Они не успели стать офицерами: их подвиг бессмертен!

Реквизиты счета:
Субсчет марафона «Твои защитники, Москва!»
МРОО «Кремль»
ИНН 7743057200, КПП 774301001, ОГРН – 1037700236694, р/с 40703810001200020001 в АО «ГЕНБАНК» г. Москва, к/с 30101810245250000382, БИК 044525382
Наименование платежа: пожертвование на создание мемориального комплекса Кремлевским курсантам «Свечи»

Инициативной группой ветеранов Московского высшего общевойскового командного училища совместно с Министерством обороны России, межрегиональной общественной организацией «Кремль» при поддержке Правительства Москвы принято решение увековечить память о подвиге Кремлевских курсантов, защищавших столицу России. Для этого будет создан мемориальный комплекс Кремлевским курсантам «Свечи». Данная акция проходит в рамках марафона «Твои защитники, Москва!»
Просим всех, кому дорога память о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. принять посильное участие в пожертвованиях на создание комплекса.

Право на получение выплаты военной пенсии гражданам, уволенным с военной службы в связи с новым поступлением на службу в правоохранительные органы
oboznik.ru - Кто относится к нетрудоспособным членам семьи военнослужащего, имеющим право на получение пенсии по потере кормильца в случае его гибели (смерти)?

Система государственной службы образуется подсистемой приоритетов, целей и принципов властно-управленческого воздействия на общественную жизнедеятельность, выражаемого обычно в правовых формах, и включает следующие виды государственной службы: в зависимости от уровня власти выделяют федеральную государственную службу и государственную службу субъектов Российской Федерации, от ветви власти - государственную службу законодательной ветви власти, исполнительной и судебной, в зависимости от видовой дифференциации - гражданскую, военную и правоохранительную.

Объединение трех названных видов государственной службы в единую систему создает для государственных служащих возможность перехода с государственной службы одного вида на государственную службу другого вида. Каждый из трех видов государственной службы - гражданская, военная и правоохранительная - является по своей природе государственной службой. Поэтому само разделение государственной службы на три вида не должно существенным образом менять статус государственного служащего.

Так как военная и правоохранительная служба в соответствии с Федеральным законом "О системе государственной службы Российской Федерации" от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ являются видами государственной службы (п.1 ст. 2), поэтому они очень схожи по выплате денежного довольствия, например, денежное довольствие сотрудников органов внутренних дел аналогично по своей структуре денежному довольствию лиц, проходящих военную службу. Однако, несмотря на вышеуказанное сходство, есть и существенные различия между ними, так, правоохранительная служба - это вид федеральной государственной службы, представляющая собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина. Гражданам, проходящим службу в правоохранительных органах присваиваются специальные звания и классные чины.

Военная служба в отличие от правоохранительной службы, предназначена для осуществления функции по обеспечению обороны и безопасности государства. Гражданам, проходящим военную службу присваиваются воинские звания. Таким образом, следует полностью согласиться с ученой Н.В. Антипьевой, которая считает, что "несмотря на имеющееся сходство, дифференциация правил обеспечения денежным довольствием военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов представляется оправданной". При этом, необходимо особо отметить, что пенсионное обеспечение военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов осуществляется по единому Закону Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-I.

Статья 6 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-I (далее - Закон РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I)*(115) предусматривает приостановление на время службы выплаты пенсии при поступлении пенсионера на военную службу, службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах). Конституционность данной нормы была подтверждена постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П.

Конституционный Суд Российской Федерации указал, что обязанности военной службы и службы в правоохранительных органах связаны с выполнением специфических задач обороны страны и охраны правопорядка в условиях, сопряженных с риском для жизни и здоровья, повышенными физическими и эмоциональными нагрузками, неблагоприятным воздействием различного рода иных факторов. Лица, избравшие своей профессиональной деятельностью военную службу, службу в правоохранительных органах, должны соответствовать ее медицинским и профессионально-психологическим требованиям, иметь необходимую физическую и профессиональную подготовку. Особый характер такой службы не только обусловливает предъявление повышенных требований к допускаемым к ней лицам и установление в связи с этим законодательных ограничений их прав и свобод (в том числе предельного возраста пребывания на службе), но и предопределяет обязанность государства гарантировать им повышенную социальную защиту, включая соответствующее их особому статусу и характеру службы пенсионное обеспечение.

Реализуя данную конституционную обязанность государства, федеральный законодатель установил для лиц, несущих военную службу и службу в правоохранительных органах, дополнительные гарантии и льготы по пенсионному обеспечению, в частности право на получение пенсии за выслугу лет, которая назначается независимо от возраста при наличии определенной законом продолжительности полной выслуги на военной или иной правоохранительной службе, а также при отсутствии полной выслуги в связи с достижением предельного возраста пребывания на службе, или по состоянию здоровья, либо в связи с организационно-штатными мероприятиями. Пенсия за выслугу лет назначается в целях компенсации гражданам заработка (дохода), утраченного в связи с прекращением ими службы, а также в целях создания условий для их адаптации к гражданской жизни, способствует переходу в другие сферы занятости, не допуская при этом существенного снижения уровня жизни в связи с изменением рода деятельности и профессии.

Предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу, но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе.

Пенсионеры, вернувшиеся на военную или правоохранительную службу и вновь приобретшие статус военнослужащего (сотрудника правоохранительных органов), также находятся в равном положении - выплачиваемое им денежное довольствие, иные виды обеспечения устанавливаются, в частности, исходя из имеющейся у них выслуги на военной или правоохранительной службе, причем предусмотренное с учетом выслуги увеличение размера полагающегося денежного довольствия в определенной мере компенсирует приостановление выплаты пенсии за выслугу лет.

Таким образом, лицам, имеющим право на получение пенсии за выслугу лет, предоставляется право выбора - продолжать службу по контракту (заново поступить на службу) либо получать пенсию за выслугу лет и продолжать (либо не продолжать) свою трудовую деятельность в других сферах и областях. Следовательно, конституционные права лиц, получающих пенсионное обеспечение в соответствии с Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I* и изъявивших желание вернуться на службу, не нарушаются и дискриминационными по своему характеру не являются. В силу этого и нормы оспариваемой статьи полностью соответствуют Конституции Российской Федерации и не ограничивают права лиц на социальное обеспечение.

Военный пенсионер, поступая на правоохранительную службу, обязательно должен сообщить об этом в пенсионный орган, начисляющий ему пенсию. При этом у работников социально-пенсионных органов встает вполне закономерный вопрос: прекращать выплату военной пенсии или нет? Чтобы правильно разобраться в каждой конкретной ситуации, необходимо на наш взгляд, первоначально обратиться к определению правоохранительной службы. И так, определение государственной правоохранительной службы, дается в Федеральном законе "О системе государственной службы Российской Федерации". Согласно ст. 7 данного законодательного акта, правоохранительная служба - это вид федеральной государственной службы, представляющий собой профессиональную служебную деятельность граждан на должностях правоохранительной службы в государственных органах, службах и учреждениях, осуществляющих функции по обеспечению безопасности, законности и правопорядка, по борьбе с преступностью, по защите прав и свобод человека и гражданина.

Как видно из приведенного выше определения, выделение правоохранительной службы среди других видов государственно-служебной деятельности предлагается производить по двум критериям: функциональному (охрана общественного порядка) и организационному (прохождение на должностях в правоохранительных органах). Однако оба критерия не позволяют выделить должности правоохранительной службы с высокой степенью точности, прежде всего потому, что не существует дефиниции самих "правоохранительных органов"*(119) и в законодательстве четко не определено, какие государственные органы относятся к правоохранительным.

При этом как справедливо отмечает Н.С. Калинина, "функции, перечисленные в определении правоохранительной службы, не позволяют четко отграничить правоохранительную службу от иных видов службы". Дело в том, что, как указывает Ю.Н. Старилов, собственно вся деятельность органов исполнительной власти направлена на исполнение законов и на обеспечение и защиту прав и свобод человека и гражданина. В таком случае "правоохранительной службой, в широком смысле слова, можно считать любую государственно-служебную деятельность. Но позитивная государственная деятельность российских гражданских служащих традиционно не считается правоохранительной деятельностью, несмотря на то что, в известном смысле, всякая государственная гражданская служба является правоохранительной службой".

Исследователь Ф.Б. Магомедов также заметил, что в настоящее время возникают определенные сложности определения служащих, относящихся к правоохранительной службе. Так, Е.Л. Патрашко относит к правоохранительной службе службу на должностях в Министерстве внутренних дел Российской Федерации; Федеральной миграционной службе; Федеральной службе безопасности Российской Федерации; Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков; Федеральной службе судебных приставов и Федеральной службе исполнения наказаний; Федеральной противопожарной службе; Федеральной таможенной службе, а также прокуратуре Российской Федерации. По мнению В.В. Щукина, к органам, в которых может быть предусмотрена правоохранительная служба, относятся: прокуратура; органы внутренних дел; органы государственного контроля за распространением наркотических средств; таможенные органы; налоговые органы; служба судебных приставов; в некотором смысле силы обеспечения безопасности Российской Федерации.

М.В. Пресняков и С.Е. Чаннов считают, что "к правоохранительным служащим в перспективе могут быть отнесены прокуроры; следователи; лица, производящие дознание; лица, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность; сотрудники федеральных органов внутренних дел, осуществляющие охрану общественного порядка и обеспечение общественной безопасности, а также исполнение приговоров, определений и постановлений судов (судей) по уголовным делам, постановлений органов расследования и прокуроров; сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы; сотрудники органов Федеральной службы безопасности; сотрудники органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; сотрудники федеральных органов государственной охраны".

Не касаясь того аспекта, что в настоящее время в связи с изменением системы и структуры федеральных органов исполнительной власти указанные перечни в любом случае нуждаются в корректировке, отметим, что, по нашему мнению, большинству их них присущи два общих недостатка. Первый носит методологический характер и связан с отсутствием, как правило, какого-либо обоснования отнесения государственных органов к правоохранительным (и, соответственно, службы в них - к правоохранительной). Второй обусловлен неучетом того факта, что законодатель явно обозначил в ст. 7 Федерального закона "О системе государственной службы Российской Федерации" свое стремление формировать правоохранительную службу на основе выделения не правоохранительных органов, а должностей правоохранительной службы. Иными словами, не любая служба на должностях в правоохранительных органах будет являться правоохранительной службой. Собственно, это несложно заметить и в настоящее время; например, в системе прокуратуры РФ имеются как должности государственной правоохранительной, так и должности государственной гражданской службы; в системе МВД России - должности правоохранительной, военной (во внутренних войсках МВД России) и гражданской службы; в таможенных органах - правоохранительной и гражданской и т.д.
В силу этого, как нам представляется, при определении сущности и объема правоохранительной службы следует идти не от понятия правоохранительных органов (тем более что оно тоже является неопределенным), а от особенностей правового статуса лиц, замещающих конкретные должности государственной службы.

В соответствии со ст. 14 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-I*(127) в случае повторного определения на военную службу, или на службу в органы внутренних дел, или на Государственную противопожарную службу, или на службу в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы указанных в названной статье лиц, получавших пенсию, при последующем увольнении их со службы выплата им пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения.

Однако применение указанной нормы нередко вызывает затруднения у правоприменителей, и часто такие затруднения возникают в повседневной деятельности работников военных комиссариатов, а также их коллег из других пенсионных органов силовых министерств и ведомств. Особенно много вопросов связано с разрешением заявлений о назначении пенсии за выслугу лет лиц, которые были уволены с военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации с выслугой лет, дающей право на пенсию за выслугу лет, но не обратились после увольнения за ее назначением, а поступили на военную или правоохранительную службу в другие войска, воинские формирования и органы. Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-1*(128) в отношении такой ситуации однозначного ответа не дает, что порождает, в частности, обращения граждан в суды.

Так, например, 6 августа 2013 г. судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 33-1952 по апелляционной жалобе представителя военного комиссариата Пензенской области на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 25 апреля 2013 г., которым было удовлетворено исковое заявление П. На военный комиссариат Пензенской области возложены обязанности: при возобновлении выплаты истцу пенсии за выслугу лет с 1 ноября 2012 г. включить в выслугу лет период прохождения службы п. в органах МВД России; произвести перерасчет пенсии за период с 1 ноября 2012 г. по 28 февраля 2013 г. с учетом выслуги 25 лет.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя военного комиссариата Пензенской области, просившей решение суда отменить, принять новое решение - об отказе в иске, представителя П. по доверенности, просившего решение оставить без изменения, судебная коллегия установила: П. обратился в суд с иском к военному комиссариату Пензенской области о перерасчете пенсии, указав, что приказом главнокомандующего войсками ПВО от 31 июля 1997 г. он уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями с выслугой 20 лет, дающей право на получение пенсии по выслуге лет. Пенсия по линии Министерства обороны Российской Федерации назначена ему 20 октября 1997 г., с 22 июля 1998 г. выплата пенсии приостановлена в связи с поступлением на службу в органы МВД России. С 3 июня 2002 г. приказом УВД МВД России по Пензенской области от 29 мая 2002 г. N … он был уволен из органов МВД России, ему была назначена пенсия за выслугу лет по линии МВД России. 17 октября 2012 г. в соответствии с пенсионным законодательством Российской Федерации П. решил возобновить получение пенсии по линии Министерства обороны Российской Федерации, полагая при этом, что пенсия должна быть исчислена ему с учетом выслуги лет, приобретенной им на день последнего увольнения, т.е. всего со службой в МВД России - 25 лет.

Однако ответчик при возобновлении выплаты пенсии П. расчет осуществил лишь с учетом выслуги 20 лет. На его заявление о зачете в выслугу лет службы в органах МВД России ответчик ответил отказом. Просил суд обязать ответчика засчитать ему в общую выслугу лет службу в органах МВД России и исчислить пенсию с 1 ноября 2012 г. с учетом выслуги 25 лет; взыскать с ответчика в его пользу сумму недоплаченной ему пенсии за период с 1 ноября 2012 г. по 28 мая 2013 г.
В судебном заседании П. уточнил исковые требования, просил суд обязать ответчика засчитать ему в общую выслугу лет службу в органах МВД России и исчислить пенсию с 1 ноября 2012 г. с учетом выслуги 25 лет; произвести перерасчет пенсии за период с 1 ноября 2012 г. по 28 февраля 2013 г. с учетом выслуги 25 лет.

Представители военного комиссариата Пензенской области иск не признали, полагая, что в соответствии с действующим законодательством оснований для перерасчета пенсии исходя из выслуги лет с учетом службы в органах МВД России не имеется. Просили в иске отказать.
Ленинский районный суд г. Пензы принял вышеуказанное решение. В апелляционной жалобе представитель военного комиссариата Пензенской области решение суда просила отменить как постановленное с существенными нарушениями норм материального права, поскольку выводы суда, изложенные в нем, не соответствуют материалам и обстоятельствам дела, судом неверно истолкован закон. По содержанию ч. 2 ст. 14 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I при увольнении из МВД России П. вправе выбирать наиболее предпочтительный для него вариант: либо оформить пенсию за выслугу лет, полагающуюся ему как сотруднику МВД России с учетом более продолжительной выслуги лет, либо получать ранее назначенную пенсию за выслугу лет от Министерства обороны Российской Федерации. Суд необоснованно признал несостоятельной ссылку стороны ответчика на правовую позицию, изложенную Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П и определении от 9 ноября 2004 г. N 320-О, которая касается не только таможенной службы, но и в целом службы лиц, получающих пенсию за выслугу лет, во всех силовых ведомствах и приведена в целях аналогии действий в случае повторного поступления на службу данной категории граждан, приобретших вновь статус военнослужащего.

Несостоятельным является и вывод суда об удовлетворении требований истца о перерасчете и выплате пенсии. Право на пенсию от Министерства обороны Российской Федерации военнослужащие приобретают со дня увольнения с военной службы и сохраняют до нового поступления на военную службу либо службу в других органах. При повторном поступлении на службу и выходе на пенсию она назначается вновь с учетом ст. 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I.
Впервые пенсия истцу была назначена Министерством обороны Российской Федерации из расчета выслуги 20 лет в 1997 г., в 1998 г. выплата пенсии была приостановлена в связи с поступлением его на службу в кадры МВД России. Военный комиссариат Пензенской области при возобновлении пенсии истцу учел позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П, и возобновил выплату пенсии с 1 ноября 2012 г., ранее приостановленную в связи с поступлением истца на службу в органы МВД России, без учета выслуги лет за службу в органах МВД России. Данная позиция подтверждается судебной практикой. Вывод суда по настоящему делу о том, что в выслугу лет в Министерстве обороны Российской Федерации следует включить период прохождения службы в органах МВД России, из которых истец увольнялся, противоречит ст. 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I. Представитель ответчика просила принять новое решение - об отказе в иске.

В возражениях на жалобу П. решение суда просил оставить без изменения, апелляционную жалобу представителя военного комиссариата Пензенской области - без удовлетворения.
Обсудив доводы жалобы, возражения на нее, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене, а заявленные П. исковые требования подлежащими оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Пунктами 2 и 3 постановления "О судебном решении" от 19 декабря 2003 г. N 23 Пленум Верховного Суда Российской Федерации разъяснил, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Как видно из материалов дела, приказом главнокомандующего войсками ПВО от 31 июля 1997 г. П. был уволен в звании подполковника с должности начальника штаба - заместителя командира кадров зенитного ракетного полка дивизии ДВО. С 20 октября 1997 г. ему была назначена пенсия за выслугу лет из расчета 20 лет выслуги, выплата которой была приостановлена с 22 июля 1998 г. в связи с поступлением на службу в органы МВД России.
В соответствии с приказом Управления внутренних дел Пензенской области от 29 мая 2002 г. N … подполковник милиции П. - заместитель начальника отдела - начальник штаба отдела внутренних дел Пензенского района уволен со службы с 3 июня 2002 г. Его выслуга на день увольнения составила в календарном исчислении 24 года 3 месяца 5 дней, в льготном - 25 лет 00 месяцев 15 дней. Истцу была назначена пенсия по линии органов МВД России. 17 октября 2012 г. П. обратился в отдел военного комиссариата Пензенской области по Первомайскому и Ленинскому районам с заявлением о возобновлении выплаты пенсии за выслугу лет из расчета выслуги лет в льготном исчислении 25 лет 00 месяцев 15 дней. Выплата пенсии по линии органов МВД России П. прекращена с 1 ноября 2012 г. в связи с переходом на пенсию по линии Министерства обороны Российской Федерации. На указанное заявление истца за подписью военного комиссара Пензенской области в адрес П. было направлено письмо, в соответствии с которым выплата пенсии ему возобновлена. Расчет пенсии был произведен из расчета 20 лет выслуги в календарном исчислении.

29 ноября 2012 г. П. обратился с заявлением к военному комиссару Пензенской области о перерасчете пенсии. 14 декабря 2012 г. в адрес П. ответчиком был направлен отказ, с которым истец не согласился, обратившись в суд с иском, полагая, что на основании положений ч. 2 ст. 14 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I пенсия должна быть исчислена ему с учетом выслуги лет, приобретенной им на день последнего увольнения, т.е. всего со службой с МВД России - 25 лет.
Удовлетворяя заявленные требования, суд исходил из того, что требование П. о возобновлении ему выплаты пенсии с учетом включения в выслугу лет периода прохождения службы в органах МВД России основано на нормах Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I, а иное противоречило бы принципу единства правовых и организационных основ военной и правоохранительной службы.
По мнению судебной коллегии, данный вывод основан на ошибочном толковании норм материального права. В соответствии с ч. 1 ст. 39 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.
Как закреплено в ст. 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I, лицам, указанным в ст. 1 данного Закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы. Пенсии по инвалидности этим лицам и пенсии по случаю потери кормильца их семьям назначаются независимо от продолжительности службы. Пенсионерам из числа лиц, указанных в ст. 1 названного Закона, при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах) выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается.
В силу положений ст. 11 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I пенсионное обеспечение лиц, указанных в ст. 1 данного Закона, и их семей в зависимости от последнего места службы этих лиц осуществляется:
а) Министерством обороны Российской Федерации - в отношении военнослужащих, уволенных из Объединенных Вооруженных Сил Содружества Независимых Государств, Вооруженных Сил Российской Федерации, железнодорожных войск и других воинских формирований Российской Федерации, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации (кроме формирований, перечисленных в пп. "б" и "в" ст. 11), лиц, указанных в ч. 1 ст. 3 названного Закона, а также их семей;
б) МВД России - в отношении военнослужащих, уволенных из внутренних войск и военизированной пожарной охраны, лиц рядового и начальствующего состава, уволенных из органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы МЧС России, федеральных органов налоговой полиции, а также их семей.

Согласно ч. 2 ст. 14 указанного Закона в случае повторного определения на военную службу, или на службу в органы внутренних дел, или в Государственную противопожарную службу, или на службу в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы указанных в названной статье лиц, получавших пенсию, при последующем увольнении их со службы выплата им пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения. Давая толкование указанному положению Закона, суд признал, что в случае продолжения службы соответствующий период также подлежит зачету в выслугу лет и при последующем увольнении выплата пенсии возобновляется исходя из той выслуги, которую они приобрели на день последнего увольнения.

Возобновление приостановленной выплаты в соответствии со специальным Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I пенсии истцу с учетом включения в выслугу лет периода прохождения службы в органах МВД России не противоречит и положению ст. 11 данного Закона, регулирующей ведомственную принадлежность пенсионного обеспечения соответствующих категорий уволенных со службы лиц. Вместе с тем, согласиться с указанным толкованием положения ч. 2 ст. 14 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I нельзя, поскольку, как следует из содержания указанной нормы, лицам, получавшим пенсию по линии Министерства обороны Российской Федерации, при последующем увольнении со службы выплата пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения только в случае повторного определения на военную службу. Данная норма и правовая позиция, отраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. N 6-П, о том, что "повторное поступление на службу лиц, получающих пенсию за выслугу лет, и приобретение ими вновь статуса военнослужащего (сотрудника правоохранительных органов) не может и не должно иметь своим результатом снижение размера пенсионного обеспечения за выслугу лет по сравнению с тем, которое они имели бы, продолжая находиться на пенсии", закрепляют положение, согласно которому при увольнении со службы таких лиц они вправе выбирать наиболее предпочтительный для них вариант - либо оформить пенсию за выслугу лет по последнему месту службы, либо получать ранее назначенную им пенсию за выслугу лет, если она больше.

Приведенные нормы не предусматривают перерасчет выслуги лет и назначенного размера пенсии с учетом полученного в последующем стажа, поскольку возобновление приостановленной выплаты пенсии осуществляется по ранее назначенным нормам, т.е. на момент увольнения из соответствующего ведомства на основании имеющегося расчета выслуги лет на пенсию. Из их содержания следует, что пенсия истцу П., у которого последним местом службы являлось МВД России, должна была быть назначена этим ведомством с включением в выслугу лет на день увольнения со службы в Вооруженных Силах Российской Федерации, исходя из выслуги 25 лет, а также с учетом ст. 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I и п. 9 Постановления Правительства Российской Федерации "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин, либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям" от 22 сентября 1993 г. N 941*(129) из оклада по должности "заместитель начальника отдела - начальник штаба отдела внутренних дел Пензенского района", специального звания "подполковник милиции", присвоенного ко дню увольнения, и процентной надбавки за выслугу лет, исчисленной из этих окладов, что и было сделано органами МВД России в отношении истца. Следовательно, у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения исковых требований П. и признания за ним права на перерасчет пенсии по линии Министерства обороны Российской Федерации с включением в выслугу лет последующего периода прохождения службы в органах МВД России.
В соответствии с положениями подп. 4 п. 1, подп. 3 п. 2 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке является, в частности, нарушение или неправильное применение норм материального права, а неправильным применением норм материального права является, в частности, неправильное истолкование закона. При таких обстоятельствах решение суда как незаконное и необоснованное подлежит отмене, а заявленные исковые требования подлежат оставлению без удовлетворения. Руководствуясь ст.ст. 328, 330 ГПК РФ, судебная коллегия определила:
решение Ленинского районного суда г. Пензы от 25 апреля 2013 г. отменить, принять по делу новое решение, которым в иске П. к военному комиссариату Пензенской области о зачете в выслугу лет периода службы в органах МВД России и понуждении ответчика к производству перерасчета пенсии отказать. Апелляционную жалобу представителя военного комиссариата Пензенской области удовлетворить.
Пенсионерам из числа лиц, указанных в ст. 1 Закон РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I*(130), при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах) выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается, т.е. в том случае, если гражданин, которому уже назначена пенсия по выслуге лет, вернулся на службу, в том числе и в другом государстве, выплата пенсии ему приостанавливается на все время службы.
При применении указанной нормы на практике также возникли вопросы, связанные с правомерностью приостановления либо неприостановления выплаты пенсии военным пенсионерам, поступившим на службу (не военную) в органы прокуратуры Российской Федерации или Следственный комитет Российской Федерации. На наш взгляд, лицам, уволенным из органов военной прокуратуры и поступившим на гражданские прокурорские должности без возобновления военной службы, не может быть отказано в назначении военной пенсии за выслугу лет или приостановлена ее выплата. Данный вывод подтверждается и судебной практикой.
Так, например, М. обратился в суд с иском к военному комиссариату о признании отказа в назначении пенсии и предоставлении социальных льгот необоснованным, возложении обязанности назначить пенсию, выдать пенсионное удостоверение и справку о размере пенсии.
Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований отказано.
Обсудив доводы кассационной жалобы М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила состоявшиеся по делу судебные постановления, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, по следующим основаниям.
Судом установлено, что М. уволен в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе в звании "полковник юстиции" с правом на получение пенсии по выслуге лет и исключен из списков личного состава военной прокуратуры.
Впоследствии он был принят на федеральную государственную службу в качестве федерального государственного гражданского служащего прокуратуры военного округа с присвоением классного чина "старший советник юстиции".
М. обратился в пенсионный орган Минобороны России с заявлением о назначении ему военной пенсии за выслугу лет и выдаче соответствующего удостоверения, в удовлетворении которого ему было отказано военным комиссариатом.
Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции, руководствуясь положениями ч. 2 ст. 6 Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I, а также Постановлением Конституционного Суда РФ от 18 марта 2004 г. N 6-П, пришли к выводу о правомерности отказа в назначении пенсии за выслугу лет в связи с поступлением М. на государственную службу в прокуратуру военного округа.
Между тем, Федеральным законом от 27 мая 2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации" установлено, что система государственной службы включает в себя следующие виды: государственная гражданская служба, военная служба, правоохранительная служба.
Согласно п.п. 1, 3 ст. 40 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" служба в органах и учреждениях прокуратуры является федеральной государственной службой. Прокурорские работники являются федеральными государственными служащими, исполняющими обязанности с учетом требований названного Федерального закона. Правовое положение и условия службы прокурорских работников определяются этим Федеральным законом. Порядок прохождения службы военными прокурорами регулируется указанным Федеральным законом, Федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" и Федеральным законом "О статусе военнослужащих".
Пунктом 1 ст. 48 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" предусмотрено, что военными прокурорами назначаются граждане Российской Федерации, годные по состоянию здоровья к военной службе, поступившие на военную службу, имеющие офицерское звание и отвечающие требованиям ст. 40.1 данного Федерального закона.
В соответствии с ч. 1 ст. 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" лицам, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы.
В ч. 2 ст. 6 указанного Закона установлен ограниченный перечень оснований для приостановления выплаты военной пенсии, а именно: поступление на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы. Прокурорские работники под действие данной нормы не подпадают.
Трудовой стаж работы в прокуратуре несопоставим по правовым признакам с воинской выслугой лет и не суммируется с ней при определении итоговой выслуги для назначения пенсии по линии Минобороны России.
В силу правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П, предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу (как правило, более высокое, чем у лиц, получающих трудовые пенсии по старости по системе обязательного пенсионного страхования), но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе.
При этом в названном Постановлении указано, что пенсия подлежит приостановлению в том случае, когда лицо, которому она назначена, вновь поступает на службу на тех же условиях, на которых оно проходило службу.
В данном случае заявитель после увольнения и зачисления в запас поступил на другой вид государственной службы, отличный от военной.
В силу ст. 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I служба в органах прокуратуры не учитывается при исчислении выслуги лет, необходимой для выплаты военной пенсии, выплачиваемой военным комиссариатом в соответствии с этим Законом.
Таким образом, отказ в назначении пенсии или приостановление выплаты пенсии за выслугу лет уволенным из органов военной прокуратуры, поступившим на гражданские прокурорские должности без возобновления военной службы, не основаны на законе. В противном случае нарушается конституционный принцип равенства, поскольку в отличие от другой категории пенсионеров для этой категории граждан отсутствует механизм компенсации им приостановления выплаты пенсии за выслугу лет. Прохождение лицами, получающими пенсию за выслугу лет по нормам Закона РФ от 12 февраля 1993 г. N 4468-I в связи с прохождением военной службы в органах военной прокуратуры, не влечет увеличения военной выслуги, а также увеличения размера ранее назначенной им пенсии.
При таких обстоятельствах правовых оснований для отказа М. в назначении пенсии за выслугу лет не имелось, в связи, с чем выводы судебных инстанций признаны неправильными*(131).
К такому же выводу пришла и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в определении от 20 сентября 2013 г. по гражданскому делу N 75-КГ13-17, и судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании 5 марта 2013 г. гражданское дело N 11-2593/2013 по апелляционной жалобе К. на решение Центрального районного суда г. Челябинска от 11 декабря 2012 г.

В практической деятельности сотрудников военных комиссариатов также возникают вопросы, связанные с разрешением заявлений о назначении пенсии за выслугу лет лицам, которые были уволены с военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации с выслугой, дающей право на пенсию за выслугу лет, но не обратились после увольнения за ее назначением или обратились, и им военная пенсия была назначена, а затем поступили в налоговую полицию или таможенные органы. Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-I в отношении такой ситуации однозначного ответа не дает, что порождает, в частности, обращения граждан в суды.
Так, например, судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании 14 ноября 2012 г. гражданское дело N 33-13552/2012 по иску К. к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии, назначении пенсии по апелляционной жалобе К. на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г., установила следующее: К. обратился в суд с иском к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии. В обоснование своих требований указал, что, имея срок выслуги более 20 лет в качестве военнослужащего, уволился с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, однако пенсию по выслуге лет оформлять не стал. Впоследствии был зачислен в органы налоговой полиции для дальнейшего прохождения службы, потом был уволен на пенсию по собственному желанию, с этого момента ему назначена пенсия и выплачивается по настоящее время. До 2003 г. пенсионное обеспечение осуществлялось налоговой полицией, после реорганизации указанная функция возложена на Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Истец, полагая, что имеет право на получение пенсии от Министерства обороны Российской Федерации, обратился в суд и просит признать за ним такое право и назначить пенсию по выслуге лет. В судебном заседании истец исковые требования поддержал. При этом, он заявил об отказе от пенсии по линии Министерства внутренних дел Российской Федерации. Представитель ответчика - военного комиссариата Свердловской области исковые требования не признала, пояснив, что истец не воспользовался своим правом на назначение пенсии при увольнении с военной службы, поэтому пенсия была назначена ему по последнему месту службы, что соответствует действующему в настоящее время законодательству.
Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г. в удовлетворении исковых требований К. к военному комиссариату Свердловской области о признании права на назначение пенсии и назначении пенсии отказано. К., не согласившись с законностью и обоснованностью постановленного решения, представил апелляционную жалобу, в которой просил отменить решение суда. При этом, истец указывает на допущенное судом нарушение материальных норм, поскольку считает, что получение пенсии является его правом и, не воспользовавшись им непосредственно после увольнения с военной службы, он сохраняет право на назначение пенсии по выслуге лет по линии Министерства обороны Российской Федерации и может им воспользоваться в любое время.
Исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов апелляционной жалобы в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям.
Разрешая спор, суд правильно установил характер правоотношений сторон и нормы права, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, собранным по делу доказательствам дал оценку в их совокупности в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Материалами дела установлено, что К., являясь офицером Вооруженных Сил Российской Федерации, был уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями. Затем К. был зачислен в органы налоговой полиции. К. впоследствии уволился из налоговой полиции по собственному желанию, выйдя на пенсию по выслуге лет от Министерства внутренних дел Российской Федерации. Таким образом, имея соответствующую выслугу лет на момент увольнения из Вооруженных Сил Российской Федерации, истец не воспользовался своим правом на получение пенсии по выслуге лет от Министерства обороны Российской Федерации. В ответ на обращение К. в военный комиссариат Свердловской области ему было отказано в назначении пенсии от Министерства обороны Российской Федерации.
В соответствии со ст. 1 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" от 12 февраля 1993 г. N 4468-I (далее - Закон "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…") условия, нормы и порядок пенсионного обеспечения, предусмотренные данным Законом, распространяются, в частности, на лиц, проходивших военную службу в качестве офицеров, прапорщиков и мичманов или военную службу по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации. В соответствии со ст. 11 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу." пенсионное обеспечение лиц, указанных в ст. 1 данного Закона, и их семей в зависимости от последнего места службы осуществляется:
а) Министерством обороны Российской Федерации - в отношении военнослужащих, уволенных из Объединенных Вооруженных Сил Содружества Независимых Государств, Вооруженных Сил Российской Федерации, железнодорожных войск и других воинских формирований Российской Федерации, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации (кроме формирований, перечисленных в пп. "б" и "в" названной статьи), лиц, указанных в ч. 1 ст. 3 вышеназванного Закона, а также их семей;
б) Министерством внутренних дел Российской Федерации - в отношении военнослужащих, уволенных из внутренних войск и военизированной пожарной охраны, лиц рядового и начальствующего состава, уволенных из органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, федеральных органов налоговой полиции, а также их семей;
в) Федеральной службой безопасности Российской Федерации - в отношении военнослужащих, уволенных из органов федеральной службы безопасности (контрразведки) и пограничных войск, органов внешней разведки, Федеральной пограничной службы и органов пограничной службы Российской Федерации, федеральных органов правительственной связи и информации, федерального органа специальной связи и информации, из Главного управления охраны Российской Федерации, Службы безопасности Президента Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации и Службы специальных объектов при Президенте Российской Федерации, а также их семей;
г) Федеральной службой исполнения наказаний - в отношении сотрудников, уволенных из учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, а также членов их семей;
д) Федеральной службой Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ - в отношении сотрудников, уволенных из органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также их семей.
Таким образом, в Законе "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…" прямо предусмотрено, что пенсионное обеспечение лиц определяется в зависимости от последнего места службы, т.е. вне зависимости от того, срок службы по какому ведомству составил большую часть выслуги и без учета желания бывшего военнослужащего. Поскольку истец обратился за получением пенсии по выслуге после увольнения из органов налоговой полиции, которые стали для него последним местом службы, то в соответствии с п. "б" ст. 11 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…" органом, ответственным за его пенсионное обеспечение, является Министерство внутренних дел Российской Федерации. В соответствии со ст. 6 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…" лицам, указанным в ст. 1 Закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы. Пенсионерам при поступлении на военную службу или на службу в органы внутренних дел выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается. В соответствии со ст. 14 указанного Закона при последующем увольнении их со службы выплата им пенсии возобновляется исходя из выслуги и общего трудового стажа на день последнего увольнения.

Между тем, истец, имея право на пенсионное обеспечение по выслуге лет при увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации, не обращался за назначением пенсии в Министерство обороны Российской Федерации и ему, как работающему пенсионеру, выплата данной пенсии не приостанавливалась, поскольку и не назначалась. Кроме того, период выслуги истца при увольнении из Вооруженных Сил Российской Федерации был учтен при назначении ему пенсии по выслуге при увольнении из налоговой полиции, которая им регулярно получалась. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что истец не вправе претендовать на назначение ему пенсии по выслуге лет по линии Министерства обороны Российской Федерации является правильным.
Доводы апелляционной жалобы истца о том, что после уточнения исковых требований он просил назначения ему пенсии от Министерства обороны Российской Федерации с учетом выслуги лет, т.е. без учета последующей службы в налоговой полиции, а не назначения ему данной пенсии, как указано в исковом заявлении, не находят подтверждения в материалах дела. В протоколе судебного заседания от 18 сентября 2012 г. отсутствуют соответствующие ходатайства истца, замечания на протокол им не подавались, кроме того, в деле отсутствуют письменные заявления истца об изменении исковых требований. Таким образом, судебная коллегия полагает установленным, что исковые требования К. не менялись и суд первой инстанции в соответствии с требованиями п. 3 ст. 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принял решение по заявленным истцом требованиям. Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, направлены на переоценку выводов суда, всесторонне проверены судом и не могут служить основанием к отмене решения, поскольку были предметом исследования в суде первой инстанции и обоснованно им отклонены.

В связи с этим предусмотренных законом оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.
Руководствуясь ст.ст. 320, 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия определила:
решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 18 сентября 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.
Позиция, занятая судами, представляется обоснованной. Назначение пенсии, исходя из ст. 51 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…", носит заявительный характер. При этом, Законом определено, что гражданин для назначения пенсии обращается в орган, из которого он уволен (который для него являлся последним местом службы) (ст. 11 Закона). При этом, возможность перехода с пенсионного обеспечения в одном органе на пенсионное обеспечение в другой орган Законом предусмотрена только в том случае, если гражданин ранее получал пенсию в органе, на пенсионное обеспечение в котором он собирается перейти, и ее выплата ему была приостановлена в связи с поступлением на военную (правоохранительную) службу (ст.ст. 6, 14 Закона).
Согласно ч. 1 ст. 6 Закона "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу…" лицам, указанным в его ст. 1, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсии назначаются и выплачиваются после увольнения их со службы. По смыслу данной нормы в ее взаимосвязи с положениями ст. 13, ч. 1 ст. 14 и ст. 53 названного Закона увольнение со службы является необходимым условием как назначения пенсии за выслугу лет, так и выплаты назначенной пенсии. Конкретизируя это условие, ч. 2 ст. 6 указанного Закона предусматривает, что выплата назначенной пенсии приостанавливается, если пенсионер вновь поступает на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы. Следовательно, в отличие от права на получение трудовой пенсии по старости, реализацию которого законодатель не связывает с тем, продолжает гражданин свою трудовую деятельность или нет (эта пенсия назначается и выплачивается в полном размере, в том числе в период работы), право на получение пенсии за выслугу лет может быть реализовано гражданами, проходившими военную и (или) правоохранительную службу, только при условии оставления ими соответствующей службы, с учетом которой назначается данная пенсия. Предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу (как правило, более высокое, чем у лиц, получающих трудовые пенсии по старости по системе обязательного пенсионного страхования), но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе*(132).
Как мы видим, Закон от 12 февраля 1993 г. N 4468-I не предусматривает возможность зачета военнослужащим в выслугу лет для назначения пенсии периодов работы в налоговой полиции и таможенных органах. Однако если обратиться к иным нормативным актам, данное утверждение не будет являться безусловным. В соответствии со ст. 18 Закона от 12 февраля 1993 г. N 4468-I порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии военнослужащим определяется Правительством Российской Федерации. Согласно п. 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" от 22 сентября 1993 г. N 941 в выслугу лет для назначения пенсий засчитывается, кроме иного, и служба в органах налоговой полиции Российской Федерации в качестве сотрудников, имеющих специальные звания.
Данная норма в полной мере корреспондирует ст. 17 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции" от 24 июня 1993 г. N 5238-I и ст. 50 Положения о прохождении службы в органах налоговой полиции Российской Федерации: пенсионное обеспечение сотрудников налоговой полиции и их семей производилось по нормам и в порядке, установленным Законом от 12 февраля 1993 г. N 4468-1*(133).
Таким образом, по мнению правоведа А.В. Боголюбова, вне зависимости от того обстоятельства, что Закон N 4468-1 не содержит прямого упоминания о необходимости зачета в выслугу лет для назначения пенсии военнослужащим периодов прохождения ими службы в налоговой полиции, данные периоды должны быть зачтены. Иное противоречило бы принципу гарантированной предопределенности в осуществлении гражданами конституционных прав на труд и пенсионное обеспечение: гражданин, выбирая себе тот или иной вид трудовой деятельности, должен быть уверен, что его пенсионные права (в нашем случае - право на приобретение пенсии за выслугу лет) не претерпят в будущем каких-либо отрицательных изменений.
Необходимо отметить тот факт, что правило о зачете военнослужащим в выслугу лет для назначения пенсии периодов службы в органах налоговой полиции существовало в Постановлении Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1993 г. N 941 всегда и не подвергалось какой-либо редакции на протяжении всех долгих лет его существования, при том, что в Законе от 12 февраля 1993 г. N 4468-I это же правило никогда не присутствовало.

Любопытен в данном контексте один из тезисов Конституционного Суда Российской Федерации, приведенный им в постановлении от 18 апреля 2004 г. N 6-П: "…Рядом законодательных актов действие рассматриваемого Закона*(134) распространено на граждан, проходивших службу в иных правоохранительных органах. Так, федеральными законами "О прокуратуре Российской Федерации" и "О службе в таможенных органах Российской Федерации" предусматривается, что пенсионное обеспечение прокуроров и следователей, сотрудников таможенных органов и членов их семей осуществляется на условиях и по нормам, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей. Аналогичное правило закреплялось статьей 17 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции". Предписания названных федеральных законов, касающиеся пенсионного обеспечения сотрудников таможенных органов, прокуроров и следователей прокуратуры, сотрудников налоговой полиции, отсылают не к отдельным положениям рассматриваемого Закона, а к установленным им нормам и условиям в совокупности, т.е. к Закону в целом. То обстоятельство, что после принятия этих федеральных законов в рассматриваемый Закон не были внесены соответствующие изменения и дополнения и что в его статьях отсутствует упоминание о лицах, проходивших службу в иных правоохранительных органах, пенсионное обеспечение которых также осуществляется по нормам данного Закона, не означает, что в отношении пенсионеров из числа лиц, которые проходили службу в налоговой полиции, таможенных органах, учреждениях и органах прокуратуры, либо в отношении пенсионеров, поступивших на службу в эти правоохранительные органы, правило… не действует, - оно в равной мере распространяется на всех граждан, проходивших службу в правоохранительных органах, включая органы налоговой полиции, таможенные органы, органы и учреждения прокуратуры"*(135).
"А вот в отношении военнослужащих, - пишет далее военный правовед А.В. Боголюбов, ранее проходивших службу в таможенных органах, возможность зачета этих периодов в выслугу лет для назначения пенсии, увы, нормами права не предусмотрена. Неоднократные попытки бывших работников таможенных органов в судебном порядке решить данный вопрос в свою пользу успехом не увенчались"*(136).
Также, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин О.В. Русановский просил признать не соответствующими Конституции Российской Федерации примененные в его деле судами общей юрисдикции положения статьи 1 и пункта "а" статьи 13 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", указывающие лиц, на которых распространяется действие этого Закона, и устанавливающие условия, которыми определяется право указанных лиц на пенсию за выслугу лет.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы противоречили статьям 7 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку не позволяют засчитывать периоды службы в таможенных органах в выслугу лет для назначения пенсии военнослужащим. Заявитель полагал, что отнесение службы в таможенных органах, как и военной службы, к государственной службе, а также осуществление пенсионного обеспечения сотрудников таможенных органов на условиях и по нормам, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу (пункт 1 статьи 50 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 114-ФЗ "О службе в таможенных органах Российской Федерации"), предполагает предоставление этим категориям граждан единых социальных гарантий, в том числе в области пенсионного обеспечения, из чего вытекает необходимость учитывать периоды службы в таможенных органах при определении продолжительности выслуги лет, дающей право на назначение пенсии в связи с военной службой.

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению, указав при этом на следующую правовую позицию: закрепляя в законе правовые основания назначения пенсий, их размеры, порядок исчисления и выплаты, законодатель, как это следует из статьи 39 (часть 2) Конституции Российской Федерации, уполномочен урегулировать как общие правила назначения и выплаты пенсий, так и особенности (условия) приобретения права на их получение, включая установление для некоторых категорий граждан, в том числе государственных служащих, разного рода условий реализации пенсионных прав в зависимости от таких объективно значимых обстоятельств, как особенности государственной службы, условия ее прохождения, специфика деятельности, осуществляемой при прохождении различных видов государственной службы.

Распространение на сотрудников таможенных органов условий и норм пенсионного обеспечения, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу, включая условия, касающиеся исчисления выслуги лет, само по себе, однако, не означает, что тем самым все периоды работы (службы), которые подлежат включению в выслугу лет при назначении пенсий сотрудникам таможенных органов, должны учитываться и при исчислении выслуги лет для назначения пенсий военнослужащим, ранее проходившим службу в таможенных органах.

Правовое регулирование, не предусматривающее возможности зачета в выслугу лет военнослужащих их предшествующей службы в таможенных органах, не выходит за пределы дискреции законодателя, не может рассматриваться как произвольное, не имеющее объективного и разумного оправдания и нарушающее конституционный принцип равенства, поскольку учитывает специфику прохождения военной службы и службы в таможенных органах и в равной мере распространяется на всех военнослужащих*(137).
Пенсия за выслугу лет приобретается, как это следует из статьи 2 Федерального закона "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" и статьи 5 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" при достижении установленной законом выслуги.
Выслуга лет является самостоятельным правовым основанием назначения пенсии лицам, указанным в статье 1 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I.

Закрепляя право, указанных лиц на получение пенсии за выслугу лет и определяя, какие виды службы и иной деятельности засчитываются в выслугу лет, названный Закон в статье 18 устанавливает, что Правительство Российской Федерации определяет только порядок исчисления выслуги лет для назначения пенсии.
В выслугу лет для назначения пенсии в соответствии с пунктом "а" статьи 13 Закона засчитывается: военная служба; служба на должностях рядового и начальствующего состава в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе; в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; служба в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы; время работы в системе Государственной противопожарной службы Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (пожарной охраны Министерства внутренних дел, противопожарных и аварийно-спасательных служб Министерства внутренних дел, Государственной противопожарной службы Министерства внутренних дел Российской Федерации), а также иные периоды (часть первая статьи 18). Служба лица, имеющего специальное звание, в таможенных органах, Законом Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I не засчитывается в выслугу лет для назначения пенсии в льготном исчислении.

Утверждая, что время прохождения службы в таможенных органах лицам, имеющим специальные звания, должно засчитываться в выслугу лет для назначения пенсии после увольнения из Государственной противопожарной службы МЧС России, заявитель фактически ставит вопрос о внесении изменений в Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", что не входит в полномочия Верховного Суда Российской Федерации*(138).

Следовательно, служба в таможенных органах Российской Федерации, отличается от военной службы, и в случае, если пенсионер Министерства обороны Российской Федерации поступит на службу в таможенные органы Российской Федерации, то в соответствии ниже предложенной судебной практикой, военная пенсия такому лицу не приостанавливается. Так, например, Президиум Московского областного суда рассмотрев 26 ноября 2014 года по кассационной жалобе М. гражданское дело N 44Г-366/14 по иску Военного комиссариата Московской области к М. о взыскании излишне выплаченной суммы пенсии, установил следующее: Военный комиссариат Московской области обратился в суд с иском к М. о взыскании излишне выплаченной пенсии в размере … рублей за период с 31 января 2000 года по февраль 2013 года. В обоснование заявленных требований истец указал, что М. в связи с организационно-штатными мероприятиями на основании приказа от 26.11.1999 года был уволен с военной службы и со 02.12.1999 года исключен из списков личного состава. В соответствии с Законом РФ "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в ОВД, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы и их семей" М. назначена пенсия по выслуге лет по линии Министерства обороны РФ. На основании приказа от 31.01.2000 года М. зачислен на службу в таможенные органы, однако уведомил об этом военный комиссариат Московской области лишь 15.02.2013 года, в результате чего он неправомерно получал пенсию до 01.03.2013 года. Представитель ответчика иск не признал. Решением Одинцовского городского суда Московской области от 16 апреля 2014 года в удовлетворении иска отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 02 июля 2014 года решение суда отменено, по делу постановлено новое решение об удовлетворении иска.
В кассационной жалобе М. просит отменить апелляционное определение судебной коллегии. 02 октября 2014 года дело истребовано в Московский областной суд. Определение судьи Московского областного суда от 12 ноября 2014 года кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции президиум Московского областного суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, президиум находит апелляционное определение судебной коллегии подлежащим отмене. В силу ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Такого характера существенные нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела. Как установлено судом и следует из материалов дела, Министерством обороны Российской Федерации в соответствии с Законом Российской Федерации N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" 16.12.1999 г. М. назначена и до 01.03.2013 года выплачивалась пенсия по выслуге лет. 31.01.2000 г. М. принят на службу в таможенные органы Российской Федерации. 15.02.2013 г. М. уведомил Военный комиссариат Московской области о прохождении службы в таможенных органах и написал заявление о приостановлении ему выплаты пенсии по выслуге лет. С 01.03.2013 г. выплата М. пенсии по выслуге лет приостановлена. Суд первой инстанции, отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что приостановление выплаты пенсии за выслугу лет на сотрудников таможенных органов не распространяется. Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда, указав, что пенсия за выслугу лет должна быть истцу приостановлена с момента его поступления на службу в таможенные органы.

Такой вывод суда апелляционной инстанции основан на неправильном применении норм материального права. Статьей 6 Закона Российской Федерации от 2 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" предусмотрено, что пенсионерам из числа лиц, указанных в статье 1 настоящего Закона, при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу, в органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах) выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается.

Порядок прохождения службы в таможенных органах и организациях Федеральной таможенной службы определяет Федеральный закон от 21.07.1997 г. N 114-ФЗ "О службе в таможенных органах Российской Федерации". В соответствии со статьей 1 Федерального закона " О службе в таможенных органах Российской Федерации" служба в таможенных органах является особым видом государственной службы граждан Российской Федерации (далее - граждане), осуществляющих профессиональную деятельность по реализации функций, прав и обязанностей таможенных органов, входящих в систему правоохранительных органов Российской Федерации. Согласно ст. 50 указанного Федерального закона пенсионное обеспечение сотрудников таможенных органов и членов их семей осуществляется на условиях и по нормам, которые установлены законодательством Российской Федерации для лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и членов их семей. Как следует из части 2 статьи 6 Закона Российской Федерации от 2 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" право на получение пенсии за выслугу лет может быть реализовано гражданами, проходившими военную и (или) правоохранительную службу, только при условии оставления ими соответствующей службы, с учетом которой назначается данная пенсия. В соответствии с разъяснениями, изложенными в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 года N 6-П, предоставляя лицам, проходившим военную и (или) правоохранительную службу, право на получение пенсии за выслугу лет за счет средств федерального бюджета независимо от возраста при прекращении службы и одновременно закрепляя правило о приостановлении выплаты этой пенсии при их возвращении на военную или правоохранительную службу, федеральный законодатель исходил из специфики и характера такой службы, а также преследовал цель не только гарантировать указанным лицам соответствующее материальное обеспечение в случае необходимости оставить службу (как правило, более высокое, чем у лиц, получающих трудовые пенсии по старости по системе обязательного пенсионного страхования), но и стимулировать их переход в другие сферы занятости, способствовать своевременной ротации кадров на военной и правоохранительной службе.

При этом в названном Постановлении указано, что пенсия подлежит приостановлению в том случае, когда лицо, которому она назначена, вновь поступает на службу на тех же условиях, на которых оно проходило службу. Между тем, М. до 16 декабря 1999 года проходил военную службу, в связи с которой ему была назначена пенсия за выслугу лет, а 31 января 2000 года поступил на службу в таможенные органы РФ, отличную от военной службы. В соответствии со статьей 18 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 служба в таможенных органах не учитывается при исчислении выслуги лет необходимой для выплаты военной пенсии, выплачиваемой военным комиссариатом в соответствии с этим Законом. Таким образом, в данном случае выплата пенсии за выслугу лет в соответствии со статьей 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 могла быть приостановлена истцу в случае его возвращения на военную службу и приобретением им вновь статуса военнослужащего, а приостановление выплаты пенсии за выслугу лет на пенсионеров, поступивших на службу в таможенные органы, без возобновления военной службы не распространяется. В противном случае нарушается конституционный принцип равенства, поскольку в отличие от другой категории пенсионеров для этой категории граждан отсутствует механизм компенсации приостановления им выплаты пенсии за выслугу лет.

Прохождение лицами, получающими пенсию за выслугу лет по нормам Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 года N 4468-1 в связи с прохождением военной службы в таможенных органах, не влечет увеличения военной выслуги, а также увеличения размера ранее назначенной им пенсии. Поэтому вывод судебной коллегии об удовлетворении исковых требований Военного комиссариата Московской области является неправомерным. Допущенные судом апелляционной инстанции при рассмотрении спора существенные нарушения норм материального права в силу ст. 387 ГПК РФ являются основанием к отмене состоявшегося судебного постановления и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ, президиум постановил: апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 02 июля 2014 года отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Московского областного суда.

На основании изложенной судебной практики и проведенного анализа можно придти к следующим основным выводам:
1. При поступлении военного пенсионера на службу в органы прокуратуры выплата назначенной ему военной пенсии по выслуге лет приостановлению не подлежала, в связи, с чем отсутствовал сам факт незаконного получения ответчиком сумм пенсии и ежемесячной доплаты к ней.
2. В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 18 марта 2004 г. N 6-П, выплата военной пенсии подлежит приостановлению в том случае, когда лицо, которому она назначена, вновь поступает на службу на тех же условиях, на которых оно проходило военную службу.
3. Правоохранительная служба отлична от военной службы.
4. Выплата военной пенсии за выслугу лет может быть приостановлена только в случае возвращения военного пенсионера на военную службу с одновременным приобретением вновь статуса военнослужащего.
5. Приостановление выплаты пенсии за выслугу лет на пенсионеров органов военной прокуратуры (а также всех военных пенсионеров в целом), поступивших на правоохранительную службу на прокурорские должности без возобновления военной службы, не распространяется.
6. Прохождение лицами, получающими пенсию за выслугу лет по нормам действующего военно-пенсионного законодательства, правоохранительной службы на прокурорских должностях, не влечет увеличение военной выслуги (так как они не обладают статусом военнослужащего) и соответственно не влечет за собой увеличение размера ранее назначенной им военной пенсии*(139).

По мнению автора настоящей статьи, данные выводы вполне применимы и к военным пенсионерам, поступившим на службу (не военную) в таможенные органы Российской Федерации. При несоблюдении данных выводов, на наш взгляд, будет нарушаться конституционный принцип равенства, поскольку в отличие от другой категории пенсионеров для этой категории граждан (военных пенсионеров, поступивших на правоохранительную службу в органы прокуратуры) отсутствует механизм компенсации приостановления им выплаты пенсии за выслугу лет.
Представляет интерес взаимосвязь принципа единства и дифференциации правового регулирования отношений в сфере социального обеспечения и с некоторыми иными значимыми принципами права социального обеспечения. Солидаризуясь с выводом о том, что единство и дифференциация правового регулирования, являясь особенностью метода права социального обеспечения, выступает и в качестве принципа данной отрасли, можно констатировать следующее.

Содержание принципа единства и дифференциации правового регулирования отношений по социальному обеспечению, сообразно своему наименованию, включает в себя два элемента. Первым элементом охватывается идея необходимости нормативного установления оснований и условий социального обеспечения, позволяющих добиться наиболее полной защиты граждан от разных социально-рисковых ситуаций, что характеризует единство регулирования. Второй элемент содержания рассматриваемого принципа предполагает, что законодательство должно учитывать особенности социально-рисковых ситуаций, а также специфику правового статуса лиц, нуждающихся в защите от социальных рисков, с тем, чтобы правовое регулирование в наибольшей степени отвечало целям социального обеспечения граждан.

Таким образом, выражается дифференциация в праве социального обеспечения. При этом принцип единства и дифференциации правового регулирования отношений по социальному обеспечению реализуется в тесной взаимосвязи с иными принципами данной отрасли, в числе которых, например, принцип всеобщности социального обеспечения, принцип установления уровня социального обеспечения, гарантирующего достойную жизнь человека, а также принцип многообразия оснований и видов социального обеспечения*(140).

Ефремов А.В.

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Метки: ,

Запись создана: Пятница, 18 Ноябрь 2016 в 8:46 и находится в рубриках Новости. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.