если бы не случилось Великой Отечественной войны, в этот миф ещё можно было бы поверить. Но ничего подобного тому подъёму, который охватил советский народ в июне 1941 г., в августе 1914 г. не наблюдалось, не говоря уже о последующих годах и месяцах войны. Не было единства и в интеллектуальной элите страны — многие писатели левых взглядов выступили с пацифистских позиций, в частности, А.М. Горький, раскритиковавший в своей статье «Несвоевременное» поддержку мировой бойни. Его статью царская цензура не пропустила, но заложенные в ней мысли были весьма и весьма популярны. Горький просто достаточно ёмко выразил то, о чём многие думали. «Война, — заметил он в этом эссе, — безумие, это кара людям за их жадность. Жадничает, как известно, не народ, войну затевают не нации. Немецкие мужики точно так же, как и русские, колониальной политикой не занимаются и не думают о том, как выгоднее разделить Африку». Хотя истерия в печати была, были и добровольцы, готовые, как им казалось, сражаться за веру, царя и Отечество. Но постепенное осознание того, что война идёт совсем за другие ценности — рынки сбыта для крупных монополий, поменяло отношение к происходящему даже у таких энтузиастов. И осознание это приходило даже не изза чьей-либо агитации, хотя большевики вели разъяснительную работу в том числе и в окопах.

Миф №4 — победе царской России помешала Февральская революция.

Если следовать этой логике, то до 23 февраля (8 марта) 1917 г. всё было в царской России замечательно. Народ благоденствовал, армия шла от победы к победе — и если бы питерским ткачихам не вздумалось вдруг ни с того ни с сего потребовать хлеба в тот роковой день, то всё прекрасно бы и сложилось. Элита по-прежнему бы плясала на балах, а страна сражалась на фронтах. Но так рассуждать может только тот, кто судит об исторических событиях того времени по кинофильмам типа «Ёлки-1914». На самом деле страна летела в пропасть, голод толкал людей на улицы, армию всё сильнее охватывало недовольство и разложение. Никакой дисциплины уже фактически не было — николаевская Россия была прямо-таки беременна революцией. Ну а повитухами действительно оказались женщины Петрограда, потребовавшие еды для своих детей. В феврале-марте 1917 г. многим казалось, что падение царского режима всё разом изменит, вдохнёт новые силы в армию — и враг побежит. Увы, ничего это не случилось, как и предсказывали большевики, — от перемены лиц в управлении страной без свержения капиталистического строя в России ничего не измениться не могло, а значит, не поменялся и империалистический характер войны и, соответственно, отношение к ней широких масс. Только процесс развала пошёл уже семимильными, ничем не сдерживаемыми шагами.

Миф №5 — решающую роль в поражении России сыграли большевики.

Непонятно, каким чудесным образом большевики, которых насчитывалось не более ….., и они находились частично в ссылках или в подполье, могли развалить армию и флот огромной Российской империи? На этот вопрос, боюсь, не смогут ответить ни те, кто придумал эту сказку, ни те, кто до сих пор верят в неё. Да, большевики смогли воспользоваться критической ситуацией, в которую загнали матушку-Россию последовательно царское и буржуазное Временное правительство, но подталкивать то, что и так валилось, им было совсем не с руки. Если бы был хоть один шанс спасти революцию, не подписывая Брестский договор, ленинское руководство никогда бы его не подписало, но такого шанса бездарные царские и буржуазные политики и многие генералы просто не оставили. Если бы большевики были такими пораженцами, какими их расписывает буржуазная пропаганда, то что им мешало подмахнуть сепаратный договор с Германией на следующий день после взятия Зимнего дворца? Зачем было создавать Красную гвардию, которая попробовала остановить германских империалистов? Что мешало большевикам продолжать желать поражения своему Отечеству, как в этом их голословно обвиняют буржуазные политики? Но нет, большевики выступили с призывом защищать страну, когда она стала первым в мире государством рабочих и крестьян, по определению не ведущим войну в интересах крупного капитала. В.И. Ленин прямо объяснил: «Когда мы были представителями угнетённого класса, мы не относились легкомысленно к защите отечества в империалистской войне, мы принципиально отрицали такую защиту. Когда мы стали представителями господствующего класса, начавшего организовывать социализм, мы требуем от всех серьёзного отношения к обороне страны».

Как империалистическая война отразилась на внутренней политике государств Первая мировая война. В то время как на ней наживались военные промышленники, положение трудового народа становилось всё хуже. Гнавшиеся за прибылью капиталисты увеличивали продолжительность рабочего дня, не соблюдали законы об охране труда, условия работы на заводах и фабриках становились невыносимыми. Резко обнажилось бесправие рабочего класса. Обострились все типичные для империалистических государств того времени противоречия: классовые, национальные, религиозные. Стремясь пополнить казну, государство непомерно увеличивало налоги, что влекло за собой рост цен. При этом не росла заработная плата рабочих и батраков. Из-за военной разрухи обнищавшее население страдало от недоедания и эпидемий, начало проявлять недовольство. Правительства воюющих держав пытались заглушить недовольство населения активной патриотической пропагандой, прибегли к ограничению гражданских прав и свобод печати, собраний, стачек и др. Полиция бдительно следила за поведением и разговорами людей, подвергая арестам и высылке вслух выражавших своё несогласие с политикой правительства. В России была отправлена в ссылку вся фракция большевиков в Государственной Думе, осмелившаяся открыто выразить протест против войны.

Жестоко подавлялись волнения населения. Просвещённые люди и политические лидеры, публично критикующие войну, представлялись в официальной печати как «агенты вражеской разведки», «завербованные врагом провокаторы» и т.п. Однако никакая пропаганда не могла скрыть множество нищих – вернувшихся с фронта искалеченных и просящих подаяния солдат, толпы грязных, измождённых рабочих, пустеющие продуктовые магазины. Невозможно было скрыть необузданный рост цен на продукты питания и всё возрастающую на фоне всеобщей нищеты роскошь военных промышленников и чиновников. Для широких масс населения всё очевиднее становилось то, что в войне была заинтересована только очень небольшая часть общества: высшие сановники, промышленники, банкиры, которые непосредственно в ней участия не принимали.

Репрессивная же политика государства по отношению к недовольным только демонстрировала его неспособность найти выход из кровавого кризиса, который оно само завязало. Такая внутренняя обстановка была характерна для всех сражающихся по всему миру капиталистических государств, там стали быстро нарастать революционные настроения. 7 ноября (25 октября) 1917-го в России свершилась Великая Октябрьская социалистическая революция. Первым декретом Советской власти был декрет о мире, он был подписан В.И. Лениным уже на следующий день после восстания. В декрете советское рабоче-крестьянское правительство предлагало «всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире», а именно, о «немедленном мире без аннексий и контрибуций», то есть без захватов чужих территорий и без насильственного взыскания с побеждённых материальных или денежных возмещений. Продолжение войны рассматривалось как «величайшее преступление против человечества».

А. ЕВДОКИМОВ

Другие новости и статьи

« «Царь ненастоящий!»

У военнослужащих могут отнять пенсию »

Запись создана: Суббота, 22 Октябрь 2016 в 19:39 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика